Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неожиданное развитие дела о расследовании обстоятельств смерти Анатолия Собчака


Программу ведет Дмитрий Волчек. В ней участвуют: корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков, председатель отделения партии "Демократическая Россия" в Санкт-Петербурге Руслан Линьков, тележурналист Андрей Караулов.

Дмитрий Волчек:

Радиостанция "Эхо Москвы" сообщила о возбуждении прокуратурой Калининградской области уголовного дела в связи с "умышленным убийством экс-мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака". С представителем прокуратуры связался корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Виктор Резунков.

Виктор Резунков:

Экс-мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак скончался в ночь с 19-го на 20-е февраля в номере гостиницы в Светлогорске. 17 февраля он прибыл в Калининград как доверенное лицо кандидата в президенты России Владимира Путина, а накануне беседовал с ним. Все подробности и причины смерти Анатолия Собчака уже на следующий день были засекречены. Лишь по предварительным непроверенным данным журналистам стало известно, что смерть могла наступить в результате потребления алкогольных напитков, которые в сочетании с несовместимыми с алкоголем лекарствами и вызвали смертельный сердечный приступ, а также то, что в номере на момент смерти находились еще двое людей. Все это вызвало многочисленные слухи о якобы имевшем место отравлении Анатолия Собчака. Как выяснилось, прокуратура Калининградской области действительно еще в мае возбудила уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 105-й Уголовного Кодекса

РФ: "Умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами". Заместитель прокурора Калининградской области Эдуард Фролов рассказывает:

Эдуард Фролов:

Дело было возбуждено 6 мая этого года по факту смерти Собчака. Поводом, прямо скажем, послужила статья в газете "Новые Колеса" одного местного журналиста - статья называлась "Любовь до гроба", в которой были приведены некоторые сведения, имеющие значение для установления фактических обстоятельств смерти Собчака. В ходе расследования мы пришли к выводу, что все эти обстоятельства, изложенные в газете, носили надуманный характер, а смерть Собчака носила естественный характер, то есть, насильственной смерти не было. Смерть наступила от хронической ишемической болезни сердца, осложнившейся острой коронарной недостаточностью.

Виктор Резунков:

По словам Эдуарда Фролова, в результате проведенного расследования и после вскрытия было установлено, что в организме Анатолия Собчака не было следов ни алкоголя, ни лекарственных средств, с алкоголем несовместимых.

Эдуард Фролов:

Все это - сплетни. Экспертиза не показала наличия не только каких-то медикаментозных или отравляющих веществ, но и даже спиртного. Он не употреблял ничего такого.

Виктор Резунков:

Фамилии людей, которые в момент смерти Анатолия Собчака находились в его номере, заместитель прокурора Калининградской области Эдуард Фролов раскрывать отказывается, ссылаясь на тайну следствия.

Эдуард Фролов:

Я бы хотел сказать, что смерть Собчака, тем более, естественная - это личное дело его семьи. Я не хотел бы каким бы то ни было образом тревожить его светлую память. Единственное, я хочу сказать, что он до этого был с некоторыми московскими и санкт-петербургскими политиками в Калининграде, встречался с местными политиками, все это было очень пристойно, и смерть его наступила в постели, спокойно.

Виктор Резунков:

По словам Эдуарда Фролова, уголовное дело, возбужденное по факту смерти экс-мэра

Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, в ближайшее время будет прекращено:

Эдуард Фролов:

Оно в ближайшее время, я надеюсь, будет прекращено.

Дмитрий Волчек:

Об обстоятельствах этого дела я беседовал с коллегой Анатолия Собчака по партии "Демократическая Россия", председателем отделения этой партии в Санкт-Петербурге Русланом Линьковым.

Руслан, на ваш взгляд, состоятельна ли версия о том, что Анатолий Собчак был убит?

Руслан Линьков:

Я не исключаю такого варианта, потому что люди, которые пришли в номер первыми и обнаружили Анатолия Александровича умершим, - им действительно стало в этом помещении достаточно плохо, у них болела голова - у одного из них; у другого был сердечный приступ, а поскольку помещение было закрытым, то пока они в течение некоторого времени вызывали "Скорую Помощь", эти приступы усиливались до того момента, пока они не открыли форточку - тогда стало несколько легче. То есть, действительно, в помещении было тяжело находиться. Я не исключаю такой возможности, но не в той интерпретации, которую излагают "желтые" газеты, в частности, в Калининграде, на которые ссылается господин Караулов.

Дмитрий Волчек:

А о чем, о какой интерпретации идет речь?

Руслан Линьков:

О том, "что в номере с Анатолием Собчаком находились посторонние люди, которые не оказали ему вовремя помощи". Эта информация распространялась не только в Калининграде, но и в "желтых" газетах Санкт-Петербурга, подведомственных городской администрации. Так что, ничего удивительного здесь нет - война между городской администрацией Санкт-Петербурга и Анатолием Собчаком, или Анатолием Собчаком и господином Карауловым - это уже, в общем, достояние истории.

Дмитрий Волчек:

Мы сейчас, естественно, пускаемся в область догадок, но в том случае, если действительно эта версия имеет право на существование, то кто, на ваш взгляд, мог бы быть заинтересован в устранении Собчака?

Руслан Линьков:

В устранении Собчака были заинтересованы достаточно многие. В первую очередь - коммунисты, которые неоднократно публиковали его фамилию в списках тех лиц, которых в случае прихода к власти необходимо уничтожить в первую очередь. Естественно, Собчака ненавидели фашисты. У него было достаточно большое количество врагов и в спецслужбах. Тем более, в последнее время, после того, как он перестал быть мэром, Анатолий Александрович Собчак очень часто заявлял, что он поддерживает такую меру, которая использовалась в цивилизованных европейских коммунистических странах, как люстрация и запрет на профессии для активных проводников тоталитарных режимов и, в частности, сотрудников спецслужб СССР.

Дмитрий Волчек:

Руслан, честно говоря, я, не испытывая ни малейших симпатий ни к коммунистам, ни к фашистам, не могу поверить в то, что они напустили какой-то отравляющий газ в номер, вообще-то, чиновника в отставке - для этого есть и более интересные объекты... Все это очень не вяжется. Я говорю это к тому, что вспоминается версия, которая еще во время предвыборной президентской кампании исходила из кругов Юрия Скуратова о том, что "к убийству Собчака мог быть причастен Путин, - тогда еще и.о. президента, - и что будто бы у Собчака поневоле был какой-то компромат на Путина". Если какая-то версия и представляется любопытной, то, может быть, эта - как вам кажется?

Руслан Линьков:

Я думаю, что господин Скуратов, который выдал подобную версию, в какой-то мере тоже лично несет ответственность за смерть Собчака, за те моральные страдания, которые он перенес, испытывая травлю со стороны Генпрокуратуры, руководителем которой был Юрий Скуратов. А что касается спецслужб, то я не исключаю того, что они могли приложить определенные усилия к тому, чтобы Анатолий Александрович ушел из жизни. Во всяком случае, в спецслужбах многие были недовольны тем, что ученики Собчака возглавили и спецслужбы, и, впоследствии -государство.

Дмитрий Волчек:

То есть, вы считаете, что эта версия вздорная и не имеет права на существование?

Руслан Линьков:

Я не исключаю именно того, что я сказал, а именно - того, что некоторые работники спецслужб были недовольны тем, что ученики Собчака пришли во власть.

Дмитрий Волчек:

Я хочу подчеркнуть, что мы говорим исключительно о гипотезах, но если опять же искать каких-то виновников, то, на ваш взгляд, их стоит искать прежде всего в среде близкой к спецслужбам?

Руслан Линьков:

Да, скорее всего.

Дмитрий Волчек:

Скажите, какие-то альтернативные расследования - журналистские или со стороны правозащитников, или просто - друзей Анатолия Собчака - они предпринимались ли и принесли ли какой-то эффект?

Руслан Линьков:

Я думаю, что альтернативные расследования не могут принести никакой пользы в данном деле, поскольку мы не профессионалы - те люди, которые были с Анатолием Собчаком в последнее время, и с которыми он общался - это, в основном, деятели культуры, представители демократической общественности Санкт-Петербурга. Среди нас нет профессионалов в области сыска или раскрытия подобных преступлений. Я думаю, что заниматься независимым расследованием будет очень трудно.

Дмитрий Волчек:

Сейчас калининградская прокуратура намерена закрыть возбужденное еще в мае уголовное дело по подозрению в насильственной смерти Собчака. Вы считаете, что это решение о закрытии дела оправдано, или все-таки следовало бы провести более дотошное расследование?

Руслан Линьков:

Я полагаю, что на самом деле следовало бы произвести более подробное расследование этого дела, но здесь, в первую очередь, нужно основываться на решении супруги Анатолия Александровича Собчака Людмилы Борисовны Нарусовой и исходить, принимая решение - закрывать это дело или нет, еще и из ее позиции.

Дмитрий Волчек:

Расследованием обстоятельств смерти Анатолий Собчака занимался и известный тележурналист Андрей Караулов. Вот что он рассказал мне в телефонной беседе:

"Андрей, вы провели альтернативное журналистское расследование обстоятельств гибели Анатолия Собчака. К каким результатам вы пришли"? - спросил я Андрея Караулова.

Андрей Караулов:

Прокуратура Калининградской области сделала заявление, что никакого уголовного дела они не возбуждали. Это - самая последняя новость, которая меня просто потрясла, так как передо мной лежит документ, подписанный старшим следователем прокуратуры Калининградской области Толстиковым. Он пишет своему коллеге Ивану Ивановичу Сидоруку. Документ имеет номер 15 667: "Уважаемый Иван Иванович, в производстве отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Калининградской области находится уголовное дело № 22099, возбужденное 6 мая 2000-го года, - я прошу обратить внимание на эту дату - только 6 мая, - по признакам преступления, предусмотренного частью первой статьи 105-й Уголовного Кодекса Российской Федерации, - это - статья "убийство с отягчающими обстоятельствами", - по факту смерти бывшего мэра Санкт-Петербурга Собчака Анатолия Александровича, скончавшегося 19 февраля 2000-го года в гостинице Русь". Дальше в письме просьба к Ивану Ивановичу Сидоруку прислать аж 20099 медицинских документов Собчака - медицинские карты, истории болезни, здесь же приложение : "Постановление о производстве выимки медицинских документов на одном листе". Подпись: "Толстиков", телефон.... Вот, а больше всего для меня непонятно, почему в деле Собчака столько загадок.

Дмитрий Волчек:

Я вынужден здесь внести некоторые коррективы: у нас есть данное сегодня интервью калининградского прокурора, где он подтвердил, что данное уголовное дело было возбуждено по факту публикации в одной из местных "желтых" газет, где говорилось, что Собчак убит, и что следствие пришло к выводу, что все изложенные в этой статье факты не соответствуют действительности. "Следствие еще продолжается, но в ближайшее время будет закрыто", - вот что он сказал.

Андрей Караулов:

В том, что следствие будет закрыто, я не сомневаюсь. Только что в Петербурге они дали другое интервью, где сказали, что уголовное дело вообще никогда не возбуждалось. Для нас - журналистов, совершенно очевидно, что без внимания следствия останутся те выступления на Калининградском областном телевидении людей, которые, скажем так, находились в тот момент рядом с Собчаком. Наши коллеги - люди быстрые - они умудрились взять эти интервью сразу на утро после произошедшего в гостинице "Русь", и по этому интервью, а его фрагменты были опубликованы не только в "желтых" газетах, но и в "Новой Газете" Дмитрием Муратовым; по этому интервью понятно, что в тот момент, когда Собчаку стало плохо, рядом с ним в номере находились посторонние лица. Насколько я знаю, тело Собчака вскрывалось дважды, что тоже бывает не каждый раз: оно вскрывалось в Калининградской областной больнице сразу после того, как Собчака привезли в морг, и еще через несколько дней по настоянию вдовы Анатолия Александровича Людмилы Нарусовой оно вскрывалось уже в Санкт-Петербурге.

У меня есть предположение, что первое вскрытие навело следователей на мысль о том, что на самом деле причиной гибели Собчака стало недопустимое сочетание напитков, содержащих алкоголь, и специфических медицинских препаратов. Я думаю, что следствие установило, что между тем моментом, когда Собчаку стало плохо в его номере, и его смертью прошло не менее 40 минут. И я думаю, что следствие установило, что Собчак приезжал в Калининград не один, и я думаю, что следствие узнает, что никто из находившихся рядом с ним людей не только ему никак не помог, но даже и не вызвал "Скорую Помощь".

Дмитрий Волчек:

Андрей, а кто это был, что это за люди?

Андрей Караулов:

Насколько мне известно, это был Шатай Колманович - известный в Москве бизнесмен, и еще один человек - кажется, его фамилия Некрасов.

Дмитрий Волчек:

О чем это свидетельствует, и какие у этих людей могли быть причины, чтобы убивать Собчака?

Андрей Караулов:

Нет, я ни в коей мере не обвиняю никого ни в каком убийстве. Пусть меня поймут правильно, я просто говорю, что эти люди были в этот вечер рядом с Собчаком. Я предполагаю, что Собчак приезжал в Светлогорск не для встречи с избирателями, как это было официально объявлено во всех новостных программах, ибо какие у Собчака там могли быть избиратели, когда это совсем другая территория - Калининградская область?! Неудивительно, что все люди, которые были рядом с ним, молчат. Я предполагаю, что они приехали заниматься бизнесом. Могу предположить, только предположить, что это очевидно связано с открытием серии аптек в Калининградской области. Область - оффшорная зона, рядом граница с Польшей... Но это только мои предположения, я ведь не следователь, а всего лишь журналист.

Дмитрий Волчек:

То есть, это уводит нас от политической версии события - я говорил с Русланом Линьковым, который сотрудничал с Собчаком в движении "Демократическая Россия", и он говорит, что если вообще рассматривать такую версию, как убийство, то скорее нужно думать о том, что к этому причастны спецслужбы.

Андрей Караулов:

Сегодня этот вопрос задавали коллеги с радиостанции "Эхо Москвы", но я думаю, что никакие спецслужбы здесь, конечно, не причем, а просто непонятно, что за таблетка была - случайно ли Собчак ошибся, принимая ее после ужина, или она была подмешана в вино - по идее, на эти вопросы должно отвечать следствие.

Дмитрий Волчек:

Но следователь, с которым говорил мой коллега, утверждает, что ни следов алкоголя, ни следов каких-либо лекарственных препаратов в желудке у Собчака обнаружено не было.

Андрей Караулов:

Ну, значит, будем верить следствию... Что нам еще остается?...

XS
SM
MD
LG