Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Семья" может себе позволить пожертвовать Калюжным, но ни в коем случае не Устиновым..."

  • Савик Шустер

О составе нового правительства России говорят: ведущий итогового выпуска программы "Liberty Live" Савик Шустер, ведущий программы Радио Свобода "Выборы 2000" Михаил Соколов и политолог Андрей Пионтковский.

Савик Шустер:

В новом правительстве России все силовые министры сохранили свои посты. Повышение получил ставший вице-премьером и министром финансов Алексей Кудрин - человек Анатолия Чубайса. Все это стало известно 18 мая. А 20 мая мы узнали, что в правительстве не будет Министерства топлива и энергетики. А, следовательно, не будет и министра Виктора Калюжного - врага Чубайса и друга "Сибнефти", то есть Березовского и Абрамовича. А будет просто одно Министерство энергетики. Иными словами, все кланы и интересы руководящей элиты представлены, и борьбу можно начинать. 20 мая открылся съезд Союза правых сил и вот как там оценивают новое правительство: рассказывает Михаил Соколов:

Михаил Соколов:

"В российском правительстве две трети наших людей", - заявил на съезде СПС Анатолий Чубайс. Сергей Кириенко считает, что именно сейчас появилась уникальная возможность реализовывать либеральные ценности. Для него показатель - не включение в состав правительства министра топлива и энергетики Виктора Калюжного, отстаивавшего интересы, например, владельцев компании "Сибнефть".

Сергей Кириенко:

Видите на моем лице довольную улыбку? Надо еще что-то комментировать? Я считаю, что это - правильное решение.

Михаил Соколов:

У правительства есть программа Грефа, которую собственно и создали либералы Гайдар, Дмитриев и Улюкаев. Именно от этого Сергей Кириенко отталкивается, когда говорит, например, о назначении нового министра энергетики Александра Гаврина.

Сергей Кириенко:

Я не знаю его, поэтому не тороплюсь делать выводы и судить, а с точки зрения региона, который он представляет - это регион, в котором коренная основа топливно-энергетического комплекса России, поэтому я думаю, что у него есть опыт и есть достаточная информация, а остальное - это уже предмет программы действий правительства и министерств. А сейчас, что, кстати, редко бывало, мне кажется, момент, когда мы можем говорить не о программе отдельного министерства, а о программе правительства, в которой задача министерства - выполнить свою роль

Михаил Соколов:

Кириенко не пугает то, что рядом с ним среди 7 представителей Путина в регионах 5 генералов. Он принимает объяснения Александра Починка, ставшего из главы налогового ведомства министром труда. Он говорит, что "генералы берут власть, потому что правые не научились за нее по-настоящему бороться". Чубайс, Кириенко, бывший министр топлива и энергетики Сергей Генералов откровенно настраивают СПС на плотное сотрудничество с властью. Умереннее Ирина Хакамада, считающая, что СПС должен быть "партией правящей оппозиции" и Борис Немцов, заявивший, что СПС будет вести себя конструктивно - он готов к сотрудничеству с властью, но не станет кремлевской карманной партией. "Разумные шаги будем поддерживать, будут делать глупости, будем с ними бороться", - сказал он. Немцов доволен тем, что ставленника олигархов Калюжного, не обеспечившего равный доступ к "трубе" и прозрачные правила поддержки угольной отрасли, нет в составе нового правительства, а на его место назначен мэр Кагадыма Гаврин.

Борис Немцов:

Я считаю, что замечательная новость, что Калюжного не назначили. А что касается нового министра, тот я его видел всего один раз в жизни и пожелание ему: не повторять ошибок Калюжного - не надо министру отстаивать интересы одних группировок в ущерб другим. Министр обязан устанавливать равные для всех правила и четко им следовать. Как только он встает на сторону той или иной группировки, он тут же становится придатком олигархической мафии и конец его известен - посмотрите, что сделали с Калюжным - не назначили, и теперь вообще неизвестно, что дальше будет. Надо быть твердым, стойким борцом за либеральную идею: для всех равные условия и государство как ночной сторож, который все время следит да соблюдением правил. Все! Если все это будет, то у мэра Кагалыма есть будущее, как у министра. Если этого не будет, то его ждет та же печальная участь, что теперь уже бывшего министра.

Михаил Соколов:

"Какова дальнейшая судьба Калюжного"? "Я не прокурор", - отвечал Немцов. Правым известно, что мэр Кагалыма Александр Гаврин - выдвиженец компании "Лукойл" и ее главы Вагита Аликперова. Мнение Бориса Немцова:

Борис Немцов:

Надо сказать "спасибо" Вагиту Аликперову. Надо сказать, что замечательно, что "Лукойл" помогал Кагалыму в развитии, надо сказать, что действительно здорово, что есть такие крупные компании. Но сказать: " Я буду служить во имя развития энергетического сектора страны и с этой целью главное -соблюсти равные для всех правила игры". Это он должен сказать Вагиту. Если он скажет что-нибудь другое, или не скажет ему вообще ничего, и будет ему всю жизнь благодарен, то долго в этом кресле он не протянет, по-моему, это очевидно.

Михаил Соколов:

Егор Гайдар предупредил, что в правительстве России много его единомышленников, но они будут встречать при работе серьезное сопротивление, и СПС должен быть противовесом консервативным политическим силами, и активно помогать власти проводить экономические реформы. А вот его коллега по партии "Демократический Выбор России" - заместитель председателя фракции СПС Виктор Похмелкин назвал нынешний режим "необонапартистским". С его точки зрения, существуют влиятельные круги, добивающиеся авторитарного правления. Личное впечатление от съезда: молодых, активных правых, настроенных карьерно и готовых к поддержке власти, невзирая на все ее кульбиты, называющих Анатолия Чубайса "вождем", больше, чем ветеранов-демократов, привыкших каждый шаг Кремля оценивать с идейных позиций. Но уход Сергея Кириенко в президентские наместники и выдвижение на пост лидера фракции Бориса Немцова сделает курсом СПС среднюю линию на поддержку не в целом правительства и лично президента Путина, а конкретных либеральных политических и экономических преобразований.

Савик Шустер:

Что означает исключение из правительства Виктора Калюжного? Говорит политолог Андрей Пионтковский:

Андрей Пионтковский:

После того, как кремлевская "Семья" расставила на ключевые посты в правительство своих людей, прежде всего, это -сам премьер-министр Касьянов, Адамов и Аксененко, уже можно было бросить отставкой Калюжного кость прогрессивной общественности в лице лидеров СПС, вознаградив их за верноподданническое служение, и дав им возможность рассказывать более убедительно, и на съездах СПС, и на семинарах в американских университетах о том, какая эра либеральных реформ наступила в России.

Но мне кажется, что тут есть еще и личный аспект, что касается президента - он ничем не связан с Калюжным. Калюжный явно был человеком "Семьи", и президенту иногда хочется получить утвердительный ответ на классический вопрос: "Я царь или не царь"? Тем более, что пару дней назад ему объяснили, что он, конечно, царь, но все-таки не до такой степени, чтобы назначать на пост Генерального Прокурора близкого себе человека, вытесняя давно доказавшего свою преданность "Семье" Устинова. В "путинско-волошинской" России ордера на арест, которые будет выдавать Генпрокуратура, являются таким же ключевым ресурсом власти, каким в ельцинской России являлись квоты на экспорт нефти, которые выдавало Минтопэнерго. Поэтому, "Семья" может себе позволить пожертвовать Калюжным, но ни в коем случае не Устиновым.

XS
SM
MD
LG