Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Кому понадобилось упразднение Госкомэкологии?"


Программу "Liberty Live" ведет Дмитрий Волчек. Тему ведет Марина Катыс.

Приводится точка зрения вице-спикера российской Государственной Думы и одного из лидеров СПС - Бориса Немцова.

Дмитрий Волчек:

19 мая указом президента России был упразднен Государственный Комитет по охране окружающей среды - Госкомэкологии - ведомство, занимающееся фактически, единственное самостоятельное федеральное контролем за соблюдением природоохранного законодательства. Тему ведет Марина Катыс:

Марина Катыс:

Полномочия ликвидированного Комитета по экологии переданы Министерству природных ресурсов Российской Федерации. Иными словами, охраной окружающей среды в России теперь будет заниматься ведомство, главная цель которого эксплуатация природных ресурсов страны. Как считают экологи, теперь можно забыть о независимом контроле за природопользователями. Президентский указ упраздняет Госкомэкологии "де юре". "Де факто" это произойдет после того, как закончит свою работу ликвидационная комиссия, на что может уйти до полугода. Иными словами, как говорит председатель Госкомэкологии Российской Федерации Виктор Данилов-Данильян минимум еще три месяца комитет будет работать в обычном режиме.

Марина Катыс:

Мы надеемся, что за то время, которое будет в распоряжении ликвидационной комиссии, удастся повернуть процесс и изменить указ президента в той части, которая касается Госкомэкологии. В каждом современном цивилизованном государстве за охрану окружающей среды и вообще за окружающую среду отвечает в подавляющем большинстве случаев министерство, ведомство, для которого эта деятельность является главной. Мы этот принцип в данном указе нарушаем.

Марина Катыс:

Если говорить о перспективах природоохранной деятельности Министерства природных ресурсов Российской Федерации, то Виктор Данилов-Данильян был довольно категоричен:

Марина Катыс:

Не вызывает ни малейших сомнений, что в Министерстве природных ресурсов, если ему будут переданы природоохранные функции, заниматься будут прежде всего не этим, а распродажей нефтеносных и газоносных участков, золотоносных и алмазных... Конечно, будут заниматься геологической разведкой, водным хозяйством, а окружающей средой в последний момент. Эта деятельность будет ущемляться, сокращаться, подавляться, и, в конце концов, будет доведена до состояния абсолютно неприемлемого для страны.

Марина Катыс:

Экологи считают, что деятельность самого Министерства природных ресурсов должна стать объектом экологического контроля, и все его проекты, включая геолого-разведывательное бурение, должны проходить государственную экологическую экспертизу. Продолжает Марина Катыс:

Марина Катыс:

Самый тяжкий грех, который можно только допустить в реализации государственного контроля это поручить контроль тому, кто сам должен быть объектом этого контроля, поручить экспертизу тому, кто сам является заказчиком по проектам, подлежащим экспертизе. Это по-русски называется, простите, "пустить козла в огород".

Марина Катыс:

Ежегодно Госкомэкологии проводил государственную экспертизу около 72 тысяч проектов. Причем каждый третий проект получал отрицательное заключение экспертов. Кроме того, Комитет вел наблюдение за деятельностью 250 тысяч предприятий. Неудивительно, что желающих избавится от такого контроля было достаточно и ответ, кому понадобилось упразднение Госкомэкологии очевиден:

Марина Катыс:

Это могло понадобиться только тем, кто тайно и явно мечтает о ликвидации природоохранной службы в Российской Федерации как самостоятельной структуры и хочет сделать ее ручной, послушной.

Марина Катыс:

По мнению депутата Думы, заместителя председателя думского комитета по экологии Александра Касарикова, такое резкое снижение внимания российского правительства к экологическим проблемам - явный шаг назад, и это отрицательно скажется на международном имидже России.

Александр Касариков:

Экология - вообще-то, это не отрасль, это выше, это - политика. Если все другие ведомства в составе правительства имеют в той или иной мере экономическую оболочку, то на данном этапе экология имела политическую оболочку - это общая политика страны, ее место в мире. Поэтому первым негативным сигналом было то, что проблемы экологии ушли из Совета безопасности. Это должно быть на уровне президента, надведомственной структурой.

Марина Катыс:

По данным "Гринпис" России, из 39 обследованных стран только в одной - а именно - в Гондурасе отсутствует специальное министерство или агентство, занимающееся охраной окружающей среды. Всемирный союз охраны природы, членом которого является Россия, также обеспокоен упразднением Госкомэкологии. Говорит представитель союза в России Юлия Горелова:

Юлия Горелова:

Мы подготовили письмо президенту, письмо председателю правительства, где задаем им вопрос: какое ведомство, столь же авторитетное в области охраны природы в России будет теперь отвечать по обязанностям России в отношении всемирного Союза охраны природы и других международных соглашений в которых принимает участие Россия, например, это Конвенция о биологическом разнообразии. Как дальше будут развиваться события, кто будет представлять Россию на Всемирном Конгрессе по охране природы?

Марина Катыс:

Ответов на эти вопросы пока нет. На днях Виктор Данилов-Данильян должен встретиться с премьером Михаилом Касьяновым. Независимые экологи и представители неправительственных организаций обратились к Владимиру Путину с предложением включить Государственный экологический надзор, а также Госавтонадзор, Гостехнадзор и Санэпиднадзор в контрольный блок администрации президента. Теперь все ждут, что скажет президент.

Дмитрий Волчек:

Вице-спикер российской Государственной Думы и один из лидеров СПС Борис Немцов в интервью корреспонденту Радио Свобода Михаилу Соколову выступил, прежде всего, в защиту экологии:

Борис Немцов:

Моя позиция - с экологией погорячились. Я далек от мысли, что создание, например, Министерства по экологии решит экологические проблемы, но, с другой стороны, если не будет лоббистов, то мы просто загадим всю страну окончательно и сознательно. Я считаю, что в этой части должны быть лоббисты - и на уровне депутатов, и на уровне правительства, и вообще, на уровне президента, потому что экологическая катастрофа, на самом деле, это то, перед чем стоит вся страна. Я не говорю уже про известные уральские катастрофы, про семипалатинский полигон. Я говорю об международных уже конфликтах, связанных с захоронением наших подводных лодок, чернобыльским следом, и так далее. Я считаю, что это просто ошибка, причем какая-то крупномасштабная, и какая-то идеологическая.

Я считаю, что промышленность, экономика и торговля - вещи очень связанные. Если производится в рыночной экономике товар, который нельзя продать, то лучше бы его не производили - это омертвение денег и "мартышкин труд", от которого страдают рабочие, которые не получают зарплаты, и бюджет, который не получает налоги. Соединение экономики с торговлей - может быть, это и звучит эклектично, но, по сути, такой особой аллергии у меня это не вызывает. Что касается науки, то Путин, по всей видимости, хотел доказать, что можно сократить министерства и ведомства, и второй был аргумент, что нужно внедрять в производство научные разработки - такая советская идея, которая советская на самом деле не потому, что она советская, а потому что коммунисты мечтали об ускорении внедрения, но у них ничего не получалось.

По-моему, только конкуренция может заставить действительно внедрять научные разработки в производстве, и в этом смысле слияние этих министерств хоть, может, и странно, но не фатально, по сравнению. например, с упразднением экологических подразделений. Это катастрофы не несет.

XS
SM
MD
LG