Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Арест Владимира Гусинского - реакция российских политиков и общества


Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: Директор Московского Бюро Радио Свобода Савик Шустер и комментаторы Радио Свобода: Лев Ройтман и Анатолий Стреляный.

Андрей Шарый:

В студии в Праге Лев Ройтман и Анатолий Стреляный. По телефону из Италии с нами связан Директор Московского Бюро Радио Свобода Савик Шустер. Мы побеседуем о некоторых аспектах ареста Владимира Гусинского. Это, безусловно, главная тема дня в России. Начнем с реакции на это событие Владимира Путина, который заявил, что "он был не в курсе того, что готовится такого рода арест, и что Генеральная Прокуратура в России - полностью независимый орган", - и поэтому президент, как бы, был не в курсе. Лев Ройтман, ваше мнение, может ли в нынешней России Генпрокуратура быть независима от президента, и такого президента, как Владимир Путин?

Лев Ройтман:

Я начну с общеизвестных и совсем недавних событий, когда Федеральное собрание утвердило Устинова в качестве Генпрокурора на смену ушедшему, то есть, уволенному в отставку Юрию Скуратову. Было очевидно, что поскольку прокурор назначается Федеральным собранием по представлению президента, то независимым от президента Генпрокурор быть не может уже в силу этой процедуры. Но по закону Прокуратура, видимо, независима. Это прямо не сказано в законе. Вопреки расхожему мнению Конституция об этом ничего не говорит прямо, но это может вытекать из Федерального закона о прокуратуре. Это статья 5-я. Как бы то ни было, таков закон, и в государстве, где реализована диктатура закона, такова должна быть и правоприменительная практика. Но пока Владимир Путин ведь только собирается установить диктатуру закона и поэтому вот именно пока закон с практикой расходится.

Случай с Владимиром Гусинским и его арест - это расхождение закона и практики, несомненно, в ущерб закону, и об этом уже много говорилось - никакой необходимости брать его под стражу не было. Он вернулся, в сущности, для того, чтобы явиться в прокуратуру. Его в прокуратуру пригласили по совершенно иному основанию. Он был арестован в порядке избрания меры пресечения по делу, по которому до этого он ни разу не только привлекался в качестве подозреваемого или обвиняемого, но даже и не допрашивался в качестве свидетеля. Итак, это расхождение между практикой и законом в ущерб закону.

А теперь, давайте, коль скоро мы говорим об осведомленности президента, вспомним, как в Махачкале был арестован наш корреспондент Андрей Бабицкий и затем практически немедленно освобожден после того, как Владимир Путин предложил тогда еще и.о. Генпрокурора Устинову "разобраться" - так это формулировалось. Бабицкий на свободе, и то было расхождение закона и практики в пользу закона. Впрочем до соблюдения принципа законности в деле Андрей Бабицкого и по сей день не дошло. Возвращаясь к аресту Гусинского я рискну быть оптимистом: ему обвинение, возможно, будет предъявлено, как и положено по букве закона, в течение 10 дней после ареста. В этом случае, если оно будет ему предъявлено, есть все основания отменить такую меру пресечения, как арест и заменить ее на другую. Я не могу предположить, что ему обвинение не будет предъявлено вообще, потому что это означало бы предположить, извините за выражение, полный патологический идиотизм, присутствующий в Генпрокуратуре.

Андрей Шарый:

Российский политический класс очень активно отреагировал на арест Владимира Гусинского. Анатолий Стреляный, как бы вы прокомментировали эти отклики?

Анатолий Стреляный:

Действительно, самые крупные российские политики уже высказались. Про Путина уже говорил Лев Ройтман, Путин, по его словам, не знал, не властен, он "раб закона, как и все в России". Так вытекает из слов Путина. Самое интересное здесь то, что все - и все люди в России, и все, кто вообще знает Россию, знают, что то, что говорит Путин, не может быть правдой. Не та еще Россия, чтобы было, как он говорит, и не такими способами она может стать такой, чтобы президент действительно не знал, что делает прокуратура. То, что все, и Путин -первый, знают, что он говорит неправду, это не состояние демократической страны и демократического общества. Это не поведение такого человека и таких людей, которые действительно хотят жить в демократическом обществе - это главное.

Дальше интересно: Зюганов - он сказал, что Путин обязан заранее знать такие вещи, и пошутил, что из подвалов тех зданий, где служил Путин, виден весь мир, а не только, кого собираются арестовывать в России. Селезнев сказал, что, конечно, прокуроры взвесили все возможные последствия и шум, который поднялся. Лукин, Примаков и Горбачев сказали, в общем, одно и то же - это удар по президенту и его замыслам, что президента подставили. Так вот, с моей точки зрения, самый примечательный из этих откликов это отклик Селезнева. Он отсылает нас к 30-м годам, к сталинскому времени, к знаменитому высказыванию: "У нас зря не сажают, советские органы зря не сажают". Причем в этом замечательном выражении есть двойной смысл. Зря не сажают, то есть, жалко, что не сажают, и если сажают, то уже сажают за дело. Вот бывают в истории такие моменты, когда два смысла этого выражения совпадают, когда все уверены, что сажают за дело, и сажают мало, и Селезнев в эти дни показал себя наиболее чистым продуктом советской системы.

Андрей Шарый:

Савик Шустер, одна из любопытных версий ареста Гусинского - версия о том, что это - месть холдингу "Медиа-Мост" со стороны российской власти, поскольку во время недавнего визита президента Клинтона в Москву он вопреки довольно значительному сопротивлению российских властных структур и российского МИД все-таки выступил на радиостанции "Эхо Москвы" с пресс-конференцией. А это радио, как известно, входит в холдинг Гусинского.

Савик Шустер:

Слово "месть" в политическом лексиконе ядерной сверхдержавы слово неприемлемое. Месть может быть у Саддама Хусейна, месть может быть в Северной Корее. Но это - слово, от которого мы пытаемся в Европе отвыкнуть. Этим термином в политике пользуется только Милошевич. Мне кажется, что это - неуклюжая версия, и тем более политически не элегантно поведение российской стороны, именно потому что Билл Клинтон посетил радиостанцию "Эхо Москвы" и ответил в прямом эфире на вопросы слушателей, а вопросы были очень умеренные и человеческие, очень неполитические часто. Поэтому надо сказать, что все это поведение властных структур, я повторяю, не вписывается в европейский контекст вообще, в цивилизованный контекст. Что касается этого "я не знал" Владимира Путина, то, по-моему, это очень похоже на то, что говорил Горбачев в конце 80-х годов, когда убивали людей на улицах Тбилиси или у телебашни в Вильнюсе. Со стороны президента "не знаю" в итоге ведет к перевороту и развалу страны. Это уже вся Росси видела и помнит вакуум власти, и когда президент говорит, что он не знал, то этот вакуум власти призывает всех других людей, стремящихся к этой власти либо недовольных ей, стремиться перехватить эту власть и что-то с ней сделать. Само по себе заявление "не знаю" очень опасно, и тем более опасно, что сказано в самом начале президентства Владимира Путина, которого мы все воспринимали как "политика железной руки".

Это первое. Второе: в интервью в газете "Московский Комсомолец", как мы уже говорили, один из идеологов политика Владимира Путина Глеб Павловский говорил о создании "Корпорации Россия", которая должна конкурировать в мире, и чтобы быть способной конкурировать, она должна избавиться от "Теневого Агитпропа". А это ясно - это вся несогласная печать с нынешней политикой президентской администрации. Приводился пример Южной Кореи, как в предыдущих десятилетия функционировала Южная Корея - как корпорация, когда правительство и президент поддерживали главных олигархов этой страны - так стало быть должна работать Россия. Мне опять так вспоминаются бессмертные слова Виктора Черномырдина: "Хотели как лучше, а получилось как всегда". Чтобы вот как бы в желании прийти к Южной Корее не дойти бы до Северной! Вот в чем проблема, когда мы смотрим на этот арест, как Лев Ройтман сказал, что Владимира Гусинского "пригласили" в прокуратуру. Так вот, его заманили в прокуратуру, что вообще страшно - такое вот неприятное прошлое приходит в голову.

И еще один момент. Конечно, в России очень много коррупции и, конечно, из России вывозят деньги за рубеж - десятки и десятки миллиардов. Но с кого начинают? Начинают с Владимира Гусинского, который создал что-то, чего в России не было никогда - независимое телевидение, независимые газеты, то, к чему гражданское общество так или иначе должно стремиться и постепенно привыкает. Это первая жертва борьбы с капиталом и олигархами. Но раз Владимир Путин уже поделил олигархов на хороших и плохих со своей точки зрения, то согласно этой квалификации он борется с теми, которые ему неудобны. Мне кажется, что была сделана очень большая ошибка. Тем более, что это было сделано во время его пребывания в Испании, а премьер-министр Испании Азнар - большой противник такого рода шагов, и Путин поставил в очень неловкое положение и Билла Клинтона, и того же Азнара, и вообще весь ЕС, которому он гарантировал развитие демократических свобод в Россию. Так что, мне кажется, что этот шаг очень опрометчивый и нехороший для самого президента Путина, и мне кажется, что он еще сам не осознал, насколько отрицательно это скажется на его имидже.

Лев Ройтман:

Реагируя на то, что сказал Савик, я хочу заметить, что нет худа без добра. То, что Владимир Путин в то время, когда произошло это, мягко говоря, беззаконие в России, оказался в Испании, с моей точки зрения, это прекрасно, потому что давным-давно пора увидеть то, что видно невооруженным глазом: Путин не пророк демократии, и не адепт законности, и не строитель и вдохновителю демократических процессов, которые мы все хотели бы увидеть в будущей России, и уже в этот период президентства. Так вот, этого нет, и чем быстрее это будет увидено, замечено, вынесено на свет Божий, тем лучше - нет худа без добра.

Теперь что касается того, о чем говорил Анатолий Стреляный, я вот что хочу заметить по поводу того ошибается прокуратура или нет, Возвращаясь к нашим доблестным органам 30-х годов, которые никогда не ошибаются и переносясь в сегодняшний день, когда мы обсуждаем сию минуту дело Гусинского, так вот: эта прокуратура ошибается регулярно и систематически. И дело даже не в том, что Гусинский арестован, как будто бы по делу о мошенничестве, которое связано с приватизацией фирмы, компании "Русское Видео", которое, по всей видимости, приватизировали дешевле, нежели это ныне оценивают государственные ревизоры. По делу "Русского Видео" руководитель этой компании, в которой примерно 79 процентов акций принадлежат холдингу

"Медиа-Мост" Владимира Гусинского - Дмитрий Рождественский, находится под стражей в ожидании суда, который пока так и не назначен, уже около двух лет. Сейчас арестован Владимир Гусинский, как будто, по тому же самому делу. Спрашивается, почему же не доводится до суда дело "Русского Видео", по которому человек сидит уже два года?

Дальше, в том случае, если бы Анатолий Собчак в период становления фирмы "Русское Видео" не бежал бы от прокуратуры за границу, он на сто процентов был бы взят под стражу и сидел бы. Сейчас Собчак покойный, и сегодня он имеет в чем-то и ореол мучника. Но он смог вернуться в Санкт-Петербург после того, как дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Деловой человек Артем Тарасов - его обвиняли во всех смертных грехах, он вынужден был скрыться за границей и вернулся после того, как дело прекращено, но если бы он не скрылся, он бы сидел. Еще один пример - Сергей Станкевич - это все я привожу примеры не случайно - это фигуры, сравнимые с калибром Гусинского. Если бы Сергей Станкевич пошел бы на поводу у Прокуратуры и явился бы, то он бы сидел, а Станкевич не сидит и для этого нет никаких оснований. Ильюшенко, и.о. Генпрокурора России - он успел достаточно посидеть, успеть, так сказать, обжиться в СИЗО. Он на свободе, дело его до суда так и не доходит. Никитин - дело его недавно было полностью и окончательно похоронено Верховным Судом России. Никитин успел отсидеть весьма длительный срок за преступление, которого он не совершал. Таким образом эта прокуратура ошибается систематически и регулярно, и дела, которые связаны с незаконными фактами приватизации до сих пор ни в одном случае не доходили до суда. А это как раз то, в чем, можно полагать ("можно полагать", - поскольку формальное обвинение ему не было предъявлено), обвиняют Гусинского.

Андрей Шарый:

Итак, Анатолий Стреляный." Нет худа без добра. "Хотели как лучше, получилось как всегда". Такая дилемма. Что вы выбираете?

Анатолий Стреляный:

Самая деспотическая власть делает только то, что позволяют ей делать население, народ и общество. Обратная связь есть всегда. Разница только в особенностях и силе отклика снизу на действия власти - отклика подданных. В свободном обществе это общественное мнение, слово в печати, наконец, демонстрации и митинги, в крайнем случае, в несвободном - бунт или вымирание. Вымирание - тоже сигнал обратной связи. Можно наблюдать, как работает в эти дни обратная связь в России, как создается общество, вырабатываются обычаи и привычки поведения в трудных случаях.

Первое: задетыми почувствовала себя горстка людей. Но горстка отборная, где каждый человек - за ним тысяча, а то и миллионы, но серьезного массового народного отклика нет. Это первое.

Второе: видимо, неожиданно для устроителей этого дела объединение не только разнородных, но и враждебных политических сил, пристрастий и фигур - в программе Киселева на НТВ показал себя борцом за чистоту и демократию Доренко. Он делал это с упоением и вполне искренне. Таким образом в ближайшее время мы увидим, какой силы и качества сдачу готов принимать Кремль, и с каким откликом готов считаться, чье сопротивление и недовольство его остановит. Хуже всего, если он приготовился считаться только с массовым отпором, с массовыми выступлениями, с непосредственно выраженной волей больших масс людей; тогда он играючи справится с горсткой, которая шумит, и страну ждут очень серьезные события. Если же Кремль все-таки готов считаться и с отпором горстки людей "отборных" (не в смысле из нравственных и других каких-то умственных или иных качеств, а я имею в виду положение этих людей) - тогда дело не так плохо. Тогда это еще один урок демократии для России.

XS
SM
MD
LG