Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Прагматика без соблюдения определенных принципов превращается в банальную бессовестность..."


Итоги визита Владимира Путина в Германию.

Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвует корреспондент Радио Свобода в Берлине Ашот Амирджанян. Приводится изложение опубликованной 16 июня в немецкой газете "Хандельсблатт" статьи "Владимир Путин в долгах".

Андрей Шарый:

Президент России Владимир Путин завершил в пятницу свой визит в Германию. Об итогах его поездки рассказывает корреспондент Радио Свобода в Берлине Ашот Амирджанян:

Ашот Амирджанян:

И канцлер ФРГ Шредер, и президент Путин остались довольны, как ходом, так и результатами межправительственных консультаций. "Честно говоря, я даже и не ожидал такого теплого приема", - сказал Путин на заключительной пресс-конференции в Берлине. Судя по всему, оба политика нашли быстро общий язык, не в последнюю очередь, благодаря неплохому немецкому российского президента, который провел не один год в Германии в качестве сотрудника советской внешней разведки. Во время визита зашла речь о "новом начале" и о "стратегическом партнерстве". Причем так часто, что федеральному канцлеру пришлось заверить журналистов, что это никак не во вред дружбе с Америкой. Владимир Путин поспешил поддержать его, сказав, что "стратегическое" означает скорее "долгосрочное" сотрудничество. А долгосрочные дела, соответственно, как правило развиваются медленно.

Небольшим, но важным шагом на этом пути стала договоренность возобновить практику кредитных гарантий по системе страхования "Гермес". Гарантийная линия составит один миллиард марок. Однако, Путин приехал в Германию не за деньгами и не за новыми кредитами. Российская делегация очень заинтересована в том, чтобы избавиться от хотя бы части советских и постсоветских долгов. Простить их немцы отказались, а рассмотреть реструктуризацию внешней задолженности вместе с другими кредиторами и МВФ пообещали. Были подписаны межотраслевые соглашения с российским "Газпромом", чем и ограничивается конкретно измеряемая часть результатов консультаций. Остальное из области знакомства, зондирования почвы и политической атмосферы.

Обе стороны сильно заинтересованы начать новый, "послекосовский" и "послечеченский" этап отношений. Поэтому Чечня играла в эти дни лишь символическую роль, и протесты по этому поводу были негромкими. Громче прозвучало в СМИ эхо на арест Владимира Гусинского. Но и тут Путину удалось смягчить ситуацию, назвав эту акцию "преувеличенной", а прокуратуру "независимой от президента". Совпали мнения и по поводу общеевропейской безопасности. "Долгосрочного мира в Европе без участия России быть не может", - подтвердил этот вопрос канцлер Шредер. Касаясь перспективы отношений России и Запада Путин напомнил о Берлинской стене, вокруг которой, пока она существовала с обеих сторон, строили так, чтобы город мог быстро срастись после того, как стена исчезнет. В столице объединенной Германии это сравнение понравилось. Хорошо настроенный канцлер заверил на итоговой пресс-конференции, что с Путиным в сауну не ходил, хотя это на будущее исключать не захотел. Намек на манеры его предшественника Коля, дружившего с Борисом Ельциным, не случаен. Шредер и Путин представляют другое поколение политиков, которые трезво, во всех смыслах этого слова, подходят к международным отношениям, которые, по словам канцлера, имеют одну решающую базу - общие интересы. Визит Путина показал, что между Германией и Россией есть целый ряд общих интересов, которые будут реализовываться маленькими шагами. Стратегически, то есть, долгосрочно. Поскольку никто большего не ожидал, обе стороны остались довольны результатами визита.

Андрей Шарый:

Немецкая газета "Хандельсблатт" 16 июня опубликовала статью под названием "Владимир Путин в долгах".



"Владимир Путин в долгах"

Все качества, которые положительно характеризуют нового российского президента, можно выразить одним словом - прагматизм. Именно с этим главным качеством Владимира Путина правительство Германии и немецкий бизнес связывают свои все еще восторженные надежды на возобновление контактов с Россией. Однако, в действительности эти надежды представляют собой воздушный замок. У провозглашенного Шредером и Путиным стратегического партнерства нет основы. Дело в том, что до сих пор Путин практически не обслуживает российский долг, и более того, Москва требует масштабного списания своей задолженности. Внешне Путин делает выбор в пользу европейской политики, которая когда-нибудь должна будет привести к вступлению его страны в ЕС. Однако, все это только видимость. Россия не выполняет даже те обязательства, которые она приняла на себя, вступив в 1996-м году в Совет Европы. Войну на уничтожение, которую Москва ведет в Чечне, она сравнивает с войной НАТО в Косово, передергивая при этом факты. Ведь в действительности именно постоянное прикрытие, которое Москва давала режиму Милошевича, привело к необходимости вмешательства НАТО, которое должно было остановить беспредел Белграда.

Долг России и политическое урегулирование в Чечне, и расследование совершенных там преступлений - предпосылки для партнерства с ЕС. Путин должен доказать, что он уважает демократические принципы. Недавние акции против российских СМИ говорят совсем о другом. Москва хочет, чтобы Германия списала долги бывшего СССР, размер которых только в рамках Парижского клуба составляет более 40 миллиардов марок. При этом посредники Путина ведут себя так, как будто Берлин - должник Москвы. Они пытаются отвлечь внимание от того, что Россия оказалась неплатежеспособной из-за собственных ошибок и крупномасштабной коррупции. Обещаний Путин в Берлине дал многою. Если эти обещания станут реальностью, он может надеяться на снижение бремени процентов по долгам, но не большее. Проведение Россией экономических реформ и обслуживание старой задолженности стали бы базисом, на котором российско-германские отношения могли бы выйти за рамки чисто торговых связей.

У немецкого бизнеса много планов, связанных с Россией, которые находят поддержку и у правительства Германии, однако, достигнутые результаты нужно оценивать более сдержанно. Мораль не имеет к этому никакого отношения, тем не менее, должны существовать границы и для бизнесменов. Тестовой проверкой является случай с восстановлением нефтеперерабатывающего завода в Грозном, где одно восточногерманское предприятие надеется получить большие прибыли. Речь не идет о восстановлении Грозного - Москва давно забыла о чеченской столице. Но цель проекта - мобилизация чеченских ресурсов для Кремля. Естественно, каждое предприятие самостоятельно решает, насколько морально получить прибыль таким образом. Понятно, что такие вопросы не могут решаться из Берлина. Однако, прагматика, какой бы она ни была полезной, без соблюдения определенных принципов превращается в банальную бессовестность.

XS
SM
MD
LG