Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности национального российского алкогольного бизнеса


Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин:

Два крупнейших производителя алкоголя в России обвиняются в уклонении от уплаты налогов. Как сообщило агентство "Росбизнесконсалтинг", налоговая полиция проводит расследование на заводе "Кристалл" и на Московском комбинате шампанских вин. Власти считают, что предприятия не доплатили казне в общем около 70 миллионов рублей, а производители и продавцы алкоголя просят государство уменьшить налоговое бремя и заняться собственной виноградной отраслью, которая требует серьезных вложений. Об особенностях национального российского алкогольного бизнеса рассказывает Сергей Сергеев:

Сергей Сергеев:

Россия всегда была страной, где водку предпочитали другим алкогольным напиткам. Но за последние 20 лет доля потребляемого в стране вина по сравнению с водкой уменьшилась с 45 до 20 процентов. В отличие, например, от Франции, где вина составляют большую часть - 80 процентов всего выпитого гражданами спиртного. Рассказывает владелец московской кампании "Казумян", предприниматель Сурен Казумян.

Сурен Казумян:

В СССР планировалось, и очень неплохо планировалось потребление вина и водки. Вино было дешевое. Да, дорогие сухие вина особо не котировались. Они особо не пились в России, за исключением южных районов. Но для народа, который должен был пить вино, подавали на стол соразмерные цифры качества и цены товара. Если портвейн стоит 1р. 70 к. а водка - 3р. 60к., то люди отдавали предпочтение портвейну. Портвейн - это намного полезнее водки. Сейчас, не могут сделать цену такую, с учетом всех пошлин, которые существуют по импорту, а своего виноматериала мало, но надо делать так, чтобы вино, наконец-то стало дешевле, чем водка - мы же так нацию губим по большому счету.

Сергей Сергеев:

Сурен Казумян говорит, что самое дешевое молдавское вино приемлемого качества не может стоить в России дешевле 45 рублей, что все равно дороже 35-ти рублевой водки. Предприниматель привозит в Россию французские вина и, конечно, хочет, чтобы пошлины стали еще ниже. В марте, например, государство подняло акцизы на водку. Пошли вверх и цены. Граждане недовольны. "Алкогольные короли" не хотят платить больше. Министр по налогам и сборам Александр Починок выступил на конференции "Винный Мир 2000". Там он признал, что налоговики сами еще не во всем разобрались и предложил винно-водочной общественности договориться. Министр Починок даже пошутил:

Александр Починок:

Мы действительно не хотим содрать шкуры, мы понимаем, что в нормальное время рынок вина, и дешевого, и дорогого только формируется. Население еще не привыкло, и мы не хотим приходить с дубиной на этот рынок. Но подскажите нам, что происходит, какая ситуация. Мы не можем освободить вас от налогов, вы это прекрасно понимаете. Но мы можем более цивилизованно... Сформулируйте свои предложения, и я думаю, что мы обсудим.

Сергей Сергеев:

Главный налоговик России Александр Починок сообщил, что его министерство ведет переговоры с коллегами из Грузии о мерах по борьбе с продавцами фальшивого грузинского вина известных марок. Две трети вина и винного концентрата завозят в Россию из республик бывшего СССР. Львиная доля из Молдавии, на втором месте грузинский экспорт. Чисто российская продукция - из Краснодара, Ставрополя, Ростова и Дагестана, составляет около 20 процентов рынка. Настоящее грузинское вино в России еще дороже молдавского. Оптовые цены начинаются от трех с половиной долларов. Таким образом, 90 процентов дешевых вин, которые в киосках называются "грузинскими", обычно поддельные или разлиты с нарушением технологии в российских городах. Объясняет коммерческий директор торговой компании "Алазани" Игорь Воронин:

Игорь Воронин:

Вино есть продукт брожения виноградного сока. Поэтому можно априори сказать, что любой сброженный до определенной кондиции виноградный сок можно назвать вином. Сейчас вот есть технологии, так сказать, вторичного брожения, я не технолог и могу в терминах ошибаться... когда берут концентрированное виноградное сусло - это, грубо говоря, очень сладкий концентрат сока, его разводят водой, дрожжей туда, перебродило, говорят - вино.... Химия позволяет сейчас делать все, что угодно. Но ведь и мех можно сделать искусственный, но почему-то все предпочитают носить шубы из натурального меха. Теплее, да и как-то приятнее! Любой натуральный продукт как-то приятнее, чем синтетика. То же самое и с вином. Если вы хотите пить натуральный продукт - это один вопрос, в первую очередь, вашей культуры, а если вам все равно что пить - лишь бы по башке давало, значит, это вопрос отсутствия вашей культуры.

Сергей Сергеев:

Представитель грузинских виноделов Воронин успокаивает, что продуктом, который он называет синтетическим, пользоваться можно: санитарные нормы, скорее всего, соблюдены - власти следят за производителями и продавцами по лицензии. И, хотя он и требует требовать перед покупкой сертификаты и пользоваться проверенными магазинами, ему понятно, что настоящее "Саперави" или "Мукузани" станет доступно, только если у среднего россиянина появятся деньги. "Сегодня виноделы России уступают своим зарубежным коллегам", - считает

Сурен Казумян:



Сурен Казумян:

Многие из заводов "химичат", испортили качество, пошли по пути наименьшего сопротивления дешево, быстро, неважно что, лишь бы продавать. Вынуждены люди были идти на категорию, которая называется "винные напитки". "Винные напитки" - это единственные напитки, которые можно сегодня продавать в районе 15-16 рублей. Но это все равно спиртовая база, это смесь, там есть немножко вина, спирт, ароматизаторы и так далее. Какая-то замена водки, до 28 градусов разрешается разливать.

Сергей Сергеев:

Тем не менее, российская алкогольная продукция время от времени завоевывает призы на зарубежных конкурсах. "Школа виноделия в стране настоящая - французская, и в Краснодаре или Ставрополе могут изготавливать достойную продукцию", - рассказывает руководитель проекта компании "Виником" Геннадий Опарин:

Геннадий Опарин:

Не хочется жаловаться. На конференции мы говорили, что вот, надо ... Да ничего не надо, нужно просто вот эту состыковку - понять, что нужно потребителю, понять, что должен делать продавец, и что должен делать производитель. Но вот люди, до которых ты должен свою мысль донести, и которые должны понять, что они должны делать такой-то виноматериал... делать его сортовым, отделить пресс, сделать так и так, насытить его, профильтровать, после поставить, чтобы кислородик не попал - надо, чтобы ты ходил и смотрел... Когда вот за ними ходишь каждый день и смотришь, тогда у них получается, а во всех случаях... Я думаю, что это - советское наследие. Должны пройти несколько лет...

Сергей Сергеев:

Продавец российских вин Геннадий Опарин считает, что после того, как россияне попробовали продукции западных виноделов, в стране появился спрос на качественные сухие марки. Геннадий наладил контакты с одним из винодельческих совхозов в Анапе и смотрит в будущее с оптимизмом, хотя ему и приходится преодолевать сопротивление на местах. Люди не видят смысла работать по другому - менять привычки. А коллега Опарина Сурен Казумян говорит, что Россия еще долго будет пить, в основном, привозное вино.

Сурен Казумян:

Даже если сегодня кто-то начнет программу восстановления российского виноделия, начиная с саженцев, то нужны годы - 15 - 20 лет, чтобы в России в достаточном количестве появились свой виноград и вино. Это - большие инвестиции и большие временные затраты.

Сергей Сергеев:

Специалисты в алкогольной области считают, что если и появится качественное российское вино, то оно еще долго из-за местных условий производства будет дороже водки.

XS
SM
MD
LG