Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Для чего нужны участковые милиционеры


Марьяна Торочешникова: Речь в сегодняшней передаче пойдет не о судах вовсе, а о деятельности той службы, которая помогает осуществлению правосудия и отчасти способствует досудебному разрешению конфликтных ситуаций и споров между гражданами. Сегодня мы будем говорить о службе участковых инспекторов милиции.

Со мной в студии гости - это заместитель начальника милиции общественной безопасности ГУВД Москвы, начальник Управления организации работы участковых уполномоченных инспекторов милиции, полковник милиции Григорий Васильевич Краснов и старший уполномоченный милиции УВД "Нагатино-Садовники" Южного административного округа города Москвы, майор милиции Николай Михайлович Сергеев.

Что же такое служба участковых инспекторов милиции и как она вообще появилась на свет, Григорий Васильевич?

Григорий Краснов: Служба участковых уполномоченных милиции имеет достаточно большую историю, и первые прототипы этих сотрудников начали действовать в России еще при Иване Грозном. При Иване Грозном были так называемые "губные старосты", а потом эти должности при разных строях и при разных царях менялись, назывались по-разному. В XIX веке была учреждена должность так называемого станового пристава и его помощника - полицейского урядника. Если говорить о советском периоде деятельности этой службы, то она образовалась как служба участковых уполномоченных в 1923 году. Это что касается истории.

Марьяна Торочешникова: Чем занимаются участковые, в чем их задача? Чем, например, деятельность участкового отличается от деятельности постового милиционера?

Григорий Краснов: Среди многочисленных служб милиции служба участковых милиционеров занимает особое место. Именно на участкового уполномоченного возложены обязанности, которые связаны с непосредственным обслуживанием населения, он больше всех приближен к населению. Например - раскрытие и профилактика преступлений непосредственно в жилом микрорайоне на обслуживаемой территории. Как известно, каждый участковый имеет свою территорию непосредственно по месту жительства граждан.

Марьяна Торочешникова: А сколько в Москве участковых всего?

Григорий Краснов: В Москве участковых около 3 тысяч. Это достаточно большой отряд.

Марьяна Торочешникова: Николай Михайлович, как распределяется работа участковых милиции - по домам, по квартирам, по улицам, по количеству человек?

Николай Сергеев: За каждым участковым закрепляется не более 3,5 тысяч человек, а там уже в зависимости от домов - бывают дома, скажем, многоподъездные. Все это идет от населения - не более 3,5 тысяч человек.

Марьяна Торочешникова: Скажите, чем вы занимаетесь каждый день, приходя на работу? Какие вы решаете проблемы, какие задачи перед вами стоят?

Николай Сергеев: Рабочий день, как правило, начинается с развода в отделе милиции, на котором, во-первых, выясняется, что случилось за прошедшие сутки на территории ОВД, на территории административного участка. И в зависимости от этого мы выходим на административный участок и начинаем работать. Если есть, допустим, заявления - по заявлениям идем. В общем, в зависимости от складывающей оперативной обстановки.

Марьяна Торочешникова: А участковый сам себе хозяин? Вы сами себе выстраиваете график работы, решаете, что сделать: если поступает жалоба от какой-нибудь бабушки, потому что соседи ее обижают, - я сегодня пойду туда? Или вы как-то согласовываете, координируете работу с другими структурами?

Николай Сергеев: В общем, мы составляем план работы, но не всегда, к сожалению, приходится работать по плану, так как в течение дня могут возникнуть какие-то другие ситуации. Допустим, совершено преступление, совершено административное правонарушение - и тогда, естественно, мы выходим обязательно на это преступление, откладывая другие планы "на потом".

Марьяна Торочешникова: Григорий Васильевич, в чем принципиальное отличие работы участковых в советские времена и в последние 10 лет, после развала Советского Союза? Стало ли работать сложнее или проще? Появились ли какие-то дополнительные гарантии для участковых, хотя бы законодательные?

Григорий Краснов: Во-первых, изменились условия несения службы участковых уполномоченным. И второе, появились дополнительные функции. Если говорить об условиях, то прежде всего это социально-экономические факторы: увеличилась безработица, обнищание одних слоев населения на фоне резкого обогащения других, снижение качества воспитания как в семье, так и вне ее, падение родительского авторитета, безнадзорность. Все это остро проявляется как в целом по стране, так и на отдельно взятом административном участке, который обслуживает участковый уполномоченный.

Марьяна Торочешникова: То есть это добавило работы участковым.

Григорий Краснов: Конечно, добавило и усложнило ее. Второе условие - это изменившееся законодательство, которое несколько либерализировало обстановку, а также утрата общественных институтов. Все это вместе взятое лишает сегодня участкового уполномоченного многих рычагов воздействия на правонарушителей, которые он имел раньше, особенно в семейно-бытовых отношениях.

Марьяна Торочешникова: Например, какие были раньше рычаги у участкового, как он мог повлиять на две конфликтующие стороны, чего у него теперь нет?

Григорий Краснов: Например, утрачены активно работавшие в прошлом многие общественные институты - товарищеские суды, комиссии по борьбе с пьянством, на которые опирался участковый уполномоченный, работая непосредственно с населением по месту жительства. Кроме этого, мы не можем сегодня принудительно направить хронического алкоголика, в прямом смысле замучившего окружающих, членов семьи и соседей, на принудительное лечение. Как вы знаете, существовавшие в прошлом лечебно-трудовые профилактории ликвидированы. Есть сложности в доказывании противоправных действий бытовых дебоширов; принятие к ним мер возможно только через суд, что отодвигает время от непосредственного совершения правонарушения до наказания или разбирательства - и конфликтная ситуация затягивается в этом плане.

Многие семейно-бытовые конфликты связаны с положением дел в коммунальных квартирах, когда никак не поделят места общего пользования соседи, - именно этим приходится заниматься участковым уполномоченным.

Марьяна Торочешникова: А что-нибудь усугубило вот эту проблему возникновения конфликтных ситуаций в коммунальных квартирах?

Григорий Краснов: На мой взгляд, усугубило проблему принятое решение разрешить приватизацию комнат в коммунальных квартирах. В этой связи любой гражданин, который приватизировал свою комнату в коммунальной квартире, имеет право поступать так с этой площадью, как положено по закону - кого угодно туда поселять. Места общего пользования остаются местами общего пользования и никак не приватизируются в сторону какого-то владельца, поэтому на этой почве возникают многочисленные конфликты, которые участковый уполномоченный при всем желании самостоятельно разрешить не может, и ему приходится людей отправлять в тот же суд.

Марьяна Торочешникова: То есть возникает конфликт - и люди обращаются к участковому уполномоченному, а не то чтобы звонят "02" и вызывают наряд милиции?

Григорий Краснов: Ну, они первоначально вызывают наряд милиции, но приехавший наряд милиции (а зачастую это бывает сам участковый уполномоченный) непосредственно разрешить конфликтную ситуацию не может, потому что это дело сугубо гражданско-правовых судебных отношений.

Марьяна Торочешникова: Нам дозвонилась Елена Николаевна из Москвы. Давайте послушаем ее вопрос.

Слушатель: Молодежь очень часто по ночам около подъездов собирается. У нас окна выходят во двор, и вот они собираются, кричат очень громко, причем не то чтобы песни пели, а крик ужасный. По этому вопросу надо к участковым обращаться или к дежурным? Пару раз я звонила в милицию ночью, чтобы приехали и как-то их угомонили, но мне говорят: "Обращайтесь к участковому".

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваш вопрос. Я его адресую Николаю Михайловичу Сергееву, который и сам работает на участке. Расскажите, пожалуйста, как вы действуете в таких ситуациях? И вообще, что делать людям, куда обращаться в такое время?

Николай Сергеев: Могу сказать следующее. Если вы знаете этих людей, допустим, некоторых молодых людей, которые постоянно шумят, то вам, конечно, проще подойти к участковому на прием. Если не знаете, то звоните в дежурную часть - приезжает наряд милиции и их задерживает. А уже на следующий день, когда участковый придет на работу, он составит материал и направит в соответствующие органы.

Марьяна Торочешникова: А вот таких обращений с жалобами на шум во дворе много бывает?

Николай Сергеев: В летнее время бывает. Не так чтобы часто, но бывает, что молодежь собирается: Иногда обходимся профилактическими беседами. Иногда по второму, третьему разу приходится направлять материал в суд.

Марьяна Торочешникова: А насколько авторитетен участковый сейчас? Вы, когда выходите на участок, уверены в том, что люди, к которым вы идете, отнесутся с должным уважением к вашим погонам и к вам как к участковому милиционеру? Вы давно работает участковым милиционером?

Николай Сергеев: Я работаю 13-ый год.

Марьяна Торочешникова: Вот то, что было в начале вашей работы, 10-13 лет назад, и сейчас - изменилось ли отношение граждан к участковым милиционерам и к вам лично?

Николай Сергеев: Наверное, как и отношение к милиции, в какой-то период оно поменялось. Но в последнее время, скажем так, народ в милицию обращается часто и по тем вопросам, по которым раньше не обращались. Я давно на одном участке работаю, по-разному бывает, но, по крайней мере, я к себе негативного отношения не помню в последнее время.

Марьяна Торочешникова: Григорий Васильевич, а вы как считаете, насколько авторитетны участковые милиционеры? Вообще, насколько высок авторитет российской милиции?

Григорий Краснов: Во всяком случае, мы делаем все возможное, чтобы завоевать уважение граждан, хотя в некоторых местах оно несколько потеряно по разным причинам. Но я считаю, что уважение граждан, если говорить об участковом (поскольку мы сегодня ведем речь об участковом уполномоченном милиции), во многом зависит от него самого. Если участковый уполномоченный знает свое население, чутко и внимательно относится ко всем просьбам граждан, даже иной раз самым абсурдным (и такое бывает), внимательно выслушивает и принимает какие-то реальные меры, и граждане это видят, тогда авторитет ему обеспечен.

Марьяна Торочешникова: Нам дозвонилась Галина Мирзоевна из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: Мы тут переживаем такие шекспировские страсти по ночам. Наш участковый знает всех в лицо, но на просьбы хотя бы как-то с ними побеседовать не реагирует. Вы не подумайте, что мы такие злопыхатели, но уважения, к сожалению, - говорю это с болью - к участковому никакого нет. Так же как у него нет уважения к жителям.

Марьяна Торочешникова: Николай Михайлович, скажите, пожалуйста (отвечая на вопрос, в том числе, и Галины Мирзоевны), а как может обычный участковый инспектор вызвать уважение к себе среди людей? Как можно повлиять на них и потребовать, уговорить, чтобы они не совершали каких-то правонарушений, чтобы вели себя прилично? Какие у вас инструменты в запасе?

Николай Сергеев: Ну, я думаю, что первоначальный инструмент - это беседы профилактические. В зависимости от результата этих бесед, если человеку этого достаточно, он, я думаю, не будет больше ничего совершать. Если человек не понимает, тогда уже нужно обязательно, если он совершил какое-то административное правонарушение, доводить дело до суда. Чтобы человек, совершивший административное правонарушение, знал, что наказание будет неотвратимо. Тогда, я думаю, в следующий раз люди будут думать, что они делают.

Марьяна Торочешникова: А почему этого не происходит? Вот позвонила слушательница и говорит, что участковый пытается их увещевать, а им все равно.

Николай Сергеев: Вы знаете, сложно ответить на вопрос. Для того чтобы дать какой-то объективный ответ, нужно, во-первых, видеть материал, что конкретно происходит. Потому что, как правило, выслушав одну сторону, решение тяжело принять. Значит, какие-то есть объективные причины этому. Но если, скажем так, действительно вопрос в участковом, я думаю, нужно обратиться к начальнику этого участкового - и там как-то вопрос разрешится, если участковый не принял должных мер.

Марьяна Торочешникова: Давайте послушаем Людмилу Борисовну из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: Хочу в поддержку милиции сказать свое слово, что работа у них очень тяжелая, а у участкового милиционера особенно. А зарплата у них очень плохая.

Марьяна Торочешникова: Ну, о том, что у российских милиционеров низкие зарплаты, известно, об этом уже много говорили. А размер зарплаты влияет на качество работы участкового милиционера?

Григорий Краснов: Это опять-таки зависит от участкового уполномоченного. Если этот участковый уполномоченный хорошо работает, то он это правильно оценивает. А если участковый уполномоченный не хочет работать или плохо работает, то сколько ему не плати, а надо принимать решение в отношении него. Тем не менее, мы считаем, что повышение зарплаты - это один из серьезнейших моментов стимулирования деятельности участковых уполномоченных милиции на сегодняшний день.

Марьяна Торочешникова: Нам дозвонился Сергей из Вологды. Пожалуйста.

Слушатель: Участковые, конечно, бесполезны. И не потому, что они люди неспособные. Это очень способные люди, я сталкивался с некоторыми - грамотными, способными. Нас однажды избили с женой, в бессознательном состоянии отправили в больницу, а потом, когда я поправился, я обратился сначала в милицию, написал заявление, а потом к участковому. Участковый мне сказал: "Ну что, это "глухарь":" Одним словом, они не стали ничем заниматься. Я стал сам искать этого человека, опрос сделал свидетелей и нашел этого преступника, его координаты. Опять обратился в милицию к начальнику участка, вернее, к начальнику милиции пошел, чтобы он дал указание участковому мне помогать:и ничего.

Марьяна Торочешникова: Григорий Васильевич, прокомментируйте, пожалуйста, звонок. Почему, вы думаете, у милиции такое отношение к гражданам возникает?

Григорий Краснов: Во-первых, мне трудно говорить о том, что происходит в Вологде. Тем не менее, я не согласен абсолютно с тем, что участковый бесполезен. Очень много граждан обращается к участковым на первоначальном этапе, и он очень помогает. Я мог бы привести многочисленные примеры.

Марьяна Торочешникова: Я предлагаю послушать сюжет из города Саранска, его подготовил Игорь Телин. И он поможет нам обсудить следующую проблему, которая может возникнуть у граждан при общении с участковыми инспекторами.

Игорь Телин: Самогоноварение и сбыт самодельного алкоголя являются, пожалуй, одними из самых больших и традиционных проблем в Мордовии. Производители самопального спиртного, реально конкурируя с официальными производителями водки, наносят серьезный ущерб бюджету. Велик и ущерб здоровью: в последние годы стабильно растет количество отравлений некачественной продукцией домашней выработки, ведь самогонщики что только не добавляют в свою продукцию - и димедрол, и карбид, и даже куриный помет. Говорят, что в последнем случае напиток получается такой убойной силы, что даже стакан самогона сшибает с ног здорового мужика.

Вполне естественно, что борьба с самогоноварением в Мордовии ведется постоянно. Но успехов больших нет. Хотя приводимое официальной милицейской статистикой количество изъятого самодельного алкоголя и число выявленных самогонщиков за последние полгода впечатляет.

Сотрудник милиции: Сотрудниками установлен 751 такой факт. В частности, из них 80 человек привлекли за сбыт самогона. Из числа всех выявленных правонарушений 75 процентов приходится на долю участковых уполномоченных милиции. По всем нарушениям наложен штраф в сумме 122 тысячи рублей, из которых взыскано 74. Изъято и уничтожено 609 литров самогона.

Игорь Телин: Борьба с самогоноварением всегда была одним из приоритетных направлений деятельности служб участковых милиции, руководят которой из республиканского Министерства внутренних дел Владимир Иосем и Сергей Поздняков. Но из-за чрезвычайного усердия в поисках и изъятии самогонных аппаратов сложности с законом возникают у самих представителей закона. К ответственности привлечены несколько участковых, которые при выполнении своих служебных обязанностей незаконно проникли в чужое жилище.

Сотрудник милиции: Так, в частности, в Кадошкинском районе в отношении двух сотрудников Кадошкинского РУВД были возбуждены уголовные дела за незаконное проникновение в жилище. То есть когда участковые, в частности, этим занимались, имели информацию, приходили домой, - их пускали в свои квартиры, они, соответственно, на правонарушителей составляли протокол, а потом поступали жалобы в прокуратуру, так как они незаконно зашли. Состоялся суд, двое сотрудников, в отношении которых уголовные дела были возбуждены, одного приговорили к штрафу, второго сотрудника оправдал Кадошкинский суд. И это все дело происходило около двух лет; первый сотрудник, Родькин, содержался под стражей практически около трех месяцев.

И аналогичный пример я могу привести по участковому уполномоченному милиции Ельниковского РУВД . В отношении него также возбудили уголовное дело, так как он 25 февраля совместно с председателем СХПК пришел к одной гражданке, имея информацию о том, что она продает самогон; они сразу же увидели у нее флягу с самогоном, эту флягу изъяли, составили протокол, она сама расписалась в нем, - и уже несколько позже она обратилась в прокуратуру. В отношении него возбудили уголовное дело.

Игорь Телин: Получается, что сотрудники правоохранительных органов пока так и не научились бороться со злом законными методами. Можно сотнями изымать литры самогона, но проблема соблюдения при этом законности все равно остается.

Марьяна Торочешникова: Мы только что послушали сюжет из Саранска, и первый вопрос, который у меня возникает: существует ли подобная проблема в Москве - проблема с самогоноварением? И могут ли как-то участковые инспекторы милиции в Москве повлиять на разрешение этой ситуации, Григорий Васильевич?

Григорий Краснов: В начале нашего разговора я говорил о том, что произошла либерализация законодательства, и сюжет, который мы сейчас слышали, - это наглядный пример того, о чем я говорил. Действительно, в отношении борьбы с самогоноварением у нас нет достаточно мощных рычагов, которые были в прошлом, и это надо признать. А что в Мордовии, что в Москве законодательство у нас одинаковое. Тем не менее, сказать, что в этом плане мы в Москве вообще ничего не делаем, будет неправильно. Участковый уполномоченный - и этим занимается по большей части как раз участковый уполномоченный, - безусловно, выявляет факты самогоноварения, хотя очень тяжело нам приходится их документировать.

Вопрос состоит прежде всего (и в Москве особенно) в том, что самогон варится в благоустроенных квартирах с использованием всех достижений коммунального хозяйства. При этом тому же самому участковому попасть в эту квартиру законными методами очень сложно. От этого дальше идет и возможность пресечения этих правонарушений. С учетом такого законодательства, к сожалению, реально повлиять на борьбу с этим явлением участковый пока не может, и мы должны сегодня это признать, потому что это так и есть.

Марьяна Торочешникова: Кстати, раз уж речь зашла об этом, в сюжете, в том числе, об этом говорилось, скажите, пожалуйста, Николай Михайлович, а как вы попадает в квартиры к гражданам, если соседи, например, жалуются и просят прийти и что-то проверить? Если вас не захотят пустить, вас имеют право не пустить? У вас есть какие-то меры воздействия?

Николай Сергеев: Если гражданин не желает нас пускать, мы стараемся объяснить, для чего мы пришли, и как-то повлиять. Бывают случаи, когда, в общем-то, нас не пускают, но опять же находим способы - допустим, вызываем гражданина по телефону. Если он не является и если там правонарушение достаточно серьезное, то приходится иногда по несколько часов дежурить у подъезда.

Марьяна Торочешникова: Если он не хочет пускать в квартиру?

Николай Сергеев: Да, приходится такими методами действовать.

Марьяна Торочешникова: Давайте послушаем Виктора из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: Очень приятно, конечно, слышать деликатных людей по радио, но возникает справедливый вопрос (потому что средства массовой информации стали все чаще об этом говорить): очень часто сотрудники милиции используются еще и как наводчики. То есть пришли в квартиру, посмотрели - а потом через какое-то время из квартиры много что пропало. Вот недавно, например, недели полторы назад, передавали, что 16 человек было осуждено Мосгорсудом, которые занимались квартирными махинациями, причем с убийством, - это я все по радио слышал. Хочется спросить в связи с этим: как вернуть доверие к участковым и как не быть жертвой самому таких вот наводчиков в милицейских шинелях?

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Виктор, за ваш вопрос. Кстати, как отличить настоящего участкового от ненастоящего? Если к вам в дверь стучится милиционер, как понять, что он действительно твой участковый, если ты своего участкового в глаза ни разу не видел?

Николай Сергеев: Я на участке своим гражданам разъясняю следующим образом. Допустим, звонит к вам в дверь кто-то и говорит: "Я участковый". Вы спросите фамилию и телефон дежурной части, тут же звоните в дежурную часть и спрашивайте: "Есть у вас такой участковый? Он сейчас ко мне в дверь звонит". Я думаю, что дежурный правильно оценит ситуацию и свяжется по рации с участковым. В общем-то, вопрос этот решается быстро. По крайней мере, мы делаем так.

Марьяна Торочешникова: А вообще много таких ситуаций встречается, когда неизвестные люди под видом участковых милиционеров проникают в дома граждан и занимаются разбоем, вымогательством или наводчиками работают, Григорий Васильевич?

Григорий Краснов: К сожалению, такие факты действительно имеют место, и в преступных целях используется форма работника милиции. Но, насколько мне известно, последние годы это были преступники, которые использовали форму работника милиции, но никак не сами участковые.

Марьяна Торочешникова: Виктор задавал еще один вопрос: как вернуть доверие к участковому? Как вы его пытаетесь возвращать?

Григорий Краснов: Мы пытаемся возвращать прежде всего прозрачностью деятельности участкового перед населением. Мы хотим, чтобы участковый регулярно отчитывался перед населением, чтобы он встречался с населением, со старшими домов и подъездов. Мы провели целую серию мероприятий по городу Москве, когда приглашали старших по домам и подъездам на базе управ и участковых уполномоченных, собирали их вместе - и они высказывали друг другу претензии в нашем присутствии.

Марьяна Торочешникова: А люди охотно идут на такие встречи, им это интересно?

Григорий Краснов: Вы знаете, старшие по домам и подъездам идут охотно.

Марьяна Торочешникова: На Радио Свобода дозвонилась Светлана Николаевна из Москвы. Давайте ее послушаем, пожалуйста.

Слушатель: Есть ли "горячая линия" по непринятию мер милицией, участковыми? Потому что алкоголики на детских "грибочках" сидят и пьют водку, им это дают делать. Подошли, побеседовали - ушли.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Светлана Николаевна. Григорий Васильевич, пожалуйста, дайте телефон, куда обращаться, куда жаловаться на участковых милиционеров. И вообще, действует ли какой-то отдел собственной безопасности среди участковых?

Григорий Краснов: Куда жаловаться? В системе МВД достаточно органов, куда можно жаловаться. Я бы посоветовал в таких случаях прежде всего свои сообщения о правонарушениях делать по телефону "02", потому что именно на службе "02" (много о ней говорилось уже) ведется учет каждого сообщения, отслеживается реагирование на это сообщение. Ваше сообщение останется записанным на пленку, и всегда можно будет проверить последствия, разобраться с теми, кто не выполнит. Это первое.

Второе, конечно, жаловаться на недостойное поведение участкового уполномоченного или невыполнение им своих обязанностей нужно прежде всего его руководству по месту работы этого отдела милиции непосредственно, можно - в окружное УВД. Но у нас в главке существует телефон "горячей линии" службы участковых уполномоченных милиции, куда вы круглосуточно можете сделать сообщение с жалобой на конкретного сотрудника, обратиться с какими-то предложениями по улучшению их деятельности. Я прошу записать этот телефон по Москве - 200-99-77.

Марьяна Торочешникова: А жители других городов России где могут узнать о существовании аналогичных "горячих линий"? Например, в Санкт-Петербурге есть такая "горячая линия"?

Григорий Краснов: В других городах наверняка есть такие же линии, и об этом можно узнать по телефону "02". Я уже сказал, что по "02" любое сообщение отслеживается, и пока мы не получим информацию, что милиция выехала на это место и разобралась на месте, с контроля это не снимается.

XS
SM
MD
LG