Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит российского президента в Китай и Северную Корею может привести не к тем результатам, на которые рассчитывает Москва


Визит российского президента в Китай и Северную Корею может привести не к тем результатам, на которые рассчитывает Москва. Таково мнение известного американского политолога, сотрудника "Джеймс Таун Фаундейшн" Ричарда Фишера. С ним беседует наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин.

Юрий Жигалкин:

Президент Путин завершил переговоры в Пекине подписанием российско-китайской декларации с заверениями Москвы и Пекина в том, что они готовы дружить и сближаться и совместно противостоять американской идее создания системы противоракетной обороны. Как вы оцениваете эти результаты?

Ричард Фишер:

Информация, которой я располагаю, заставляет предположить, что в истории этот саммит может остаться встречей, на которой медведь стал рабом дракона. Основным итогом этой встречи, насколько я понимаю, будет расширение военной торговли, точнее, Россия согласилась продать Китаю, который всегда относился к русским с подозрением и вынашивал экспансионистские планы на Дальнем Востоке, свое самое современное вооружение. Согласно моим источникам, стороны ведут переговоры о продаже Китаю атомных подводных лодок, самолетов ТУ-22, МИГ-31. Это стратегическое вооружение, предназначенное для ударов по целям, расположенным на большом расстоянии. Оно принципиально расширяет радиус действия китайских стратегических сил. Можно понять российский военно-промышленный комплекс, находящийся в отчаянном положении. Он готов сделать все, чтобы заработать валюту на экспорте вооружений. Но я думаю, что россияне в будущем еще сильно-сильно пожалеют о том, что произошло на этом саммите.

Юрий Жигалкин:

Но российско-китайское сближение, как считается, во многом ответ на американскую стратегию, в том числе на желание Соединенных Штатов создать систему противоракетной обороны.

Ричард Фишер:

Я совершенно не уверен в том, что союзнические отношения, к которым стремятся правительства Китая и России, могли бы быть возможными, если бы Россия была реальной демократией, поскольку его выгоды для нее совершенно не очевидны, вплоть до того, что никто не знает, куда пойдут деньги, вырученные за экспорт оружия. Идея российско-китайского альянса, основанная на противостоянии Соединенным Штатам абсурдна, поскольку США ничем не угрожают России. Наоборот, сближение с авторитарным Китаем, продающим в свою очередь вооружение диктаторским режимам, закрывает Москве перспективу сотрудничества с Вашингтоном в области противоракетных технологий.

Юрий Жигалкин:

Что можно ожидать от визита Владимира Путина в Пхеньян. Известно, что Билл Клинтон попросил убедить его КНДР отказаться от работ над межконтинентальными баллистическими ракетами.

Ричард Фишер:

Я не думаю, что Путин добьется много в Пхеньяне. Если даже политика кнута и пряника, которую вели Южная Корея и США не вынудила КНДР отказаться от своих военных программ, то вряд ли помогут уговоры российского лидера. На мой взгляд, важен сам факт поездки Путина и возможность приоткрытия северокорейского режима миру. Хочется лишь надеется, что российский президент не сделает ничего, что могло бы продлить жизнь этому режиму.

XS
SM
MD
LG