Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Касьянов аллергии не вызывает", - у "восторженно-послушного большинства"

  • Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский комментирует кандидатуру Михаила Касьянова на пост премьер-министра России. Приводится репортаж Мумина Шакирова.

Петр Вайль:

Кандидатура Михаила Касьянова на пост премьер-министра, выдвинутая Владимиром Путиным, будет поддержана подавляющим большинством депутатов Государственной Думы. Об этом сообщил спикер нижней палаты российского парламента Геннадий Селезнев. Слово Мумину Шакирову:

Мумин Шакиров:

О письме президента России Владимира Путина спикеру Думы Геннадию Селезневу в Охотном ряду говорили с утра 10 мая. Только к трем часам дня спикер собрал журналистов и обнародовал текст послания. "Сенсации не произошло", - с этих слов Селезнев начал свой брифинг и зачитал предложение президента о выдвижении Михаила Касьянова на пост премьер-министра России. Вместе с тем он подчеркнул, что официальное решение о дате рассмотрения кандидатуры примет Совет Думы.

Геннадий Селезнев:

Это письмо я сказал уже раздать депутатам и вынести во вторник на Совет Государственной Думы. Сегодня мы с вами можем сказать уже, что семь дней отсчета начались - в течение семи дней Дума обязана рассмотреть эту кандидатуру.

Мумин Шакиров:

Геннадий Селезнев убежден, что кандидатуру Касьянова подтвердит подавляющее большинство парламентариев, но прежде депутатские группы и фракции проведут встречи с президентом, чтобы определить свою позицию.

Геннадий Селезнев:

У большинства депутатов аллергии на Касьянова нет. Единственное, что, конечно, будет много значить - выступление его в палате перед фракциями. У Касьянова будет возможность изложить ту экономическую программу, которую будет реализовывать правительство.

Мумин Шакиров:

О том, что Михаил Касьянов - кандидат номер один в Белый Дом, было известно всем. Отсюда и спокойная атмосфера в стенах Думы. Судя по высказываниям отдельных депутатов, Касьянов пройдет с первого голосования. Член фракции СПС Сергей Юшенков считает, что нижняя палата предоставит президенту России первый большой кредит доверия после инаугурации.

Сергей Юшенков:

В общем, он по своим профессиональным качествам, мне кажется, вполне подходит для этой должности. Президент избран довольно убедительно и имеет право назначить любого кандидата. В данном случае парламент не будет препятствовать любой кандидатуре, которую предложил бы Путин, тем более Касьянова, который себя уже достаточно зарекомендовал - никаких провалов, наоборот, есть определенные успехи. Правда, отдельные специалисты говорят, что это обусловлено стечением обстоятельств и так далее. Но как говаривал когда-то Суворов, "везение везением, но надобно когда-нибудь и умение". Я думаю, что везение играет определенную роль, но умение тоже необходимо.

Мумин Шакиров:

Однако, характеризуя кандидатуру Касьянова, спикер нижней палаты парламента Геннадий Селезнев не сказал ничего конкретного об экономическом видении главного претендента, его личных качествах, а запомнилась прежде всего фраза: "Он не вызывает ни у кого из депутатов аллергии". Я попросил прокомментировать это высказывание спикера нескольких известных думских законодателей, например, тот же Сергей Юшенков считает, что эта оценка отвечает нынешней ситуации, сложившейся накануне формирования кабинета министров России.

Сергей Юшенков:

Коль скоро у нас сложилась такая система, что премьер-министр выполняет функции человека, выполняющего указания президента, то значит, должно быть то, что говорит президент, кстати, у него именно такое большинство и имеется, и кандидатура премьер-министра - в данном случае действительно выраженной аллергии парламент к Касьянову не испытывает, и такое выражение может иметь место, но я бы сказал, что оно не совсем точно отражает то, что имеется в парламенте - просто данная кандидатура фактически будет поддержана парламентским большинством.

Мумин Шакиров:

Вице-спикер Думы Жириновский не в восторге от кандидатуры, предложенной Путиным. По его мнению Касьянов не справится с возлагаемой на него задачей - вывести Россию для экономического кризиса.

Владимир Жириновский:

Как раз это противопоказание: раз ни у кого не вызывает аллергии, значит, мягкий спокойный человек, не имеющий никакого лица, никаких приоритетов. Добрый, тихий и спокойный человек. И что это дает? Министр - это злой человек должен быть. Он у одних слоев должен вызывать зависть, у других ревность, у третьих ненависть. А это - ни то, ни се, ни рыба, ни мясо, ничего это не дает. От того, что он со всеми будет ладить, дело не пойдет. Тем более, он и был уже, а тогда зачем выбирали Путина?! Если во главе правительства остается то же самый человек - он же при Ельцине был практически, поэтому это как раз не вызывает никаких добрых ожиданий...

Мумин Шакиров:

Руководитель депутатской группы депутат Геннадий Райков не приемлем высказанную Геннадием Селезневым фразу: "он не вызывает никакой аллергии у большинства депутатов".

Геннадий Райков:

Что такое - аллергия, не аллергия. Это, извините, Селезнев сказал, но Михаил Михайлович Касьянов - это не полынь, которая расцвела по весне, и у всех появилась аллергия. Он - грамотный финансист. Касьянов всю жизнь занимается деньгами. Он - лицо, известное на Западе, которое постоянно вело международные переговоры по поводу кредитов. Касьянов - человек, которому доверяет западный мир - инвесторы. На Западе есть серьезные бизнесмены, которые готовы вкладывать в Россию, но им нужна гарантия, что они не будут вкладывать куда-то. Касьянов является в этом плане определенным гарантом.

Мумин Шакиров:

Среди других высказываний в адрес Михаила Касьянова и будущего правительства следует отметить слова председателя думского Комитета по бюджету Александра Жукова. По его мнению, кабинет министров не будет техническим, а правительству придется принимать непопулярные политические решения, связанные с интересами разных финансовых групп. Как считает Жуков, без поддержки президента такие решение принимать невозможно, однако, значительная тяжесть и ответственность ляжет на Белый Дом. Если утверждение Михаила Касьянова будет единодушным, то можно с уверенностью сказать, что назначение ключевых министров и вице-премьеров вызовет ожесточенные споры и разногласия.

Петр Вайль:

Я попросил высказаться о фигуре Касьянова политолога Андрея Пионтковского.

Андрей, кем будет Михаил Касьянов при Путине, говорят, "технический премьер", что это может значить в реальности?

Андрей Пионтковский:

Действительно, термин "технический премьер" стал очень популярным среди наших комментаторов. Видимо, это означает прежде всего отсутствие у господина Касьянова каких-либо политических амбиций. С этой точки зрения он, конечно, устраивает президента, потому что представим на минутку такие фигуры, как Кириенко, Явлинский, Чубайс, Маслюков - это все люди с определенным политическим знаком и с амбициями, присутствие которых в кабинете означало бы традиционный характер этого правительства, а Путину нужны исполнители, в том числе и на посту премьер-министра. Но с Касьяновым, я думаю, дело заходит даже дальше. Он не только не имеет политических амбиций, но я сомневаюсь, что у него, скажем, есть макроэкономические амбиции, например, чтобы активно участвовать в выработке стратегии реформ. Во-первых, он не является экспертом в этой области, он очень узкий специалист по вопросам обслуживания внешних долгов России и, более того, это собственно первый министр финансов России, который даже не может активно участвовать в выработке бюджетной политики, потому что он не является специалистом в этом вопросе.

Петр Вайль:

В таком случае получается, что российское правительство организовывается по американскому принципу, где президент - это и есть глава кабинета министров, а номинальный премьер лишь, как вы говорите, даже не министр, а некоторый помощник в важной сфере отношений с международными финансовыми институтами, но, тем не менее, в очень узкой. Означает ли это претензию Владимира Путина уже на полную, окончательную исполнительную власть в государстве?

Андрей Пионтковский:

Я бы ответил, что да, если бы это не затрагивало другого, может быть, даже более существенного вопроса, чем круг полномочий Касьянова - это вопрос взаимоотношений Путина с олигархами и так называемой "семьей". Мы же помним, как драматически фигура Касьянова появилась на авансцене российской политики. Практически ровно год назад российский обыватель получил редкую возможность заглянуть за кулисы большой российской политики, когда практически в прямом эфире из сочинской резиденции президента нам показывали, как несчастному Степашину выламывали руки и заставляли взять Касьянова сначала на пост министра финансов, а затем и вице-премьера. А лоббировали его как раз ведущие члены так называемой "семьи", прежде всего - Аксененко и Волошин. Поэтому значение Касьянова надо рассматривать в контексте происходящего "Пира победителей". Помните - был "Пир победителей" 1996-го года, когда люди, которые способствовали избранию Ельцина, или во всяком случае стремились убедить в этом самого Ельцина, делили в государстве собственность и власть. Потанин был назначен первым вице-премьером, Березовский получил пост заместителя секретаря Совета безопасности. Нечто подобное происходит и сейчас, и назначение Касьянова показывает, что ельцинская семья остается в лагере победителей и получает самый крупный приз. Да, Касьянов не имеет ни политических ни макроэкономических амбиций, но он получил ключевой пост, который позволяет ему контролировать очень существенные финансовые потоки и он поставлен туда людьми, которые стоят за ним.

Петр Вайль:

Вы говорите, что "семья" остается в лагере победителей, но в качестве кого - кто к кому примыкает, хотя бы на этом этапе - Путин к "семье" или "семья" к Путину?

Андрей Пионтковский:

Тут есть сложная диалектика их отношений. Во время президентской кампании, конечно, "семья" выбрала Путина, поставила на него и привела его к власти. 7 мая 2000-го года их роли несколько поменялись. Путин становится благодаря нашей суперпрезидентской Конституции почти абсолютным диктатором страны. Конечно, эта зависимость от олигархов от "семьи" тяготит его. Чисто по-человечески понятно, что хотел бы от нее максимально избавиться. Но олигархи ведь думали, наверное, над этой проблемой тоже, и ее очень откровенно, и я бы даже сказал: предельно цинично осветил в своих многочисленных интервью господин Березовский. Он заявлял, что Путин не сможет дистанцироваться от семьи. И вполне предсказуемое назначение Касьянова показывает, что, по крайней мере на данном этапе, Березовский остается прав.

Петр Вайль:

Сегодняшнее представление кандидатуры Касьянова в Думу совпало по времени с началом заседания в Страсбурге, где снова уже на более высоком уровне в Совете Европы будет разбираться поведение России в Чечне. Назначение такого технического премьер-министра ставит вопрос о внешней политике России. Ей, по всей видимости, тоже будет руководить лично Владимир Путин. И как, по-вашему, она может выглядеть в свете всех этих вот неурядиц с Советом Европы и Западом вообще?

Андрей Пионтковский:

Да, Михаил Михайлович не будет иметь к внешней политике никакого отношения. А что касается такого путинского послания Западу, то оно предельно просто: "Я буду делать все, что считаю нужным на территории своей страны и не позволю вам вмешиваться, особенно под "лицемерной маской защиты так называемых прав человека". Но с моей стороны я готов в межгосударственных отношениях быть конструктивен, в том числе, и в области контроля над вооружениями. Я полностью контролирую Думу и добился ратификации Договора СНВ-2 и Соглашения о запрете ядерных испытаний, может быть, я даже буду готов проявить гибкость по вопросу ПРО..." Собственно, ответ Запада показывает, что он принимает эти "правила игры". Я уверен, что на нынешнем совещании Совета министров иностранных дел Совета Европы они сделают все возможное, чтобы как-то погасить эту критику и требования, высказанные по адресу России ПАСЕ месяц назад.

Петр Вайль:

Вы не предвидите каких-то разрушений с утверждением кандидатуры Касьянова, как я понимаю. Это потому что Дума - она путинская и примет любого кандидата, или потому что всех устраивает сам Касьянов?

Андрей Пионтковский:

Более 10 лет назад Юрий Афанасьев предложил такую замечательную формулу: "Агрессивно-послушное большинство Съезда Советов". Я вот, немного модифицируя ее, назвал бы сегодняшнее большинство Думы "восторженно-послушным". Они примут любую кандидатуру, исходящую сверху; ну пришло бы в голову, скажем, назначить не Касьянова, а какую-нибудь более реальную стоящую за ним фигуру, скажем, Мамута - утвердили бы и Мамута.

Петр Вайль:

Тем более, что в то время, когда Афанасьев произнес эту свою формулу, на трибуну еще мог подняться такой человек как Андрей Дмитриевич Сахаров, но сейчас вроде никого такого не видать.

Андрей Пионтковский:

Есть еще Сергей Адамович Ковалев, но он заявил недавно, что готов покинуть Думу, так как прошел по списку СПС, а он не разделяет политику СПС, и особенно его лидеров, по вопросу Чечни, да и по ряду других вопросов.

XS
SM
MD
LG