Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью депутата Государственной Думы от Союза правых сил Сергея Юшенкова

  • Сергей Юшенков

Сергей Юшенков:

Действительно, сейчас в Государственной Думе идет активное обсуждение между лидерами фракций того, кому какие достанутся комитеты, выводы пока делать рано, хотя, конечно, по этому вопросу идут различные консультации. В частности, скажем, Комитет по международным делам достанется, скорее всего, «Яблоку», председателем этого комитета, видимо, будет Лукин, председателем Комитета по законодательству может стать представитель СПС Крашенинников, Комитет по экономической политике, вероятно, возглавит Сергей Глазьев. Можно перечислять, какие есть предложения, по каким комитетам достигнуто согласие. Но я боюсь, что сейчас разногласий гораздо больше, чем согласия. Нет также и единства по вопросу кандидатуры на главный пост - пост спикера Государственной Думы. Конечно, фракции заявили своих кандидатов, в частности от СПС заявлен Виктор Похмелкин - очень квалифицированный юрист, профессионал, автор очень многих законопроектов, скажем, достаточно сказать, что он был одним из авторов первой части Налогового Кодекса, УПК и так далее. Это, действительно, очень известный и квалифицированный юрист. Понятно, что СПС готов на рейтинговом голосовании поддержать и Сергея Степашина от «Яблока». А далее все как бы остается за кадром. Журналисты и эксперты в самой Государственной Думе вообще предполагают, что на самом деле выбор в пользу Селезнева уже сделан, фракция коммунистов и одна из центристских фракций проголосуют за него, и этих голосов будет достаточно. Говорят, что, якобы, на это готовы представители фракций «Единство» и «Народный депутат». Я не думаю, что это полностью соответствует истине. Все-таки избиратели 19 декабря сделали очень четкий выбор в пользу правых и центристских сил, и если вновь будет избран представитель КПРФ, то, как мне представляется, это будет сговор вопреки воле избирателей, то есть, если действительно депутаты-центристы вообще всех фракций или хотя бы одной из центристских фракций последуют команде из какого-либо центра власти и проголосуют за представителя КПРФ, значит, будет совершен тихий аппаратный переворот. Это будет печально, но есть определенная надежда, что этого не произойдет. Во всяком случае, фракция СПС сделала такое заявление, и мы надеемся, что рядовые члены центристских фракций не последуют воле своих вождей. Есть большой шанс, что будет избран некоммунистический спикер.

Александр Батчан:

А как вы относитесь к тому, что заместители спикера прочат малоизвестного саратовского политика Любовь Слиску. Что это нам говорит о закулисной борьбе в Думе?

Сергей Юшенков:

Любовь Константиновна, на самом деле, выдвинута, по крайней мере, официально в качестве кандидата на спикера. Но если она не проходит, то становится первым заместителем. Это говорит о сложности в решении кадровых вопросов, которые сегодня реально имеются в Государственной Думе, несмотря на то, что в ней имеется очень много квалифицированных и грамотных, и юристов, и экономистов, и просто опытных политиков. Одних бывших премьер-министров несколько, несколько вице-премьеров, министров и так далее. Но, наверное, происходящее как бы совпадает с некоторыми видениями, в данном случае - Кремля, потому что именно Кремль формирует политику «Единства».

Александр Батчан:

Сергей Николаевич, с точки зрения СПС - вы являетесь одним из ведущих членов СПС, так вот, как такой расклад скажется на работе Думе, на принятии новых законов, прежде всего, в области экономики?

Сергей Юшенков:

Уже избрание спикера будет означать, в какую сторону будет сделан крен Кремлем. Если будет избран представитель левых, то это - продолжение той же самой политики, которую проводила Дума предыдущего созыва. Это означает, что рыночные законы приниматься не будут, антирыночные законы отменяться тоже не будут, и, собственно говоря, страна будет идти по «межеумочному» пути, непонятному - то ли рынок, то ли государственное регулирование. И это будет очень печально, прежде всего, для граждан страны. От того, какое будет распределение комитетов, тоже, конечно, что-то будет зависеть, но в меньшей степени, потому что это - пакетные соглашения, и всегда в любом комитете есть возможность нарабатывать те или иные законопроекты. Но если действительно спикером будет избран представитель левых, то это будет означать, что сговор между проправительственной фракцией и КПРФ налицо. А подобного рода сговор ни к чему хорошему не приведет.

Александр Батчан:

Ну а если взять международную сферу, прежде всего, я имею в виду ратификацию Договора СНВ-2, который был уже несколько лет назад ратифицирован американским Сенатом, переговоры по Договору ПРО 1972-го года и другие разоруженческие вопросы визави США? Судя по уже прозвучавшим воззрениям Путина на национальную безопасность России, Кремль теперь не будет особенно перечить Охотному ряду. Что в этой сфере может произойти?

Сергей Юшенков:

Я думаю, что сейчас Россия в большей степени заинтересована, если реально исходить из стратегических интересов России, в ратификации этого договора. В принципе, даже Дума прошлого созыва была готова к ратификации этого договора. Поскольку все же изменение сил, хочется надеяться, произошло, и депутаты от «Единства» не будут слепо следовать командам из Кремля, хотя, впрочем, и Кремль будет заинтересован в ратификации этого договора, ратификация СНВ-2 не будет отложена в долгий ящик. Она просто необходима России, и этот договор будет ратифицирован.

Александр Батчан:

Ну а относительно Договора по ПРО от 1972-го года - как известно, США намерены приступить к разработке национальной системы ПРО. Очевидно, что на каком-то этапе к этому может быть привлечена и Россия?

Сергей Юшенков:

Очень жаль, что Конгресс США при ратификации СНВ-2 внес определенные поправки, связанные с возможностью пересмотра Договора по ПРО. Фактически они могут своими программами поставить его под сомнение. А это просто будет означать новый виток гонки вооружений, больше ничего это означать не будет. В данном случае, я думаю, не в интересах ни США, ни России, увязывать Договор СНВ-2 и ратификацию его с Договором по ПРО. Хотя, конечно, в разоруженческих программах все взаимосвязано и если США все-таки, у них это запланировано на 2003-й год, попытаются осуществить разработку этих программ, что фактически означает выход США из Договора по ПРО, то Россия, видимо, тоже вынуждена будет пойти на то, чтобы развивать какие-то свои другие программы, асимметричные или адекватные - назовите это как угодно, но это будет очень плохо для судеб мира, но я надеюсь, что это не произойдет.

Александр Батчан:

Как вы считаете, новая жесткость, прозвучавшая в конце прошлого года у Ельцина - в Стамбуле, и главное - в Пекине, и у Путина, который высказался по национальной безопасности России, что это - реакция на предстоящее создание американской национальной системы противоракетной обороны, или это просто какие-то заявления, связанные с выборами, поскольку люди любят жестких лидеров?

Сергей Юшенков:

Наверное, нельзя сбрасывать со счетов и это, плюс сюда надо добавить и позицию Запада по отношению к Чечне, и позицию по Югославии. Здесь, к огромному сожалению, у России и Запада в последнее время наметилось немало расхождений. Мне кажется, что здесь надо бы, наверное, остановиться, и российским лидерам, и американским, и, вообще-то, совместно подумать о том, что надо сделать, чтобы не допустить новый виток гонки вооружений или новый виток конфронтации.

Александр Батчан:

Какой вам, депутату от СПС, видится роль союза в новой Думе? Либералы, как себя называют правые, всегда традиционно были близки к западным воззрениям на международные отношения и разоруженческий процесс.

Сергей Юшенков:

Да, действительно, в этой Думе у нас появилось гораздо больше возможностей для того, чтобы отстаивать именно ценности, которые традиционно приписывают Западу, но у нас нет осязаемого большинства в Думе. Мы будем стремится к тому, чтобы, в конечном итоге, разоруженческие идеалы и идеалы, связанные с осуществлением, скажем, перехода нашей страны к рыночной и действительно конкурентной экономике, защитой прав и свобод личности, чтобы все эти идеалы все-таки были воплощены в Государственной Думе. Скажем, по Комитету по обороне, наконец-то мы примем нормальный Закон по альтернативной службе, наконец-то мы примем ряд законодательных актов, направленных на создание профессиональной армии, наконец-то ратифицируем Договор СНВ-2 и так далее. Ну, хочется надеяться на это, результаты выборов 19 декабря дают нам такую надежду, но, к сожалению, сегодня очень многое зависит от политики Кремля.

Александр Батчан:

Но на выборах вы поддержали Владимира Путина и главное в политике Кремля - ведение войны в Чечне. Некоторые думают, что вы использовали Путина как «Троянского коня», чтобы войти в Думу. Будете ли вы по-прежнему солидаризироваться с Кремлем в чеченском вопросе, или вы намерены теперь начать подвергать его критике за какие-то слишком резкие шаги в Чечне и недостаточно быстрые и эффективные попытки добиться мира?

Сергей Юшенков:

Ну, во-первых, мы поддержали Путина только после того, как он поддержал нашу экономическую программу. Во-вторых, на следующий день к огромному сожалению Путин сказал, что его неправильно поняли. То есть такой очевидной поддержки Путина СПС не было. Мы заявляли, что мы будем поддерживать не Путина, а ту или иную политику, которую проводит Путин. Мы резко выступили против ратификации Договора с Белоруссией, которую поддержал Путин. Мы выступили против тех способов ведения военных действий, которые сегодня используются в Чечне. Я напомню, что группа депутатов от СПС выносила в Думе проект постановления, в СМИ он почему-то не был замечен, хотя было и голосование. Его суть сводилась к тому, что применение Вооруженных сил должно осуществляться в строгом соответствии с Конституцией и законами, и что в рамках антитеррористической операции такое применение Вооруженных сил неправомерно, что так с террористами не борются, что это просто эвфемизмы, что нужно и должно бороться с незаконными вооруженными формированиями и сепаратистами, но тогда так это и надо называть. Дело в том, что тогда нужно вводить на территории Чечни военное положение и четко ставить конкретную задачу и по ликвидации этих незаконных вооруженных формирований, и, главное, по проблеме статуса самой Чечни. Вопрос в том, что, в конечном итоге, Россия будет делать в Чечне, какие будут налаживаться отношения в послевоенное время? Потом тогда нужно очень четко следовать всем международным пактам, в частности, дополнительным протоколам к Женевским соглашениям, имеется в виду те, в которых речь идет о конфликтах, носящих не международный характер, тогда должны быть четкие ограничения способов применения вооруженных сил и так далее. Там накладывается достаточно много ограничений. То, что происходит сейчас, находится вне правовых рамок, хотя и соответствует настроениям большинства народа, хотя, с моей точки зрения, и соответствует политической целесообразности. Но ведь не только политическая целесообразность должна быть поставлена во главу угла, но и, прежде всего, законы и Конституция. А этого, к сожалению, не происходит. Я бы не сказал, чтобы мы замалчивали эти расхождения - они были достаточно четко озвучены еще в ходе предвыборной кампании. Я не вижу оснований для того, чтобы мы после предвыборной кампании отказывались от тех ценностей и идеалов, которые мы отстаивали во время нее.

Александр Батчан:

Сергей Николаевич, скажите пожалуйста в двух словах, учитывая все, что вы сказали относительно Чечни, намерен ли СПС поддерживать кандидатуру Путина на пост президента России?

Сергей Юшенков:

Нет, этот вопрос еще не решен, он отложен до конца февраля. На индивидуальной основе каждый из членов СПС имеет право на такой шаг, но СПС в целом такого решения пока не принимал.

XS
SM
MD
LG