Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закон "О социальной защите инвалидов". Замена групп инвалидности на степени ограничения трудовой деятельности


В пакет поправок к различным законам, касающимся нового порядка предоставления льгот, вошли и поправки к Закону "О социальной защите инвалидов". Этот документ важен для миллионов российских граждан, однако в свете последних изменений непонятны механизмы реализации отдельных положений этого закона. Вот это мы и постараемся выяснить сегодня. Кроме того, мы обсудим и еще одну очень серьезную проблему, речь пойдет о врачебной ошибке, которая привела к тому, что практически здоровый человек теперь стал инвалидом.

Но прежде я представлю гостей сегодняшней передачи. Это адвокат Московской коллегии адвокатов "Адвокатское партнерство" Лада Орлова и юрист Центра содействия и оказания правовой и социальной помощи инвалидам Международной общественной организации инвалидов Людмила Сазонова.

Давайте сначала послушаем сюжет, который ляжет сегодня в основу нашего разговора. Он пришел к нам из Великого Новгорода.

Михаил Саленков: В июне 2002 года заслуженный учитель России, преподаватель математики Екатерина Морозова выпустила свой последний класс. А спустя полгода, 11 ноября, участковый терапевт дал ей направление в стационар по поводу острого нарушения мозгового кровообращения, ишемической болезни сердца и кардиосклероза. В Первой городской клинической больнице Екатерину Морозову направили в неврологическое отделение. На десятый день пребывания в стационаре Екатерина почувствовала, что ее левая нога начала неметь. Она обратилась к врачу.

Рассказывает дочь Морозовой, Лариса Дудко.

Лариса Дудко: Врач что-то предпринял, это не имело действия, то есть состояние ноги ухудшалось. Пришел хирург только вечером, в 6 часов вечера. В разговоре с медсестрой прозвучала фраза, что "все, уже поздно". Меня пригласили на утро к заведующему отделением Старикову, и Стариков мне объяснил, что тромб попал в подколенную артерию левой ноги, лечение назначено, но, как правило, оно не имеет результатов, и "вы готовьтесь к самому худшему, то есть к летальному исходу". В принципе, так как состояние матери было достаточно хорошее, я удивилась, не поверила и попросила назначить консультацию, какие-то новые лекарства, что-то еще предпринять. В этом мне было отказано, сказали, что любой другой врач назначит то же самое, теперь надо ждать. Мы 5 дней ждали (случилось это в среду), до выходных. В воскресенье поднялась уже температура 39. Ни один из хирургов - в больнице мы лежим, в одной из крупнейших больниц города Новгорода! - за эти пять дней не подошел.

Михаил Саленков: Тогда Лариса пошла на кафедру хирургии Новгородского медицинского университета. Больную согласился осмотреть ординатор, он поставил диагноз: критическая ишемия. После чего Екатерине Морозовой увеличили дозы лекарств. И на этом опять все прекратилось.

Лариса Дудко: В этот же день мне сказали: "Попробуйте посоветоваться с врачами гирудотерапии. Может быть, они могут помочь в этой ситуации". Я обратилась к нашему специалисту - Чхеидзе Жанне Валентиновне. Она сказала: "Да, у меня были и худшие случаи", обнадежила. После того, как лечащий врач, зав отделением сказали готовиться к летальному исходу, а тут вдруг сказали, что бывает и хуже - и люди встают на ноги. Это приятные вести, и я, конечно, обрадовалась, заплатила достаточно большую сумму денег, и начались сеансы гирудотерапии.

Михаил Саленков: Сначала гирудотерапия (лечение пиявками) возымела действие: опухоль на ноге начала спадать. Екатерину Морозову выписали из больницы. Но спустя 4 дня у нее начались сильнейшие боли, нога почернела и выглядела неживой. Лариса поехала в Новгородскую областную больницу и попросила консультации у заведующего отделением сосудистой хирургии Евгения Морозова. Он сказал: "Ампутация неизбежна. А если протянуть еще день-два, то никакая больница не примет". Ампутация состоялась 13 декабря и прошла успешно. К новому 2003 году Екатерина Морозова была уже дома, среди родных.

А вскоре наметился новый поворот сюжета. Нисколько не сомневаясь в том, что 8,5 тысяч рублей (гонорар гирудотерапевта) выброшены на лечение, которое заведомо было бессмысленным, Лариса Дудко предложила Жанне Чхеидзе вернуть деньги. Та отказалась. Тогда Дудко написана жалобу в областной Комитет по охране здоровья. Результаты ее рассмотрения стали обескураживающими.

Лариса Дудко: Мне пришел результат, что полностью виновата больница, что это хирургическое заболевание, которое должно было лечиться в течение первых трех дней с момента, как оно произошло. Должна была быть сделана местная операция на артерии.

Михаил Саленков: Узнав о таком выводе комиссии медиков, и дочь и мать пережили еще одно потрясение: значит, ногу можно было спасти? Екатерина Морозова обратилась в суд с иском к Первой Городской клинической больнице о компенсации морального вреда. Размер испрашиваемой компенсации составил 200 тысяч рублей. Суд встал на сторону истицы, правда, снизив размер компенсации морального вреда до 45 тысяч рублей.

Марьяна Торочешникова: В этой истории, которая пришла к нам из Великого Новгорода, судебная победа налицо. Правда, это такая победа со слезами на глазах. Лада Алексеевна, я вас попрошу прокомментировать эту историю. Все ли возможное сделали истицы, добились ли они, если можно так сказать, полной сатисфакции от больницы?

Лада Орлова: В таких ситуациях полной сатисфакции добиться невозможно, потому что, естественно, утраченную ногу уже никто не вернет. Но это не все суммы, которые можно взыскать по данному делу.

Марьяна Торочешникова: То есть можно еще добиться чего-то?

Лада Орлова: Да, безусловно, и срок для этого не упущен. Истица имеет право в настоящее время (после того, как ей будет установлена инвалидность в официальном порядке) обратиться в суд с дополнительным иском и, уже не доказывая вину медиков, потребовать компенсации утраченного заработка, которая будет зависеть от того процента утраты профессиональной трудоспособности, который возник в связи с ампутацией ноги и последствиями этого.

Марьяна Торочешникова: А насколько логично требовать компенсации утраченного заработка, если - в начале сюжета это прозвучало - женщина ушла на пенсию, то есть фактически она уже не работает?

Лада Орлова: Это совершенно не важно. Потому что закон дает право компенсации утраченного заработка, даже если человек никогда в жизни не работал, даже если он находится на пенсии. Все равно право на обращение в суд с иском и право на компенсацию утраченного заработка за ним закреплено законом, он имеет на это право. Другое дело, что механизм подсчета этого утраченного заработка будет несколько отличаться от механизма, установленного для тех, кто работал на момент причинения увечья.

Все очень просто. В законе говорится о том, что утраченный заработок исчисляется, исходя из среднемесячного заработка, который гражданин имел до получения увечья, и даже в том случае, если на момент увечья он не работал, берутся просто те месяцы, которые предшествовали этому, то есть то время, когда он работал и реально получал зарплату. Для тех, кто не работал, есть варианты: либо берется справка о том, как оплачивается труд данного специалиста в этой местности. Но можно поступить проще. Поскольку у нас установлен постановлением правительства Российской Федерации прожиточный минимум трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, на сегодняшний день он посчитан за второй квартал 2004 года и составляет 2588 рублей. Поэтому, исходя из этой суммы, нужно будет высчитывать утраченный заработок. Допустим, если утрата трудоспособности составляет 40 процентов, то все суммы будут исчисляться, исходя из 1035 рублей. Соответственно, 70 процентов утраты трудоспособности - это примерно 1811 рублей. Каждый месяц человек будет получать данную денежную сумму.

Марьяна Торочешникова: От кого? Кто будет ему выплачивать эту денежную сумму?

Лада Орлова: Если пенсия по инвалидности у нас платится государством, то, помимо этой установленной пенсии по инвалидности, гражданин будет получать данную пенсию от виновника, то есть от лица, которое причинило ему ущерб. В данном случае это, естественно, не конкретные врачи, а больница, которая оказывала ей эту медицинскую услугу, которая повлекла инвалидность.

Марьяна Торочешникова: Таким образом, иск нужно снова предъявлять к этой же больнице, то теперь уже иначе формулировать исковые требования.

Лада Орлова: Да, безусловно.

Марьяна Торочешникова: А как это будет звучать?

Лада Орлова: Это будет иск о возмещении вреда здоровью. То есть вначале это был иск о компенсации морального вреда, теперь это иск о возмещении вреда здоровью. И гражданин имеет право требовать возмещение утраченного заработка, а также расходов на лечение, если какие-то расходы были понесены, и вызваны они тем, что в бесплатном порядке эти услуги получены быть не могли.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, скажите, пожалуйста, как долго это дело может рассматриваться в суде? И поможет ли то решение о компенсации морального вреда, которое уже вступило в законную силу? Здесь нужно отдать должное Первой клинической больнице новгородской, они уже выплатили эти деньги, женщина их получила.

Лада Орлова: Да, безусловно, поможет, поскольку в новом иске не потребуется устанавливать вину ответчика. То есть вина ответчика уже установлена вступившим в законную силу решением суда, и теперь речь будет идти просто об определении размера утраченного заработка. Кроме того, суд будет рассматривать, обоснованно требование о взыскании каких-то расходов на лекарства, на лечение, на дополнительное питание или необоснованно. Вопрос вины уже рассматриваться не будет.

Марьяна Торочешникова: А сколько времени может занять этот судебный процесс?

Лада Орлова: В течение года этот вопрос будет рассмотрен.

Марьяна Торочешникова: Спасибо. В устах Лады Орловой прозвучали такие слова, как "установление группы инвалидности". И теперь я обращаю свой вопрос к Людмиле Сазоновой. Разъясните мне, пожалуйста, я так понимаю, что группы инвалидности, в принципе, решили отменить наши законодатели и заменяют их теперь понятием "степень ограничения трудовой деятельности". Что это такое и какова принципиальная разница между степенью ограничения трудовой деятельности и группой инвалидности?

Людмила Сазонова: У нас до 1996 года под инвалидностью вообще понималось ограничение трудоспособности, а с 1996 года, после вступления в силу законов о социальной защите, было издано новое положение о признании лиц инвалидами; и с тех пор под инвалидностью стали понимать не только ограничение трудоспособности, но и общее ограничение жизнедеятельности, как то: способность к самостоятельному передвижению, способность к обучению, способность к общению, в том числе - ограничение трудовой способности. И группа инвалидности зависит от наличия каких-то заболеваний, дефектов, в связи с чем у человека возникают какие-то ограничения жизнедеятельности. И в зависимости от степени ограничений уже устанавливается группа.

Понятие "группа инвалидности" не исключается, в настоящее время оно так и остается, устанавливаются группы: первая - самая тяжелая, третья - самая легкая. Но с 2004 года, наряду с группой, медико-социальные экспертизы определяют обязательно степень утраты трудоспособности. Это связано в первую очередь с тем, что у нас в Законе "О трудовых пенсиях РФ", который вступил в силу в 2002 году, закреплено положение о назначении пенсий по инвалидности в зависимости не от группы, а именно от этого ограничения. Но до 2004 года, соответственно, первую, вторую и третью степень утраты понимали как первую, вторую и третью группу инвалидности, а потом, в начале 2004 года начался ажиотаж в Бюро медико-социальной экспертизы по поводу переосвидетельствований.

Но дело в том, что если человек имеет первую группу инвалидности, она ему дана пожизненно, и проходить переосвидетельствование не надо в обязательном порядке, потому что и он так получает максимальную пенсию и больше ничего ему увеличено не может быть. Хотя, если вдруг он пойдет на медико-социальную экспертизу, ему степень может быть уменьшена по каким-то обстоятельствам: ограничение к передвижению, допустим, но это не значит, что он не может работать, на дому выполнять какую-то работу. То есть утрата работоспособности может быть установлена второй степени. Соответственно, при назначении пенсии уже будет учитываться именно утрата трудоспособности, то есть в данном случае проходить переосвидетельствование просто нецелесообразно.

Марьяна Торочешникова: А теперь я хочу зачитать отрывок из письма, которое пришло к нам из поселка Большое Козино Нижегородской области. Пишет Дмитрий Балыкин, инвалид первой группы по зрению. Ему не совсем понятна ситуация с льготными выплатами, о которых так много говорили. Дело в том, что в статье 28-ой Закона о социальной защите инвалидов они привязываются не к группе инвалидности, а к степени ограничения трудовой деятельности (это все-таки несколько разные вещи, как мы уже поняли из предыдущих ответов Людмилы Сазоновой, находящейся в нашей студии). Так вот, с 2004 года инвалидность устанавливается по новым правилам, то есть с установлением степени ОТД. "Что же будет с теми, - спрашивает Дмитрий, - кому данная степень не установлена? Например, я проходил ВТЭК еще в 1996 году, когда ни о каких степенях не было и речи". Как такие разночтения в законе теперь нужно понимать?

Людмила Сазонова: Действительно, с 1 января 2005 года вступят в силу изменения в Закон "О социальной защите инвалидов", которые предполагают ежемесячные компенсационные выплаты инвалидам, имевшим ранее право на льготы. И эти выплаты зависят именно от степени ограничения способности к трудовой деятельности. Однако в законе прямо сказано, что при установлении этих ежемесячных денежных выплат, которые полагаются, в соответствии с законодательством, инвалидам, которые имеют ограничения способности к трудовой деятельности третьей, второй и первой степени, применяются, соответственно, первая, вторая и третья группа инвалидности, установленные ранее 2005 года, причем дополнительного никакого переосвидетельствования проходить не нужно.

Марьяна Торочешникова: То есть, если Дмитрию была установлена инвалидность первой группы в 1996 году, то сейчас он получит какую степень ограничения трудовой деятельности?

Людмила Сазонова: Он получит компенсацию как имеющий третью степень ограничения способности к трудовой деятельности.

Марьяна Торочешникова: Третья степень - самая тяжелая?

Людмила Сазонова: Да.

Марьяна Торочешникова: И для этого ему не нужно проходить никаких переосвидетельствований?

Людмила Сазонова: Нет, в законе четко указано: без всяких дополнительных переосвидетельствований.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, по-вашему, насколько логично вносить такие изменения и добавлять к группе инвалидности еще утрату способности к трудовой деятельности?

Лада Орлова: Я могу рассуждать только как адвокат, который практикует дела о возмещении вреда здоровью. С моей точки зрения, определение степени утраты трудоспособности вместе с установлением группы инвалидности гражданам даже полезно. Потому что раньше устанавливают человеку инвалидность, но каков процент утраты трудоспособности - неизвестно. И обращаясь за компенсацией утраченного заработка, можно эти вопросы в добровольном порядке решать: не обращаться в суд с иском, а предложить ответчику добровольно выплачивать эти суммы. И вставал вопрос, каков процент утраты трудоспособности, потому что в одной группе инвалидности могли быть разные проценты утраты трудоспособности. Кроме того, само по себе установление группы не определяло процент утраты. В настоящее время вот последний раз мы направляли дело на экспертизу с просьбой установить процент утраты трудоспособности - и нам эксперты ответили, что этот вопрос теперь относится к компетенции Бюро медико-социальной экспертизы, то есть теперь некоторые вопросы можно будет, в принципе, решать и в досудебном порядке.

Марьяна Торочешникова: К нам дозвонилась Лариса Алексеевна из Москвы. Здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне 66 лет, я москвичка. У меня вторая группа инвалидности по общему заболеванию - сердце, сосуды - с 1995 года. В поликлинике отказываются посылать меня на переосвидетельствование, чтобы установить степень потери трудоспособности. Что мне делать, куда обращаться?

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваш вопрос, Лариса Алексеевна. Я его адресую Людмиле Сазоновой. Что делать в этой ситуации женщине?

Людмила Сазонова: В этой ситуации проходить переосвидетельствование, возможно, целесообразно, если она нетрудоспособна, то есть если есть вероятность, что ей установят именно третью степень утраты трудоспособности, в связи с чем у нее повысится размер пенсии и будет более высокий размер компенсационных выплат. В соответствии с положением, по которому в настоящее время действует Бюро медико-социальной экспертизы, граждане направляются, как я уже говорила, либо лечебно-профилактическим учреждением, либо органами социальной защиты, но также не запрещено самому гражданину обратиться в Бюро медико-социальной экспертизы. Для этого нужно собрать все медицинские документы и обращаться уже непосредственно в Бюро медико-социальной экспертизы для прохождения переосвидетельствования, установления группы инвалидности и степени утраты трудоспособности.

Марьяна Торочешникова: Но это, насколько я поняла, следует делать только в том случае, если вы рассчитываете, что вам поставят третью степень ограничения трудовой деятельности.

Людмила Сазонова: Да, только если рассчитывать на третью степень ограничения.

Марьяна Торочешникова: В противном же случае оставить все, как есть, - и все будет пересчитано автоматически.

Людмила Сазонова: Вторая группа будет соответствовать второй степени утраты трудоспособности.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Людмила. Я вижу, Лада Орлова хочет добавить.

Лада Орлова: Да, я хотела бы добавить. Немножко процедурный, как я считаю, был задан вопрос, то есть куда жаловаться. Если ни один из перечисленных способов, как то самостоятельное обращение за установлением группы либо через органы социальной защиты, не помогает, то существует такая процедура, как обжалование неправомерных действий должностных лиц в суде. То есть необходимо обратиться в суд с заявлением, где указать, что вы обратились с просьбой пройти переосвидетельствование, вам необоснованно в этом отказывают, и вы просите признать данные действия неправомерными. Суды довольно быстро рассматривают такие дела, и в случае, если суд признает неправомерными эти действия, то как бы в принудительном порядке это освидетельствование будет проведено.

Марьяна Торочешникова: С решением суда на руках.

Лада Орлова: Да. Я не говорю, что всегда нужно таким способом пользоваться. Может быть, где-то и нет необходимости в этом. Может быть, достаточно пожаловаться главному врачу поликлиники, которая должна дать направление. А если уж это не помогает, то, в принципе, гражданин имеет право обратиться в суд с жалобой на неправомерные действия.

Марьяна Торочешникова: Елена Михайловна из Петербурга нам дозвонилась. Пожалуйста.

Слушатель: У меня первая группа инвалидности по зрению. Но пенсию я получаю как по потере кормильца (у меня был отец - военнослужащий), через военкомат. Вопрос такой: будут ли мне выплачиваться компенсации и по линии Собеса или по линии военкомата?

Марьяна Торочешникова: Елена Михайловна, я хочу уточнить, то есть вы сейчас не получает пенсию по инвалидности?

Слушатель: Пенсию по инвалидности я не получаю, я получаю пенсию по потере кормильца.

Лада Орлова: Пункт 2-ой статьи 1089 Гражданского кодекса говорит как раз о вреде, понесенном в случае смерти кормильца. Здесь говорится, что при определении размера возмещения вреда пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно и другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок, доходы, стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не засчитываются. То есть это разные виды пенсий. Можно получать пенсию по инвалидности, можно две пенсии, можно три пенсии получать. То есть гражданка может получать по потере кормильца - это одна пенсия, как инвалид - это социальная пенсия, и третья пенсия - если есть виновник в возникновении ее инвалидности. И все эти виды пенсий не зачитываются одна в другую.

Марьяна Торочешникова: В принципе, сейчас следовало бы собрать документы и пройти вот эту медико-социальную экспертизу.

Людмила Сазонова: Да, и если есть основания, то конечно.

Марьяна Торочешникова: Возвращаясь к письму Дмитрия Балыкина из Нижегородской области, он задает, в том числе, и вот какой вопрос. У него есть большие сомнения относительно установления степени утраты трудоспособности. На тот случай, когда инвалиду требуется освидетельствование, каковы критерии установления степени ОТД? На что, к примеру, может рассчитывать инвалид по зрению первой группы без остаточного зрения, если в его местности закрылось последнее предприятие Общества слепых, но потенциально, то есть теоретически, он может склеивать коробочки, собирать прищепки, то есть какую-то работу исполнять.

Людмила Сазонова: К сожалению, критерии установления степени ограничения способности к трудовой деятельности ни в коей мере не зависят от того, есть ли место работы, где человек может применить свои навыки. Они очень четко определены в классификации, временные критериях, которые были утверждены в 1996 году для применения при проведении медико-социальной экспертизы. И там четко сказано, что первая степень ограничения способности к трудовой деятельности - это когда человек способен выполнять трудовую деятельность при условии снижения квалификации и уменьшения объема производственной деятельности.

Марьяна Торочешникова: То есть это самая легкая степень.

Людмила Сазонова: Это самая легкая степень, да. Вторая степень - это способность к выполнению трудовой деятельности в специальной созданных условиях, с использованием вспомогательных средств и специально оборудованного рабочего места с помощью других лиц. Вторая - более тяжелая степень. Третья степень - это полная неспособность к трудовой деятельности, когда человек нетрудоспособен. Если у него есть заключение о нетрудоспособности, то работодатель просто не имеет права взять такого человека на работу.

Марьяна Торочешникова: И он будет существовать на пенсию.

Людмила Сазонова: Да, на пенсию. В связи с этим у инвалидов, имеющих третью степень, более высокий размер базовой части пенсии и, соответственно, сейчас компенсационные выплаты тоже более высокие.

Марьяна Торочешникова: И вот еще один вопрос, похожий уже задавала женщина, дозвонившаяся к нам в эфир, а этот вопрос пришел на пейджер. "Мне 65 лет, болею бронхиальной астмой, сижу на гормонах. Врачи сказали, что мне должны дать третью степень, но врач на комиссии мне отказал. К кому еще мне обращаться?" - Диана Григорьевна задает такой вопрос.

Людмила Сазонова: Порядок обжалования решения медико-социальной экспертизы очень четко определен. Если гражданин не согласен, он пишет заявление в Бюро медико-социальной экспертизы с просьбой передать его документы на обжалование в Главное Бюро медико-социальной экспертизы. Следующая ступень - орган социальной защиты субъекта. И если во всех этих инстанциях отказано, то следующее - это суд.

Лада Орлова: Я могу здесь добавить, что суд может быть и не последней инстанцией, а инстанцией на выбор. То есть можно обжаловать либо в вышестоящие органы медико-социальной экспертизы, либо сразу непосредственно в суд.

XS
SM
MD
LG