Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон "Об альтернативной гражданской службе"


1 января 2004 года в России начал действовать закон "Об альтернативной гражданской службе". О том, что нового он привнес в нашу жизнь, о его плюсах и минусах мы будем разговаривать с секретарем комиссии Союза Комитетов солдатских матерей России по работе с законодательными органами Юлией Горячевой.

Но прежде чем начать разговор, я предлагаю послушать сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Обнинске Алексеем Собачкиным.

Алексей Собачкин: В городке Жуков, названном так потому, что неподалеку родился великий полководец, призывник Станислав Подрезов выиграл суд у призывной комиссии, которая пыталась отправить его в армию, а это противоречило религиозным убеждениям Станислава. Молодой человек добивался предоставления ему альтернативной службы.

Станислав Подрезов: Я являюсь верующим человеком, принадлежу к организации "Свидетели Иеговы". И мое вероисповедание, а также мои религиозные убеждения не позволяют мне служить в армии, брать в руки оружие, учиться воевать или давать присягу.

Алексей Собачкин: В суде 20-летний Станислав Подрезов показал хорошие знания религиозных текстов, которые он цитировал наизусть.

Станислав Подрезов: Мы - христиане, а Иисус Христос заповедовал своим последователям, чтобы мы не воевали. И если обратить внимание на Писание от Исайи (2-ая глава, 4-ый стих), там говорится о том, что народ Бога перекует все мечи на орала и не будет больше учиться воевать. От Матвея (в 25-ой главе, 52-ом стихе) в Евангелие, в Библии, - там говорится о том, что все, кто возьмет меч, от меча и погибнут.

Алексей Собачкин: В октябре прошлого года Подрезов принес в призывную комиссию заявление о предоставлении ему альтернативной службы, но его не прииняли во внимание. Военный комиссар Жуковского района полковник Геннадий Ярема отказался комментировать ситуацию, сославшись на то, что решение принимает призывная комиссия коллегиально - с нее и спрос. Председатель комиссии, заместитель главы района Вячеслав Петров, в телефонном разговоре сказал, что закон об альтернативной службе начал действовать только с 1 января 2004 года, поэтому заявление Подрезова ранее этого срока не могло быть удовлетворено.

Мягко говоря, странная позиция. Странная потому, что еще в начале прошлого года в Жукове прошел достаточно громкий судебный процесс по жалобе на призывную комиссию. Ситуация была похожей. Иван Дремов, тоже член организации "Свидетели Иеговы", обратился с заявлением об отсрочке от призыва, до начала действия Закона "Об альтернативной гражданской службе". Ему отказали. Тогда он обратился в суд, который встал на сторону призывника. В итоге Дремов и Подрезов отстояли свое право на альтернативную службу.

Станислав Подрезов: Так как Бог хочет, чтобы мы не учились воевать, то для нас является приемлемой альтернативная гражданская служба, она не противоречит нашим убеждениям.

Марьяна Торочешникова: Ну вот, судя по всему, теперь, со вступлением в силу Закона "Об альтернативной гражданской службе" призывникам не придется в суде отстаивать свое право на такую службу. Так я понимаю?

Юлия Горячева: Да, право не придется отстаивать. Но придется обосновывать свои убеждения, что, в общем-то, противоречит международным актам, противоречит 29-ой статье Конституции Российской Федерации, в которой сказано, что человек не должен доказывать своих убеждений. И презумпции наличия убеждений это тоже противоречит.

Марьяна Торочешникова: Я предлагаю нашим слушателям подключиться к разговору и высказать свое мнение о законе "Об альтернативной гражданской службе", если им известно об этом законе, и вообще свое мнение об альтернативной гражданской службе взамен военной.

А Вас, Юлия Леонидовна, я попрошу рассказать немножко о том, что же это за закон, что он предусматривает и какие правила теперь устанавливает?

Юлия Горячева: Закон уже вступил в силу, но не для граждан Российской Федерации. Он вступил в силу с 1 января этого года, вероятно, для наших органов исполнительной власти, потому что они готовят те документы, которые им нужно сделать, для того чтобы принимать граждан на альтернативную гражданскую службу.

Граждане должны подать заявление на замену военной службы альтернативной гражданской службой до 1 октября или до 1 июня, перед призывом на военную службу. То есть если человек подлежит призыву, например, весной этого года, а призывная кампания начинается с 1 апреля и заканчивается 30 июня, то вот сейчас его направлять на альтернативную гражданскую службу не будут.

Он должен до 1 апреля подать заявление в призывную комиссию военкомата по месту жительства, призывная комиссия его вызовет повесткой, для того чтобы рассмотреть заявление и потребует доказать наличие убеждений, противоречащих несению военной службы. И тогда уже направит... даже не направит, а удовлетворит или не удовлетворит заявление. И только потом призывника отправят на медицинскую комиссию на предмет годности к военной службе. Это тоже нелепо, потому что сначала надо бы провести медицинскую комиссию, и если человек не годен к военной службе, то он не подлежит направлению и на альтернативную гражданскую службу.

Марьяна Торочешникова: Я хочу немножко тут добавить, чтобы слушатели не запутались. Закон начал действовать, с 1 января 2004 года. Следующий призыв начнется весной. Теоретически, в соответствии с этим законом, для того чтобы проходить альтернативную гражданскую службу, призывники, желающие проходить такую службу, должны были подать заявления в военкоматы, еще до 1 октября прошлого года...

Юлия Горячева: Не могли, потому что закон вступает в силу с 1 января 2004 года.

Марьяна Торочешникова: То есть эта категория призывников, грубо говоря, пролетела. И теперь остаются только те, кто должен призываться осенью уже этого года, 2004-го. И вот им нужно до 1 апреля 2004 года отдать свои заявления в военкоматы.

Юлия Горячева: Да.

Марьяна Торочешникова: У нас есть звонок из Рыбинска. Давайте послушаем. Добрый день.

Слушатель: Здравствуйте. Шабатин Иван Иванович, профессор. Я бы хотел сказать, что некоторое время, еще в период обсуждения данного закона подчеркивал одну серьезную методологическую ошибку в разработке. Кому-то пришло в голову - видимо, генералитету, по совершенно непонятным причинам, и Починку, министру, - что всего лишь 2 процента где-то изъявят свое желание проходить вот эту службу. Откуда они взяли эти данные, совершенно непонятно, потому что бегут со службы, пытаются кончить или кончают жизнь самоубийством намного больше людей, а это, согласитесь, уже шаг крайний.

Так что я думаю, что самый главный методологический порок - это подгонка под эти 2 процента любыми путями тех лиц, которые хотят выполнить свой гражданский долг вот так.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Иван Иванович, Ваше мнение понятно. А я думаю, Юлия Леонидовна, что мы с Вами забыли сказать, что срок альтернативной гражданской службы составит 42 месяца.

Юлия Горячева: Тут генералы Генерального штаба, которые принимали очень активное участие в разработке этого закона и, больше того, убедили Думу принять именно такой закон, предложили очень большие сроки альтернативной гражданской службы. Они выступили с такими предложениями, с которыми не будут согласны, вероятно, граждане, потому что служба по экстерриториальному принципу без всякого согласия гражданина даже на выбор альтернативной гражданской службы - это противоречие со всеми документами Международной организации труда.

И очень большие сроки. Срок для гражданина, которому исполнилось 18 лет, - он еще не успел поступить куда-то в учебное учреждение или не поступал, не захотел, - 42 месяца. 3,5 года - очень большой срок. Затем срок в два раза меньше для тех, кто имеет высшее образование, притом этому человеку с высшим образованием совершенно не гарантируется работа по полученной им специальности, она учитывается, но не гарантируется.

Кроме того, изданы уже два подзаконных акта - указ президента "Вопросы организации альтернативной гражданской службы" и постановление правительства России "Об организации альтернативной гражданской службы". Так вот, президент все вопросы, весь контроль за организацией альтернативной гражданской службы поручил Генштабу и ввел соответствующие изменения в Положение о Генштабе. А кроме того, он обязал все силовые структуры подать перечни видов работ, которые нужны в силовых ведомствах, и так далее.

Марьяна Торочешникова: То есть в итоге получается, что человек, пацифист, который в силу своих миролюбивых убеждений не хочет проходить военную службу и ищет какую-то альтернативу, фактически будет служить в той же силовой структуре, на дело той же войны, грубо говоря.

Юлия Горячева: Очень возможно. И страшнее всего то, что альтернативщиков без их согласия могут направить на вредные производства, например, на химическое разоружение. Понимаете, там написано, что человек, гражданин, который направлен на АГС, не может отказаться подписывать срочный трудовой договор с той организацией, куда его направили служить. А направляет на службу военком.

Марьяна Торочешникова: Юлия Леонидовна, давайте послушаем еще один звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: У меня вот какие соображения. Наша страна вообще сейчас превращается в какое-то аморфное социальное государство: всем помочь, кругом одно пьянство, не поймешь, кто за что ратует, и альтернативная служба в армии.

В свое время, в 70-х годах, я служил в армии. У нас призывались ребята с высшим образованием. И призывались ребята, которые немножко где-то отставали в своем развитии чуть-чуть - таких отправляли на какие-то подсобные хозяйственные работы. С высшим образованием, я помню, у нас двое служило - один был киномехаником, другой был почтарем, ходил за почтой, какие-то нам лекции читал, потому что он был с высшим образованием. И это вносило какие-то плюсы нам, всем ребятам, потому что мы пришли со школьной скамьи, у кого-то техникум был.

Я вообще не против альтернативы, но это должно быть очень и очень тщательно, потому что с такими огромными границами наша страна... это все, у нас не будет практически ничего.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за Ваше мнение.

Юлия Леонидовна, я думаю, что вот этот наш слушатель не одинок; многие действительно считают, что острой необходимости в альтернативной гражданской службе нет, что на самом деле это просто молодые ребята, которые не хотят идти в армию, таким образом, как принято говорить, пытаются откосить от службы и от своих обязанностей каких-то. Вот вы с этим согласны?

Юлия Горячева: Конечно нет, потому что служба должна быть добровольной. И ужесточения Закона "О воинской обязанности и военной службе", которые сейчас продолжают приниматься, указывают на то, что права человека все больше и больше ограничиваются. Те льготы, которые были для военнослужащих по призыву, например, для тех, кто участвует в боевых действиях (чтобы участие в боевых действиях зачислялось день за два), уже отменяются. Уже в первом чтении Дума приняла такую поправку, и теперь день за день. Еще много льгот отменяется для тех, кто будет участвовать в боевых действиях. В результате человек направляется на военную службу с риском для жизни - и никаких гарантий его жизни государство не дает. Поэтому надо переходить на нормальную службу на добровольной основе, надо отменять призыв.

Марьяна Торочешникова: То есть, нужна профессиональная армия, о чем так много говорили демократы.

Юлия Горячева: Конечно.

Марьяна Торочешникова: У нас есть еще один звонок. Давайте послушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Людмила Ивановна. Я уже пенсионерка. Перед моими глазами прошло очень много людей молодых, начиная со школьного возраста и кончая всеми родственниками, детьми друзей. Вот я не понимаю, честно говоря, ни альтернативную службу, ни контрактную армию, потому что, насколько я помню, раньше, когда я училась в школе, когда ребята приходили (это приходилось где-то на 50-60-е годы) из армии - это были люди подготовленные, самостоятельные, возмужавшие.

Марьяна Торочешникова: Людмила Ивановна, простите, я Вас перебью. А Вам доводилось видеть тех людей, которые приходят из армии сейчас?

Слушатель: Сейчас доводилось. Но вопрос-то мой вот в чем состоит: мне кажется, что для того, чтобы не делать вот этих лишних расходов на контрактную армию, всякие законы и вообще введение службы альтернативной, мне кажется, что нужно прежде всего - и это главное - навести порядок в армии существующей, чтобы это была армия такая, какой она была в 50-е, 60-е, 70-е годы. И наши рубежи будут охраняться, и наша армия будет не такой постыдной, как сейчас, и не будет того, что вы имели в виду, задавая мне этот вопрос.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Людмила Ивановна, Ваше мнение понятно. Вашими устами да мед бы пить.

Юлия Горячева: Мы живем в XXI веке. Совершенно другие угрозы безопасности, совершенно иначе их надо отражать, совершенно по-другому надо строить систему обеспечения безопасности государства и граждан нашей страны.

Марьяна Торочешникова: Юлия Леонидовна, я предлагаю вернуться к закону "Об альтернативной гражданской службе". Вот меня здесь несколько смутило такое положение. В принципе, всем людям, которые проходят альтернативную гражданскую службу, положен отпуск, в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, - 28 дней. Значит ли это, что на эти 28 дней вот эти вот люди, как и другие отпускники, смогут покинуть пределы страны, Российской Федерации, и поехать отдыхать, например, в Турцию? Предусмотрены ли какие-то ограничения?

Юлия Горячева: В законе не предусмотрено никаких ограничений. Но Дума в первом чтении, в ноябре прошлого, 2003 года, приняла закон "Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации".

Марьяна Торочешникова: В первом чтении?

Юлия Горячева: В первом чтении, пока так. До второго не дошла, хотя хотела в декабре принять, будет принимать четвертая Дума. И там предусмотрено, что граждане, которые направлены на АГС, должны сдавать заграничные паспорта каким-то органам государственным. Еще больше - граждане, проходящие службу по призыву, должны будут сдавать не только заграничные, но и свои российские паспорта, в военкоматы. Там сказано четко: в военкоматы. И при этом они лишаются и права жениться, например, вступать в брак...

Марьяна Торочешникова: Нет, ну, это можно сделать, имея на руках военный билет...

Юлия Горячева: И права решать свои имущественные проблемы, наследственные проблемы.

Марьяна Торочешникова: Вот это серьезнее, конечно.

Юлия Леонидовна, у нас не так много времени осталось до конца передачи, и есть два звонка. Я предлагаю их послушать. Добрый день. Говорите, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Альберт Александрович. Я думаю, что никакой альтернативной службы, и тем более всеобщей воинской повинности, при капитализме не может быть и не должно быть. Те, кому нужна война и нужны армии, должны сами, так сказать, себе нанимать наемников и идти отстаивать свои капиталистические интересы в других странах. Не надо насиловать, я думаю, молодежь, заставлять ее альтернативно служить, воински служить. Это вообще нарушает, по-моему, права человека.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Альберт Александрович, за Ваше мнение. И давайте послушаем сразу мнение другого человека. Добрый день.

Слушатель: Добрый день. Юлиан - я так себя представляю. Я хочу задать вам вопрос и повернуть чуть в сторону. Я внимательно слушаю все эти передачи и хочу сказать вот о чем. Не является ли все то, что у нас сейчас творится с альтернативной, принудительной и так далее службой, признаком рабовладельческого государства? Почему люди - матери, отцы - вырастили своих детей ценой крови, ценой голода и в 18 лет должны отдавать их этим генералам, которые дачи строят и прочее, и отдать их, как рабов, исполнять то, что эти генералы хотят?

Марьяна Торочешникова: Юлиан, спасибо большое за Ваше мнение и Ваш вопрос. Мы как раз обсуждали эту тему незадолго до выхода в эфир. Да, Юлия Леонидовна?

Юлия Горячева: Да, конечно. Вот Союз Комитетов солдатских матерей России считает, что с вводом в действие закона "Об альтернативной гражданской службе" у нас внедряется рабство в Российской Федерации, потому что человек не может даже выбрать то, что ему предлагают, его посылают туда, куда захотят.

Марьяна Торочешникова: То есть он не может выбрать профессию...

Юлия Горячева: Не может ничего выбрать. Нарушаются его трудовые права. Он не может отказаться от заключения трудового договора, а если его заключают, например, с какой-то воинской частью или с каким-то химическим производством, другим вредным производством, он просто получает взамен молоко, но при этом свое здоровье теряет, а отказаться он от этого не может.

Марьяна Торочешникова: Потому что иначе его отправят по призыву в армию.

Юлия Горячева: У нас, между прочим, введена совсем недавно, 8 декабря, статья 127.2, которая вводит уголовную ответственность за использование рабского труда. И сформулирована она вот как: "Использование труда человека, в отношении которого осуществляется полномочия, присущие праву собственности, в случае, если он по независящим от него причинам не может отказаться от выполнения этих работ, наказывается лишением свободы" - на большой срок.

Так вот, в этом случае государство присвоило себе право распоряжаться гражданами, поступившими на альтернативную гражданскую службу, посылает их, куда само хочет, и так далее.

Марьяна Торочешникова: Юлия Леонидовна, и Вы думаете, прокуратура возбудит уголовное дело?

Юлия Горячева: Не знаю. Но, во всяком случае, после того, как гражданин выразит свое несогласие с такой службой подачей заявления в суд, это заявление, если даже будет не удовлетворено российским судом, может быть оспорено в суде по правам человека Совета Европы.

Марьяна Торочешникова: Мы сегодня обсуждали закон "Об альтернативной гражданской службе", который вступил в действие в России с 1 января 2004 года. Это новый закон, и я думаю, мы еще не раз будем говорить о нем в текущем году.

XS
SM
MD
LG