Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью Джабы Иоселиани Радио Свобода


Дмитрий Волчек беседует с только что выпущенным из тюрьмы лидером организации "Мхедриони" Джабой Иоселиани.

Дмитрий Волчек:

Господин Иоселиани, Эдуард Шеварднадзе сказал, что решение о помиловании вызвано желанием прекратить гражданскую войну в Грузии, которая началась в 1992-м году. Как вы думаете, действительно ли это помилование поставило точку в этой гражданской войне?

Джаба Иоселиани:

Я думаю, что это не так. Во-первых, это такая вынужденная кампания, а во-вторых, как обычно, Шеварднадще свои какие-то мероприятия и реформы, и так далее - какие-то политические акции, планирует наполовину. То есть, он декларирует какую-нибудь реформу или что-то, какую-нибудь политическую акцию, а потом оказывается, что это - паллиатив, и никогда ничего в конце концов не достигается. Вот так и сейчас. Он объявил, значит, вроде примирение, потом сказал, что это помилование, потом сказал, что это манифест, потом опять вернулся к этому... В конце концов, уже не поймешь, что это такое - примирение или политика... Тут это не гуманная акция, не законная акция, а просто политика.

Дмитрий Волчек:

А чем он на ваш взгляд руководствовался, какие были побудительные мотивы? Все-таки помилование такого количества противников режима, в первую очередь, опасно для самого Шеварднадзе?

Джаба Иоселиани:

Вы знаете, во-первых, у него сейчас власть крепка в смысле полицейского надзора, так что это не так легко сейчас... и народ устал от этого, знаете, кровопролития и так далее. А то, что он оформил себя, он президент, каждый день идет, что это было плохо, что это не революция была а переворот, с каждым днем дается знать, что если будет какая-нибудь радикальная оппозиция, то она сразу будет репрессирована.

Дмитрий Волчек:

Вы намерены подавать в суд на господина Шеварднадзе, требовать материальной компенсации за годы, проведенные в заключении и несправедливые обвинения?

Джаба Иоселиани:

Конечно, я уже это подал, я в Страсбург уже это отослал, так что я жду сейчас ответа.

Дмитрий Волчек:

Вы собираетесь судиться именно в Страсбурге, а не в Грузии?

Джаба Иоселиани:

Конечно, в Грузии я все инстанции исчерпал.

Дмитрий Волчек:

Какова сумма вашего иска?

Джаба Иоселиани:

Два миллиона долларов.

Дмитрий Волчек:

Вы считаете, что у вас есть шанс выиграть этот процесс?

Джаба Иоселиани:

Я в этом уверен. Осуждение мое - наверное, такого в истории юриспруденции не было... Свидетелей нет. Никаких доказательств нет, ничего нет. Даже есть постановление центральной избирательной комиссии: немедленно отдать под суд тех людей , кто меня арестовал.

Дмитрий Волчек:

Господин Иоселиани, вместе с вами вышли многие ваши соратники по группе "Мхедриони". Намерены ли вы воссоздать "Мхедриони"?

Джаба Иоселиани:

"Мхедриони" функционировало все это время. Некоторое время было, так сказать, в подполье. А сейчас, давно уже, полтора года уже они функционируют, сейчас, конечно, будет все активнее. Но то, что нас освободили - это не так. Нас всего освободили 10 человек...

Дмитрий Волчек:

А сколько еще ваших заключенных соратников находится в грузинских тюрьмах?

Джаба Иоселиани:

Человек 30.

Дмитрий Волчек:

Вы будете добиваться их освобождения?

Джаба Иоселиани:

Конечно, они же "в нахалку", как это называется, "пришили" всем статьи, без свидетелей, как при Сталине - лишь бы был человек, а дело найдется. И вот они искали лжесвидетелей и так далее...

Дмитрий Волчек:

В таком случае, чем руководствовались власти, когда некоторых членов "Мхедриони" отпустили а некоторых оставили под стражей. Есть ли какая-то логика в их действиях?

Джаба Иоселиани:

Никакой логики нет. В том то и дело, что я говорю насчет паллиатива, кто-то думает, что вот этого вот нельзя освободить, потому что он опасный, а этого можно оставить. Такая градация, сейчас, вольная.

Дмитрий Волчек:

Какие сейчас политические ваши планы. Вы хотите по-прежнему возглавлять "Мхедриони", создать какую-то оппозиционную структуру или намерены уйти из политики?

Джаба Иоселиани:

Сейчас я говорю из офиса "Мхедриони" и с понедельника мы будем объявлять свою программу.

Дмитрий Волчек:

Могли бы вы назвать сейчас некоторые ее основные тезисы?

Джаба Иоселиани:

Это - возвращение в Грузию парламентской республики: Шеварднадзе фактически узурпировал власть - была парламентская республика, а он сделал президентскую. Второе: упразднение системы губернаторов и назначения их, и назначения так называемого "местного самоуправления." Местное самоуправление назначает Шеварднадзе! Международная политика - нейтралитет под гарантией двух великих держав - допустим, Америки и России... Реальная судебная реформа -полицейскую систему - упразднить, МВД расформировать надо как-то его... У нас 80 тысяч полицейских. Армия в 40 тысяч, а полицейских 80 тысяч. Не только полицейские. Еще есть Государственная Охрана, тоже тысяч, наверное, пять, потом есть охрана лично президента - тоже, наверное, 1200 - 1500 человек. Эту систему надо разрушить, произвести демонтаж.

Надо упразднить КГБ - Грузия малая страна, не нужно это, это имперская роскошь, Чехия и Венгрия, насколько я знаю, сразу упразднили КГБ, а у нас только укрепили. Когда я был у власти, я сразу постарался его упразднить и превратил в Центральный Разведывательный Комитет, а Шеварднадзе, как укрепил свою власть, опять превратить его в КГБ, с отрядами, с полками, группа "Альфа", "Омега" и так далее... Это все надо упразднить, потому что нам это ни к чему. Говорим о рыночной экономике. Какая она рыночная?! Идет контроль, через государственных чиновников контролируют всю эту экономику, никакая она не рыночная! Это просто советская показуха, по традиции Шеварднадзе ее внедрил, да даже не надо было и внедрять - возобновил. Вся программа - вот так в общей сложности. Армию... если мы будем нейтральная страна, само собой надо упразднить русские базы, и не допускать никаких натовских баз, чтобы никаких баз тут не было.

Дмитрий Волчек:

Суля по тому, что вы говорите о программе "Мхедриони", это партия радикально либерального толка даже с некоторыми элементами анархизма. Да?

Джаба Иоселиани:

Нет, анархизмом тут даже и не пахло... "Анархия мать порядка", - между прочим... Это, знаете, в чем дело, в такой стране как Грузия такую машину... да, еще у нас канцелярия президентская. При Советской Власти в Грузии личный состав ЦК было 180 человек, сейчас президентская канцелярия - 500 человек. Это - бездельники, бюрократические паразиты, которые грабят народ, больше ничего не делают, и потом эта губернаторская система, у нас есть районные правители, и есть еще губернаторы, параллельный бюрократический аппарат. Кто их может кормить?! Один с сохой и семеро с ложкой, или даже не семеро уже, а двадцать человек... даже эта пословица уже не подходит.

XS
SM
MD
LG