Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каким будет новый жилищный кодекс РФ?


Марьяна Торочешникова: На днях Государственная Дума России приняла в первом чтении закон о введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации. Исходя из текста этого документа, новый Жилищный кодекс вступит в силу 1 января 2005 года. Однако пока Жилищный кодекс не только не подписан президентом, но он даже не прошел необходимую процедуру в Государственной Думе. Так вот, об этом кодексе и о реформе жилищно-коммунального хозяйства в России мы и будем говорить в сегодняшней передаче.

А помогут мне в этом эксперты сегодняшней программы. На телефонной связи с нами депутат Государственной Думы Российской Федерации Галина Хованская. Галина Петровна, кстати, является автором одного из альтернативных проектов Жилищного кодекса. А в питерской студии другой гость - это Анатолий Голов, сопредседатель Союза потребителей России.

Однако прежде чем начать сегодняшний разговор, я предлагаю послушать сюжет, пришедший к нам из Казани.

Михаил Саленков: Почти три года назад, 26 октября 2001 года, у семьи Смирновых из татарского села Пестряцы сгорела трехкомнатная квартира. Пожар случился днем, когда взрослые были на работе, а дети в школе. Несмотря на оперативную реакцию пожарных, квартира выгорела практически дотла. Хозяйку, когда ей сообщили о случившемся, увезли в больницу. Мужу с двумя детьми пришлось на время переехать к родственникам. Рассказывает Юрий Смирнов.

Юрий Смирнов: В нашем подъезде две квартиры, загорелась изоляция. Придя домой, мы обнаружили, что у нас уже здесь пожарные вовсю орудуют. Вот заключение пожарных - что по вине коммунального хозяйства пожар был. Они проводили ремонт в подъезде нашего дома, подключили неправильно сварочный аппарат, произошло перенапряжение очень сильное, и замкнуло проводку у нас. А так как нас дома не было, наша квартира выгорела.

Михаил Саленков: Представители Пестрячинского ЖКХ погорельцам посочувствовали и пообещали выдать деньги на восстановление квартиры. Однако чтобы привести жилище в нормальный вид, Смирновым пришлось занимать деньги у знакомых и брать ссуду в банке. От ЖКХ обещанной помощи не было. В итоге на семейном совете решили обраться в суд. Продолжает Юрий Смирнов.

Юрий Смирнов: Мы сначала хотели, чтобы они ремонт сделали, а они говорят, нам юрист объяснил: "Такое заявление непонятно. Надо компенсацию морального ущерба вам". Вот суд назначил экспертизы все, комиссии, оценочные комиссии прошли. Октябрь, ноябрь, декабрь, январь, в январе мы отдали документы в суд, в феврале было рассмотрение нашего дела. Суд наше заявление удовлетворил.

Михаил Саленков: В феврале 2002 года суд постановил взыскать с местного ЖКХ в пользу семьи Смирновых 193 тысячи рублей в качестве возмещения материального ущерба и 20 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда. Коммунальщики обжаловали решение в Верховном суде Татарстана, но там вердикт районного суда оставили в силе. Смирновы дело выиграли, но от присужденной им суммы на сегодняшний день - то есть за 2,5 года! - не получили и десятой части.

Юрий Смирнов: С исполнением этого решения коммунальщики тут все бегали: "Мы ваше дело сломаем!" И ходу не дают. И судебные приставы тоже, вроде, хотят работать, а им глава администрации запрещает. Они вот выплатили в феврале 2003 года по одному исполнительному документу 5 тысяч с копейками и 8 тысяч с копейками, и все, и после этого денег нет. У всех причины. У нашего судебного исполнителя то сессия, то он на больничном. То директор коммунального хозяйства уходит в отпуск: "Пока мы не можем, он в отпуске, трогать ничего нельзя не велели". Начали выходить определения нашего районного суда о приостановлении исполнительного производства - выносят их, штампуют. Мы в Верховный суд жалобу подаем - эти решения отменяют. Некоторое время проходит - опять определения выносят. Бьемся-бьемся и ничего не можем добиться.

Михаил Саленков: Побеседовать на эту тему с представителями ЖКХ нам не удалось. На вопрос: "Когда появится человек, у которого можно было бы узнать позицию коммунальщиков?" - отвечают: "Его нет. Когда будет - неизвестно". О том, как решили выйти из положения в семье Смирновых, рассказывает жена Юрия Валентина.

Валентина Смирнова: Мы письмо написали, что временно приостанавливаем платеж, до тех пор, пока нам не будут выплачены деньги. Средств на уплату пока нет, просто просили их в письме отложить платежи до того времени, когда выплаты от них поступят, и мы сразу полностью погасим.

Михаил Саленков: С того момента, как в ЖКХ зарегистрировали письмо Смирновых, к ним больше не приходят извещения с требованием погасить задолженность за коммунальные услуги, только квитанции об оплате. Юрий и Валентина надеются, что все-таки получат присужденные им судом деньги за сгоревшую по вине коммунальщиков квартиру.

Марьяна Торочешникова: Галина Петровна, мы только что прослушали сюжет из Казани. В случае, если бы сейчас в России уже действовало новое Жилищное законодательство, эти люди, погорельцы, они бы оказались в лучшей ситуации или все было бы точно так же?

Галина Хованская: В такой же ситуации они бы оказались, точно в такой же ситуации. Потому что здесь речь идет о неисполнении судебного решения. И если обсуждать сюжет, я бы рекомендовала им заключить договор о том, что погашение хотя бы в счет будущих платежей было зафиксировано на бумаге. Потому что то, что они с кем-то договорились и перестали платить, потом может обернуться претензией с пенни, которые им предъявят.

Марьяна Торочешникова: Галина Петровна, расскажите, пожалуйста, что это за документ - Жилищный кодекс, для чего он вообще нужен?

Галина Хованская: Тяжелый вздох: Документ очень нужен, потому что жить с кодексом, которому уже больше 20 лет (то есть в конце 1983 года он был принят, в 1984-ом введен в действие), сейчас уже невозможно. Мы живем в другой стране, совершенно в других экономических условиях, возник рынок в жилищной сфере. И, безусловно, документ такой крайне необходим. Было несколько попыток его внести, но до первого чтения ни один из представленных проектов не доходил. Это первый проект, который прошел первое чтение.

К сожалению, несмотря на более чем пятилетнюю работу, даже около 10 лет работа шла над новым Жилищным законодательством, документ получился крайне сырой, потому что он был "сшит" из двух проектов разных авторов. И вот кто "шил пиджак" окончательно - неизвестно. У меня к этому документу очень много претензий. Я вам скажу, что я представила после того, как был отклонен мой вариант Жилищного кодекса (в связи с тем, что уже принят в первом чтении правительственный и фракции "Единая Россия" документ), 250 поправок. А всего, по моим сведениям, около полутора тысяч поправок представлено всеми депутатами и субъектами законодательной инициативы.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Галина Петровна. Следующий вопрос я адресую Анатолию Григорьевичу Голову. Анатолий Григорьевич, вы наверняка знакомились с проектом Жилищного кодекса. Скажите, с точки зрения защиты прав потребителей хорош ли этот документ?

Анатолий Голов: Я согласен с Галиной Петровной, что документ очень сырой. И хотя есть целый ряд шагов вперед, но проблем у нас будет очень много. Вообще, когда вот так скоропалительно принимаются законы, - его текста еще нет на руках, а с 1 января он уже будет действовать, - понятно, что ни жилищные службы, ни мы, потребители, не готовы пользоваться с 1 января этим кодексом. Даже если, допустим, в середине ноября он будет принят в третьем чтении, то наверняка потребуются какие-то подзаконные акты, для того чтобы он заработал в полном объеме. И реально дай бог, чтобы он заработал где-нибудь к середине, а то и к концу следующего года.

Серьезных улучшений для нас, потребителей, нет. Более того, по ряду моментов, на мой взгляд, он хуже, чем Закон "Об основах федеральной жилищной политики", который прямо предписывает правительству принять а) стандарты качества и количества предоставляемых нам услуг, те, на которые цены регулируются. А то утверждают цену, допустим, в Питере повысили цену на жилищные услуги, а что входит в эту жилищную услугу, мы, потребители, не знаем. Мы не должны платить за плохие услуги, мы не должны платить за некачественные услуги, за то, что не получаем. А в жилищной сфере, к сожалению, это именно так, и эта проблема Жилищным кодексом не решается.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Анатолий Григорьевич. А сейчас я вас попрошу рассказать подробнее о том, какие же все-таки изменения готовит вот этот Жилищный кодекс Российской Федерации. Галина Петровна, расскажите, пожалуйста, какие основные изменения будут в этом Жилищном кодексе Российской Федерации, чего ждать людям?

Галина Хованская: Я считаю, что мы сегодня уже имеем право говорить не только о жилищном кодексе, о проекте Жилищного кодекса, но и о проекте, принятом 13 октября Государственной Думой, - это закон о введении в действие Жилищного кодекса. Это далеко не технический документ, а документ, который вносит тоже многие изменения в нашу жизнь. Но давайте начнем все-таки с Жилищного кодекса. Не все здесь плохо. Но, к сожалению, моменты, которые надо корректировать, их очень много. Ну, начнем с того, что меняется в принципе подход к предоставлению социального жилья. Хорошо это или плохо? Хорошо - сам подход меняется, приводится в соответствие с Конституцией Российской Федерации.

Марьяна Торочешникова: То есть как это теперь будет?

Галина Хованская: Жилье будет предоставляться только - социальное жилье, мы сейчас говорим о социальном жилье - малоимущим гражданам. И сразу возникает вопрос: а кто же эти малоимущие граждане? И кто будет определять, являетесь вы малоимущим или нет?

Марьяна Торочешникова: Да, это будет как-то прописано в кодексе?

Галина Хованская: Пока в кодексе написано, что это право делегируется органам местного самоуправления. И как можно легко догадаться, чем беднее регион, чем беднее город или какой-то поселок, деревня, где функционирует этот орган местного самоуправления, тем больше будет соблазн снизить этот порог, когда человека можно признать малоимущим или все-таки он к этой категории не будет относиться. Я считаю, что вот этот минимальный порог нужно записать на федеральном уровне, как мне представляется.

Марьяна Торочешникова: То есть это первый спорный такой момент в кодексе.

Галина Хованская: Это первый очень опасный момент, он не спорный, а очень опасный. Потому что, я еще раз подчеркиваю, чем беднее регион, тем больше соблазн снизить этот порог.

Марьяна Торочешникова: Но, возможно, и взяточничество будет процветать.

Галина Хованская: Правильно! Потому что будет на местном уровне, и это невозможно проконтролировать будет.

Марьяна Торочешникова: Дадим возможность Борису Владимировичу из Москвы задать вопрос. Пожалуйста.

Слушатель: У меня очень актуальный вопрос, и все больше актуальным становящийся. Это перестройка, переделка, установка в верхних квартирах джакузи, бассейном, спортзалов и так далее, особенно в панельных домах. Проживать просто невозможно. Разрешения покупаются, оформляются в административном порядке. Будет ли когда-нибудь это пресечено или нет?

Марьяна Торочешникова: Я ваш вопрос адресую Анатолию Григорьевичу Голову. Как вы считаете, с введением нового Жилищного законодательства эти вопросы, вопросы о перепланировках в квартирах будут урегулированы?

Анатолий Голов:Слушатель: Да, этот документ четко регулирует вопросы перепланировки и переустройства квартир. Но на самом деле он закрепляет существующий порядок. В данном случае, если у вас есть проблемы с соседями сверху, если вашу квартиру затопили и тому подобное, боюсь, что вам придется действовать через суд. Если человек хочет сделать перепланировку, должен сделать проект и получить разрешение - это зафиксировано и в проекте Жилищного кодекса.

Марьяна Торочешникова: Анатолий Григорьевич, только что Галина Петровна нам рассказал о том первом моменте, таком спорном моменте в этом новом Жилищном кодексе Российской Федерации. Вы считаете, какое еще положение этого документа может вызвать множество споров?

Анатолий Голов:Слушатель: Множество вопросов вызовет у людей сам документ, потому что большинство не понимает его смысла. Жилищный кодекс, на мой взгляд, должен давать человеку четкое и ясное представление, о том как он может реализовать свое право на жилье, которое закреплено в Конституции. Вот такого четкого и ясного разъяснения люди не получат. Надо понимать, что в основе этого документа лежит четкое описание социального найма. Социальный найм пришел на смену тому самому получению квартир от государства. Это значит, что государство вам дает квартиру не по рыночной цене, не коммерческий найм, а по более низкой. И вот это вот все прописано.

А вообще надо четко понимать, что если ты малоимущий, - причем, действительно, в разных субъектах Федерации это будут разные цифры, - документов людям придется ждать, я боюсь месяцами, а то и годами - определения, что такое малоимущий в Москве, в Петербурге, в Урюпинске и в других городах.

Марьяна Торочешникова: Вот как раз то, о чем говорила Галина Петровна.

Анатолий Голов:Слушатель: Да. Надо понимать, что если ты не относишься к малоимущим, то обращаться к государству за помощью бесполезно. У тебя остается либо путь - это коммерческий найм, сейчас он достаточно широко распространен, но фактически большая часть коммерческого найма идет нелегально. И это одна из проблем, на мой взгляд, потому что когда отношения не оформлены нормально, то подчас страдает и потребитель, и тот, кто предоставляет эту услугу. Либо остаются такие механизмы, как ипотека или прямая покупка. То есть должен быть набор вариантов, чтобы человек понимал, что подходит ему. А вот четкого и ясного изложения этого в новом кодексе как раз и нет.

Марьяна Торочешникова: И я попрошу вас, Галина Петровна, пожалуйста, продолжите этот вот перечень краеугольных каких-то моментов в новом Жилищном кодексе.

Галина Хованская: Таких моментов немало. И то, что позволит нам передача, я постараюсь, конечно, коротко сформулировать. Надо говорить не только о том, что появится в новом Жилищном кодексе. Нужно говорить о том, что исчезнет из нашей жизни с принятием этого Жилищного кодекса. Так вот, исчезнет из нашей жизни право на первоочередное и внеочередное улучшение жилищных условий для многих граждан, и в первую очередь я хлопочу здесь о тяжело больных людях, которым жилье нет никакой возможности ждать 15-20 лет. Я говорю, кричу о праве на получение жилья вне очереди для детей-сирот, а сейчас эту норму исключат; и ребенок, выходящий из детского учреждения, не имеющий жилья, - куда он пойдет? В подвал, на вокзал или сразу в колонию (там хотя бы, может быть, предоставят жилье и питание какое-то этому ребенку)? Так вот, это вопиющее совершенно нарушение прав детей-сирот, у которых родителями является государство.

Понимаете, я верю тому, что будет написано на бумаге и подписано будет президентом. Пока этой нормы в проекте Жилищного кодекса нет. Внеочередное право на жилье имеют только люди, которые живут в аварийных домах, либо их жилище разрушено в результате стихийного бедствия.

Марьяна Торочешникова: Нам дозвонился Владимир Сергеевич из Петербурга. Давайте его послушаем. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Вот у меня такой вопрос, концептуальный. Вот в какой мере все это регламентировано законом и в какой мере это предмет толкования чиновников, включая очередь? Чиновник может продавать, где и когда. Если чиновник является источником права, понимаете, то он это право продает, это статья дохода.

Марьяна Торочешникова: Анатолий Григорьевич, скажите, пожалуйста, насколько четко прописан новый Жилищный кодекс Российской Федерации?

Анатолий Голов:Слушатель: Кодекс чрезвычайно сырой. Я сторонник большого, толстого кодекса, где не останется места для произвола чиновников, где будет как можно меньше подзаконных актов, которые те же самые чиновники будут принимать. То есть чиновники будут писать правила для себя, пусть лучше это будет в законе.

Марьяна Торочешникова: Анатолий Григорьевич, скажите, а хорошее-то, на ваш взгляд, есть что-нибудь в этом Жилищном кодексе, новом?

Анатолий Голов:Слушатель: Не могу назвать так вот, однозначно, хороших вещей. Например, есть глава об управлении домом, но при этом закон "О товариществе собственников жилья" отменяется; из него взята, может быть, одна пятая часть, а остальное просто выкинуто. Это чем плохо? Управление - это всегда процедура. Процедура должна быть расписана так, чтобы не было тупиков, чтобы были понятны права и тех, кто управляет, и тех, кто доверяет это управление. Поэтому мое предложение: по крайней мере, отложить введение Жилищного кодекса как минимум на полгода, доработать его, обсудить его, чтобы люди знали, о чем идет речь, подготовить подзаконные акты за это время. Тогда есть надежда, что он будет работать. А так, я повторяю, к сожалению, до момента, когда он начнет работать с момента вступления его в силу, может пройти и год, и два, и больше.

Марьяна Торочешникова: Спасибо, Анатолий Григорьевич нам дозвонилась Лидия Ивановна из Москвы, давайте ее послушаем.

Слушатель: Здравствуйте. По сообщениям СМИ, в проекте Жилищного кодекса было, что если земля под вашим домом понадобится муниципальным властям для решения каких-либо проблем, то владельцу собственной квартиры выплатят только остаточную стоимость ее. А сейчас у большинства населения, чьи дома имеют возраст 30-40 лет, она очень мизерная - 10-30 тысяч рублей, и мы должны будем приобретать на эти деньги квартиру. А жильцам социального найма по проекту было - только давали возможность получить квартиру. Вот это положение сохранено? И если сохранено, то не означает ли это, что Жилищный кодекс будет плодить бомжей, так как земля везде очень дорогая? Заранее благодарю за ответ.

Марьяна Торочешникова: Лидия Ивановна, я ваш вопрос адресую Галине Хованской. Пожалуйста, ответьте, Галина Петровна.

Галина Хованская: Да, хороший вопрос. Но здесь как раз это единственное, может быть, место, где я могу сказать, что неплохо в проекте прописана эта часть, касающаяся отселения, изъятия земельных участков и находящихся на них объектов недвижимости для государственных и муниципальных нужд. Впервые звучит не оценка по БТИ, как сказала наша слушательница, а звучит имеющаяся уже в Гражданском законодательстве при изъятии земельных участков, применительно к жилью, так называемая выкупная цена. Что такое выкупная цена? В нее включается не только рыночная (а не остаточная, не по оценке БТИ) стоимость вашей квартиры, но и все убытки, которые вы терпите в связи с изъятием у вас этой квартиры.

Например, не произведенный ремонт дома. Сейчас по закону "О приватизации", с которым мы тоже прощаемся после принятия закона "О введение в действие Жилищного кодекса" (и об этом тоже нужно два слова сказать), бывший собственник дома - государство или муниципалитет - обязан производить ремонт, который он обязан был произвести в установленные сроки, но не произвел на момент начала приватизации (эта норма тоже исчезает). Так вот, на самом деле сейчас в эти убытки можно включить этот не произведенный капитальный ремонт дома, то есть государство не должно отказываться от тех обязательств, которые оно на себя взяло когда-то.

Марьяна Торочешникова: Галина Петровна, дадим возможность еще одной слушательнице задать вопрос, а потом я вам предоставлю микрофон. Послушаем Маргариту из Петербурга.

Слушатель: У меня вот такой вопрос. Вот сейчас издается закон, который будет регламентировать приватизацию в зависимости от срока получения жилой площади под найм. Я имею в виду те квартиры, которые получатся от государства после 1 января 2005 года. То есть они уже должны будут приватизироваться платно. Но ведь в этом случае нарушаются права граждан: одни граждане могли бесплатно приватизировать свои квартиры, а другие, получается, нет. Как же так?

Марьяна Торочешникова: Галина Петровна, как вы считаете, целесообразно ли вносить вот такие изменения? И разъясните, пожалуйста, в случае, если в Жилищном кодексе все останется так, как есть, что же делать тем людям, которые сейчас живут в неприватизированных квартирах? Им надо до 1 января 2005 года срочно бежать и приватизировать квартиру или что делать?

Галина Хованская: Нет. Те, кто уже живет, им дают двухлетний срок для того, чтобы оформить в собственность занимаемые квартиры. Но вот эта норма: Я абсолютно согласна и радуюсь, насколько грамотно наша слушательница поставила вопрос, потому что она, по существу, поставила вопрос о нарушении государством ранее взятых на себя обязательств, в первую очередь перед теми, кто встал на учет до 1 января 2005 года, по старым правилам. А те, кто, может быть, стоит сегодня в очереди, они стоят 15-17 лет, они не получат квартиру. То есть самые ущемленные в жилищных правах останутся без собственности, которая, может быть, позволила бы им из категории малоимущих все-таки стать имущими. И это совершенно другой статус у человека, понимаете.

Я категорически против этой нормы. Я выступаю за то, чтобы объявить новые правила игры, новые правила постановки на учет, и для того человека, который встанет на учет по новым правилам, вы имеете право сказать: да, жилье мы тебе предоставляем, социальное, на более льготных условиях оплаты, его будет ремонтировать город, но приватизировать ты эту квартиру, когда ты ее получишь через несколько лет, ты не сможешь. Вот это будет честно.

Марьяна Торочешникова: Анатолий Григорьевич, легче ли станет урегулировать спорные вопросы с коммунальщиками?

Анатолий Голов:Слушатель: На мой взгляд, это самый большой дефект нового Жилищного кодекса и всей жилищной реформы. Союз потребителей за жилищную реформу, но начинать надо с другого. Начинать надо с наведения порядка, четкий и ясный договор должен быть, что мы получаем, за что мы должны платить деньги. Сейчас ситуация такая: в разных жилищных организациях на вопрос, что они обязаны, отвечают самые разные вещи. Как с них спросить за работу, когда не убирают во дворе, когда не убирают лестницы. Жильцы говорят: "Да лучше мы будем платить сами кому-то, допустим, бабушке из нашего подъезда, но она будет убирать". Люди готовы платить, но за сделанную работу. А кодекс, к сожалению, не дает как раз такой возможности - четко и ясно наладить наши отношения.

У нас простой подход: счет дружбу бережет. Договор бережет хорошие отношения. Дайте хороший, равноправный договор с четкими и ясными обязательствами и одной, и другой стороны. И вот это должно установить государство - правила игры. К сожалению, Жилищный кодекс все это делает в настолько общих словах, что это все будет отдано на откуп чиновникам. И это будет очень серьезная проблема для нас всех.

Марьяна Торочешникова: Галина Петровна, как вы считаете, все-таки вступит ли в силу этот новый Жилищный кодекс с 1 января 2005 года?

Галина Хованская: Мне кажется, что если это произойдет, это будет большой ошибкой. Но сейчас уже идут разговоры о том, чтобы отсрочить введение хотя бы до марта месяца.

XS
SM
MD
LG