Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Защита прав автомобилистов


Марьяна Торочешникова: Со мной в студии - адвокат Московской городской Коллегии адвокатов Леонид Челяпов. А в сегодняшней передаче мы попытаемся дать некоторые юридические советы автомобилистам. Но чтобы наш разговор стал более предметным, давайте для начала послушаем сюжет из Ростова-на-Дону. Его подготовил Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Ростовчанин Юрий Фастов приобрел в июне 2003 года автомобиль "ВАЗ-21099". На следующий день после покупки он вместе с женой на новой машине поехал на вещевой рынок. Рассказывает адвокат Юрий Фастова Александр Белецкий.

Александр Белецкий: У рынка настолько узкая дорога и напряженное движение, что там припарковать автомобиль невозможно. Поэтому предприниматели, которые содержат рынок, они устроили рядом с рынком автостоянку. Фастов заплатил 20 рублей, перед ним открыли шлагбаум, сказали: "Заезжайте и ставьте на любое свободное место". Поставил он автомобиль, закрыл его, на сигнализацию поставил, и ушли они с супругой на рынок.

Михаил Саленков: Через полтора часа супружеская пара вернулась с рынка, но не обнаружила своей новой машины на стоянке.

Александр Белецкий: Думал, может, как-то передвинули... Поискал - нет автомобиля. Эта сторожка, где парковщики находились, тоже оказалась закрытой. Ничего другого не оставалось делать, как вызвать милицию. Следователь, который возбудил уголовное дело по факту угона, сказал: "Вы не думайте, это не первый случай угона. И надежд у вас нет почти никаких".

Михаил Саленков: Юрий Фастов обратился в региональный правовой Центр защиты автомобилистов, руководителем которого и является мой собеседник Александр Белецкий. Здесь потерпевшему помогли составить иск в суд, в котором он требовал компенсировать материальный ущерб в размере стоимости машины, моральный вред и вынести частное определение о прекращении деятельности автостоянки.

Александр Белецкий: Запросили выписку из устава этой организации, называется она ООО "Забота". Из выписки устава мы увидели, что у них род деятельности этот - организация автостоянок - включен в устав, то есть это их уставная деятельность. Поскольку это уставная деятельность, то есть утвержденное постановлением правительства правило оказания услуг автостоянок. ООО "Забота" отказывалась от того, что они должны руководствоваться этими правилами.

Михаил Саленков: Почему общество с ограниченной ответственностью "Забота" отказывалось соблюдать эти правила, мы попросили рассказать адвоката ответчиков Елену Филимонову.

Елена Филимонова: Наша позиция в этом деле заключается в том, что принятые правила деятельности автостоянок, утвержденные правительством Российской Федерации в 2001 году, не соответствуют Федеральному законодательству, действующему в настоящее время, в той части, что обязывают заключать предпринимателей, владеющих автостоянками, обязательно именно договор хранения с потребителем. Мы полагаем, что данный принцип нарушает принцип свободы договора, установленный у нас как Конституцией Российской Федерации, так и Гражданским, и Гражданско-Процессуальным законодательством, и также нарушает требование закона, допускающего ограничение гражданских прав только на основании федерального закона.

Михаил Саленков: Но Советский районный суд все-таки вынес решение в пользу Юрия Фастова, обязав ООО "Забота" выплатить истцу 135 тысяч рублей материального ущерба, компенсировать моральный вред - 2000 рублей, и расходы на услуги адвоката. Однако областной суд это решение отменил и отправил дело на новое рассмотрение. Обе стороны заявляют, что пойдут до конца и в случае неудачи готовы жаловаться в Верховный суд.

Марьяна Торочешникова: К сожалению, ростовскую историю пока нельзя назвать победной, потому что - в соответствии с определением кассационной инстанции - Советский районный суд Ростова-на-Дону скорее всего приступит к повторному рассмотрению дела.

Леонид Юрьевич, ведь подобные ситуации отнюдь не уникальны. А как московские суды разрешали такие вопросы?

Леонид Челяпов: Я хочу сказать, что решение суда кассационной инстанции не является каким-то исключительным. К сожалению, нужно сказать, что кассационные инстанции часто подтверждают неправосудные решения судов либо отменяют те решения, которые не укладываются в определенную практику судебную, существующую.

В Москве, я думаю, могло бы произойти то же самое, если суд первой инстанции нарушил какие-то процессуальные нормы. Хотя по сути своей решение абсолютно правосудное, решение абсолютно справедливое. Я думаю, что при повторном, объективном рассмотрении этого дела решение повторится. Конечно, стоянка должна понести наказание соответствующее и выплатить компенсацию вреда, причиненного бедному, несчастному автовладельцу.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, но ведь у владельцев автомобилей могут возникнуть определенные сомнения теперь, после того, как кассационная инстанция отменила это решение суда. Ведь когда ты отдаешь автомобиль на платную стоянку, ты, естественно, ждешь, что твой автомобиль останется в целости и сохранности. Или что, нужно требовать каких-то дополнительных гарантий у владельцев стоянки, у охранников?

Леонид Челяпов: Поскольку мы с вами живем в странное время и в странном правовом пространстве, поэтому я думаю, что прежде чем передоверять свое имущество - в том числе автомобиль - кому-то, каким-то третьим лицам, нужно убедиться, что третьи лица действительно несут ответственность за сохранность данного имущества. То есть вот насколько я понимаю, этот материал пытались трансформировать в направлении того, что эта стоянка на самом деле была просто определенным местом, где автовладелец мог поставить свою машину за деньги, причем...

Марьяна Торочешникова: Это то, что называется отстойник.

Леонид Челяпов: Да, причем незаконный фактически отстойник. Если эта автостоянка была анонсирована, документы у нее были, уставные, в соответствии с которыми она должна нести ответственность за хранение, материально ответственное хранение транспортных средств, то, соответственно, в суде эта стоянка пыталась представить себя как несчастную жертву незаконных требований адвоката и "злодея автовладельца", которые пытаются выдрать из нее деньги.

Поэтому, когда человек помещает свое транспортное средство на какую-либо платную стоянку или на какую-то стоянку вообще, он должен убедиться, - то есть выяснить у дежурных этой стоянки или, по крайней мере, ответственных лиц этой стоянки, - что эта стоянка предлагает, какой спектр услуг он получает за свои деньги. Вот это самое основное. Если в этом спектре услуг материальная ответственность не предусмотрена, лучше отъехать куда-нибудь в другое место.

Марьяна Торочешникова: Да, но мы сейчас говорим, я так понимаю, не о тех стоянках, которые находятся в жилых микрорайонах, рядом с домами, куда люди постоянно определяют на ночь свои автомобили. Речь идет как раз о тех стоянках, которые организовываются возле рынков, торговых центров, тех мест, куда чаще всего приезжают люди на автомобилях. Пока делаешь покупки, где-то же хочется машину оставить и при этом хочется, чтобы она была сохранной.

Я вас правильно поняла, что если на такой стояке с вас берут какие-то деньги и выдают вам взамен чек или квитанцию, то это уже подтверждение того, что стоянка является охраняемой?

Леонид Челяпов: Абсолютно нет. Я бы рекомендовал слушателям чаще обращаться к нетленному произведению Ильфа и Петрова "12 стульев". Там очень хорошо и ярко описаны некоторые формы мошенничества, в том числе это касается напрямую и автостоянок. Потому что если есть шлагбаум и если есть какая-то линия, что-то огораживающая, даже выдается определенная квитанция... Помните, с милиционеров брали по 10 копеек за вход в Провал. Так вот, в данном случае это может быть точно такой же "Провал" в буквальном смысле слова. Поэтому нужно, я еще раз говорю, убеждаться не в наличии чека, или квитанции, или какой-то бумажки, которая заменяет это, а в наличии документов уставных, регламентирующих соответственно правовую деятельность этой стоянки. Вот это самое основное.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, насколько я понимаю, у автомобилистов, кроме таких проблем, сейчас появилось и много новых - со времени введения в действия закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". И чуть больше года назад мы собирались здесь, в этой студии на Радио "Свобода", и обсуждали этот закон, который был еще совсем свеженький. Вы тогда говорили, что закон, без всякого сомнения, нужен и важен, и в первую очередь для автомобилистов, но тот закон, который в конечном счете был принят, вас не устраивал, в частности, потому что в нем было недостаточно гарантий, которые страховщики могут предложить потенциальным клиентам.

Вот закон действует уже почти полгода. И что, вы по-прежнему считаете, что никаких гарантий для автомобилистов нет?

Леонид Челяпов: Яеще больше убедился, что был прав. Более того, я тогда же еще говорил, что сотрудники ГИБДД просто захлебнутся в "мутном потоке" вот этих вот документов, - так оно и случилось сейчас.

А то, что касается отсутствия гарантий, которые могли бы предоставлять страховые организации, - так оно и есть. Страховые организации по той, пока еще не очень, может быть, большой практике (я имею в виду временной период, а практика-то колоссальная, потому что ударяются каждый день, много ударяются), к сожалению, подтверждают мой отрицательный прогноз.

Максимально затягиваются сроки выплат, по любым возможным и невозможным поводам минимизируются выплаты. И бедные люди просто ходят и обивают пороги в надежде получить то, что им причитается без всякого сомнения.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, ну, пока остается только смириться с существованием этого закона и пытаться жить в соответствии с ним и многими другими законами. Что можно посоветовать, какие конкретные рекомендации можно дать владельцам автомобилей, которые попали вот в эту аварийную ситуацию? Что можно сделать, чтобы минимизировать...

Леонид Челяпов: Вы знаете, если совсем минимизировать, то лучше просто отдать деньги и разъехаться. Но этого делать никто не хочет, потому что, раз уж заплатили за это полис замечательный, то люди предполагают, что нужно все-таки использовать возможности этого полиса. Если документ надлежащим образом оформлен, по аварии собран весь пакет документов, необходимый для выплаты, этот пакет передан в страховую организация, которая не выполняет свои договорные обязательства по договору обязательного страхования, существуют некоторые рычаги, которые позволяют как-то стимулировать "мозговую деятельность" нечистоплотных страховщиков.

В Москве, если говорить о столице, есть Союз автостраховщиков, который, в принципе, реагирует на заявления и жалобы обиженных автовладельцев. Поскольку практически все страховые организации входят в этот Союз автостраховщиков, руководство этого союза реагирует на жалобы, это первое.

Второе, жалоба может быть направлена в Управление страхового контроля Министерства финансов Российской Федерации. Это самые вопиющие нарушения, хотя они тоже, кстати говоря, изобилуют, как ни парадоксально. Страховщики часто ведут себя... как бы это сказать помягче, ну, плохо себя ведут. Так вот, когда они ведут себя совсем плохо, то есть смысл обращаться в Министерство финансов, в Управление страхового контроля и ставить вопрос об отзыве лицензии у такой страховой фирмы. Но для этого нужно четко и конкретно излагать ваши претензии, в чем состоят конкретные нарушения страховой организации, в чем они выражаются, какие ваши права нарушены, и что это повлекло за собой. В принципе, в Министерстве финансов, я подчеркиваю еще раз, реагируют. Управление страхового контроля обязано наблюдать за деятельностью страховых организаций и, соответственно, принимать меры, вплоть до отзыва лицензии.

Вот это два наиболее действенных таких рычага, которые, я думаю, мало используются еще, но достаточно эффективны.

Марьяна Торочешникова: А есть ли смысл обращаться в суд?

Леонид Челяпов: Есть смысл обращаться в суд, но суд, понимаете... Ведь судебная система в России специфична, во-первых, тем, что очень большое количество дел вообще в производстве судей и что долго очень рассматривают такие дела, по ряду причин, объективных или субъективных. То есть человек может завязнуть вот в этой самой рутине судебной тяжбы. Поэтому, если вопрос стоит о взыскании суммы побыстрее, то я думаю, что обращение в организации страхового контроля, которые я назвал, быстрее может помочь получить то, что причитается, нежели обращение в суд.

А суды - конечно, безусловно. Суды у нас в принципе декларированы как защитники и радетели о правах граждан, конституционных. Есть такое понятие в Конституции - "доступ к объективному правосудию" - очень красивая фраза. Но, к сожалению, этот "доступ" бывает иногда чрезвычайно тернист. Но есть, правда, одна возможность несколько смягчить отрицательное воздействие существующего правового поля - это пригласить представителя законного.

Марьяна Торочешникова: То есть адвоката.

Леонид Челяпов: Да. Оформляется просто с адвокатом договор соответствующий, выдается соответствующая - помимо заключения договора и получения адвокатом ордера - доверенность для ведения дела в суде, и человек может туда вообще не ходить.

Марьяна Торочешникова: Ну, здесь тоже есть небольшая проблема, потому что адвоката нужно еще уметь выбрать...

Леонид Челяпов: Это да, тем более сейчас. Вот после того, как новый закон об адвокатуре вступил в действие, тоже проблем много возникло.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич. Когда мы рассматривали вопрос о том, в каком случае возникает необходимость судиться со страховщиками или обращаться еще в какие-то инстанции, чтобы взыскать наконец деньги, которые обещали, вы говорили о том, что должны быть правильно оформлены некие документы. Я так понимаю, что речь шла о таких документах, как протокол с места ДТП. А вот кто должен следить, чтобы все было оформлено правильно? И что будет в том случае, если документы оформлены неправильно?

Леонид Челяпов: Я вам могу сказать, что будет колоссальная потеря времени, это первое, колоссальная потеря нервной энергии и разрушение определенных надежд - вот так я бы сказал.

Теперь что должно быть. Значит, на место происшествия, если возникает дорожно-транспортное происшествие (ДТП, попросту говоря), выезжает так называемая выездная группа ГИБДД, состоящая из инспектора, а если что-то более серьезное, то двух инспекторов либо дорожно-патрульной службы, либо ГИБДД. Они обязаны произвести осмотр места происшествия. Мы сейчас не берем тяжкие аварии с человеческими жертвами, а берем только одни железяки, грубо говоря.

Оформляется протокол, то есть производятся измерения местоположения транспортных средств, параметров места происшествия - так называемой "вещной" обстановки места происшествия. Грубо говоря, должны быть зафиксированы все следы, характеризующие данное происшествие, и окружающая обстановка. Я уже говорил неоднократно, и в статьях пишу, и в книгах своих всегда указываю, что нужно самым скрупулезным образом отслеживать этот процесс, потому что этот процесс часто бывает либо скомкан, либо видоизменен.

Поскольку у нас люди привыкли жить в условиях "разнузданного капитализма" с соответствующими последствиями, то часто бывает, - это плохая практика, но я говорю о том, что есть на самом деле, - что пытаются "договориться" с выездным инспектором, чтобы он указал те обстоятельства, которые, может быть, и отсутствуют, но повлияли бы на благополучное разрешение дела в интересах кого-то из водителей.

Марьяна Торочешникова: Давайте пойдем по правовому пути, когда один из участников аварии не пытается договориться с инспектором, не просит его приписать где-то что-то или где-то что-то не отмечать. Как можно повлиять на ситуацию, если вдруг вы заметили какую-то ошибку?

Леонид Челяпов: Непреднамеренную?

Марьяна Торочешникова: Будем считать, что она была непреднамеренная.

Леонид Челяпов: Прежде всего, я еще раз хотел бы подчеркнуть чрезвычайную важность того, чтобы каждый из участников аварии внимательно и скрупулезно отслеживал, что делает инспектор, то есть, как производятся замеры, что действительно на мерной линейке имеет место. Это, может быть, несколько обидно звучит для сотрудников ГИБДД, но, в принципе, здесь, с другой стороны, обидного ничего нет, потому что люди заинтересованы кровно в этом. От того, как будет оформлено место происшествия, осмотр места происшествия, как будет составлена схема, как будут составлены первичные документы - от этого зависит разрешение спора.

Марьяна Торочешникова: То есть, на самом деле, "хвостом" нужно ходить за инспектором.

Леонид Челяпов: И "хвостом" ходить нужно, причем "хвостом" с глазами впереди. То есть глаза должны быть широко раскрыты, и человек должен видеть, что происходит, и фиксировать. Если что-то делается не так, человек, который это заметил, должен обращать внимание инспектора, что "вот здесь вы, товарищ дорогой, не ту цифру указали в протоколе" или в своих записях пока еще. Я должен обратить внимание, что инспектор обычно составляет сначала на клочках бумаги схему, а потом эти клочки перерисовываются уже на миллиметровую схему с соответствующими масштабными делениями и так далее. Так вот, нужно, чтобы вот эти маленькие клочки ложились в большую схему, абсолютно адекватно, то есть были проекции клочков на эту большую схему с полностью перенесенными размерными характеристиками. И вот эти размерные характеристики, я еще раз говорю, должны быть четко совершенно выверены и четко отслежены, это первое.

Теперь, я обращаю внимание еще вот на что (это очень важно): сотрудник, выезжающий на место происшествия, обязан составить протокол об административном правонарушении - и все. То есть никаких постановлений о выявлении в действиях кого-либо из водителей нарушения правил дорожного движения сотрудники, инспекторы Дорожно-патрульной службы или инспекторы ГИБДД, выезжающие на осмотр, выносить не имеют права.

Марьяна Торочешникова: Вот это очень важно.

Леонид Челяпов: Это очень важно! Статьи 24-ая, 25-ая и 26-ая Административного кодекса, действующего, говорят о том, что административное расследование проводится отделом административной практики органов ГИБДД, но не выездным сотрудником милиции. Такая практика сейчас распространена - по крайней мере, в Москве - очень часто обращаются люди, приносят совершенно непонятные документы, составленные на месте происшествия инспектором.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, как поступать, если на месте дорожно-транспортного происшествия вам пытаются навязать постановление?

Леонид Челяпов: Протокол, еще раз говорю, люди должны подписывать. И, в принципе, сотрудник ГИБДД, который выносит этот протокол, копию обязан вручить тому человеку, в отношении которого он протокол составляет.

Марьяна Торочешникова: В протокол по собственному настоянию можно вносить какие-то изменения...

Леонид Челяпов: В протоколе могут быть указаны комментарии определенные, то есть человек указывает свое мнение по поводу обоснованности составления протокола: согласен, не согласен, с чем не согласен, почему...

Марьяна Торочешникова: То есть это очень важно, если вы с чем-то не согласны...

Леонид Челяпов: Писать нужно все абсолютно. Некоторые принимают позу обиженного и говорят: "Я вообще подписывать не хочу!" - и считают, что тем самым они себя ограждают от произвола. Наоборот, такое вот поведение дает возможность в протоколе писать все, что угодно. Поэтому нужно полностью писать свое несогласие, выражать свое несогласие и требовать устранения тех нарушений, которые, по мнению человека, были допущены.

По поводу постановления. Постановление, я еще раз говорю, выносить на месте происшествия никто не может в принципе. Если его все-таки пытаются вынести, пусть выносят. Ведь насильно его никто за пазуху не будет засовывать, верно? Поэтому ни в коем случае никаких постановлений подписывать нельзя, потому что это незаконно. Или в этом постановлении, в крайнем случае, не подпись должна фигурировать, а буквально текст такой: "постановление выносится незаконно, необоснованно", и, соответственно, тот, в отношении кого это постановление выносится, категорически не согласен с этим и считает, что это нарушение его конституционных прав, и, соответственно, подлежит обжалованию. Вот такой протокол уже не может быть превращен в орудие выбивания денег из человека.

Марьяна Торочешникова: То есть, в принципе, человек вправе повлиять и, вообще, может повлиять...

Леонид Челяпов: Не только может, но и должен. Потому что в данном случае это вопиющее нарушение прав. Мы часто забываем о том, что мы все-таки живем в стране, основным законом которой является Конституция, и поэтому право на доступ к объективному правосудию и все, о чем я говорю, - это то самое право и есть. Доступ к объективному правосудию предполагает и соответствующие объективные действия сотрудников правоохранительных служб в данном случае.

И к большому удовлетворению своему должен констатировать, что есть все-таки в Москве судьи, которые на это правильно реагируют. Вот буквально на той неделе я участвовал в процессе, и судья с возмущением признала незаконным постановление и свела к нулю все усердие того сотрудника, который выносил это вот неправосудное решение (наверно, не просто так, я думаю).

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, и завершая нашу программу, в конце апреля в Москве прошла акция, которая получила название "Белый платочек" - это акция протеста автомобилистов. Вы участвовали в ней?

Леонид Челяпов: Да.

Марьяна Торочешникова: А как вы считаете, насколько вообще такие акции действенны? И, заметили ли это, в частности, сотрудники ГИБДД и правительство, к которому тоже были определенные претензии в связи с перекрыванием дорог для проезда?

Леонид Челяпов: Я думаю, здесь, скорее, претензии не к сотрудникам ГИБДД, потому что сотрудники ГИБДД исполняют указания, которые им даются выше. Скорее, это действительно претензии к чиновникам. Я думаю, что это, знаете, такая немножко детская игра. Потому что, конечно, многие, я видел, в Москве ездили с этими белыми платочками, белыми бумажками, но не думаю, чтобы это было настолько действенно, что повлекло за собой какие-то императивные, волевые решения, связанные с теми проблемами, которые ставились этим движением. Но, тем не менее, это хорошее побуждение, по крайней мере.

Марьяна Торочешникова: Приятно наблюдать за становлением гражданского общества.

Леонид Челяпов: Это безусловно.

Марьяна Торочешникова: И еще, Леонид Юрьевич, раз уж мы обмолвились о перекрывании дорог для проезда специального автотранспорта, может ли человек, который в это время оказался в пробке, созданной именно из-за перекрывания дороги, обратиться в суд с требованием компенсировать ему моральный вред? Или с требованием компенсировать ему упущенную выгоду в случае, если он опоздал на какие-то важные, серьезные переговоры только потому, что он...

Леонид Челяпов: Или не улетел куда-то, или не уехал. А еще хуже, если в больницу не попал кто-то, просто погиб, - такое тоже может быть.

Марьяна Торочешникова: Можно ли предъявлять иск по этому поводу? И каковы прогнозы разрешения подобных дел в суде?

Леонид Челяпов: Вы знаете, вопрос это дивный просто сам по себе, он дивный по постановке даже. Я думаю, что ни у кого из водителей такие мысли не шевелились, а если и шевелились, то они тут же умирали. Потому что люди, воспитанные на определенных идеалах, в определенной ситуации правовой, наверное, не могут даже посметь подумать, что можно предъявить иск к государственным чиновникам.

Я думаю, что в принципе такая ситуация возможна. Предъявить иск, конечно, можно. Суд, скорее всего, этот иск примет. Как он будет рассматриваться, я могу предположить: скорее всего, он будет, конечно, отклонен, поскольку московские суды, мягко говоря, очень прогнозируемо решают вопросы, связанные с претензиями к городским властям любого уровня, потому что суды получают доплату от городских властей, потому что судьи получают компенсации некие опять же из городской казны. Поэтому вы представляете себе на месте судьи, который должен принять решение против городских чиновников, если он от этих городских чиновников имеет определенные льготы?

Марьяна Торочешникова: А если речь идет о чиновниках не городских, а федерального масштаба?

Леонид Челяпов: А это тем более. Поэтому здесь ведь еще возникает, наверное, страх судьи. Ведь выносится решение в отношении власть предержащих, и практики такой нет - это абсолютно точно. Но попробовать можно, это интересно.

Марьяна Торочешникова: Ну что ж, будем надеяться, что найдется такой смелый человек, которому будет не жалко времени (все-таки это действительно время) и, может быть, нервов, какой-то суммы денег, затраченных на судебную тяжбу, который выиграет в суде иск к чиновнику.

Леонид Челяпов: Я готов поучаствовать. Только я должен сразу предупредить, что чиновники должны быть второго, так сказать, уровня иерархии. То есть президент, премьер и, пожалуй, все - вот это два человека, к которым предъявлять иск явно не стоит, потому что они, в принципе, у нас по всем нормам чиновничьим имеют право на проезд. Хотя я тоже, честно говоря, не видел это закрепленным ни в одном законе, но так уж по аналогии. Я думаю, что суд явно в отношении первых лиц государства не будет выносить никаких решений. А вот второстепенные чиновники - пожалуйста.

Марьяна Торочешникова: Ну что ж, будем надеяться и ждать.

Леонид Челяпов: Нужно с чего-то начать, самое главное.

XS
SM
MD
LG