Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стоит ли России дружить с Северной Кореей, Ираком и другими подобными странами?


Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шарый: Необычная дипломатическая активность Москвы: встречи Владимира Путина в Китае и Северной Корее, визит в Россию министра иностранных дел Ирака, подготовка российско-ливийской встречи заставила многих заговорить о том, что Россия пытается утвердить себя, как серьезную международную силу. Как к этим попыткам относятся на Западе? Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин беседует об этом с бывшим советником американского посольства в Москве ныне сотрудником Фонда Карнеги -Томом Грэмом.

Юрий Жигалкин:

На Окинавской встрече "Большой Семерки" и России некоторые западные лидеры приветствовали попытку Владимира Путина убедить северо-корейского лидера отказаться от работ над баллистическими ракетами, но это был исключительный случай. Традиционно же, дипломатическая активность Москвы вызывает подозрения, поскольку в последние годы она пыталась активно противопоставить себя Западу. Что можно сказать в таком контексте о последних инициативах России?

Том Грэм:

Подозрения существовали всегда, они остаются и сейчас, потому что мало кто на Западе, включая американское руководство, может сказать, что на уме у Владимира Путина. Все, естественно, с интересом относятся к любой информации о том, что происходит в изолированной от мира Северной Корее, все надеются на то, что ее новый контакт с внешним миром поможет снизить напряженность на Корейском полуострове, и Белый Дом наверняка попытается воспользоваться возможностями, приоткрытыми миссией Путина в Пхеньяне, но, в то же время, очевидный акцент Москвы на особых отношениях с Сербией, Ираком, Ливией заставляет предполагать худшее. Почему Россия с таким упорством пытается сблизиться со странами, отказывающимися следовать общепринятым нормам международных отношений? Я думаю, что Запад будет скрупулезно наблюдать за внешнеполитическими акциями Москвы в ближайшие месяцы.

Юрий Жигалкин:

Говоря практически, насколько выгодным для России может быть сотрудничество с этими странами?

Том Грэм:

Трудно представить себе, что Владимир Путин может выиграть в результате сближения с этими странами. Очевидно, что оно может уничтожить остатки доверительности в американо-российских отношениях. Что Россия выиграет? Может быть, увеличит экспорт оружия. Но эти страны давным-давно не способны платить по своим счетам. Если Путин рассчитывает, что Россия добавит себе геополитического веса, то он, я думаю, сильно ошибается. Нужно осознавать, что в системе отношений со всеми этими режимами Россия не является старшим партнером. Китай - несравнимая с Россией экономическая сила, очевидно разыгрывает российскую карту в своих отношениях с Соединенными Штатами, точно так же обошелся с Россией и Саддам Хусейн - она практически ничего не получила за покровительство, оказанное Багдаду. Так что, на мой взгляд, до сих пор получалось так, что значительные международные игроки, пользовались Россией, а не наоборот.

Юрий Жигалкин:

Означает ли это, по-вашему, что Путин делает ошибку, уделяя такое внимание международным инициативам?

Том Грэм:

Честно говоря, мне кажется странным, что новоизбранный президент проводит так много времени за пределами России, вместо того, чтобы укреплять свои позиции внутри структур государственной власти, особенно, учитывая ситуацию, складывающуюся в стране, требующую его серьезного внимания. Трудно сказать, чем могут обернуться его внешнеполитические инициативы, но необходимо осознавать, что в нынешнем положении у России нет потенциала для ведения активной внешней политики.Ро

XS
SM
MD
LG