Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дзержинск - город советской военной химии, зона экологического бедствия


Программу ведет Марина Катыс. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода в Нижнем Новгороде - Олег Родин; мэр Дзержинска -Сергей Трофимов; координатор Движения "зеленых" Поволжья - Елена Колпакова; специалист из Московского Центра Независимых экологических исследований - Сергей Юфер; - заместитель председателя общественной экологической организации "Социально-правовое сотоварищество" - Дмитрий Любашов; президент Союза за химическую безопасность, доктор химических наук - Лев Федоров.

Марина Катыс:

70 лет на химических заводах города Дзержинск производили отравляющие вещества: фосген, хлор, иприт, люизит и синильную кислоту, а также взрывчатые вещества, ракетное топливо, тетраэтилсвинец и поливинилхлорид. Привезенное забирало Министерство обороны, а отходы оставались в городе. Теперь специалисты считают, что Дзержинск не пригоден для жизни человека. Для справки: на каждую тонну произведенной продукции в среднем приходились две тонны ядовитых отходов. Все это сливалось в отстойники типа Белого Моря или Черной дыры или в реку Волосяниху, а затем мутным потоком текло в Оку. Вот только несколько страниц из военной биографии города. В течение только 1940-го года химзаводы Дзержинск произвели 200 тонн "иприта Зайкова"- смеси его с люизитом, и 107 тонн чистого люизита. С марта 1942-го года в Дзержинске производили в месяц по 2 тысячи тонн иприта и по 670 тонн люизита. За военный период в Дзержинске были документально зафиксированы две крупные аварии - в октябре 1941-го года на нынешнем производственном объединении "Капролактам" - в цехе по производству иприта ( стойкого отравляющего вещества кожно-нарывного действия) произошел взрыв. В январе 1944-го гола на заводе по производству химического оружия - нынешнем "Горстекло", при производстве ремонтных работ в цехе отстойных вод отравились 7 человек. Двое из ни умерли. Я предлагаю послушать материал нашего корреспондента в Нижнем Новгороде Олега Родина:

Олег Родин:

В прошедшем на НТВ скандальном сюжете об экологических проблемах города химиков - Дзержинск в Нижегородской области - этот населенный пункт был представлен как самая грязная точка планеты. Такой вывод авторы сюжета сделали на основании сведений о том, что в отстойники одного из химзаводов концентрация фенолов превышает ПДК в 17миллионов раз. Мэр города Дзержинск Сергей Трофимов заявил, что прошедший в эфире НТВ материал не соответствует объективному состоянию города и сообщил, что по загрязненности Дзержинск в России на 73-м месте, после Кемерова, Нижнего Тагила, Омска, Новочеркесска и многих других городов. Сергей Трофимов считает, что материал НТВ был выполнен по заказу конкурирующих предприятий и намерен подать на НТВ в суд.

Сергей Трофимов:

Проблемы со хранением есть, но не такие, как рисуют например, в репортаже, что в 17 миллионов раз превышает ПДК. Все это, конечно, глупости, мы сейчас анализируем полную информацию и думаю, что мы будем подавать в суд.

Олег Родин:

Сведения об уровне загрязнения в 17 миллионов ПДК были представлены в отчете Дзержинского Центра экологического мониторинга в 1996-м году. Сведения эти никем не проверялись, и в них можно сомневаться. Однако, как сообщила Елена Колпакова - координатор Движения "зеленых" Поволжья опасность представляют и другие загрязняющие факторы:

Елена Колпакова:

Я бы не очень доверяла этим цифрам в 17 миллионов ПДК - когда мы получали из ряда вон выходящие цифры, мы всегда их перепроверяли, чтобы быть уверенными. Это - разовая проба, и она настораживает тем, что очень высокая концентрация и сразу предполагается очень много вопросов: а может ли вообще так быть, в принципе... Я бы просто провела дополнительный отбор проб, сделала анализы и выяснила ситуацию. Говорить об одной цифре имеет мало смысла потому что надо говорить о ситуации в Дзержинске в целом, а она страшная - не только по фенолу, а, например, и по содержанию диоксинов - например, по этому показателю город химиков на одном из первых мест в стране. Говорит специалист из Московского Центра Независимых экологических исследований Сергей Юфер:

Сергей Юфер:

Рак - одно из самых слабых диоксиновых поражений, потому что самые сильные поражения диоксинами - это поражения иммунной и эндокринной системы, в первую очередь репродуктивных функций, в первую очередь, женщины,, которые не могут выносить ребенка, мертворождения, детские уродства...

Олег Родин:

А вот что рассказывают жители Дзержинска:

Жительница:

Странный город, на самом деле - дети рождаются уродами, большой процент раковых заболеваний...

Другая жительница:

Страшит, как молодому поколению выжить.

Олег Родин:

Администрация Нижегородской области сообщает в пресс-релизе, что над Дзержинском воздух чище чем в Москве, а для проверки экологического состояния Дзержинского в связи со скандальным сюжетом телекомпании НТВ, создается комиссия, в которую войдут представители природоохранных ведомств, а также общественности. Обещано, что деятельность комиссии будет вестись гласно.

Марина Катыс:

Я позвонила в Дзержинск заместителю председателя общественной экологической организации Социально-правовое сотоварищество - Дмитрию Любашову:

Дмитрий Любашов:

Большинство членов нынешнего руководства города являются акционерами химзавода, сейчас уже пытаются захватить и "Оргстекло", потому тут превалирует не обида за город, а, в первую очередь, личные корыстные интересы - предполагаемое падение спроса на некоторые виды продуктов и соответственно понижение прибылей. Люди, которые работали на заводах, прекрасно знают, куда что сливалось, сбрасывалась и сбрасывается.

Марина Катыс:

Как вы оцениваете экологическую ситуацию в Дзержинске:

Дмитрий Любашов:

Она, конечно, лучше, чем была в годы рассвета нашей славной химии, но сравнивая тогдашнюю ситуацию и нынешнюю не надо опять-таки, как это делают многие наши чиновники, упираться о то, что если трубы не дымят, то все хорошо... Если были загрязнены грунтовые воды, то они так и остались такими. Почва была заражена на десятках километров. Так все и осталось по-прежнему. Правда, в 1995-м году был прекращен сброс в реку Волосяниху, но мы, например, 25 апреля находили в ней такие концентрации - свежие сбросы в 180 миллиграмм дихлорэтана на литр и то никого не оштрафовали даже на 100 рублей. А дихлорэтан - канцероген, и наиболее опасный, и это, соответственно, 360-я статья. И находили мы по 13 миллиграмм винилхлорида тоже в той же Волосянихе. Опять, возникают вопросы: корректно или нет применять это ПДК к этому каналу. Водоем то открытый, но если сбрасывать периодически, то все равно грунтовые воды вымывают все, эту копившуюся десятилетие гадость, и все этого сливается в Оку, В огороды жителей будет течь, судя по всему, не одно столетие, потому что на реабилитацию земли нужны десятки - сотни миллионов долларов.

Марина Катыс:

Как следует из отчета Горьковского НИИ гигиены труда и профессиональных заболеваний о профессиональной заболеваемости за годы Отечественной Войны на заводах в Дзержинске официально получили травмы 3 890 человек. В качестве причин травмы: загрязнение ипритом атмосферы вокруг цехов и попадание его через вентиляцию в производственные помещения; негерметичность аппаратуры и коммуникаций; неэффективная работа вентиляции; неудовлетворительная дегазация помещений, оборудования одежды и территории вокруг цехов, неудовлетворительная работа санпропускников, неудовлетворительный контроль загрязненности производственных помещений. В августе 1949-го года был отдан специальный приказ по прекращению на заводах по производству химического оружия "Порочной и вредной практики сброса хлоргаза в атмосферу или смыва его в канализацию в виде хлорной воды или соляной кислоты, поскольку это наносит огромный ущерб нашей промышленности и народному хозяйству"

Прокомментировать ситуацию я попросила президента Союза за химическую безопасность, доктора химических наук Льва Федорова

Лев Федоров:

Дзержинск был городом не химии, а весь ХХ век он был городом военной химии. Из этого надо исходить. Там было три завода по производству химического оружия. Один из них - "Оргстекло" нынешнее, второй - нынешний "Капролактам", а третий - нынешний "Корунд". Также Дзержинск делал этиловую жидкость для самолетов - большего яда трудно себе представить, разве что иприт. Дальше, Дзержинск делал весьма опасные ртутные пестициды. Завод "Синтез", откуда пришел на свое место нынешний мэр, десятилетиями делал опаснейшие ртутные пестициды. Он также выпускал взрывчатку и очень многие годы выпускал ракетное топливо. вот эта работа на войну впечатала во всю экологическую историю города и его жителей самые отрицательные страницы.

Вот эти страницы надо раскрыть. Скажем, делали с 1939-го года иприт - надо с ним разбираться. Потом делали этиловую жидкость для самолетов и автомобилей - давайте с ней разбираться. Я ведь помню, что в наших секретных архивных документах много раз упоминались случаи, когда эту токсичную жидкость находили в озерах и Волосянихе. Там они ее в принципе не должны находить - настолько это токсичная штука. Это было десятилетия так, и сейчас это так. Сейчас заводы стоят, трубы не дымят и можно заниматься сравнениями с Кемеровым, Нижним Тагилом и даже с Москвой, но все это ерунда, потому что вся система горда экологически выглядела не так, как в Кемерово или в Нижнем Тагиле. Судить только по содержанию выбросов в атмосферу - это некорректно.

По вертикали в земле много пластов грязи, и эти пласты грязи надо хотя бы описать. Тогда станет ясно, что дело плохо. Надо иметь в виду, что почвы там карстовые и один цех как-то рухнул - хорошо, что ночью дело было, и люди не погибли. Все документы, все до одного документы, касающиеся выбросов, секретны. Все до одного они не раскрыты, хотя по закону все до одного должны быть раскрыты, поэтому город наш наоборот не работает. Вся ценность у любой информации осталась только экологическая. Все надо раскрыть и систематизировать и посмотреть на людей.

Марина Катыс:

В 1950-м году на химкомбинате "Дзержинский" начинается выпуск хлорацетофенола - по 100 долларов в год. В августе 1952-го года начинается выпуск зимнего "Иприта Зайкова" - этиленпропиленового иприта непрерывным методом. Производительность - 1 тонна в час. С сентября 1953-го года в Дзержинске начинается производство синильной кислоты - 15 тысяч тонн в год. Предусматривается возможность заливки синильной кислоты в железнодорожные цистерны. Примерно в то же время на другом заводе Дзержинска - Черноречном, расширяется цех по выпуску цианистых солей - теперь он будет производить в год 7 тысяч тонн синильной кислоты. В феврале 1951-го года документально зафиксирована смерть от отека легких аппаратчика завода "Химоружие" - ныне объединение "Оргстекло", отравившегося неизвестным газом

Лев Федоров:

Я хочу сравнить: вот вы говорили - Чапаевск - там делали взрывчатку, отравляющие вещества и пестициды. И специальный "чапаевский синдром", который был обнаружен у детей - синдромовы преждевременного старения и интеллектуального вырождения детей в Дзержинске нет, Почему? Потому что здесь страшнее, то есть специального "синдрома Дзержинска" нельзя придумать, потому что к тому , что я назвал уже, надо прибавлять ракетное топливо, другие токсичные вещества и получается более широкий радиус действия, и население в третьем и четвертом поколении, в принципе, оно должно было бы отличаться от населения других городов .

Марина Катыс:

Есть ли на этот счет какие-либо медицинские заключения?

Лев Федоров:

Тяжелый вопрос, трудно говорить о медицинских заключениях. Для этого надо раскрыть все медицинские доклады и отчеты за последние лет 70, а их ни одного не раскрыто. Простой пример: в 1947-м году была серьезная конференция, на которой врачи рассуждали, как плохо обстоит дело со здоровьем людей, которые во время войны и после войны делали иприт, люизит и тетраэтилсвинец. Там приводились страшные цифры. Мы знаем, где этот доклад находится, в каком архиве, в какой папочке. Я обращался в Минздрав России затем, чтобы он был раскрыт. Господин Манисов ответил, что "не считает это целесообразным". Он служит в системе Минздрава России.

Марина Катыс:

Снова немного истории. В сентябре 1954-го года на нынешнем заводе "Оргстекло" создаются мощности для обеспечения снаряжения химических реактивных снарядов по 12 тысяч штук в месяц. В 1958-м году ко Дню Победы на заводе запускается производство иприта по непрерывной технологии, а через два года производство люизита на этом заводе увеличивают с 8 тысяч до 13,5 тысяч тонн в год. На одном из заводов также открывают производство синильной кислоты, для наполнения химических авиабомб и артиллерийских снарядов. А вот список только части аварий:

В феврале 1960-го года - взрыв корпуса цеха по производству иприта на химзаводе - нынешний "Капролактан". Погибли 24 человека. В декабре 1967-го года выброс фосгена на Чернореченском химическом заводе имени Калинина - нынешнее производственное объединение "Корунд" , пострадало 78 человек. В январе 1974-го года - утечка жидкого хлора на том же "Капролактане", тяжелое отравление получили 11 человек. В ноябре 1987-го года утечка продукта в цехе производства синильной кислоты на заводе "Оргстекло", погиб 35-ти летний рабочий. Так чего же боятся власти, засекречивая информацию об этих и других авариях на химзаводах? Никакой научной или военной ценности она ведь уже не представляет. Это химическое оружие не только снято с производства, но и подлежит уничтожению. Чего же они боятся?

Лев Федоров:

Это вещь необратимая. Как только эти данные будут открыты, то любой не предвзятый специалист может сделать выводы, в которых вряд ли заинтересовано нынешнее руководство - как страны, так и Министерство промышленности и торговли, и Минздрав, и, тем более, предприниматели. Бизнесмены сейчас хотят любой ценой возобновить производство. Это понятно и разумно - с десятка цехов в этих химзаводах работает один по производству ядовитой этиловой жидкости для автомобилей. "Отцы города", как и руководство области ведь не хотят объявлять город зоной экологического бедствия, хотя он таковой фактически является, потому что придет гуманитарная помощь, но не инвестиции. А им хочется инвестиций для возобновления промышленности и я их понимаю. Немецкий университет один предложил: "Давайте мы вам измерим диоксины в Дзержинске", - 50 анализов, 2 тысячи долларов каждый анализ, значит 100 тысяч долларов бесплатной гуманитарной экологической помощи. Сколько горя это принесло теперешнему руководству города! Потому что оно не захотело этого и не пустило немцев на завод. Они сделали все заборы просто вдоль дороги и обнаружили три всплеска диоксинов - напротив завода "Капролактан", напротив завода "Оргстекло" и напротив завода "Корунд". Нельзя это спрятать. Это надо вытаскивать и лечить город и одновременно восстанавливать промышленность.

Марина Катыс:

Возможно ли это в принципе и сколько это может стоить?

Лев Федоров:

Лечение такого города - это несколько сот миллионов долларов, это должна быть международная программа и главное условие - раскрытие архивов. Экологическая и медицинская информация, которая по нашему закону не должна скрываться, должна быть раскрыта. Все водное хозяйство придется вычищать Несколько озер, соединенных вместе рекой Волосянихой, собственно, стали стоком, и они должны быть полностью вычищены. А вся система заводов должна будет куда-то сбрасывать отходы. Я понимаю, что армия поглотила всю их продукцию, но отходы этого куда-то делись. Дима Левашов сдела альбом всех окрестностей Дзержинска. Все свалки - "Белое Море", "Черная дыра" и бездна диких свалок, о которых не знает даже начальник природоохранной службы, и это свалки не мусора, а высокотоксичных отходов химзаводов горда Дзержинска. Все эти свалки тоже никому всерьез не известны и их тоже надо систематизировать, и всю эту землю рекультивировать. Это очень дорогая операция.

XS
SM
MD
LG