Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В ходе визита Игоря Иванова в США разногласия между Вашингтоном и Москвой уладить не удалось


Ведущий программы "Liberty Live" Владимир Бабурин:

Завершился визит в Соединенные Штаты министра иностранных дел России Игоря Иванова. Но совместной пресс-конференции с Госсекретарем США Мэдлин Олбрайт стороны отметили, что состоялся активный диалог и обсуждение повестки дня будущего американо-российского саммита. Обозреватели отмечают, что круг вопросов для предстоящей в июне встречи на высшем уровне очерчен, однако, не ясно пока, как решать разногласия, которые по этим вопросам возникают. Из Вашингтона сообщает наш корреспондент Ирина Лагунина.

Ирина Лагунина:

Похоже, что президент Клинтон попросит своего российского партнера в июне в Москве согласиться на небольшие изменения в Договоре по ограничению систем противоракетной обороны, и последнее слово останется за президентами. Небольшое изменение в Договоре по ПРО позволит Соединенным Штатам разместить около 100 ракетных установок для перехвата и уничтожения случайных ракет или ракет государств-изгоев, и дополнительную улучшенную радарную систему на Аляске. Пока расхождения по вопросу создания такой ограниченной национальной системы противоракетной обороны между Соединенными Штатами и Россией довольно сильны. Российский министр Игорь Иванов настаивает на том, что договор по ПРО является краеугольным камнем нынешней системы международной безопасности и стабильности, Мэдлин Олбрайт утверждает, что этот договор устарел и не отвечает на современные вызовы и угрозы. Российская сторона говорит, что готова работать в области нестратегических систем противоракетной обороны, американская, что нестратегические системы - это не то, что интересует Соединенные Штаты. В США, в силу географии, больше опасаются межконтинентальных баллистических ракет, а не тактических.

Приблизительно такого же уровня диалог-противостояние в американо-российских отношениях за последнее время происходил лишь по вопросу о расширении НАТО. Тогда тоже стороны остались при своих позициях, но теперь, в результате этого, как говорит российский министр, у России появилась новая военная доктрина. Вот что сказал российский министр в ответ на вопрос Радио Свобода, кто те союзники России, на которых она распространяет свой "ядерный зонтик", и как сказывается положение о том, что ядерное оружие можно применять, если другие меры исчерпаны - на структуре международной безопасности. Игорь Иванов:

Игорь Иванов:

К сожалению, в прошлом году, в связи с действиями НАТО, в связи с новой концепцией НАТО, которая была принята, в связи с ростом угрозы международного терроризма и с появлениями других вызовов мы были вынуждены предпринять соответствующие меры, которые обеспечивали бы национальные интересы нашей страны, обеспечивали бы обороноспособность России. Отсюда и те изменения, которые внесены в нашу военную доктрину. Это не значит, что ядерное оружие будет применяться как оружие устрашения или оружие атаки. Оно будет использоваться в том случае, если национальные интересы и безопасность России будут поставлены под угрозу. Что касается союзников, о которых вы говорите, то это вопрос, который будет рассматриваться в каждом конкретном случае, и говорить о каких-то конкретных странах сейчас было бы преждевременно.

Ирина Лагунина:

Госсекретарь США Мэдлин Олбрайт, отвечая на тот же вопрос, заметила, что доктрину России они не обсуждали, но вопрос о том, что НАТО - союз оборонительный и его расширение никак не носит антироссийского характера, возникал. Мэдлин Олбрайт:

Мэдлин Олбрайт:

Одна из тем, на которые мы говорили, это то, что такое новые угрозы, и как их преодолеть. Именно поэтому мы предлагаем создание национальной системы ПРО и серьезное сокращение ядерного оружия. По нашему мнению, таким образом следует бороться с угрозами, которые стоят перед нами в ХХI веке.

Ирина Лагунина:

Мэдлин Олбрайт абсолютно явно дала понять, что в ходе этого визита разногласия уладить не удалось. "Мы не можем оба быть правы одновременно", - сказала Госсекретарь США.

XS
SM
MD
LG