Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как добиваться положенных льгот


Марьяна Торочешникова: Российские законы предусматривают множество полезных и действительно необходимых людям льгот. Однако на деле их зачастую не существует - или из-за отсутствия финансирования, или просто по прихоти чиновников. Вот о том, как добиться положенной законом льготы, мы и будем говорить в сегодняшней передаче. А поможет мне в этом разобраться член независимого экспертно-правового совета, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета Университета Российской Академии образования Михаил Захаров.

Однако прежде чем начать разговор, я предлагаю послушать сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Обнинске Алексеем Собачкиным. Он проиллюстрирует тему разговора.

Алексей Собачкин: Обнинская больница называется Центральной медико-санитарной частью номер 8 (сокращенно - ЦМСЧ-8), потому что она напрямую подчиняется одному из управлений Министерства здравоохранения. И вот с этой ЦМСЧ-8 у жителя Обнинска, 66-летнего ветерана труда Валентина Слепцова, возник конфликт. Ему отказали в бесплатной медицинской помощи, точнее потребовали оплатить проведение сложного анализа крови, хотя - по 22-ой статье Закона о ветеранах - Слепцов имеет право на получение любого вида медицинской помощи в государственной больнице бесплатно.

У обнинского медицинского начальства своя логика: анализ, о котором речь, не входит в программу государственных гарантий оказания жителям Калужской области бесплатной медицинской помощи не финансируется ни из бюджета, ни из средств Фонда обязательного медицинского страхования, поэтому за него нужно платить. А то, что федеральный закон главнее этой программы, чиновники ЦМСЧ-8 во внимание не приняли. Слепцова это задело, и хотя исследование не очень дорогое (рублей 200), ветерану стало обидно, что его права нарушены.

Валентин Слепцов: Нельзя так беспардонно обращаться с людьми и пинать ногами федеральные законы, которые ЦМСЧ-8 в целом должна исполнять.

Алексей Собачкин: Он стал писать письма и в прокуратуру, и в Минздрав - нигде Слепцова не поддержали. Тогда он обратился в суд. Заседание состоялось в конце января.

Валентин Слепцов: Судебный процесс состоялся с третьего раза. На вызовы суда медсанчасть не реагировала, не присылала своего представителя. А на третий раз явился юрист, он начал признавать то, что, да, ЦМСЧ-8 повела себя неправильно, но вину свою от имени ЦМСЧ-8 он не признал.

Алексей Собачкин: Обнинский суд решил, что медсанчасть нарушила права Слепцова, и обязал ее оказывать ветерану труда весь комплекс лечения бесплатно. Мало того, Слепцов получил компенсацию морального вреда - 500 рублей. Начальник ЦМСЧ-8 Владимир Новологин отказался комментировать дело Слепцова, но, объясняя свою позицию, сказал, что бюджетное финансирование медицины слабое и приходится расширять платные услуги.

Валентин Слепцов добился, чтобы анализ сделали бесплатно. Произошло это 19 марта, спустя два месяца после решения суда, и то только после того, как он в очередной раз встретился с начальником ЦМСЧ-8 Новологиным.

Валентин Слепцов: Я его предупредил, что если мне хоть в одном кабинете покажут на дверь, я пойду уже в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело лично против Новологина за неисполнение судебного решения.

Алексей Собачкин: Как бы то ни было, теперь судебное решение исполнено полностью.

Марьяна Торочешникова: Итак, Михаил Львович, мы с вами только что прослушали этот безусловно победный сюжет, где ветерану все-таки удалось добиться бесплатного медицинского обслуживания. Однако меня озадачивает тот факт, что человеку, чьи права и льготы в принципе предусмотрены законом, приходится идти в суд, чтобы эти льготы ему действительно получить. Как вы считаете, почему это происходит?

Михаил Захаров: Две причины, главные две причины. О первой причине не очень принято говорить, но она является основной. Первая причина - это то, что наше государство в течение ряда лет выделяет крайне мало средств на организацию и осуществление охраны здоровья населения. То есть у нас явно неполное бюджетное финансирование, и не говорить об этом просто невозможно. Вот для того, чтобы нормально функционировало здравоохранение, надо, чтобы на нужды здравоохранения выделялось хотя бы 6 процентов валового внутреннего продукта. А сейчас выделяется всего 2,9.

Марьяна Торочешникова: Михаил Львович, это, конечно, понятно. Но с другой стороны, бабушка, которой положены бесплатные лекарства, ей дали рецепт бесплатный, а она приходит в аптеку, и ей говорят: "Извините, мы бесплатно сейчас вам ничего не дадим", - она же не может поменять бюджетное финансирование, не может его увеличить.

Михаил Захаров: Как добиваться, чтобы исправилось это положение? Первое, надо избирать тех депутатов, которые будут действительно отстаивать интересы трудящихся, интересы народа, интересы пенсионеров...

Марьяна Торочешникова: Но они все только обещают обычно.

Михаил Захаров: Обещают, а принимают все то, что предлагает им правительство. Ну как можно здравомыслящим людям утвердить мизерную часть того, что нужно на нужды здравоохранения?! Ведь совершенно ясно почему. Потому что они, между прочим - кто принимает бюджет, кто его представляет, кто разрабатывает предложения - не пользуются общей системой охраны здоровья, у них свои собственные поликлиники, свои собственные больницы и так далее. Надо, чтобы формировали бюджет люди, которые лично заинтересованы в том, чтобы была хорошая система здравоохранения.

Марьяна Торочешникова: Понятно, что когда избраны все депутаты в Государственную Думу, ни я, ни вы, мы уже никак на них повлиять не сможем.

Михаил Захаров: Совершенно верно. Но что характеризует гражданское общество? Гражданское общество прежде всего характеризует то, что люди могут добиваться своих прав, что их выслушивают, что прислушиваются к их требованиям и так далее. Вот это ответ на первый вопрос в первой части его.

А второй вопрос - что делать тем, кому отказывают в предоставлении тех льгот, тех услуг, которые полагаются по закону? Нужно жаловаться во всех организации! Прежде всего надо жаловаться в вышестоящие организации здравоохранения, надо, в конце концов, добиваться решения вопроса в судебном порядке. Суд ведь не будет анализировать, есть деньги, выделены ли деньги на эти цели или нет, а он будет исходить только из закона. По закону полагается предоставить такую-то услугу, она не предоставлена - суд вынесет решение, обязывающее предоставить ее.

Но дело в том, что между решением суда, положительным, и потребностью в этой услуге проходит иногда ведь не два-три месяца, как в приведенном примере, а два-три года. Поэтому судебная система неэффективна с точки зрения быстроты ее претворения в жизнь.

Марьяна Торочешникова: А что эффективно?

Михаил Захаров: Эффективно идти только в суд, только жаловаться, только требовать.

Марьяна Торочешникова: Притом, что это неэффективно...

Михаил Захаров: Хорошо, если это инвалид войны, участник Великой Отечественной войны, - ему легче. А возьмите простую бабушку... Это сложная проблема. Но первопричина все-таки - надо пересматривать долю национального валового продукта, которая выделяется на нужды здравоохранения.

Марьяна Торочешникова: Опять же мы с вами не в состоянии этого сделать, зато, я думаю, мы сможем рассказать людям, какие реальные шаги нужно предпринимать. Скажем, есть некая бабушка, Марья Ивановна, ей положены бесплатные лекарства, ей их не дают. Что ей конкретно делать?

Михаил Захаров: Конкретно надо вот что делать. Во-первых, бабушка Марья Ивановна должна знать свои права. Она должна совершенно точно представлять, что вот это лекарство ей должно быть по перечню соответствующих услуг предоставлено бесплатно.

Марьяна Торочешникова: А откуда она это может узнать?

Михаил Захаров: Она должна это спросить у врача, и в поликлинике все это должно быть вывешено.

Марьяна Торочешникова: А если это не висит, то врач обязан рассказать?

Михаил Захаров: Врач во всех случаях обязан рассказать. Но ведь лекарства бесплатные или со скидкой выдаются по рецептам врачей. Значит, второе, что должна бабушка потребовать, чтобы врач выписал этот рецепт.

Марьяна Торочешникова: Именно бесплатный?

Михаил Захаров: Именно бесплатный или с оплатой 50 процентов стоимости лекарства - на рецепте это всегда указывается. Она должна добиться, чтобы... может быть, этого лекарства нет, но все равно рецепт она должна получить. Дальше она должна прийти в аптеку и потребовать отпуска бесплатного лекарства.

Марьяна Торочешникова: А в аптеке говорят: "Мы не дадим..."

Михаил Захаров: Они просто скажут, что нет этого лекарства, а на самом деле есть. Потому что если след за бабушкой придет другой человек и скажет: "Продайте мне это лекарство" - ему, конечно, продадут. То есть, другими словами, аптеки стараются не отпускать лекарства по этим рецептам, которые дают право на льготное получение лекарств - либо бесплатное, либо с 50-процентной скидкой.

Марьяна Торочешникова: А на кого жаловаться в этом случае?

Михаил Захаров: На аптеку. В данном случае надо идти в Аптекоуправление. В конце концов, надо идти в местные органы исполнительной власти и требовать, чтобы были приняты меры к тому, чтобы рецепт был выполнен так, как он написан. Но все это требует невероятных усилий от людей, которые у них, к сожалению, не всегда есть. Это люди старые и больные, как правило.

Марьяна Торочешникова: У нас уже есть звонок в студию. Давайте послушаем. Здравствуйте.

Слушатель: Я Георгий из Петербурга. Вот я подключился, и, знаете, дико это слушать, невероятно дико. С какой стати пожилой человек должен таскаться по судам, тратить свое, можно сказать, последнее здоровье? Я бы так предложил (это, конечно, фантазии): если не субсидировано - значит, депутаты по этому вопросу вхолостую истратили сколько-то там часов своего рабочего времени, а если же все с субсидиями в порядке - снимать безжалостно должностных лиц, которые воспрещают пользоваться этими льготами.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Георгий за ваше мнение. Я думаю, что ни я, ни Михаил Львович, ни даже вы не сможете просто снять этих должностных лиц.

Михаил Захаров: Да, мы, во-первых, не сможем отозвать депутата. Депутата все мы избираем для чего? Чтобы он отстаивал, представлял интересы людей, в первую очередь, и больше от депутата ничего не требуется. Но, к сожалению, власть депутата не беспредельна. Наш парламент так сейчас построен, что депутаты не могут контролировать даже выполнение исполнительной властью тех законов, которые принимают депутаты, - вот это надо понять. Надо предоставить депутатам как таковым возможность контролировать исполнение законов исполнительной властью, чего у нас нет.

Марьяна Торочешникова: И поэтому, как бы дико ни звучало и кощунственно, но пенсионерам и ветеранам все-таки придется мотаться по судам и жаловаться.

Михаил Захаров: Да. Я сам когда-то был депутатом "расстрелянного" Верховного совета. И тогда Верховный совет имел право контроля исполнительной власти. Наш парламент не имеет права контролировать исполнительную власть, и это надо, конечно, поправлять. И еще один аспект: в конце концов, не избирайте тех депутатов, которые не умеют, не хотят, точнее сказать, отстаивать ваши права, права избирателей.

Марьяна Торочешникова: Но у них же на лбу не написано, что они умеют или не умеют. Они много всегда говорят.

У нас есть еще один звонок. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте, Александр. Я бы хотел сказать об общей картине вещей. Вот о чем мы говорим - товарищ предлагает нам ходить в суд, депутатов менять - это ничего не поменяет. Как бы маховик-то запущен, мор идет настоящий. И поэтому ничего не изменишь. Денег у них нет?! Есть у них деньги! Сколько людей умирает в год? Если взять, что миллион человек умирает, даже за счет этих людей, которые умерли, у государства должны оставаться деньги, потому что кому-то надо было платить пенсию, а они умерли раньше.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Александр, за ваше мнение, но это опять же возвращаясь к разговору, кто может повлиять на ситуацию. Всем неприятно, всем обидно слышать: зачем вы нас зовете в суды отстаивать свои права? А как иначе их отстаивать?

Михаил Захаров: В общем, Александр задал тот вопрос, который волнует практически каждого человека: как сделать так, чтобы изменить сложившуюся ситуацию? А ее надо менять - это понимает каждый. Я вам честно должен сказать, что вся социальная политика, которая проводится сейчас в нашей стране, уже несколько лет, она не направлена на то, чтобы сделать жизнь достойной. А ведь обязанность эта предусмотрена Конституцией.

Марьяна Торочешникова: Кстати, Конституционный суд Российской Федерации неоднократно рассматривал обращения граждан. И сейчас, насколько я понимаю, там лежит жалоба граждан на неисполнение льгот, предусмотренных законом. Почему же депутаты ничего не меняют? Если Конституционный суд признает положения закона не соответствующими Конституции, незаконными, - депутаты тут же должны принять альтернативный закон, который должен удовлетворить все требования.

Михаил Захаров: Я уже сказал, что депутаты примут закон, могут отметить, что что-то не исполняется, - а что от этого изменится? Ничего. Кстати, о Конституционном суде. Сейчас появилась практика в сфере социальной политики, когда, принимая очередной закон о бюджете, принимается решение приостановить действие каких-то статей, предписаний законов на определенное время.

Марьяна Торочешникова: Например?

Михаил Захаров: Вот конкретный пример: в течение четырех лет не исполняется решение, содержащееся в законе, которое регулирует права репрессированных людей, народов и так далее. Эта норма предусматривает, что если человек нуждается в средствах передвижения, по медицинским показаниям они ему полагаются, нет противопоказаний к вождению, то ему власти обязаны выдать, в частности, автомобиль бесплатно. Это прямо в законе записано, а закон принят в 1991 году. В течение ряда лет - четырех, как я сказал, - эта норма не исполняется. А почему? Потому что в бюджете на соответствующие годы записано: "Приостановить (в частности - на 2004 год) действие этого правового предписания". То есть сам законодатель, в общем-то, приостанавливает действие тех законов, которые раньше принимал.

Практика, конечно, не соответствует даже понятию правового государства. Как это, в правовом государстве принимается закон, а законодатель потом приостанавливает действие каких-то норм? Если ты считаешь, что эта льгота не обоснована, что ее надо отменять, - надо отменять эту льготу, но не играть в прятки с народом.

Марьяна Торочешникова: Да, а то пообещали и ничего не дают.

Михаил Захаров: И это, между прочим, один из очень многих примеров, я могу приводить их.

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, что Конституционный суд Российской Федерации как раз намерен рассмотреть...

Михаил Захаров: Да, Конституционный суд вроде собирается рассмотреть эту порочную практику, когда законодатель, приняв хороший закон, потом уже приостанавливает действие каких-то положений ранее принятого закона.

Марьяна Торочешникова: Просто хочу наш разговор вывести из области предположений, что было бы хорошо сделать. У нас есть конкретная ситуация: есть льготы, эти льготы не предоставляются гражданам реально. С этим нужно делать что-то сейчас и сегодня, а не послезавтра, когда мы выберем нового депутата или сменим правительство. Вот именно об этом сейчас речь идет, и поэтому я прошу всех слушателей, дозвонившихся нам, ответить на вопрос: если у вас были проблемы с льготным обеспечением, обращались ли вы в суд, чтобы эти проблемы решить, и каковы ваши впечатления после вот этих судебных процессов?

Пожалуйста, вы в эфире. Здравствуйте.

Слушатель: Меня зовут Нина Владимировна, Санкт-Петербург. У меня не было такого опыта обращения в суд, потому что я не отношусь к категории льготников, но мне хочется сказать: а не проще ли будет уменьшить количество льготников и конкретно финансировать каждого человека, если он в этом нуждается? Вот я смотрю на пример Петербурга. Например, у нас бесплатный проезд для пенсионеров - ну и что мы получили? Мы получили плохой транспорт, то есть появились "маршрутки", приходится за все платить. Но это не главное. Главное, что пенсионеры-то бывают разного возраста, одному - 80, а другому - только 50. В 50 еще работают, а в 80 нужно больше на лекарства тратить. У нас вот такая уравниловка идет, а ведь пенсионный возраст от 50 и до бесконечности, в пределах 40 лет. Зачем человеку нужен бесплатный транспорт, когда он из дома почти не выходит? Дайте вы ему эти 500 рублей, которые выделяются... Так у нас все по пути разворуется.

Марьяна Торочешникова: Нина Владимировна, спасибо за ваше мнение. Михаил Львович...

Михаил Захаров: Сейчас действительно рассматривается вопрос, чтобы некоторые льготы перевести в денежное выражение. Главная проблема здесь заключается в том, что надо сделать это так, чтобы ни один пенсионер не пострадал, чтобы была полная компенсация денежная утраченных льгот, - вот в этом проблема. Знаете, наше государство может иногда так считать, что в итоге преследуются только интересы фиска, - вот в этом главная проблема.

Марьяна Торочешникова: И у нас есть еще один дозвонившийся. Пожалуйста, представьтесь.

Слушатель: Это из Санкт-Петербурга Леонид Горячов говорит. Наша Конституция, статья 3-я, говорит о том, что "носителем суверенитета и единственным источников власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ". Далее, "народ осуществляет свою власть непосредственно через органы государственной власти и органы местного самоуправления, органы государственной власти, в том числе и Государственная Дума, которая обязана принимать соответствующие законы". Далее, статью 4-ую, пункт 2-ой Конституции Российской Федерации цитирую: "Федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации". Отсюда следует, что наша Государственная Дума, а также президент, являющийся гарантом Конституции, не выполняют ее, просто-напросто не выполняют!

Марьяна Торочешникова: Леонид, спасибо за цитаты из Конституции. Михаил Львович, вот такое мнение...

Михаил Захаров: Я, как специалист, как профессор, как доктор юридических наук, не могу с вами не согласиться. Я тоже считаю, что власть - законодательная и, главным образом, исполнительная - и президент не выполняют те нормы, которые установлены в Конституции.

Марьяна Торочешникова: А их можно за это наказать?

Михаил Захаров: Наказать можно, отстранив от должности в установленном порядке. Но пока еще прецедента такого не было у нас, и, наверное, не скоро появится. Конечно, надо выносить основные, судьбоносные решения на всенародное обсуждение. У нас по Конституции возможно проводить референдумы, но, как вы знаете, ни одного референдума пока еще не было. То есть власть, другими словами, если уж быть откровенным, боится мнения народа, боится выяснить подлинное мнение народа. Власть сейчас не слушает народ, и не хочет слушать.

Возьмите то, как разрабатывают у нас проекты социальных законов. Их делает верхушка, не знающая ничего. Для того чтобы было хорошее здравоохранение, равное для всех здравоохранение, надо отменить всю систему преимущественного здравоохранения "для избранных", то есть у нас должна быть общая система здравоохранения. И министр, и депутат, и, может быть, даже президент должны идти в обычную поликлинику, лежать в обычных больницах - и тогда все будет в порядке.

Марьяна Торочешникова: На себе прочувствовать чтобы, да?

Михаил Захаров: Да, надо все прочувствовать на себе. Когда-то я говорил такую вещь: для того чтобы принять хорошее решение, надо знать, что оно будет на тебя распространяться. Но если ты принимаешь то решение, которое будет распространяться на других, а для тебя другое решение есть, совсем другое по качеству, то никогда ты не будешь добиваться хорошего решения для всех.

Марьяна Торочешникова: Михаил Львович, сколько будет это стоить человеку, который решит пойти в суд добиваться положенных законов льгот? Какова там госпошлина и во сколько приблизительно могут обойтись услуги адвоката? Или здесь можно обращаться в прокуратуру и искать там юридической поддержки?

Михаил Захаров: Ну, практически все споры по этим вопросам бесплатны для тех людей, которые обращаются. А что касается адвокатов, то услуги адвоката надо, конечно, оплачивать, если нужен адвокат. Но дело в том, что права зафиксированы в законах, значит, достаточно знать законы и знать, что он не выполняется, - это и есть основание для обращения каждого человека в суд. Не обязательно нужно нанимать адвоката, это даже, как правило, и не требуется обычно.

Марьяна Торочешникова: То есть именно в таких случаях, когда речь идет о восстановлении права на конкретную льготу, о том, чтобы реально эта льгота была предоставлена, не нужно платить государственную пошлину?

Михаил Захаров: Не нужно оплачивать никакую государственную пошлину, все это делается бесплатно.

Марьяна Торочешникова: Михаил Львович, у нас есть еще один звонок, я предлагаю его послушать.

Слушатель: Я Владимир Иванович из Москвы, участник войны, бывший солдат штурмового батальона. Какие-то льготы есть, но добиться их чрезвычайно сложно, и куда бы ни обратился - ничего не получается. Вот от налога на земельный участок фронтовики освобождаются, я обратился к прокурору, так как с меня взимают деньги. Он мне порекомендовал (я слепой на оба глаза, с костылем), вот сказал: "Повесь на груди плакат "На борьбу с беззаконием!" и иди в Истринский район, на станцию, отстаивать свои права".

Марьяна Торочешникова: Это вам сказал прокурор?

Слушатель: Да что говорить, президент недавно сказал, что мизерные льготы - и те не могут получить.

Марьяна Торочешникова: Владимир Иванович, извините, пожалуйста, скажите, а вот все-таки вас избавили от налога на землю?

Слушатель: Нет. Там пустяковый налог, и он не определит мое материальное положение.

Марьяна Торочешникова: Но просто обидно...

Слушатель: Принцип, да.

Марьяна Торочешникова: Михаил Львович, прокомментируйте ситуацию. И вообще, что это такое за рекомендация прокурора - надевать на себя табличку... И что это за прокурор?

Михаил Захаров: Ну, это издевательство над человеком. Чтобы добиться тех льгот, которые полагаются человеку, действительно, требуются невероятные усилия человека, как правило, больного и немолодого человека. Это одна из наших бед, ну что с этим сделаешь вообще? Практически сейчас добиться каких-то льгот очень сложно, и виновата в этом, конечно, и наша несовершенная судебная система.

Марьяна Торочешникова: Но все-таки возможно?

Михаил Захаров: Теоретически возможно, а практически очень трудно.

Марьяна Торочешникова: А какой путь эффективнее - суды или жалобы в вышестоящие органы?

Михаил Захаров: Надо использовать все пути - и жалобы в вышестоящие органы, и, конечно, судебную защиту. Обязательно надо использовать!

Марьяна Торочешникова: Михаил Львович, у нас есть звонок.

Слушатель: Ксения Борисовна из Ленинграда. Вы знаете, я лежала дважды в Первом медицинском институте, в нервной клинике, абсолютно бесплатно, и два раза в год я ложусь в клинику глазную, и то же самое все бесплатно.

Марьяна Торочешникова: Ксения Борисовна, скажите, пожалуйста, вы пользуетесь льготами как...

Слушатель: У меня медаль "За оборону Ленинграда", я всю блокаду проработала в Ленинграде.

Марьяна Торочешникова: Все-таки положительный пример.

Михаил Захаров: Да, и тут надо просто радоваться. Но я должен сказать, что в Ленинграде, наверное, к блокадникам особо внимательное отношение, ко всему прочему.

Марьяна Торочешникова: Вот мы сегодня все-таки перешли, конечно, к общим вопросам. Ну а что же делать? Мы не можем сменить власть, конкретные люди не могут поменять закон в этой стране, который бы исключал какие-то льготы, добавлял или обязал их финансировать. Неужели каждый раз теперь человеку, чтобы реально добиться предоставления конкретной льготы (пусть даже не автомобиля, бог с ним, без автомобиля человек может прожить, а просто бесплатной коробочки с лекарством), неужели каждый раз в суд?

Михаил Захаров: Можно с вами не согласиться? Мы можем поменять власть, мы можем поменять Государственную Думу. Мы можем все, если мы будем едины и будем чувствовать себя гражданами - не людьми, которым дают подачки в виде льгот, а будем чувствовать себя гражданами, то есть будем членами гражданского общества. Мы можем вполне добиться того, чтобы нас спрашивали, прежде чем принять какое-то решение.

Марьяна Торочешникова: Как можно создать гражданское общество из ничего, там, где его не было никогда?

Михаил Захаров: Я приведу один пример. Вот у нас почти 39 миллионов пенсионеров. Провели безобразную пенсионную реформу, не спросив мнение никого, даже специалистов. Но ведь 39 миллионов пенсионеров - это громадная сила. Вот во Франции хотели сделать немножко похуже, чем был закон, - все пенсионеры объединились и вышли с требованием сменить правительство. А мы с вами? Мы молчуны. Пока власть делает все, что она хочет, но не то, что мы хотим с вами. Вот нужно объединяться, нужно добиваться, чтобы нас спрашивали, прежде чем что-то такое сделать.

XS
SM
MD
LG