Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Послание Путина к Федеральному собранию. Кто же следующий попадет под каток непредсказуемой реформы?...


Сегодня президент России Владимир Путин обратился к Федеральному собранию с посланием. Об обстановке на этом мероприятии рассказывает Михаил Соколов

Михаил Соколов, Москва:

Президентские гости являются зрителю как на воландовском балу - у подножия парадной лестницы. В мраморном зале Сенатского корпуса Кремля их ждет монотонный ритуал зачтения послания, оживленный лишь почти привычным путинским опозданием к выходу минуты на четыре. В фойе же, возле парадной лестницы, до речи и после кипит жизнь. Одних важных персон телекамеры замечают. Других, явных властителей жизни, не видят. Невидим весь в черном глава ФСБ Николай Патрушев, а небритый бледный юноша в белом - олигарх Роман Абрамович, прошмыгивает сквозь толпу все же не столь уж неприметно. А вот политик Борис Березовский дает разноязыкие интервью:

Борис Березовский:

Democracy, Freedom,... сейчас все-таки у нас абсолютно очевидно, что Конституция, и то, что сложилась в результате этой Конституции, это, безусловно, демократическая политическая система, демократические, федеративные структуры государственные. То, что предлагает Путин, это, безусловно, централизация, а на самом деле - создание авторитарного политического режима. Следовательно, будет меняться и экономическая составляющая. Она будет ухудшаться. Когда скажутся эти изменения - я думаю, что в январе - феврале это уже будет заметно.

Михаил Соколов:

Два Иванова: Сергей - глава Совета Безопасности, и Игорь - министр иностранных дел по-братковски бесцеремонно сметают на бегу клином охраны с лестницы толпу журналистов. Медведеподобный телохранитель министра обороны Игоря Сергеева не дает шефу приостановиться. Лишь глава МВД Владимир Рушайло на бегу изъявил полный восторг по адресу президента. Немыслимое в приличном обществе повеление высших чиновников немедленно демонстрирует: публичные призывы Владимира Путина к открытости его подчиненным побоку. Общаться с прессой - удел второстепенных чинов. Глава "Медведей" - министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу вполне комплиментарен:

Сергей Шойгу:

Впервые, наверное, не обойдены все острые углы, какие действительно есть, и впервые мы услышали с трибуны то, о чем говорилось в курилках-кулуарах и между собой. Вертикаль власти, вертикаль управления государством - эта небольшая часть, которая должна связывать законодательную, исполнительную, президентскую, губернаторскую власть в единое целое - она выпала.

Михаил Соколов:

Всякому своя роль: Борису Немцову приходится раздваиваться и пускать в ход диалектические рассуждения:

Борис Немцов:

Экономическая часть выглядит, на мой взгляд, блестяще - фактически президент провозгласил либеральный экономический манифест России. Я думаю, что если все то, что он сказал в сфере экономики, а именно: снижение налогов, упрощение таможенных процедур, отделение бюрократии от бизнеса, недопущение вмешательства в дела предпринимательства, единое экономическое пространство в стране, упразднение регистрации предприятий, поддержка конкуренции, снижение и равные тарифы для всех, устранение олигархов от управления государством... - если все то, что сказал президент, будет реализовано, то я могу сказать, что мы семимильными шагами пойдем вперед. Что касается прав и свобод человека, то тут я, откровенно говоря, не очень понял. С одной стороны, президент говорит, что СМИ должны быть свободными, а с другой стороны его возмущает то, что они кому-то принадлежат. Но они всегда кому-то принадлежат. Главное, чтобы они не принадлежали кому-то одному. Главное, чтобы была конкуренция между собственниками. Главное, чтобы государство не доминировало на рынке прессы.

Михаил Соколов:

Глав регионов в Кремле просветили. Они думали, что в России налицо достойный уважения федерализм, а оказалось, что есть опасная децентрализация. Президент Чувашии Николай Федоров недоумевает.

Николай Федоров:

Я вообще-то так и не понял, что имеет в виду президент, когда говорит, что "государство должно быть сильным". Если понимать, что он имеет в виду буквально, то я могу сделать вывод, что под государством он понимает только президента и Кремль, и совсем не видит парламент, судебную власть, в подлинном смысле этого слова. Я совсем не понял, нужна ли ему оппозиция или позиция вообще, помимо кремлевской позиции...

Михаил Соколов:

Мэр Москвы Юрий Лужков высказал сомнения в полезности идеи Владимира Путина создать еще и Госсовет из глав регионов:

Юрий Лужков:

Может просто экономика не выдержать такого большого количества высших органов государственной власти. Совет Федерации, работающий на постоянной основе - это очень дорогое учреждение. Людям надо давать зарплаты, их надо обслуживать, им надо давать жилье, все это должно осуществляться за государственный счет плюс, еще Госсовет...мне кажется не выдержат троих...

Михаил Соколов:

Парадоксально, но Юрий Лужков сошелся со своим вечным врагом Борисом Березовским, который ныне выступает записным оратором губернской фронды.

Борис Березовский:

Слова все правильные абсолютно, а вот действия, которые происходят по укреплению так называемому: они считают, что это укрепление власти, а я считаю, что пакет законопроектов, который предложил президент - это разрушение власти. Но, в принципе, конечно, впечатление в целом безусловно положительное. Но это все же все равно слова. Важно, как эти идеи реализуются. И я уже знаю примеры, когда слова правильные, а реализация неверная.

Михаил Соколов:

Глава администрации президента Александр Волошин приговорил бывшего партнера по бизнесу и критика одной фразой:

Александр Волошин:

Покритиковал... ужас какой...

Михаил Соколов: Волошин спешит на президентский обед. Немногие избранные гости Владимира Путина, его представители в округах и лидеры думских фракций были особо отмечены приглашением поучаствовать в трапезе главы государства. У остальной "земщины" и федерального бомонда после программной речи Владимира Путина осталось немало вопросов; главный: кто же следующий попадет под каток непредсказуемой реформы.

XS
SM
MD
LG