Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Лесин и Александр Осовцов в эфире Радио Свобода


Программу ведет Владимир Бабурин. В ней участвуют: министр печати России Михаил Лесин, заместитель председателя Еврейского Конгресса России Александр Осовцов, телевизионный обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева и побывавший на встрече крупных российских бизнесменов корреспондент Радио Свобода Михаил Соколов.

Владимир Бабурин:

Владимир Гусинский по-прежнему находится в Бутырской тюрьме. В Московской Студии Радио Свобода министр печати России Михаил Лесин. Господин министр, у меня к вам первый вопрос: за последние полгода журналистское сообщество уже во второй раз серьезно встревожено. Первый раз это было зимой, когда было дело нашего коллеги Андрея Бабицкого, и сейчас - уже второй день после ареста Владимира Гусинского. 13 июня в передаче "Глас Народа" выступал бывший заместитель главы администрации президента Ельцина, и он сказал, что при президенте Ельцине такого произойти не могло, потому что при президенте Ельцине свобода слова всегда ставилась во главу угла. Вероятно, вы не разделяете столь жесткой позиции:

Михаил Лесин:

Во-первых, я никак не могу прокомментировать заявление Олега Сысуева о том, что было возможно, и что нет - это его личное мнение. В отношении того, что вы сказали по поводу беспокойства журналистов я могу прокомментировать, что это - не последние полгода. На самом деле, в России на сегодняшний день и за последнее время журналисты действительно очень обеспокоены тем, что, им кажется, что возникает угроза свободе слова и действиям СМИ. Это не сегодняшняя ситуация, не ситуация только сегодняшнего дня.

Владимир Бабурин:

Что вы, как министр печати, можете делать в этой связи, чтобы журналистское сообщество несколько успокоить?

Михаил Лесин:

К сожалению, я ничего не могу сделать по конкретным актам, потому что их нет. На сегодняшний день все СМИ работают, и ни одной жалобы от СМИ ни в судебные инстанции, ни в министерство не поступило. Если говорить о практической помощи, то я готов помочь СМИ, и я могу абсолютно уверенно гарантировать, что ни Министерство, ни я лично ни в коей мере не пытаемся помешать работе СМИ и, наоборот, приложим максимум усилий, чтобы даже в этот сложный момент, когда ситуация вокруг свободы слова и свободы СМИ накалена, приложим максимальные усилия, чтобы ни одна угроза не могла возникнуть ни в отношении СМИ входящих в "Медиа-Мост" ни других СМИ.

Владимир Бабурин:

Ваша личная оценка того, что накануне произошло с Владимиром Гусинским и того, что это произошло, по крайней мере, как утверждает сам Владимир Путин, без его ведома.

Михаил Лесин:

Я ни в коем случае не могу комментировать слова президента. Я абсолютно уверен, что президент не знал об этом, и не может комментировать поскольку действительно не было готово к ответу на эти вопросы. А как я сам отношусь к этому? Конечно, это неприятно, это не радует, и я ни в коей мере не могу говорить, что происходят положительные вещи. Но я отношусь к этому достаточно спокойно и уверен в том, что если что-то нарушено и какие-то действия Прокуратуры необоснованны, то в стране достаточно воли и власти, достаточно возможностей, чтобы это совершено спокойно решить законодательным путем, и чтобы у Владимира Гусинского была возможность защитить собственные права. Тем более, что президент фактически публично сказал, что он будет разбираться в этом вопросе и наверняка будет выслушивать доклад Генпрокурора, который будет мотивировать свои действия и объяснять, почему Прокуратура приняла такое серьезное решение.

Гусинский не только медиа-магнат, хотя перед законом должны быть все равны, неважно, какая должность, профессия и национальность, но он действительно российский общественный деятель и очень яркая фигура. И, естественно, Прокуратура должна будет продемонстрировать все реальные основания для таких действий, которые ей учитывались.

Владимир Бабурин:

Вопросы министру печати задает телевизионный обозреватель Радио Свобода Анна Качкаева.

Анна Качкаева:

Михаил, в воскресной программе "Пресс-Клуб" политтехнолог Глеб Павловский спросил у вас, каким образом государство намерено восстановить контроль над государственным СМИ, чтобы их не постигла участь "похищенных у государства 1-го и 4-го каналов" Вы ответили: "Мы над этим работаем". Вот ваш ответ и последовавший арест владельца 4-го канала позволяют сделать вывод, что 1-й и 4-й канал действительно похищены у государства и вы собираетесь вернуть их себе.

Михаил Лесин:

Такие сложные выводы - это так же, как сегодня Светлана Сорокина сделала в "Герое Дня" вывод, что, видимо, Владимир Путин хочет поставить Генеральным Директором холдинга "Медиа-Мост" Тэда Тернера. Абсолютно несвязанные вещи! Глеб Павловский имел в виду, что действительно, как я уже говорил длительное время, государственные СМИ развивались достаточно хаотично, и в последнее время государство, конечно, предпринимает усилия, чтобы объединить их и управлять этим ресурсом. Мнение Павловского по поводу того, что "первый и четвертый канал были украдены у государства", я к сожалению не могу подтвердить, поскольку 4-й канал был законно передан Гусинскому на основании Указа Президента бесплатно, а ОРТ тоже было приватизировано на основании Указа президента. У меня нет никаких оснований говорить, что эти средства украдены, и мы в этом диалоге ни в коем случае не имели в виду, что государство озабочено возвратом этих каналов обратно под государственный контроль. На самом деле, передача показала, что даже наш диалог не только с Павловским, но и с другими участниками программы был настолько профессионален и технологичен внутри нашей аудитории, что действительно многие зрители какие-то слова по тем или иным проблемам просто недопонимали по тем или иным причинам. Вы внимательно смотрели, вероятно, передачу и должны согласиться с тем, что это был такой внутренний диалог. Другой вопрос, что на сегодняшний день, конечно, мы видим, что идет очень сильная реакция СМИ на произошедшие события. Генпрокуратура даже была вынуждена сделать заявление, связанное с этими действиями, даже заявив в какой-то степени о том, что СМИ пытаются оказать давление на следствие и следователей путем такого формирования общественного мнения и раздувания истерии.

Анна Качкаева:

А вы, как министр печати, согласны с этим мнением прокуратуры?

Михаил Лесин:

По этому делу Дмитрий Рождественский находится под арестом уже два года. И за эти два года я ни разу не слышал ни с экранов "НТВ", ни из динамиков "Эха Москвы" ни одного слова такой истерии. Почему такое отношение к тому же уголовному делу?

Анна Качкаева:

Тем более непонятно, почему, если уже два года ведется следствие - Рождественский сидит, Гусинский дает показания, почему его сажают в тюрьму?

Михаил Лесин:

Я абсолютно не готов комментировать действия Генпрокуратуры.

Анна Качкаева:

Хорошо, тогда давайте все-таки поговорим немного о "Русском Видео". Хотя вы и говорите, что это технологические вопросы. Но, видимо, бумаги, которые спускаются в российские издания, призваны эту технологическую сторону разъяснить. Сегодня российские издания ссылаются на справку по делу "Русского Видео", которая датирована 23 мая и разослана без подписи и печати в редакции. В справке описывается эпизод о передаче функций вещания от госпредприятия "Русское Видео" частным лицам из "Медиа-Моста". Вообще, история "Русского Видео" долгая и непростая, и собственность в этой организации перераспределялась не один раз. Скажем, сохранились документы, которые свидетельствуют, что многочисленные суды 1993-го - 1994-го годов спорили, какая это организация - государственная или частная, и чьей правопреемницей она является. В справке, на которую ссылаются, подробно изложен только эпизод 1996-го - 1997-го годов о приватизации "Мостом" 11-го канала "Русского Видео". Но меня заинтересовало другое, что на второй странице этого шестистраничного документа, где перечислены акционеры "Моста" отсутствует фамилия Олега Добродеева - нынешнего руководителя Российского телевидения, который и сейчас остается руководителем этой корпорации. Это такая маленькая неточность, но в этом случае у меня вызывают сомнения и все остальные факты изложенные в этой бумаге.

Михаил Лесин:

Я не могу комментировать содержание этой справки и состав акционеров "Медиа-Моста", поскольку это не по нашему ведомству. Я могу вам рассказать, что с директором "Русского Видео" Дмитрием Дмитриевичем Рождественским я знаком очень давно - порядка 12 лет, и нас связывали тесные отношения, мы начинали несколько совестных проектов. Один из них -известная по всей России "Санта-Барбара". Это был мой и Рождественского совместный проект, который мы делали в 1991-м году. Я в этой компании в свое время довольно много работал, и ее история мне хорошо известна. Компания много раз перепродавалась, в ней было большое количество скандалов, компания постоянно судилась с государственным объединением "Видеофильм". Рождественского обвиняли в том, что он украл государственное оборудование и не хочет его возвращаться и это история давно минувших дней.

Я могу сказать только одно, что бывшее ведомство, которое занималось примерно тем же, что сейчас министерство - Федеральная служба телерадиовещания, еще 16 июня 1999-го года обращалось в Генпрокуратуру и изъяло документы и лицензионную аппаратуру по "Русскому Видео" и 11-му каналу Санкт-Петербурга. Уже в тот момент шло активное расследование, и мы неоднократно за это время получали разное количество писем, связанных с тем, что Генпрокуратура запрашивала дополнительную информацию и ставила вопрос об отзыве лицензии "Русского Видео". Наша позиция всегда однозначна: что мы сможем это сделать только после того, как суд примет решение о незаконности деятельности по этой лицензии, либо о скрытой перспективе лицензии, либо еще чего-то, и до этого мы не можем принимать никаких действий по отзыву лицензии. Я могу сказать, что я несколько раз пытался помочь Рождественскому, несколько раз обращался и в Генпрокуратуру, и к другим руководителям по поводу пересмотра содержания Рождественского и изменении ему меры пресечения, но все было безрезультативно. Я хорошо знаком с семьей Рождественского - с женой и дочерью, и я действительно пытался много раз помочь ему в этой ситуации, поскольку ему уже достаточно много лет, и он, находясь там, болеет, но Прокуратура занимает, к сожалению, в этом отношении достаточно строгую позицию.

Анна Качкаева:

Теперь она занимает достаточно строгую позицию и в отношении Гусинского. Тем не менее, еще раз вернусь к справке: вы, как никто другой, знаете положение на рынке СМИ, и вам наверняка известно, что многие из региональных партнеров НТВ и холдинга - частные вещатели. Тем не менее авторы делают вывод, что "холдинг делался с целью вытеснения государственных СМИ из сферы телерадиовещания и оказания влияния на политические процессы в России". Ваш комментарий?

Михаил Лесин:

Мне трудно комментировать эти заявления, поскольку я еще раз говорю что не имею отношения к подготовке этой справки. Я давно знаком с Владимиром Александровичем Гусинским, и он, создавая свои СМИ, всегда преследовал две цели - бизнес и коммерция - заработок денег, и, естественно все его проекты были связаны с анализом рекламного рынка и поисками сегмента, который может позиционировать компанию в поисках дополнительной прибыли, дополнительного дохода. Но, конечно, он не упускал и возможности политического позиционирования.

До сих пор мы имеем ситуацию, когда мы говорим, что с одной стороны это бизнес, коммерция, в с другой стороны СМИ - это зеркало общества и здоровье общества, гарантия того, что наше общество будет свободным, если у нас будут свободные СМИ. Я тоже неоднократно говорил в своих выступлениях, что полностью поддерживаю это. И исключительная позиция нашего президента, что без свободных СМИ невозможно свободное общество. С другой стороны, не надо утрировать эту ситуацию и доводить все до абсурда. Все равно СМИ остаются в правовом поле, живут и осуществляют свою деятельность по действующему законодательству. Я бы все-таки, скорее, рассматривал ситуацию, что Гусинский все-таки преследовал бизнес-цели, и особенно при организации региональной сети имел в виду заработок средств, хотя было бы лучше, если бы это прокомментировали люди, которые делали эти проекты в НТВ.

Анна Качкаева:

То есть, как я понимаю, вы как министр будете категорически настаивать на том, что перераспределения собственности в результате всех этих законных или незаконных действий не произойдет?

Михаил Лесин:

Оно невозможно. Я как министр могу точно гарантировать что ни один волос, как говорится, со СМИ "Медиа-Моста№ не упадет по каким-то надуманным причинам. Я абсолютно не поддерживаю эту истерию и понимаю, что коллеги некоторые могут меня осудить и в очередной раз объявить меня "партизаном", подпольщиком и кем угодно. Но я еще раз повторяю, что мы приложим все усилия, чтобы ситуация с Гусинским никоим образом не повлияла на работу СМИ, входящих в этот холдинг. Как мы вчера видели, НТВ работает, и ни одного ограничения не было. Киселев все время пытался узнать, в эфире он или нет, но при этом ни одной угрозы нет, не было и не будет

Анна Качкаева:

Я предоставляю слово Александру Осовцову, который замещает Гусинского в Российском Еврейском Конгрессе.

Александр Осовцов:

Я не буду задавать вопросы господину министру, потому что это некорректная ситуация. Помимо того, что я замещая господина Гусинского в Еврейском Конгрессе, я являюсь также сотрудником компании "Медиа-Мост" и начинать спрашивать, не предоставляя возможности задать ответный вопрос для меня будет примерно то, в чем в свое время Бертран Рассел обвинял Платона - интеллектуально нечестная позиция. И я не собираются комментировать комментарий Михаила Лесина, потому что он отвечал на вопросы, а не произносил что -то от себя, но по этим вопросам у меня есть некоторые свои соображения.

Я абсолютно уверен в том, что, как это стало достаточно общим уже местом, особенно за последние два дня, ситуация с Владимиром Гусинским не имеет и теоретически не может иметь экономических корней, тем более, в области экономической преступности. Я утверждаю это не только на основе теоретического анализа но и на основе того, что я знаю, какие операции проделывались "Мостом" применительно к Русскому Видео, помню, какие суммы фигурировали в "платежках" - это даже на йоту не напоминает то, что сейчас было сброшено в СМИ - 100 миллионов долларов, 10 миллионов долларов... Петербург - мой родной город, я часто там бываю, у меня там много друзей и знакомых. Там в бизнесе, как правило, если речь не идет разве что о порте, вообще не фигурируют такие суммы.

Второе и главное: когда президент России Владимир Путин сегодня сообщил, что он очень хотел поговорить с Генеральным Прокурором, но, к сожалению, не смог его найти, потому что тот находился не в Москве - на мой взгляд, это было очень ярким симптомом, иллюстрацией всего, что происходит. Я не могу поверит в такой чудовищный распад государственной машины, что в 2000-м году президента не может найти Генпрокурора, который между прочим не в тундре, а в Екатеринбурге. Я бывал в Екатеринбурге, и там со связью все в порядке. Даже если в это время Генпрокурор был в полете, наверное, перелет из того города, где он был, в тот, куда он направился занимает - 2 -3 часа. Найти Генпрокурора было можно. Утверждение, что найти его было нельзя, на мой взгляд, и не только на мой, свидетельствует о полной неискренности, мягко говоря, а грубо говоря - о полной фальши всего, что происходит.

Я приведу еще один факт: Владимир Гусинский арестован согласно 90-й статье УПК. Она означает, что органы Прокуратуры могут принять решение об аресте подозреваемого, то есть, человека, которому не предъявлено обвинение, в том и только в том случае, если он представляет особую угрозу для общества. Я может быть не полностью цитирую по тексту, но по смыслу ручаюсь за каждое свое слово. По этой 90-й статье до сих пор мы имели прецеденты арестов, когда речь шла о серийных убийцах, маньяках, убийствах с расчленением трупов, множественных убийствах и такого рода явлениях, когда действительно могли быть веские основания предположить, что коль скоро обвинение даже не сформулировано и не предъявлено, но предполагаемый преступник настолько опасен, что оставлять его на свободе нельзя. Насколько я знаю, пока никто не обвинил Гусинского в такого рода преступлениях. Общим местом для всех уже стало, что он не представляет социальной опасности Зачем его помещать в камеру, тем более, как все уже знают, в "Бутырку"? Это свидетельство того, что выполняется социальный и политический заказ. Ничего иного за этим не стоит. Поэтому ничего иного, кроме как попытки ограничить его, мягко говоря, в его основной деятельность, то есть в руководстве холдингом "Медиа-Мост", которому принадлежат НТВ, ТНТ, "Сегодня", "Эхо Москвы", "Итоги" и так далее - никакого другого смысла в этом логически быть не может просто совсем. Если считать, что арест Гусинского это не "волос, упавший с головы СМИ холдинга "Медиа-Мост", то комментировать дальше достаточно бессмысленно.

Михаил Лесин:

Во-первых, я хочу вам сообщить, что НТВ юридически не входит в "Медиа-Мост", и он не является ни на один процент ее учредителем. Во-вторых, как вам хочется найти какие-то ошибки в деятельности президента и его словах! На мой взгляд, то, что президент комментировал таким образом, показывает, что он действительно не знал, что имеет место такая ситуация, и абсолютно не был готов к ответу. А вам обязательно хочется найти какой-то подвох или еще чего-то. Вы сейчас использовали максимальное количество и актерских данных, и возможностей специального формирования таких подходов, чтобы раздуть эти процессы. Что значит в "Бутырке" или не в "Бутырке"? А остальные несколько тысяч заключенных, которые там сидят - это тоже социальный заказ?! Чего же вы их фамилии не называете?. Или у Гусинского есть такое-то право как-то по-другому позиционироваться или сидеть в люксе? Почему такое отношение к разным людям? В этой стране независимо от национальности, финансового, и общественного положения равны. Защищайте права других людей!

Что же вы этого раньше не кричали, что в "Бутырке" невозможно сидеть, там нечеловеческие условия - давайте публикуйте список, работайте на эту ситуацию! Дело не в том, что я поддерживаю ситуацию с Гусинским, а в том, что надо корректно относиться ко всем людям, ко все гражданам страны. Очень смешно было когда в НТВ... "Я согласна с арестом, только переведите Гусинского в Лефортово - там спокойнее и лучше"... Давайте посмотрим просто на эту ситуацию. Если вы хотите решить вопрос по закону, то прекратите использовать истерию. Завтра вы начнете говорить, что это - антисемитизм, что это давление на еврейскую тему, еще что-нибудь. Это прозвучало и в вашем комментарии агентству "Интерфакс", что, какие факты?

Александр Осовцов:

Я очень благодарен господину Лесину за высокую оценку моих актерских способностей . Этого рода способности в моей деятельности отмечены, пожалуй, впервые. Что касается моей активности на почве защиты других политзаключенных, то они в свое время были продемонстрированы достаточно полного. Как известно исполняется 5 лет со дня налета террористов на Буденновск. И вот всего лишь один факт: я тогда был заложником у Шамиля Басаева добровольно и делал для других, очень многих - до сих пор, разумеется, не помню все имена, все, что мог так же, как в те годы, когда я был депутатом Моссовета и Госдумы, я могу, если это нужно, продемонстрировать те заявления и обращения - мои личные и групповые по поводу содержания заключенных, в том числе и в значительной мере, в "Бутырках".

Не я установил в этой стране ситуацию, когда есть тюрьмы лучше и хуже. Бывший Генпрокурор Ильюшенко, тем не менее, сидел в Лефортово. Я утверждаю, что по всем критериям , которые существовали и существуют для разделения заключенных на классы, политзаключенные , каковым на сегодняшний день является Гусинский, такого уровня, всегда содержались в Лефортово, и в данном случае эта практика была изменена. И, более того, я утверждал, что его арест вписывается, в том числе, и в то беспрецедентное для последних лет в России давление, которое оказывалось и продолжает оказываться на Российский Еврейский Конгресс и еврейскую общину со стороны властей, в том числе теперь и Генпрокуратуры, а раньше, прежде всего, администрации президента. И это давление продолжается. Я не говорю, что причины ареста Гусинского только в этом. Но в том числе и в этом.

Михаил Лесин:

Нет никакого политзаключенного Гусинского, не существует! А в отношении давления на Еврейский Конгресс, то я с вами абсолютно не согласен. Я тоже в каком-то смысле еврей, потому что у меня мама еврейка, и я очень внимательно слежу за событиями, которые происходят вокруг еврейской темы, и я с вами категорически не согласен, и не могу подтвердить события, которые вы декларируете. Вам так хочется, так интересно, это ваша рекламная кампания, в том числе.

Владимир Бабурин:

Группа видных российских предпринимателей выступила в поддержку Владимира Гусинского. С подробностями Михаил Соколов:

Михаил Соколов:

Личное поручительство за Гусинского в Генпрокуратуру подписали бизнесмены, которых в иных условиях за один стол не усадишь - руководители "Газпрома" - Рем Вяхирев, "Интерросса"- Владимир Потанин, "РАО ЕЭС" - Анатолий Чубайс, "Альфа Банка" -Петер Авен и Михаил Фридман, "ЮКОСа" - Михаил Ходорковский... Эти крупнейшие промышленники и банкиры считают, что создан политический прецедент, который выглядит как расправа власти над оппонентом. Это отмечает Петр Авен:

Петр Авен:

Когда арестовывается человек, который возглавляет оппозиционные СМИ, на сегодня как раз можно предположить, что в отношении него особо внимательно будет рассмотрена необходимость его ареста, потому что мы, как общественность, вправе предполагать, что реальная причина ареста лежит именно в его оппозиционности.

Михаил Соколов:

Бизнесмены выражают несогласие с избранной Гусинскому мерой пресечения. Анатолий Чубайс назвал решение прокуратуры грубой ошибкой, которая привела к негативным экономическим последствиям.

Анатолий Чубайс:

Рынок немедленно отреагировал на неадекватные действия властей. Акции всех российских компаний упали. Капитализация российского рынка мгновенно снизилась на десятки миллионов долларов. Это -немедленная цена той грубой политической ошибки, которая допущена.

Михаил Соколов:

Говоря о Владимире Путине, руководитель РАО ЕЭС был весьма лоялен. Он общался с президентом перед началом его визита в Испанию и Германию. У Чубайса не было впечатления, что тот знал о готовящемся аресте. Анатолий Чубайс требует наказания виновных:

Анатолий Чубайс:

Если я правильно понял из моего разговора с администрацией президента, то и там пока еще нет ясности по этому поводу. Это - грубейшая политическая ошибка. И те, кто приняли эти решения, в моем понимании должны быть жестко наказаны. Адекватная цена за такую ошибку - немедленное увольнение с занимаемой должности.

Михаил Соколов:

Анатолий Чубайс признает, что в России есть люди на самом высоком уровне, которые хотят вложить в очень популярного в народе президента свое содержание. Какое? Рядом с Анатолием Чубайсом сидел глава "Альфа Банка" Петр Авен - неутомимый пропагандист чилийских реформ:

Петр Авен:

В режиме Пиночета мне нравится: во-первых, ясная формулировка целей - Пиночет боролся с социализмом, знал это и осуществлял это. Второе - ясная формулировка средств. Третье, что мне нравится у Пиночета - Пиночет больше 10 лет, несмотря на неудачи, следовал своим принципам, четко поддерживал одну и ту же команду, после чего и пришли экономические успехи. Он не тасовал каждые полгода правительство, и не менял министров. Четвертое, что мне нравится - ясное очерчивание роли государства в линии общества. Пиночет сказал гениальную фразу: "Я готов обсуждать с народом все, кроме трех вещей: вопросов религии, армии и частной собственности". В этих трех вопросах действительно был авторитаризм, во многом, и Пиночет сам разбирался с этими вопросами. Эта ясность места государства у нас по-прежнему не определена. И последнее: у Пиночета был некоррумпированный режим, в отличие от нашего. У него была очень чистая администрация, и не было ни одного коррупционного скандала. Мне в Чили нравится именно это, а не преследование политических оппонентов.

Михаил Соколов:

Петр Авен отвергает наличие взаимосвязи между реформами и применением ради их успеха репрессий. Те же, кто планирует для Кремля подобные акции с применением ограниченного насилия, наоборот, считают его органичной частью реформаторской деятельности. Например, пытаясь нейтрализовать телеканал НТВ. Какие выводы делают бизнесмены? Самое важное признание Анатолия Чубайса было просто сенсационным:

Анатолий Чубайс:

То, что произошло и по поводу чего мы собрались, это, безусловно, попытка поднять головы тех, кто хотел бы превратить Россию в полуфашистское государство - я это понимаю именно так. А вот то, как Путин отреагирует на это, это и есть тот вопрос, ради которого мы, в значительной степени, собрались. Давайте дадим власти возможность принять окончательное решение. Пока у нас есть позиция власти о том, что "мы не знали, разбираемся". Хорошо, признаем, не знали, разбираетесь. Разберитесь и займите позицию - вот о чем идет речь!

Михаил Соколов:

17 олигархов просят реакции президента Но Владимир Путин уже высказался. Он говорит о независимости прокуратуры и том, что он на нее не влияет. К тому же он высказался, что недоволен тем, что концерн "Газпром" давал под проекты Гусинского гарантированные поручительства для получения кредитов на крупные суммы. Именно в этом идеология репрессий против НТВ: " Пользуешься услугами государства, верно служи его нынешним хозяевам и выполняй их волю", - так считают в Кремле. Но Анатолий Чубайс эту претензию отвергает:

Анатолий Чубайс:

Гусинский все-таки занимал деньги у "Газпрома", а Газпром, если я правильно помню, по-моему, акционерное общество, и если я опять же правильно помню, то доля государства там даже меньше чем у нас - где-то 40 процентов. Сделки Гусинского с "Газпромом" - это разговор Гусинского с "Газпромом." Что касается его позиции в последнее время, то я лично не согласен со многим из того, что он делает, но будучи не согласен с ним и с позицией НТВ в целом, я категорически настаиваю на праве Гусинского и холдинга "Медиа-Мост" выражать ту позицию, которую они считают правильной.

Михаил Соколов:

Как и в 1996-м году Анатолий Чубайс требуете от Кремля четкой позиции, в данном случае, в деле Гусинского. Он готов бороться против произвола.

Анатолий Чубайс:

Как тогда в лоб выходили в драку, так же будем действовать и сейчас.

Михаил Соколов:

Кто же его противник? Пока известно, что обращение к Генпрокурору с просьбой изменить меру пересечения Владимиру Гусинскому отказался подписать один крупный олигарх - околокремлевский бизнесмен Роман Абрамович.

Михаил Лесин:

Я не готов комментировать ситуацию в Чили и "подвиги" Пиночета. А по поводу того сюжета, который мы сейчас услышали, то я абсолютно согласен с тем беспокойством, которое возникает у ряда видных российских бизнесменов и с их озабоченностью этим процессом. Для них очень важно понять, что изменились правила игры во всем пространстве - действительно когда-нибудь нужно будет отвечать за какие-то действия которые были до этого или "нас никто за наши "заслуги перед родиной " трогать не будет"?... Хотя я полностью поддерживаю позицию о том, что при принятии таких решений надо взвешивать массу вещей и не торопиться делать поступки.

Я бы не согласился с категоричностью господина Чубайса по поводу "фашиствующего режима" и всего остального - он к нему тоже имеет прямое отношение. Это - эмоция. Анатолий Борисович достаточно часто дает всем происходящим событиям быстрые и мощные эпитеты. Я не готов поддержать этот тезис. Но я повторяю, что я очень сильно обеспокоен и очень рад тому, что опять возникла корпоративная позиция, и идет объединение - мы слишком долго наблюдали процесс войн и разобщения на этом поле. Сегодня эта ситуация объединила этих людей и дала возможность по-новому оценить ситуацию и объединить свои усилия в деле построения цивилизованного общества.

Анна Качкаева:

А вы, как бывший бизнесмен и ныне министр, готовы нести ответственность по новым правилам игры, когда сложите с себя полномочия министра?

Михаил Лесин:

Я говорил об этой ситуации как о том, как мне кажется, какая ситуация происходит... Я считаю, что мы все находимся под законом и должны будем нести ответственность, если у закона к нам будут претензии. Я еще раз повторяю свой тезис: все равны перед законом, неважно что, когда и как происходило. И даже эти действия, они, конечно, не очень хорошие, я не могу их поддержать... Если бы я был сегодня в бизнесе, то я бы подписал это обращение и тоже просил бы Прокуратуру рассмотреть возможность изменения своего подхода к этому процессу.

Владимир Бабурин:

Спасибо вам господин министр за последнюю откровенность, хотя вы, как всегда, были в своих оценках очень осторожны. Господин Асовцов, я попрошу вас прокомментировать инициативу группы видных российских предпринимателей.

Александр Осовцов:

Их того, что я говорил раньше, очевидно следует, что я разделяю позиции своего старого политического товарища Анатолия Чубайса, в том числе и в том, что касается термина, связанного с фашизмом. Я вполне искренне считаю, что такого рода угроза сегодня существует. Фашизм - это всегда насилие, насилие - вот оно налицо! Фашизм - это всегда ложь. Ложь - вот она в полный рост! И, кстати, я отнюдь не упрекал президента в том, что он не знал об этой ситуации - может и не знал, но я не верю в то, что при желании он не мог найти Генерального Прокурора, а он сказал, что не мог. Также налицо, наконец, действительно столь долго ожидавшееся единство, и я абсолютно согласен с моим сегодняшним оппонентом в том, что оно нам категорически необходимо.

Действительно, очень хорошим стимулом для столь необходимого единства является общая угроза - я умышленно не употребляю термина "общий враг". К сожалению, общая угроза сплачивает лучше чем многие другие причины, и она, к сожалению, послужила фактором сплочения нас - здесь, сегодня и сейчас. Но, к счастью, это объединение имеет место, и я очень надеюсь, что в будущем оно станет решающим фактом для невозможности повторения подобного бандитского произвола со стороны государства, который происходит в последние недели и дни.

XS
SM
MD
LG