Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Период обучения команды Владимира Путина"


Взаимоотношения Думы, исполнительной власти и Совета Федерации.

Программу ведет Андрей Шарый. В ней участвуют: парламентский корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров, ведущий программы "Выборы 2000" Михаил Соколов и Николай Петров - политолог, сотрудник московского отделения Фонда Карнеги.

Андрей Шарый:

В четверг в Государственной Думе России продолжалось обсуждение законопроекта о реформировании верхней палаты российского парламента. Об итогах дня рассказывает корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров:

Мумин Шакиров:

Государственной Думой пока не получен пакет документов из Совета Федерации. Однако, уже второй день депутаты бурно обсуждают результаты вчерашнего голосования в Верхней Палате российского парламента. На традиционный вопрос: преодолеет ли Дума вето сенаторов или нет, руководители фракций и депутатских групп отвечают по разному. Первыми еще в среду отреагировали представители фракций "Единство" и группы "Народный Депутат". Их лидеры заявили о поддержке законопроекта в том виде, в каком он был представлен. Сенатор Борис Грызлов, представляющий "Единство", заявил, что нет необходимости создавать по этому поводу согласительную комиссию. Лидер группы "Народный Депутат" поддержал его. К середине дня определились и правые. Координационный совет фракции СПС и "Яблоко" вынес решение также поддержат законопроект и выступил за преодоление вето Совета Федерации. Правда позиция правых была не столь категорична, как позиция пропрезидентских групп. Рассказывает один из лидеров СПС Борис Надеждин.

Борис Надеждин:

Мы будем консолидировано голосовать за преодолении вето Совета Федерации, но если оно не будет преодолено, или если будет принято решение о создании согласительной комиссии, мы готовы в ней работать, но при этом будем жестко настаивать на том, чтобы принцип формирования Совета Федерации остался, хотя и готовы рассматривать некоторые его предложения, в частности, о сроках его обновления о возможности отзыва субъектами федерации своих представителей и так далее.

Мумин Шакиров:

В качестве главного оптимиста перед Думой выступил спикер Геннадий Селезнев. Он уверен, что нижняя палата преодолеет вето Совета Федерации. По его словам, документы, которые должны поступить из Верхней Палаты, прежде всего, должен будет рассмотреть Комитет по госстроительству, который будет рекомендовать палате преодолевать вето по данному закону. Позицию фракции ОВР озвучил вице-спикер нижней палаты депутат Георгий Боос:

Георгий Боос:

Если мы согласимся с этими аргументами, то мы внесем поправки в закон, если нет - мы будем выходить на механизм преодоления вето, но так или иначе надо с предложениями Совета Федерации ознакомиться и их позицию понять. Поэтому, мое мнение, что надо согласительную комиссию создавать.

Мумин Шакиров:

Как известно, левые, в первую очередь - депутаты из фракции КПРФ, проголосовали против законопроекта о формировании Совета Федерации. Лидер фракции - Геннадий Зюганов, сегодня выступил за проведение согласительных процедур по принятому Госдумой но отклоненному Верхней Палатой документу. Он убежден, что необходимо сформировать рабочую группу, доработать документ и избежать конфронтации с Советом Федерации. Первоначально депутаты планировали рассмотреть этот вопрос в пятницу 30 июня. Так как документ пока еще не поступил в Нижнюю Палату, Госдума вернется к этому законопроекту на следующей неделе.

Андрей Шарый:

Вместе с нами репортаж Мумина Шакирова в Московской Редакции Радио Свобода слушали политолог, сотрудник московского отделения Фонда Карнеги Николай Петров и по телефону наш политический обозреватель Михаил Соколов. Первый вопрос господину Петрову. Вот, говорят и российская печать много пишет о кризисе власти - разногласиях внутри Совета Федерации, между Советом Федерации и Государственной Думой. Вы согласны с такой постановкой вопроса?

Николай Петров:

Да, я согласен с этим, и мне кажется, что то, что мы наблюдаем сейчас, это как эффект, когда толчком переохлажденная вода вдруг превращается в лед. Противоречия и конфликты назревали достаточно давно, но сейчас просто наблюдается некий лавинообразный эффект, когда противоречия выливаются на поверхность и необходимо так или иначе разрешать кризис.

Андрей Шарый:

Считаете ли вы это осмысленной тактикой президентской администрации, которая проводит известную еще с римских времен стратегию "разделяй и властвуй"?

Николай Петров:

Я думаю, что, конечно, элементы этой стратегии видны. В частности, в позиции правых, которые считают, что предложенные законопроекты - это вариант или отголосок их собственных предложений, которые выдвигались несколько лет назад, и противоречия между палатами, безусловно, существуют, но мне кажется, что обе палаты должны понимать, а в Думе такого представления еще нет, что ослабление любой из них автоматически ведет к ослаблению всего парламента и второй стороны тоже.

Андрей Шарый:

Михаил Соколов: насколько глубоким может быть кризис власти. Вы часто и много работаете в Государственной Думе, и прекрасно знаете позицию депутатов от всех фракций. Понимают ли они, что ослабление Совета Федерации - это ослабление и их позиции тоже?

Михаил Соколов:

Мое ощущение, что то большинство, которое голосовало по этому законопроекту - 308 голосов, считает, что его минует чаша сия. Одни считают, что их помилуют из идейных соображений, другие, что им удастся отстоять позиции нижней палаты - все-таки у нее достаточно много полномочий, и сотрудничество с ней необходимо исполнительной власти. Дело в том, что все-таки видные члены Совета Федерации ведут определенную работу с депутатами, особенно избранными по мажоритарным округам, и не случайно сегодня появились сообщения из администрации президента - некий анонимный источник успокаивает депутатов Думы, что никаких планов реформирования нижней палаты в администрации президента нет, перехода на чисто мажоритарную систему или уменьшения партийного представительства не будет. Но можно ли верить этим обещаниям - пока сказать трудно.

Единственное, что ясно - это то, что Кремль или администрация будут работать, прежде всего, с неустойчивой частью этого большинства - это аграрно-промышленная группа, в общем, всегда достаточно конъюнктурная и готовая к торгу, и фракция ОВР, лидер которой Евгений Примаков делает сейчас заявки на то, чтобы стать посредником в таком конфликте между подавляющим большинством Совета Федерации и исполнительной властью, чью позицию поддержала Дума. Примаков получал достаточно много обещаний от администрации, разнообразных и интересных, но они не выполнялись, и сейчас есть и такое ощущение, что "Отечество" может проявить определенную твердость, по крайней мере, на предварительном этапе торга. Но в целом, конечно, мне кажется что пока все-таки большинство идет в фарватере Кремля и не воспринимает эти угрозы.

Андрей Шарый:

Господин Петров, как вы оцените позицию демократических фракций Думы, которые собираются голосовать в поддержку начинаний президента? Получается ведь вот какая ситуация: ослабляются позиции губернаторов, которые, по мнению политиков из демократической фракции, представляют собой определенное зло своим самочинством, самодурством, если хотите. В то же время, это играет на руку Владимиру Путину - стороннику усиления централизаторских тенденций в России. Как оценить такую позицию российских депутатов - демократических фракций?

Николай Петров:

Мне кажется, что их позицию, или позицию большинства демократических депутатов можно оценить как зашоренную, когда ослепленные несколько своим, может быть, вполне справедливым негативным отношением к Совету Федерации и губернаторам, которые там заседают, они готовы поддержать инициативу Кремля, направленную не столько на то, чтобы ослабить губернаторов и соответственно дать возможность развиваться гражданскому обществу в регионах, сколько на то, чтобы усилить позиции Кремля в политическом торге с губернаторами. Мне кажется очень важным моментом то, что те цели, которые декларируются в соответствии с этим пакетом, вполне достижимы и без столь радикальных изменений. Беда в том, что цели реально преследуемые и цели декларируемые не совпадают, а целый ряд демократических политиков в Думе, как складывается впечатление, готовы решить этот вопрос как вопрос частный, реальную возможность ослабить "нехороших губернаторов", не отдавая себе отчета в том, как этот частный вопрос вписывается в общую проблему.

Общая ситуация заключается в том, что имея сверхсильную президентскую власть мы после думских выборов ослабили власть представительную в Нижней Палате. Сейчас ослабляется Верхняя и мы просто теряем возможность хоть как-то сбалансировать полномочия исполнительной власти, хоть как-то ограничить ее и держать в каких-то рамках.

Андрей Шарый:

А вам такой ход событий - дальнейшее ослабление этой представительной власти и усиление полномочий исполнительной власти, представляется фатальным - на ваш взгляд уже не остановить эту машину?

Николай Петров:

Нет. Мне кажется, что то, что мы наблюдаем сейчас, это не какой-то реальный поворот, но, по крайней мере, наметившийся сдвиг в отношении политиков и общества к тому, что происходит. Можно надеться, что они прежде, чем принимать окончательное решение по этому вопросу, попробуют ответить себе на вопрос о том, а для чего собственно это предпринимается, для чего строится более эффективная и жестко организованная исполнительная власть? Пока, по крайней мере, исполнительная власть ничего конкретного о тех целях и задачах, которые она будет преследовать, и том, для чего она хочет совершенствовать механизм управления, ничего пока не заявила.

Андрей Шарый:

Михаил Соколов вы разделяете такую точку зрения нашего собеседника Николая Петрова, и по вашим ощущениям, есть ли у Совета Федерации какая-то возможность для контригры? Скажем, Шаймиев предложил провести референдум по вопросу о неприкосновенности депутатов Думы и Совета Федерации. Может ли в этой ситуации Совет Федерации противопоставить что-то президентскому напору и напору тех фракций в Думе, кто его поддерживает?

Михаил Соколов:

Я разделяю определенные опасения, высказанные Петровым. Действительно, есть общественный запрос на такое усмирение губернаторов, упорядочение региональной вольницы. Но с другой стороны его реализация смущает. Знаете, в Германии в 30-е годы был общественный запрос на антикоммунизм, а ответ на него получился совершенно чудовищным. Теперь что касается Совета Федерации: контригры я серьезной здесь не вижу. Скорее, мне кажется что все-таки очень многое будет заметно в пятницу, когда будут рассматриваться два закона - о праве президента снимать губернаторов и соответственно о праве губернаторов каким-то образом влиять на местное самоуправление, вплоть до снятия мэров. Какая будет избрана процедура, как пойдет эта дискуссия, какие будут внесены поправки в эти законопроекты - здесь правые и "Яблоко" собираются, по меньшей мере, отстаивать судебную процедуру, чтобы не было внесудебной - например, снятие губернатора в связи с возбуждением уголовного дела по представлению Генпрокурора - этот порядок не слишком демократичен и даже опасен, таким образом от этой дискуссии достаточно многое завит.

Я думаю, что Совет Федерации уже провел почти все мог. Главное, что он показал, что при проведении реформ власти президента все-таки придется столкнуться с той или иной оппозицией - даже если губернаторы будут, так сказать, изгнаны из Москвы, им будет трудно сорганизовываться, но на местах они будут представлять достаточно серьезную силу, с которой придется считаться и так вот раздражать их, наверное, не стоит. Есть определенные шансы, что возникнет некоторая согласительная процедура. Возможно, пойдут на некоторые уступки, в частности, дадут право отзыва региональных представителей, если они нарушат указания, как голосовать от губернатора или законодательной власти региона, и, возможно, будут продлены сроки реформирования Совета Федерации.

Андрей Шарый:

Николай Петров, пожалуйста оцените политический стиль Владимира Путина, по сравнению с тем, как свои отношения с обеими палатами Федерального собрания строил Борис Ельцин. Считаете ли вы, что Путин извлек некоторые уроки из того, порой трагического, порой комического опыта, который накопил Ельцин?

Николай Петров:

Я думаю - нет. Я думаю, что мы вы известной мере наблюдаем феномен Ельцина, но только не Ельцина 1991-го года, а Ельцина даже более раннего - образца первого секретаря Московского горкома КПСС, когда приехав в столицу из Свердловска Борис Николаевич очень долго привыкал к тому, что Москва это не завод очень больших размеров, и не две Свердловские области, а нечто совсем иное, и тот стиль, методы руководства, которые были хороши в Свердловской области, в Москве не срабатывают. Мне кажется, что, с одной стороны, мы до сих пор не видели нашего нового президента в качестве абсолютно самостоятельного и инициативного политика. То есть, трудно сказать, в какие из моментов, прошедших со дня президентских выборов он выступал именно как инициативный и индивидуальный политик. Но мне кажется, что то, что мы наблюдаем сейчас - это очередное повторение повторявшихся в нашей истории и так достаточно часто ошибок, когда люди пришедшие с определенным опытом, и опытом очень специфическим, связанным скорее со спецслужбами с военными, где есть безусловно свой специфика отношений, пытаются применить методы и стиль, который они освоили, в принципиально иной, гораздо более сложной ситуации.

Я боюсь, что вот такой стиль принятия решений без всякого обсуждения, неожиданной презентации достаточно радикальных и достаточно широко идущих планов и инициатив с одной стороны, а с другой, как мы видим в случае с экономической реформой, бесконечно долгие заявления о самых общих целях и, в конце концов, получается пшик... Мне кажется, что все это продемонстрирует, что пока период обучения, период научения для новой команды, возглавляемой Путиным, еще не завершился, и будет очень хорошо, если он займет еще несколько месяцев, а не более длительный срок.

XS
SM
MD
LG