Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполнение решений суда


Марьяна Торочешникова: Ни одна, даже самая замечательная судебная победа не будет полной до тех пор, пока не исполнено решение суда. Но кто и как должен доводить дело до логического финала? Российское законодательство возлагает обязанности по исполнению решений судов на судебных приставов. И я представляю гостя сегодняшней передачи - это руководитель Департамента службы судебных приставов Министерства юстиции России Андрей Беляков.

Предлагаю, прежде чем начать предметный разговор, послушать сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Пскове Анной Липиной. Он проиллюстрирует нам те проблемы, с которыми приходится сталкиваться и людям, одержавшим победу в суде, и судебным приставам.

Анна Липина: Воспитатель детского сада Светлана Иванова одна растит дочь Ольгу. Недавно Оле исполнилось 15 лет. Отец Ольги ушел из семьи, когда девочке еще не было и года. Обещал помогать материально, но денег его бывшая супруга ждала долго и, в конце концов, подала исковое заявление на взыскание алиментов на ребенка. Суд определил сумму выплат в размере 25 процентов от заработка, и исполнительный лист попал к судебному исполнителю.

Рассказывает Светлана Иванова.

Светлана Иванова: Наш папа все время работал без официального оформления, и судебному исполнителю просто некуда было направить исполнительный лист. Через некоторое время судебный исполнитель мне позвонила и сообщила, что будет рассчитывать алименты с него как с неработающего отца. Но реально я никаких денег вообще не получала.

Анна Липина: После неоднократных обращений к судебному исполнителю с просьбой предпринять какие-то шаги последняя предложила Светлане Ивановой единственной возможный, по ее словам, выход - привлечь неплательщика к уголовной ответственности. Это было в 1995 году. Светлана написала заявление. Ответчика привлекли к уголовной ответственности и назначили наказание в виде лишения свободы на год, но условно. А через 6 месяцев амнистировали. Однако на материальном положении Светланы и Оли это не сказалось, алиментов на ребенка по-прежнему не было. Плюс ко всему над Светланой нависла реальная угроза мести со стороны бывшего мужа.

Светлана Иванова: Ну что, начались угрозы в мой адрес по телефону. Постоянно звонил муж, угрожал. Вот всем этим и закончилось.

Анна Липина: Упразднение службы судебных исполнителей и появление службы судебных приставов никак не повлияло на конкретную ситуацию Светланы Ивановой. Ее бывший муж сменил несколько мест работы, но судебные приставы так и не смогли добиться выплаты алиментов. Собственного имущества у мужа нет, он живет в квартире матери, а ездит на автомобиле сестры.

На днях вновь Светлане - как единственно возможный вариант повлиять на ситуацию и взыскать деньги - судебный пристав предложил привлечь неплательщика к уголовной ответственности. Но Светлана, наученная горьким опытом, от этого наотрез отказывается.

Светлана Иванова: Зачем мне все эти проблемы, раз все равно так его не заставишь выплачивать деньги? Я уже думаю отозвать исполнительный лист, уж сама как-нибудь ребенка выращу.

Анна Липина: В службе судебных приставов фактически подтвердили, что в данной ситуации ничего сделать невозможно. Говорит старший судебный пристав Сергей Трусов.

Сергей Трусов: Те люди, которые злостно не платят алименты, - это в основном контингент людей, которые опустились, которые не работают, которые, может быть, даже как-то скрывают свое имущество.

Анна Липина: Есть и вторая категория алиментщиков. Сергей Трусов продолжает.

Сергей Трусов: Вообще, всем известно, что сейчас предприниматели набирают на работу людей за 600 рублей, официально 600 рублей платят. Хотя мы знаем, взыскательницы знают о том, что есть вторая бухгалтерия, "черная", так сказать. Но официально - вот, пожалуйста, 600 рублей. Мы видим, что он ездит на машине, машина у него по доверенности. Такие люди уже давно себя подстраховали, будем говорить так, и все имущество оформлено или на новую супругу, или на родителей. То есть "все не мое, не знаю ничего..." Бывали случаи, что мы пробовали арестовывать, но при обжаловании в судах дела просто разваливаются наши. Женщины жалуются на то, что "когда же вы взыщете?", пишут заявления. Приставы предпринимают все меры, но не всегда мы можем сделать то, что хотели бы сделать.

Анна Липина: Если старый Уголовный кодекс был жестче в отношении неплательщиков, то новый фактически не дает возможности наказать должника.

Сергей Трусов: В Уголовном кодексе, который был раньше, предусматривалось лишение свободы. Человека обязывали работать, и он работал - и исполнялось все. А сейчас этого нет. Принудительные какие-то работы, чтобы он отрабатывал долг, тоже не используются. Хотя, например, обязать улицы города приводить в порядок, и зарплата у него - те же деньги, - тут выход может быть какой-то.

Анна Липина: Получается, что на данный момент единственное средство у пристава осуществить исполнение решения суда о взыскании денежных средств - только моральное воздействие на должника и убедительные беседы с ним. Как рассказал Сергей Трусов, в службе судебных приставов управления юстиции по Пскову большая кадровая текучка, из-за невысокой зарплаты и большой нагрузки квалифицированные специалисты увольняются. Сейчас в штате всего 30 приставов на город с население более 200 тысяч. По нормативам Минтруда, нагрузка на одного пристава - не более 22 производств в месяц. Реально же псковские приставы ведут по 150 производств, поэтому и качество их работы весьма низкое.

Марьяна Торочешникова: Вот такая история к нам пришла из Пскова, и подобных, я думаю, наберется множество. Андрей Михайлович, а как же быть? Существуют ли вообще какие-то дополнительные возможности для воздействия на злостных неплательщиков по судебным решениям?

Андрей Беляков: Марьяна, здесь мне очень не нравится и непонятен тон псковских приставов, какой-то пессимистический такой, что ничего нельзя сделать, ничего невозможно предпринять и у нас вообще плохое законодательство.

Марьяна Торочешникова: А что можно сделать в этом случае?

Андрей Беляков: Я хочу сказать, что нужно во-первых. И приставы и сама заявительница (истица), они стоят на позиции... они защищаются всегда. Нет, нужно здесь переориентировать и ее поведение, и поведение приставов в положение, когда защищаться будет должник.

Что касается законодательства, да, в кодексе 1961 года у нас была статья 122-ая, которая предусматривала реальное наказание, другого наказания не было, - два года лишения свободы. И мы поступали очень просто: алиментщик сидел в тюрьме, выходил, и второй раз уже наступал рецидив и иные юридические последствия. Поэтому он знал, что второй раз можно опять "загреметь" и попасть - после определенного набора - в положение рецидивиста.

Марьяна Торочешникова: Да, и его пример был другим наукой, кроме всего прочего.

Андрей Беляков: Да, и это тоже имело место. Дело в том, что 30 лет назад я начинал работать судебным приставом и знал, как благодарны были истицы по этому вопросу.

Марьяна Торочешникова: Но сейчас ситуация изменилась...

Андрей Беляков: Вот девочке 15 лет, и этот гражданин Иванов (Сидоров, Петров) никуда не денется даже после того, как девочке исполнится 18 лет, эта задолженность будет на нем висеть пожизненно.

Марьяна Торочешникова: Потому что есть решение суда.

Андрей Беляков: Решение суда, да. И та задолженность, которую он не сможет выплатить до 18 лет, он будет выплачивать и далее, пока она не будет погашена.

Марьяна Торочешникова: Но я понимаю, что здесь как раз основной вопрос в том, как эту задолженность, как эти деньги у него реально получить. Что приставы могут сделать в этой ситуации?

Андрей Беляков: Во-первых, послать по месту работы постановление о взыскании не только одной четвертой части, но и суммы задолженности. Причем сумму задолженности должен определить судебный пристав-исполнитель, рассчитать с учетом места, с учетом заработка, с учетом времени, за которое он не платил алименты. Может, бывают случаи, когда задолженность рассчитывается неправильно, в пользу истицы, - тогда уже папаша пусть бегает по судам и говорить о том, что "вы неправильно это сделали".

Второй вопрос - есть органы внутренних дел, к ним тоже можно обратиться и обязательно найти неплательщика, обязать трудоустроиться. Это еще один рычаг. Следующий рычаг - штрафные санкции судебных приставов: за невыполнение законных требований судебных приставов сообщить место работы (есть у нас статья 85-ая, 87-ая закона об исполнительном производстве).

Третье: можно собрать материалы, отдать в дознание, обратиться к прокурору, в органы внутренних дел и возбудить уголовное дело по новой сейчас статье в кодексе - с 1997 года у нас статья 157-ая. Конечно, там наказание нереальное, конечно, его, будем говорить обывательски, в тюрьму не посадят. Но, во всяком случае, это еще механизм, уголовно-правовой механизм воздействия на неплательщика.

И вот такая активная позиция судебного пристава в нашем конкретном случае, вот по Пскову, может привести к тому, что мы обяжем должника исполнить свой не только моральный долг по воспитанию дочери, но и от имени государства обязать его...

Марьяна Торочешникова: ... свой гражданский долг выполнить - исполнить решение суда.

Андрей Беляков: Конечно. Более того, а почему мы не проверим имущественное положение? Вот он живет с новой пассией, ездит на автомобиле:

Марьяна Торочешникова: Это должен делать пристав?

Андрей Беляков: Конечно. При наличии задолженности можно прийти к нему и описать имущество.

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, что здесь проблема как раз еще и в том, что если на одного пристава в Пскове приходится по 150 производств в месяц, то он просто не может при всем желании удовлетворить все пожелания истцов.

Андрей Беляков: Ну, давайте мы закончим вопрос с Псковом. При наличии задолженности нужно проверить имущественное положение должника. Он живет с супругой, и, естественно, у них совместное имущество и так далее. Вот если пристав предпринял бы какие-то шаги с арестом и реализацией его имущества, - пусть тогда уже этот алиментщик, должник бегает по судам и доказывает свое право, а дама его, новая, обращается в суд с иском об исключении имущества из описи.

Марьяна Торочешникова: То есть тут дело просто в том, как пристав подойдет к этой проблеме.

Андрей Беляков: Да. Безусловно, псковский пристав прав в том, что мы работаем с нагрузками, превышающими нормы, установленные Минсоцтруда и Министерством юстиции.

Марьяна Торочешникова: И вообще все возможные нормы.

Андрей Беляков: Да, и все возможные нормы. Но мы должны давать себе отчет, что у нас ненормированный рабочий день, мы не можем себе позволить работать с 9-ти до 6-ти. И получилось, что приставы работают с ужасной нагрузкой. Что делается для того, чтобы решить проблему? Вот уже в течение трех лет нам увеличивают штатную численность.

Марьяна Торочешникова: Ну и, соответственно, финансирование?

Андрей Беляков: И финансирование, конечно. И вот в 2002 году мы получили 10 тысяч человек - это большая помощь, в 2003 году мы получили 12 тысяч человек. Сейчас мы тоже этим вопросом занимаемся, и это позволит нам сократить нагрузку.

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, я предлагаю дать возможность нашим слушателям задать вопрос. Нам дозвонилась Софья Борисовна из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: Я хотела у Андрея Михайловича выяснить такие вопросы. 21 сентября 1992 года судья Афанасьева Октябрьского (сейчас Гагаринского) суда города Москвы вынесла решение о восстановлении на работе и взыскании зарплаты, однако решение суда до сих пор не исполнено. Я узнала, что дело в архиве районного суда уничтожено. В связи с этим я хотела бы спросить: имел ли право суд уничтожить дело, если решение суда не исполнено? Кто несет за это ответственность? Сколько времени должно храниться дело в архиве суда и кто теперь будет его восстанавливать, если в деле было порядка 500 листов?

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, пожалуйста, ответьте.

Андрей Беляков: Софья Борисовна, я не вправе дать оценку работе суда, поскольку мы действуем во исполнение его решений. В нашем случае, во исполнение решения Гагаринского суда. Мне не совсем понятно, а где лист-то находится, исполнительный?

Слушатель: Исполнительный лист я предъявляла администрации, решение было в 1992 году, и вот с тех пор я судилась до 1996 года. И вот теперь я снова возобновила этот процесс.

Андрей Беляков: В редакции возьмите мой телефон. Тем более это Москва, и я думаю, что мы разберемся при нашей личной встрече, у меня на приеме.

Марьяна Торочешникова: Давайте сразу дадим возможность еще одному слушателю задать вопрос. Это Александр Александрович. Пожалуйста.

Слушатель: Я получил ответ на мою жалобу от председателя Басманного суда от 27 февраля 2001 года. Цитирую: "В настоящее время служба судебных приставов не является структурным подразделением суда, суду не подчиняется и осуществляет свою деятельность независимо, на основе действующего законодательства".

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, поясните, зависит ли сейчас служба судебных приставов от судов?

Андрей Беляков: Ответ суда совершенно правильный. С 1997 года, с принятием закона о судебных приставах и исполнительном производстве, мы не являемся структурным подразделением суда. До этого мы сидели в судах, нас курировали судьи. Сейчас мы органы исполнительной власти, находимся в структуре Минюста, но, тем не менее, при этом исполняем решения судов и других уполномоченных органов.

Марьяна Торочешникова: А вообще существуют реальные какие-то возможности ускорить ход исполнительного производства? И может ли это сделать пристав?

Андрей Беляков: Может, может, конечно. И у нас в законодательстве достаточно рычагов, чтобы повысить эффективность исполнения судебных решений. Вот я вам приведу цифры: 17 миллионов исполнительных производств у нас было возбуждено в прошлом году, в 2002-ом у нас 15 миллионов, эта сумма растет, постоянно растет. Но должен признаться, что из этих 17-ти 3 миллиона исполнительных производств мы вынуждены возвратить взыскателям в связи с невозможностью исполнения судебных решений.

Марьяна Торочешникова: И как должен здесь действовать взыскатель?

Андрей Беляков: Нет, давайте сначала разберемся, почему эти листы были возвращены. Это вот тот случай, когда либо отсутствует имущество должника... скорее всего имущество должника. Потому что существующий у судебного пристава набор инструментов в данном случае себя исчерпал, мы все возможности, которые нам представляет закон, исчерпали и говорим взыскателю: "На данный момент мы пока ничего сделать не можем: имущества у него нет, он пока не работает, и обращать взыскание не на что". Чтобы обнаружить это имущество, мы ему предлагаем: "Авансируйте нам розыскные мероприятия".

Марьяна Торочешникова: То есть в этом случае человек платит приставам?

Андрей Беляков: Приставам, авансом.

Марьяна Торочешникова: Но это делается официально или нет?

Андрей Беляков: Официально, конечно. Официально выносится постановление. Более того, пристав вправе и отказать в проведении розыскных мероприятий, он выносит постановление об отказе. Любые действия судебных приставов оформляются в форме постановления, как и решение суда, постановление следователя, протокол милиционера...

Марьяна Торочешникова: То есть это официальная бумага.

Андрей Беляков: Да, и они могут быть обжалованы в суд. Любые действия и бездействие приставов должны обжаловаться в суд. Пристав предлагает: "Я буду искать - авансируйте".

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, а сколько приблизительно это может стоить?

Андрей Беляков: Вот здесь еще одна трудность. Дело в том, что тарифы должны быть разработаны правительством Российской Федерации.

Марьяна Торочешникова: А их еще не существует.

Андрей Беляков: Их не существует. Существует примерная инструкция, в рамках которой мы и работаем.

Марьяна Торочешникова: Ну, чтобы порядок цифр себе представлять...

Андрей Беляков: Это даже не десятки тысяч рублей.

Марьяна Торочешникова: Меньше?

Андрей Беляков: Конечно. В зависимости от суммы взыскания.

Марьяна Торочешникова: Но не меньше скольких - не меньше 500 рублей?

Андрей Беляков: Да, наверное, не меньше 500 рублей. Но это единичные случаи. Но это и еще один, какой-то механизм эффективности исполнения судебных решений.

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, мы в начале нашей передачи уже послушали один сюжет из Пскова, и я сейчас, просто чтобы было легче продолжать разговор, предлагаю послушать сюжет из Чувашии, его подготовил Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев: Вице-президент Адвокатской палаты Чувашской республики, в прошлом судья Калининского районного суда столицы Чувашии Виктор Ильин, по роду своей деятельности, сталкивается с проблемами неисполнения решений судов постоянно. Но однажды ему пришлось самому оказаться в роли взыскателя, вынужденного идти на поклон к судебным приставам-исполнителям. Вот его рассказ.

Виктор Ильин: В 2000 году обратился ко мне мой бывший товарищ и попросил у меня на три дня деньги - 3,5 тысячи рублей. Ну, три дня, месяц, год, два, три... Я обратился в суд о взыскании указанной суммы. Суд рассмотрел это исковое заявление, удовлетворил. Пристав-исполнитель вынес постановление о возбуждении исполнительного производства, датированное 30 марта. И вот до настоящего времени ни одного шага не сделано в плане исполнения этого решения.

Дмитрий Лишнев: В районном подразделении судебных приставов, где было возбуждено производство по делу Виктора Ильина, мне ответили, что пристав, вынесший постановление, уже уволился, а принявший его дела работает всего лишь месяц, так что для взыскания долга у него просто не было достаточного времени.

Подобное положение дел в службе судебных приставов вполне объяснимо и даже закономерно. Объяснимо, если взглянуть на эту службу изнутри. Вот что рассказали мне о своей работе две молодые девушки - Элеонора и Елена - приставы-исполнители одного из районных подразделений столицы Чувашии, настоятельно просившие меня не называть их фамилии, так как опасались негативной реакции со стороны руководства.

Говорит Элеонора.

Элеонора: По вопросу затягивания двухмесячного срока исполнения - здесь также возникают проблемы в том, что очень большая нагрузка в настоящее время на одного судебного пристава-исполнителя, иногда даже в неделю получается по 100 исполнительных производств.

Дмитрий Лишнев: Дополняя слова коллеги, Елена рассказывает о проблеме иного свойства.

Елена: Выискивать чужие долги - работа опасная. Коллега из Калининского подразделения буквально недавно просто получила по голове, с сотрясением мозга попала в больницу при исполнении служебных обязанностей.

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, вот теперь расскажите обо всей этой процедуре сначала. Вот человек получает решение суда (как, например, господин Ильин из города Чебоксары), что ему нужно делать дальше, чтобы получить то, что ему причитается в соответствии с судебным решением.

Андрей Беляков: Инструментарий наш, процессуальный, один и тот же. Получив лист, взыскатель обязан предъявить его либо по месту своего жительства, либо по месту жительства должника направить, либо по месту нахождения имущества. И механизм завелся.

Марьяна Торочешникова: А что, пристав должен взамен выдать какой-то документ?

Андрей Беляков: Конечно. Во-первых, после принятия исполнительного листа выносится постановление в течение трех дней о возбуждении исполнительного производства. Пять дней должнику нужно дать для добровольного исполнения, будем говорить так, "в 33-ий китайский раз" предупредить его, чтобы он исполнил решение суда. После этого принять меры к обращению взыскания на его имущество.

Марьяна Торочешникова: Это в случае, если он отказывается рассчитаться добровольно.

Андрей Беляков: Да и если при этом у него есть средства. Потом у нас имущество второй очереди, третьей очереди и так далее (ну, это для юридических лиц, я не буду говорить сейчас о тонкостях, они неинтересны просто). Так вот этот механизм должен быть полностью использован судебным приставом.

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, а в идеале в течение какого времени должно быть исполнено решение суда?

Андрей Беляков: Закон нам позволяет в течение двух месяцев заниматься этим вопросом. Но эти сроки не пресекательны, безусловно, они нарушаются. Но нарушаются зачастую не по прихоти судебных приставов, - здесь действительно девушки правы, нагрузка колоссальная...

Марьяна Торочешникова: А вот то, о чем говорила пристав из Чувашии, - о нападении на пристава, - такое часто сейчас случается?

Андрей Беляков: Такие случаи есть. В этом году смертельных случаев я не помню. Мы эти случаи анализируем и контролируем, чтобы потом с органами прокуратуры, внутренних дел довести это до конца.

Марьяна Торочешникова: Андрей Михайлович, дадим возможность Владимиру Александровичу из Москвы задать свой вопрос.

Слушатель: Здравствуйте. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации 30 мая 2003 года отменила жалобу правительства Москвы, касающуюся повышения платы за техобслуживание в период с марта 2002 года по май 2003 года, то есть 14 месяцев мы переплачивали. Я написал заявление в ДЭЗ, чтобы мне сделали перерасчет на основании решения Верховного суда России, а там мне сказали, что "решение Верховного суда России для нас не указ; если будет решение правительства Москвы - тогда и сделаем перерасчет, а так никакого перерасчета мы делать не будем".

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, вопрос заключается в том, кто должен следить за исполнением решений Верховного суда.

Слушатель: Я просил прислать судебного исполнителя от Верховного суда России, для того чтобы он сделал все для того, чтобы перерасчет сделали.

Андрей Беляков: Владимир Александрович, вы просили прислать судебного пристава. Понимаете, судебный пристав - это не дворник и не пожарный, которого можно прислать куда-то. Судебный пристав сам приходит, но приходит только на основании исполнительного документа, по повелению суда. Вот будет исполнительный лист -тогда судебный пристав и придет. А так он не техник-смотритель, чтобы его вызывать.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. А в тех случаях, когда Верховный суд своим решением отменяет действие какого-то пункта в законодательстве, одного из положений закона. Люди уже от этого пострадали. Понятно, что здесь были затронуты интересы неопределенного круга лиц, как это называется у юристов. Реально в этом случае исполнительный документ получит на руки тот человек, который обращался в Верховный суд?

Андрей Беляков: Да, да. С чьей стороны было обжалование.

Марьяна Торочешникова: Понятно. А остальным людям уже нужно уповать на порядочность работников коммунальных служб?

Андрей Беляков: Конечно. Видите, дама какая-то сидит у них там, в ДЭЗе, и говорит, что "это для меня не указ, это для меня не указ..." Судебный исполнитель придет с исполнительным документом, и не придет, а вызовет. Меня несколько удивило незнание граждан. Наверное, и наша вина в том, что мы не доводим до них весь тот законодательный набор инструментов, которыми располагает служба судебных приставов. Даже, видите, ответов на элементарные вопросы не знают - куда обращаться, как поступать. Мы не спецслужбы, мы действуем гласно, открыто, на основании решений и во исполнение решений суда.

Марьяна Торочешникова: То есть в любом случае человек, если ему что-то непонятно, может прийти в любую службу судебных приставов - и там ему ответят на всего интересующие его вопросы.

Андрей Беляков: Да, но приходить нужно с исполнительным документом, потому что мы все-таки не консультация.

XS
SM
MD
LG