Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правительственный кризис в Италии и его последствия для Европы

  • Елена Коломийченко

Программу ведет Елена Коломийченко. В ней участвуют: венская журналистка Елена Харитонова, корреспондент Радио Свобода в Париже Семен Мирский, корреспондент Радио Свобода в Риме Ирина Стоилова.

Елена Коломийченко:

В Италии правительственный кризис. 57-е после 2-й Мировой Войны левоцентристское правительство Италии во главе с премьер-министром Массимо Д'Алема - экс-коммунистом, вечером в среду ушло в отставку. Президент Италии Карло Чампи отставку принял и ведет теперь переговоры с возможными претендентами на должность нового премьера страны о формировании следующего правительства. Пока называют две возможные кандидатуры: Джулиано Амато - бывший премьер в правительстве социалистов, а сегодня - министр финансов страны, он также работал в органах по охране Конституции, и Антонио Фацио - глава Банка Италии. О причинах возникшего в Италии кризиса, возможности создания нового правительства страны и реакции европейских соседей мы сегодня и будем говорить. Мой первый вопрос в Рим: Ирина Стоилова, почему результаты региональных выборов в минувшее воскресенье в 15 итальянских провинциях стали причиной нового правительственного кризиса?

Ирина Стоилова:

Кризис начался с того, что правящая левоцентристская коалиция потерпела явное поражение на выборах в местную администрацию в воскресенье. Об этом говорят цифры из 15 областей: кандидаты возглавляемого Сильвио Берлускони правоцентристского блока одержали победу в 8 областях. Для сравнения, в 1995-м году соотношение было 9 областей в пользу левых сил и 6 в пользу правоцентристов. То есть, соотношение повернулось в пользу правых. В правоцентристскую коалицию входят кроме партии самого Берлускони "Вперед Италия" также партия "Национальный Альянс" Джанфранко Фини и небольшая партия, которая является одним из наследников раньше крупной единой партии христианских демократов. В успехе коалиции на выборах большую роль сыграл и союз с "Северной Лигой" Умберто Босси. С ее помощью в северных областях Италии успех правых превратился в настоящий триумф, например, в Милане кандидат правых сил набрал почти 63 процента голосов, а его конкурент около 33 процентов, то есть в два раза меньше. Похожие результаты были во всей северной части Италии, а в национальном масштабе соотношение сил оказалось тоже не в пользу правящей коалиции, которая набрала 45 процентов против 50 у правых. Это дало оппозиции основания утверждать, что правительство более не может считаться легитимным.

Первое правительство Д'Алемы пришло к власти в 1998-м году не путем выборов, а вследствие перемен соотношения сил в самой левой коалиции, которые привели к отставке правительства Романо Проди. Поэтому последние выборы рассматривались почти как экзамен, референдум за или против правительства, и после неуспеха отставка правительства стала просто неизбежной. Прежде всего, с точки зрения общественного мнения, хотя законы и Конституция не обязывали премьер-министра уйти со своего поста.

Елена Коломийченко:

Одним из требований, с которыми выступал накануне выборов Д'Алема была реформа избирательной системы в Италии: он предполагал перейти с пропорциональной системы на мажоритарную исключительно, то есть вернуть страну к двухпартийной системе. Как это понимать и комментировать?

Ирина Стоилова:

На реформе избирательной системы настаивал не только Д'Алема. За этот референдум выступили и некоторые из союзников Сильвио Берлускони, в частности, Джанфранко Фини, но теперь, после правительственного кризиса, весь правый блок настаивает на досрочных выборах, в то время, как левоцентристы хотят составить новое правительство именно, чтобы спасти референдум. Они утверждают, их самый сильный аргумент то, что новые выборы, если они будут досрочными, будут проводиться по старой системе - 75 процентов мест по мажоритарной системе, а левоцентристы хотели бы, чтобы 100 процентов мест избирались по мажоритарной системе и объявили, что референдум должен состояться 21 мая. Ожидается, что они предложат своего временного - до следующего года - кандидата на пост премьера, так как выборы должны проводиться через 11 месяцев. Толкования могут быть разные, то есть оппозиция убеждена, что если выборы будут проводиться сразу, что правая коалиция их выиграет, она имеет большие шансы, как показали местные выборы выиграть, но это, конечно, трудно - существует закон, и если референдум уже был назначен, то, как считают специалисты, президент страны Чампи постарается сделать так, чтобы он осуществился в мае.

Елена Коломийченко:

Многие комментаторы говорят, что результаты этих выборов говорят о том, что Италия движется к децентрализации управления. Семен Мирский, вопрос вам: как ЕС реагирует на этот кризис в Италии? Чего можно ожидать, особенно учитывая санкции против Австрии, санкции, которые пока еще не сняты, а мы только что слышали от Ирины Стоиловой, что Умберто Босси, которого можно называть едва ли не "двоюродным братом" Хайдера, из-за которого и произошел весь этот скандал, может войти в новое правое правительство?

Семен Мирский:

Когда в феврале этого года, еще за несколько месяцев до кризиса, о котором мы сегодня говорим, канцлер ФРГ Шредер заявил, что в случае прихода к власти в этой стране популистских партий позиция Европы в отношении Рима будет точно такой же, как и в отношении Вены, эти слова германского канцлера вызвали очень гневную отповедь итальянского правительства. Почему? Во-первых, итальянский "Национальный Альянс" имеет репутацию респектабельности даже у значительной части итальянских левых. Во-вторых, Италия имеет в Европе совсем иной кредит доверия, чем маленькая Австрия. И все же, может, не стоит недооценивать опасности, которую может навлечь на себя Италия в случае прихода к власти не самых скажем умеренных лиц из рядов "Национального Альянса". Может, стоит напомнить, что в нем есть элементы созданной в свое время Джорджем Амиранто партии, которая называлась Итальянское социальное движение - неофашистской партии, добавлю, что внучка основоположника итальянского фашизма Муссолини тоже член названного движения. Так что Европа по меньшей мере голосом канцлера Шредера высказалась против того, что произошло сейчас, до того, как в Италии прошли региональные выборы. Есть факты и с ними надо считаться.

Елена Коломийченко:

Джанфранко Фини, о котором вы упомянули считается более мягким в смысле своих правых высказываний политиком, нежели Умберто Босси. Теперь я обращусь в Вену к Елене Харитоновой. 19 апреля Йорг Хайдер, бывший лидер Партии Свободы, пригрозил ЕС, что его страна может выйти из него, если будут продолжаться санкции. До этого говорилось, что не следует платить взносов в ЕС. Как вы думаете, Елена, не может ли быть так, что замаячивший на горизонте приход к власти правого правительства с участием и радикальных малых партий, в том числе и той самой "Лиги Севера" может считаться поддержкой для Хайдера и даже в отношении этого заявления?

Елена Харитонова:

Я думаю, что это безусловно так, и я думаю, что реакция на итальянские события, конечно, связана с кризисом ее собственных отношений с ЕС. Газета "Ди Прессе" написала о том, что на севере Италии происходит "хайдеризация" населения. А это значит, что там растет влияние его политики и идей, он является главой приграничной с Италией провинции. Вчера вечером, скомкав все остальные новости, австрийское телевидение в двух главных информационных программах говорило о новом выступлении Хайдера и передало интервью с ним. Хайдер в этом интервью предлагал своему правительству официально обратиться в ЕС с требованием, как он выразился, "тотчас отменить абсолютно необоснованные санкции против Австрии" и сказал, что "если Европа этого не сделает, что Австрии надо будет хорошенько подумать о том, что она забыла в ЕС, и, по крайней мере, перестать платить туда членские взносы".

Причем, обосновывая свою позицию Хайдер подчеркнул, что теперь в Италии вот-вот придет к власти правая коалиция, и ЕС, и социалистам, которые пытаются в нем верховодить, надо хорошенько подумать: а не развалится ли этот союз, если и дальше будут пытаться диктовать другим свою абсурдную политику. Вопрос ведущего программы о президенте Франции Шираке, который ,как известно, отнюдь не социалист, Хайдер со свойственной ему беспардонностью сразу отфутболил: "Ширак в юности участвовал в социалистическом движении, в душе он, конечно, до сих пор социалист". Надо сказать, что это интервью притихшего в свое время Хайдера показало, что он сейчас тотчас воспрял духом и оно именно показывает, какую роль в ЕС может сыграть приход к власти в Италии Берлускони. Как пишет сегодня газета "Прессе", нынешнее итальянское правительство не смогло найти ответы на главные проблемы страны: безработицу, перегрузку общества налогами, наплыв нелегальных иммигрантов, и у блока Берлускони появидлся хороший шанс найти их, если он придет к власти. Но что будут делать французский президент Ширак и немецкий канцлер Шредер с тем, что вместе с Берлускони в власти могут прийти "Северная Лига" Умебрто Босси и "Национальный Альянс" Джанфранко Фини, то есть, по мнению газеты "Прессе", две гораздо более ультраправые партии, чем партия Хайдера. То есть, события в Италии показывают, что в уставшей от социализма Европе начинается поворот вправо, но каким образом ЕС будет справляться с ультраправыми движениями - ответа пока нет

Елена Коломийченко:

Ирина Стоилова, сегодня Сильвио Берлускони настаивает на проведении досрочных парламентских выборов, опасаясь, что через несколько месяцев он может подрастерять свой актив. И все-таки, что есть в активе у правых, что они предлагают, чтобы ответить на те вопросы, которые прозвучали у Елены Харитоновой - из-за безработицы и экономических неурядиц Италия вновь стала неудачным ребенком Европы?

Ирина Стоилова:

Массимо Д'Алема объявил, что на самом деле Италия находится в позитивной фазе экономического развития и цифры это не опровергают. Но я хочу вернуться к проблеме децентрализации, одной из центральных в политической дискуссии в Италии. О децентрализации, на самом деле, давно говорит не только Босси. Почти все парламентские силы согласны с тем, что необходимо проводить какие-то реформы в направлении большей независимости местных властей. Но до какой степени следует децентрализировать государство - это гораздо более сложный вопрос. Сам Босси объявил о своем намерении создать на севере независимые системы образования, безопасности и здравоохранения, что означает создать и независимую полицию севера. Я сильно сомневаюсь в том, что это будет допущено, так как в коалиции правых сил состоит партия "Национальный Альянс", которая резко выступает против подобных перспектив. Надо иметь в виду, что Босси часто пользуется громкими пропагандистскими выступлениями, особенно накануне выборов, но между словами и делами есть огромная разница. Пока нет сомнений только в том, что политический вес партии Босси весьма увеличился и можно прогнозировать, что его рост не ограничится продвижением части своих кандидатов в местные органы власти, и на национальном уровне его мнение будет иметь гораздо больший вес.

Елена Коломийченко:

Семен Мирский, не думаете вы, что вот эти первые шаги в Австрии и тенденции на выборах в Испании и Греции, где традиционно правят левые, но сейчас правые получили столько же голосов, сколько и социалисты, а теперь вот Италия - так не думаете ли вы, Семен, что все это означает сдвиг вправо и на общеевропейском уровне, особенно если учесть выборы в Европарламент, где тоже победили правые партии, что это означает в перспективе ближайших лет, и как на это могут отвечать такие страны как Франция и Германия, где сегодня у власти социал-демократы?

Семен Мирский:

Сдвиг вправо, несомненно имеет место, но считать, что это - тенденция навсегда или надолго, было бы наивно. Не далее, чем год назад мы говорили о том, что Европа "розовеет", сегодня мы говорим о том, что розовый цвет постепенно уходит с политической карты Европы, и она правеет. На самом деле, это просто колебания политического маятника - то вправо, то влево, и, разумеется, периодически маятник находится в центре между двумя крайними точками. Я думаю, что первый урок такой, и этого нельзя упускать из виду. Второй урок: я вспомнил знаменитую фразу Генри Киссинджера, сказавшего много лет назад, что "Израиль единственная из известных ему стран, в которых нет внешней политики, ибо ее полностью заменяет внутренняя". В Европе на наших глазах идет обратный процесс - проблемы, казалось бы, чисто внутриполитические стремительно превращаются в проблемы внешней и даже мировой политики. Мы видели это на примере Австрии и теперь видим на примере Италии. Прошли времена, когда та или иная проблема была чисто внутриполитическим делом. Это, по-моему, еще один важный урок.

XS
SM
MD
LG