Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Памяти академика Николая Воронцова

  • Флориана Фоссато

Флориана Фоссато, Лондон:

Его жена говорит, что Николай Николаевич Воронцов всегда был неудобным человеком - потому что дела делал. Действительно от нас ушел человек, который более 60 лет накапливал удивительное количество самых разнообразных знаний и дел. Николай Николаевич был блестящим ученым зоологом, энтузиастом экспедиций, которые помогли открыть сверхбогатое биологическое разнообразие бывшего СССР. Он был замечательным организатором научной деятельности биологов в Новосибирске и на Дальнем Востоке. Он легко умел излагать свои открытия в десятках публикаций, которые были охотно переведены на многие иностранные языки. Постепенно в 50-х и 60-х годах Николай Николаевич осознал идиотские лимиты и трагические последствия, которые переживала наука и ученые. Советская идеология в лице таких псевдоученых, как Лысенко, держала науку и ученых в России в заложниках. Николай Николаевич постепенно стал политиком, чтобы побороться против Лысенко и подобных ему людей. В 1973-м году он потерял пост директора биологического института во Владивостоке, потому что отказался вступить в компартию. Такое честное поведение было абсолютно типичным качеством Николая Николаевича, который всегда стремился быть человеком, убеждения которого соответствовали бы действиям. Когда в августе 1989-го года он стал первым министром экологии СССР при Михаиле Горбачеве, он был единственным членом кабинета Николая Рыжкова, у которого не было партбилета. Как министра его беспокоило состояние науки и экологии в своей стране, и он очень много делал, чтобы скорректировать ситуацию и обратить внимание на то, что здоровое экологическое состояние и внимание к окружающей среде - это не роскошь, а необходимость для всех, включая жителей России. Поэтому Николай Николаевич охотно стал активистом даже зеленого движения. Он принимал участие в экспедиции легендарного судна "Рэйнбоу Уорриор" организации "Гринпис". Он поехал на атолл Муруроа, чтобы протестовать против французских ядерных испытаний. В России, будучи депутатом парламента, Николай Николаевич создал отделение Международной группы парламентариев за окружающую среду. Николай Николаевич много делал, чтобы средства, направленные на разработку ядерного оружия, были использованы для более нужных и мирных целей. Николай Николаевич был настоящим Интеллигентом в российском широком смысле. Ко всему и вся он испытывал глубокий интерес и мог к любой ситуации относиться с чувством долга, даже в последние годы, когда он страдал и переживал жуткие боли. Больше науки он, наверное, любил только свою семью и людей, которые разделяли с ним преданность делу. 40 стипендий для ученых, которые помогли более 4 тысячам ученых продолжать исследовать биологическое разнообразие в трудные для многих годы после распада СССР, были распределены благодаря усилиям Николая Николаевича. В его желании помогать науке и укреплять позиции России на культурной карте мира, в целом, в культуре, науке и уважении к уникальным богатствам природы России, а не в военной мощи и неуважением к правам человека, и заключался патриотизм Николая Николаевича Воронцова. Это всегда характеризовало деятельность Николая Николаевича. В 90-е годы в составе Межрегиональной группы в парламенте он боролся за демократические идеалы. Когда он уже оказался вне политики из-за плохого физического состояния, то он все равно выступал за права военного эколога Никитина и против угрозы свободы в России.

XS
SM
MD
LG