Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Бунт губернаторов, бессмысленный и бестолковый"


Программу ведет Дмитрий Волчек. В ней участвуют парламентский корреспондент Радио Свобода Карен Агамиров и ведущий программы "Выборы-2000" Михаил Соколов.

Дмитрий Волчек:

Совет Федерации собрался на свое очередное заседание. Основная часть дебатов была посвящена обсуждению президентских законов об укреплении вертикальной структуры власти. С подробностями наш парламентский корреспондент Карен Агамиров:

Карен Агамиров:

Члены Совета Федерации решили одобрить инициативу президента об использовании воинского формирования России в операции ООН по поддержанию мира в Сьерра-Леоне. Потом сенаторы утвердили 7 новых заместителей Генерального Прокурора. Они будут возглавлять управления Генпрокуратуры в 7 образованных федеральных округах. После этого члены Совета Федерации перешли к наиболее важной теме - обсуждению вопроса о поправках к президентским законопроектам об укреплении вертикали власти. Выступления были разные. Губернатор Белгородской области Савченко предложил концептуально одобрить законопроекты. Но далеко не все были настроены столь лояльно. Так, председатель Законодательного Собрания Оренбургской области Валерий Григорьев предчувствует, что президент просто-напросто хочет отстранить региональную элиту от управления государственными процессами. Я спросил губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева: " Вам не кажется, что Дальний Восток может оказаться еще дальше, если вы не будете представлены в Совете Федерации"?

Виктор Ишаев:

То, что я не буду представлен, я думаю, что это не такая большая беда. Главное, чтобы Дальний Восток был представлен людьми, которые знают проблему Дальнего Востока и могли бы решать эти проблемы. Разумеется, на таком переходном этапе потери будут. Знать эти проблемы лучше, чем те люди, которые каждый день и не один год занимаются ими, просто невозможно. Придет сюда человек, он, естественно, оторвется.

Карен Агамиров:

А вот тот момент законопроекта, что предложенный вами представитель должен утверждаться на месте Законодательным собранием?

Виктор Ишаев:

Я при встрече с президентом сразу же сказал, что здесь идет в общем какой-то односторонний подход к решению этих проблем. Глава администрации избран всенародно. За главу администрации проголосовало больше людей, чем за всех депутатов вместе взятых и помноженных на 4. То есть, он более чем легитимен. Поэтому он вправе формируя свой аппарат предъявлять кандидатуры для работы здесь, и такой же должен быть и механизм отзыва. Иначе у нас все потеряется.

Карен Агамиров:

Насчет неприкосновенности вот было сегодня предложение, что на сколько лет губернатор избран, настолько и должна быть неприкосновенность?

Виктор Ишаев:

Вообще, вот эти все моменты мне не нравятся. Если человек избирается депутатом даже местного законодательного собрания, за которого проголосовали 2 тысячи человек, он обладает в соответствии с законом иммунитетом, а тот, за кого проголосовали полмиллиона, он иммунитетом не обладает? Должен быть статус руководителей региона. Доверили ему люди - будьте добры считаться с ним!

Карен Агамиров:

Вообще, надо ли было все это затевать? Может быть, надо было заниматься простыми, обычными экономическими, хозяйственными делами а не этим укреплением вертикали власти?

Виктор Ишаев:

Я понимаю президента в этом вопросе. Многие проблемы мы просто не высказываем и не видим. Главное то что? Не выполняется Конституция. Конституция грубым образом нарушается. Нарушается ее статья о равенстве субъектов Федерации. Одни платят, другие нет. Одни живут скромно в силу своих возможностей и стараются что-то зарабатывать не только на прожитье себе, но и Федерации, а другие просто это проедают. Причем в отдельных регионах - как правило, этим балуются республики, есть свои границы, таможни, какие-то оффшорные зоны, и чего только нет. Разумеется, с этим необходимо заканчивать. Форма немного завуалированная, наверное, не совсем приемлемая. Я предлагал: давайте назовем все своими именами - мы, я имею в виду руководителей регионов, первыми поддержим вашу борьбу за наведение порядка. Порядок нужно наводить. Чечня - лакмусовая бумажка. Остальные процессы - в ряде республик уже показались "уши", они считают, что их законодательство на две головы выше, чем российское, появилась даже терминология: "Наша Конституция принята раньше вашей и вы приводите свою - Российскую в соответствие с нашей". Но такого в государстве общем, федеративном быть не может, и порядок наводить надо.

Карен Агамиров:

Александр Руцкой возмущен:

Александр Руцкой:

Попытка сделать из руководителя субъекта заведующего хозчастью кончится тем, что туда будут идти не те, кто с рвением и желанием пытается сделать все возможное и невозможное, чтобы вытащить страну из капкана, в который она попала, а туда будут приходить временщики, конъюнктурщики, и никто уже тельник рвать не будет, доставая где-то там топливо, мазут, комбайны, семена, зарплату - никто.

Карен Агамиров:

А у вас не было такого сомнения, что президент хочет избавиться просто от старых кадров, провести просто с помощью этих законопроектов кадровую перетряску, как Сталин в свое время?

Александр Руцкой:

Я предлагал в этой связи, если это действительно имеет место, поступить следующим образом: здесь, в основном, члены Совета Федерации мужчины, и надо тогда сделать мужской поступок: раз президент считает, а тем более его представитель в Думе называет нас "жуликами", "мошенниками", если он считает, что мы действительно таковы, давайте сложим с себя полномочия, пускай нас президент аттестует, и если я соответствую занимаемой должности, пускай назначит меня, подчинит мне федеральные структуры на территории субъекта Федерации и спрашивает с меня за состояние дел на территории субъекта. Все это можно назвать временными мерами, мерами, применяемыми для выхода из кризиса, на два, на три года, но это будет все честно. А когда маневрируют, пытаются что-то слепить, аргументируя все это тем, что не может быть совмещения исполнительной и законодательной власти, и тут же предлагая представителей от исполнительной власти в верхнюю палату, по меньшей мере, это просто глупости - вот и все.

Карен Агамиров:

Губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев согласен:

Владимир Яковлев:

Сегодня действительно необходима власть, ее надо укреплять, распределить полномочия так, чтобы было понятно, за что отвечает центр, за что отвечают регионы. Не может быть, что вот принимается закон о бюджете, а те трансферты, федеральные программы не реализуются, потому что Минфин не пересылает деньги. Тогда о какой ответственности и каких взаимоотношениях можно говорить?! И таких нюансов набегает много. Поэтому надо решить принципиальные вопросы: бюджетные отношения, налоговую систему и тарифную политику - четко расставить все на свои места.

Карен Агамиров:

Вопрос главе администрации Алтайского края Александру Сурикову: "Эти законопроекты, они все-таки будут претворены в жизнь? Как вы считаете, ваш прогноз?"

Александр Суриков:

Да... я соображаю, что их вносил президент не для того, чтобы они в жизнь не претворялись, а чтобы претворялись. Вопрос в том, как бы, политический баланс кто будет удерживать в будущем, потому что во многом этим занимался Совет Федерации, Если удастся прописать в Конституцию Госсовет, именно в Конституцию, потому что за чертой Конституции он, прямо скажем, нелегитимен - может быть созван, но это - обычное собрание, которое никого ни к чему не обязывает; а если удастся прописать в Конституции, то это уже половина успеха для будущего удержания стабильности в случае каких-то коллизий.

Карен Агамиров:

Дмитрий Аяцков - губернатор Саратовской области, настаивает: "Губернаторов выкидывать за борт общероссийской политики не надо":

Дмитрий Аяцков:

Я предложил президенту, когда мы с ним встречались, и это было бы конституционно правильно, из губернаторов и других государственных деятелей любых создать Конституционное Собрание - это было бы легитимно по Конституции. Не Госсовет, а Конституционное Собрание! Мы сегодня уже наблюдаем асимметрию в Конституции, она есть, и чтобы поправить ту асимметрию, которой российской политики не надо, нужно Конституционное собрание - это конституционная норма. И нужен закон об атрибутах государственности, о чем я тоже говорил Путину. Мне хочется подняться и приложить руку на сердце, как делают это американцы, когда сегодня звучит наш не утвержденный законом гимн. При звучании гимна СССР, его музыки, подчеркиваю, мне хочется встать и положить руку на сердце.

Карен Агамиров:

Совет Федерации принял-таки поправки к законопроектам, направленным на укрепление вертикали власти. Они предусматривают, что в Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта - от законодательного органа и исполнительной власти. Поправки также предусматривают, что полномочия членов Совета Федерации соответствуют срокам полномочий органа власти субъекта, представителем которого он является. Следующая поправка предусматривает, что представитель от исполнительного органа власти Совета Федерации определяется руководителем субъекта, а статус члена - федеральным законом. В соответствии с предложенными поправками президент и Дума должны теперь заняться разработкой Закона о статусе члена Совета Федерации и принять его. Совет Федерации также предлагает сохранить за главами Субъектов Федерации иммунитет, после того, как они перестанут быть членами верхней палаты.

Дмитрий Волчек:

Будет ли иметь какое-то последствие для концептуальных последствий законопроекта о формировании Совета Федерации и перспектив его принятия сегодняшняя шумная дискуссия в Верхней Палате Федерального Собрания? Ход дискуссии анализирует Михаил Соколов:

Михаил Соколов:

Совет Федерации России давно так не кипел страстями. Забыты обычные темы: горючее для уборочной, трансферты и субвенции. Ораторы раз за разом обращались к Владимиру Путину и просили отозвать из Думы Закон об изменении порядка формирования Совета Федерации, живописали полезность нынешнего состава палаты, состоящей из спикеров законодательных собраний регионов и губернаторов, называли ее фильтром против популизма Думы. В качестве компромисса некоторые, как кубанский губернатор Николай Кондратенко, предлагали немедленно отказаться от депутатской неприкосновенности, если уж Кремль хочет иметь право казнить и миловать сенаторов, которые преступят закон.

Законопроект, принятый несколько дней назад Думой конституционным большинством в первом чтении, сплотил зал. Нынешний статус - также и важный инструмент влияния, и терять его не хочет никто. В поддержку инициативы Кремля в полном объеме открыто не выступали ни губернаторы, ни спикеры законодательных собраний, те же, кто установил с властью особые отношения, просто помалкивали. Новгородский губернатор Михаил Пруссак, одетый в джинсы и легкомысленную ковбойку, в разгар дискуссии демонстративно гулял по фойе. Представители высшей власти в Совете Федерации отсутствовали. Глава Мосгордумы Владимир Платонов успокаивал растревоженных коллег, что телетрансляция по спецканалу в Кремль включена. Думаю, что лицезрение до нельзя растерянных вельмож доставило немало удовольствия обитателям кабинетов администрации президента.

Осенью гордые собой персонажи насмехались над главой администрации Александром Волошиным. В разгар дела Скуратова перед ними заискивали, но теперь столпы федерализма выглядели весьма растерянными. В кулуарах довелось услышать их сетования на предательство депутатов от "Единства", которых они - Руцкой или Плахов - двигали в Думу -: "Как могли путинские медведи забыть о благодетелях"? Но на что надеялись сами эти губернаторы, сначала отвернувшись от московского мэра, а потом агитировавших за список из людей, давших обет послушания иной, не губернаторской всепроникающей воле. Иные даже сегодня опять же сетовали на упущенный шанс - почему не избрали вместо бесцветного Егора Строева спикером главной палаты сильную фигуру, например, Юрия Лужкова или даже Александра Лебедя?

Сразу было видно, что действия большинства Совета Федерации по защите собственных позиций и мест в палате никто не координирует. С депутатами Думы они не взаимодействуют. Торпедировать законы уже невозможно, но можно было попытаться их скорректировать. У "красных" губернаторов есть возможность влиять на фракцию КПРФ. У национальных лидеров - на "Регионы России" и "Отечество". Поправки следовало не вносить от имени самой Верхней Палаты, а завалить ее заранее согласованными предложениями от имени Законодательных собраний регионов. Можно было показать отсутствие большинства, способного преодолеть вето Совета Федерации и добиться уступок перед вторым чтением. Но единой воли нет, и вдобавок, с сенаторами работают по системе "разделяй и властвуй". Лужкова везут с Путиным в Италию, иным губернаторам, озабоченным переизбранием, обещают буквально завтра личную встречу с президентом, другим напоминают о старых грехах. В итоге в Совете Федерации победила митинговщина, прозвучали крики о удушаемой свободе, сопровождавшиеся неизменными клятвами в верности лично главе государства. Все и закончилось обращением к президенту с предложением инициировать согласительную процедуру по существу законопроектов.

Это был бунт губернаторов, бессмысленный и бестолковый. Неизбежно все своекорыстно вносимые в Думу поправки нынешнего состава Совета Федерации вроде сохранения иммунитета губернаторов от уголовного преследования нижняя палата отвергнет. Чего, наверное, они могут добиться, так это права самостоятельно назначать своего представителя в новый Совет Федерации без согласования с Законодательным собранием региона. До продления срока формирования обновленной палаты - до апреля 2001-го года. В случае же вето верхней палаты, его преодоление Думой вполне реально - при минимальных уступках союзникам справа, озабоченным сохранением демократических процедур, у Кремля в Думе стабильно будет 310-315 голосов. Искусственный феодальный псевдофедерализм громко, мыльным пузырем, лопается под напором овладевших государственной властью всероссийских монополий.

XS
SM
MD
LG