Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Российские власти крупно просчитались..."


Американский эксперт комментирует прекращенное дело Владимира Гусинского.

Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин беседует с содиректором Центра Российских исследований Гарвардского университета Маршаллом Голдманом.

Юрий Жигалкин:

Как вы относитесь к решению российских властей прекратить уголовное дело против Владимира Гусинского?

Маршалл Голдман:

Они без сомнения могли раскопать что-то, что можно было бы поставить Гусинскому в вину, если бы следствие внимательно прошлось по всем сделкам, совершенным Гусинским за последнее десятилетие. Я подозреваю, что покупка телеканала в Санкт-Петербурге была как раз одной из наименее сомнительных. Но сверхзадача властей, конечно же, состояла в другом. Они намеревались запугать Владимира Гусинского - одного из наименее лояльных Кремлю крупных предпринимателей, и заодно преподать урок и олигархам, и критикам правительства. Я думаю, что власти в этом случае крупно просчитались. Во-первых, пойдя против владельца независимых СМИ, а во-вторых, пытаясь решать политические задачи с помощью уголовного преследования. Намерение прокуратуры прекратить уголовное дело против Гусинского - мне кажется, что это положительный сигнал, свидетельство того, что власти не способны открыто преследовать неугодных. Ведь понятно, что если бы это было началом расследования сомнительных бизнес-сделок, то Гусинский должен был бы быть одним из последних в ряду подозреваемых, а не первым.

Юрий Жигалкин:

Тем не менее, арест Гусинского стал началом того, что сейчас выглядит как серьезная попытка расследования темных страниц истории приватизации, и эта кампания приветствуется в России многими. Однако, что можно сказать о ее направлении? Иными словами, что это, по-вашему - расследование или преследование, как жалуются некоторые олигархи?

Маршалл Голдман:

Я полностью поддерживаю идею проверки налоговых документов ведущих корпораций - монополистов. Я уверен, что необходимо детально расследовать условия сделок по покупке госсобственности нынешними олигархами, чтобы определить, почему многое было продано по бросовым ценам. Наиболее яркий пример: "Норильский Никель". Нужно рассмотреть случаи обмана акционеров держателями контрольного пакета акций, случаи подозрительных принудительных банкротств и распродажи этих банков и предприятий за бесценок. Ныне серьезная проблема заключается в том, что разобраться в этих хитросплетениях невероятно сложно, потому что многое из произошедшего в годы приватизации - результат действия противоречащих друг другу законов, которыми активно пользовались государственные чиновники, обогащавшиеся на этих сделках. Пока, я думаю, можно сделать осторожный вывод о том, что правительство Путина движется в верном направлении, судя хотя бы по тому факту, что за время его пребывания у власти прокуратура и налоговая инспекция начали расследование дел большего числа бизнесменов, чем за все время правления Бориса Ельцина. Будет ли эта кампания длительной и беспристрастной - покажет время, хотя поводы для сомнений все-таки есть. Например, Путин почему-то обходит своим вниманием новую монополию в алюминиевой промышленности, представляя поводы для упреков в непоследовательности. Хотя, кто знает, быть может, этого пока рано требовать.

XS
SM
MD
LG