Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит в Окинаве - "литургическое мероприятие"?


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Ирина Лагунина и политический комментатор Радио Свобода Джованни Бенси.

Андрей Шарый:

В пятницу на саммите "Большой Восьмерки" в Окинаве президент России Владимир Путин провел ряд встреч со своими коллегами - руководителями стран "Большой Семерки". Я попрошу корреспондента Радио Свобода в Вашингтоне Ирину Лагунину рассказать о том, что известно о ходе встречи в верхах?

Ирина Лагунина:

Известно, что на утреннем пятничном заседании лидеров "Семерки" Россия не присутствовала - Владимир Путин был приглашен только на вечерний обед, который прошел на Окинаве. Одновременно с этим состоялись двусторонние переговоры Владимира Путина с президентом США Биллом Клинтоном, и, как заявляют стороны, ворпосы экономики они не обсуждали. В основном, обсуждались проблемы двустороннего сотрудничества и стратегического партнерства. В совместном заявлении по стратегическому сотрудничеству с которым выступили два президента, говорится о совместных действиях по ограничению распространения ракетных технологий, но нет ни слова о Национальной Системе ПРО, которую планируют построить США. Есть и обещание создать уже в этом году совместный Центр раннего предупреждения о запусках ракет, о чем говорилось на еще на российско-американском саммите в Москве. Самое близкое к Национальной Системе ПРО, что записано в документе, это то, что две стороны "готовы расширить обсуждение проблем, связанных с угрозой распространения ракет и ракетных технологий". Лидеры также заявили, что готовы развивать сотрудничество в области тактических систем ПРО и работать над режимом контроля над ракетными технологиями.

Андрей Шарый:

Джованни Бенси, как известно, Владимир Путин собирался изложить в Окинаве мирные предложения Кореи, связанные с возможным отказом Пхеньяна от развертывания своей ракетной программы, и, как вы считаете: как можно оценить эти первые документы, подписанные Владимиром Путиным и Биллом Клинтоном?

Джованни Бенси:

Эти саммиты "Большой Семерки" имеют важное значение как своего рода мировой спектакль. Но как раз вот, например, немецкая газета "Зюддойче Цайтунг" пишет, что "такие саммиты отличаются своей бессмысленностью". Я бы не разделял столь пессимистического взгляда, но, несомненно, эти встречи в верхах имеют какой-то "литургический" характер. Не случайно в этих переговорах, с которых практически началась работа саммита в Окинаве, Клинтон и Путин не затронули главной проблемы - проблемы "противоракетного щита", который Клинтон намеревается установить в США. Был разговор о тактических ракетах и так далее, но это все более-менее само собой разумеющиеся вещи. Надо однако отметить, что Путин прибыл в Окинаву с определенной дипломатической победой - он дал понять Западу, что у него работает китайский вариант международной политики, и что если отношения с Западом каким-то образом станут более напряженными, то всегда есть возможность опираться на Китай. Особенно можно упомянуть обещание, которое он добился от северокорейского руководства, что КНДР готова отказаться от производства собственных ракет, если иностранные государства помогут ей в программе мирного ракетостроения. Но я думаю, что то, что было достигнуто до сих пор, подтверждает как раз "литургический", формальный характер таких больших встреч.

Андрей Шарый:

Ирина, в терминологии Джованни Бенси саммит на Окинаве - "последняя большая международная литургия Билла Клинтона" - его срок полномочий президента истекает - чего ждут в принципе в США от этой поездки Билла Клинтона?

Ирина Лагунина:

Я сначала бы хотела возразить Джованни Бенси, и это одновременно и будет ответом на ваш вопрос. Во-первых, насчет Северной Кореи: дело в том, что она уже и раньше объявляла мораторий на развитие своей ракетной программы, который действует уже несколько месяцев, и не так давно КНДР его продлила. Так что в том, что Путин привез на Окинаву, нет ничего нового, за исключением того последнего условия, которое поставила Корея - что она готова отказаться от развития ракетных технологий в целом взамен на помощь запускать раз или два в год научные спутники. Поэтому никакого прорыва в отношениях с Северной Кореей и развитии ее ракетной программы нет.

С чем бы Клинтон хотел вернуться, или с чем бы хотели, чтобы он вернулся - это как раз подтверждает то, что саммиты "Большой Семерки" не носят совсем уж "литургического" характера. Накануне отъезда президента США на Окинаву обозреватели говорили, что хорошо бы, если бы президенты и главы государства начали говорить о насущных проблемах мира прежде, чем спорить о проблемах Национальной Системы ПРО США. Проблемы действительно сейчас очень насущны и важны, потому что от них страдают сами страны "Большой Семерки". Люди в наиболее промышленно развитых странах страдают от бедности в остальной части мира. Эти проблемы - это долги, борьба со СПИДом , проблемы образования и доступа к новейшим технологиям и Интернету. Если вспомнить саммит в Кельне, то там был списан долг беднейшим странам мира, а сейчас идет речь о том же. Этот пакет долгов, который предлагается списать, это - 70 миллиардов долларов. Кстати, России в списке 15 стран, которым "Большая Семерка" готова списать долги не присутствует.

Долг России сейчас - 60 миллиардов долларов, и речи о том, чтобы его списывать, не идет. Наоборот, "Семерка" призвала Россию каким-то образом все-таки проводить реформы в рамках тех пожеланий, который ей сейчас предоставил МВФ, и только если Россия будет продолжать реформы, ее долг будет реструктурирован в рамках Парижского клуба. Так что, в Америке от Билла Клинтона ожидают того, чтобы все-таки была принята какая-то программа того, чтобы глобализация не ложилась бременем на наименее развитые страны мира, чтобы не было таких беспорядков и демонстраций как в Сиэтле во время конференции ВТО, и чтобы не было такой угрозы повторения их на будущей встрече Всемирного Банка и МВФ предстоящей осенью в Праге.

XS
SM
MD
LG