Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Одиссея яхты Тито


Правительство Черногории за 750 тысяч долларов продало неназванному греческому миллионеру яхту "Галеб" - "Чайка", когда-то принадлежавшую создателю социалистической Югославии Иосипу Броз Тито. С этим судном у жителей бывшей Югославии связаны богатые воспоминания. Петр Вайль беседует со специалистом по Балканам Андреем Шарым.

Петр Вайль:

Что это вообще за яхта, как корабль?

Андрей Шарый:

Как корабль это бывший итальянский миноносец, который был затоплен, если мне не изменяет память, в акватории порта города Риека, году в 1942-м - 1943-м. В начале 50-х годов его подняли с морского дна. На базе этого бывшего минного тральщика водоизмещением около 50 тысяч тонн и длиной чуть больше ста метров построили прогулочную яхту для товарища Тито. Это один из самых славных, роскошных символов бывшей социалистической Югославии. На ней Тито совершил несколько десятков путешествий, в том числе и кругосветное. Он побывал в самых отдаленных точках земного шара - в Индонезии, в Индии, и все это всегда обставлялось чрезвычайно помпезно.

Тито очень любил белые морские адмиральские мундиры, с ним ездил военный оркестр, какие-то приближенные, свита... Маршал, создатель бывшей Югославии, предпочитал морские путешествия всем другим, и отправлялся, если только мог, куда либо водным транспортом на этой яхте "Чайка" - "Галеб". С этой точки зрения, конечно, можно посмотреть на то, что происходит сейчас, и что происходило на протяжении последнего десятилетия с этой яхтой - она несколько раз меняла своего владельца. Сначала она была в собственности югославского правительства, потом за 150 военных квартир для семей офицеров югославской армии она была передана правительству Черногории, и черногорцы безуспешно пытались продать ее несколько раз. У них это не получалось. По-моему, в последний раз в середине 90-х годов один американский миллионер проявлял к ней интерес, тогда она продана не была, и вот сейчас ее судьба решена.

Петр Вайль:

Андрей, она, собственно говоря, на плаву, или это только историческая реликвия?

Андрей Шарый:

Она на плаву, и на ней, вероятно, можно совершать какие-то путешествия, но, в общем, это - старый бывший боевой корабль, и, в общем, он представляет интерес, в первую очередь, как историческая реликвия и символ того, чего уже нет. Если действительно подтвердятся сообщения о том, что ее купил греческий миллионер, то наверняка им двигали и еще какие-то ностальгические чувства, поскольку у греков и бывших югославов давние теплые отношения.

Петр Вайль:

А Тито, вообще, насколько известно, был склонен к роскоши? Обычно такие вещи, как дома или яхты диктаторов находятся за закрытыми дверьми, что называется?

Андрей Шарый:

Тито жил за государственный счет и жил, конечно, неплохо и роскошно. Своей собственности у него не было, и все принадлежало государству. После смерти Тито вся его собственность, все резиденции, которых было несколько десятков, отошли государству. Мне удалось побывать за годы работы в Югославии, скажем, в 10 резиденциях. В Словении это очень уютная роскошная охотничья резиденция Брдо под Краньем с искусственным прудом, в котором Тито ловил рыбу, и там до сих пор стоит чучело гигантского медведя, которого по преданию Тито собственноручно застрелил. В Хорватии есть несколько резиденций Тито. Одна из них - старая вилла Загорка на холме Понтовчак возле Загреба - это сейчас официальная резиденция хорватского президента.

Самая роскошная из всех вилл Тито - комплекс из трех вилл на Адриатическом архипелаге Бриони, который тоже принадлежит Хорватии. Это - дивной красоты место, очень красивое, архипелаг неподалеку от побережья, по-моему, 14 островов, совершенно нетронутая природа. Там Тито устроил зоопарк, куда он свозил животных, которых ему дарили. Там до сих пор еще живут слоны, которых ему подарила Индира Ганди, есть жираф и какие-то антилопы, и все это в виде какого-то сафари. Не сказать, чтобы очень роскошно, но вполне достойно для "человеческой жизни".

Петр Вайль:

А какой смысл сейчас для нынешних югославов имеют все эти знаки титовского былого величия?

Андрей Шарый:

Есть какая-то легкая ностальгия, я буквально несколько недель назад смотрел в Подгорице, в Черногории, фильм "Маршалл", который снят хорватскими кинематографистами как раз на эту тему. Тито восстает из гроба и является сейчас его соратникам, старым коммунистам, которые пытаются устроить на отдельно взятом острове в Адриатическом море некое подобие нового югославского коммунизма. Это довольно остроумная комедия. Ничего из этого, конечно, не выходит, но забавно то, что живет сама идея. К Тито относятся с такой легкой ностальгией, в разных республиках по-разному. Где-то еще висят его портреты. Скажем, в Боснии и Черногории он довольно популярен. Но, в общем, все люди понимают, что эта эпоха уже ушла безвозвратно, и ничего этого уже никогда не вернуть. А молодое поколение относится к этому совершенно по-другому. Они не знали, что такое социалистическая Югославия, никогда этого не узнают, и для них Тито - это только страница из учебника.

XS
SM
MD
LG