Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какие они, российские суды? (передача вышла на кануне VI Всероссийского съезда судей)


Марьяна Торочешникова: 30 ноября в Москве откроется шестой Всероссийский съезд судей. Итоги четырехлетней работы судейского сообщества страны подведут 670 делегатов.

По истории съездов судей можно судить о ходе судебной реформы, которая продолжается в России на протяжении 13 лет. Делегаты первого Съезда судей России, состоявшегося в октябре 1991 года, обсуждали концепцию судебной реформы, именно после того съезда был сделан первый шаг к независимости судей. Суды ушли из подчинения Министерства юстиции и создали Совет судей. На том же съезде обсуждался и проект закона о статусе судей Российской Федерации, в котором впервые появилось понятие "судебная власть". И хотя судьи постановили собираться раз в четыре года, несколько последующих съездов прошли вне очереди. Необходимо было избрать кандидатов в только что учрежденной Конституционный суд России. Вскоре был созван чрезвычайный съезд с главным вопросом: как решить проблему недофинансирования деятельности судов. Именно тогда судейское сообщество заявило о необходимости учреждения собственного исполнительного обеспечивающего органа - Судебного департамента при Верховном суде. Эта идея воплотилась в январе 1998 года.

Как высший орган судейского сообщества Съезд в первую очередь предназначен для решения рабочих вопросов корпорации. Но от того, как именно судьи эти вопросы решат, зависит очень многое. Во-первых, только Всероссийский съезд наделен полномочиями избирать членов Высшей Квалификационной коллегии судей России. Именно она, по сути, отвечает за чистоту судейского сообщества, а следовательно, за качество правосудия. Во-вторых, на Съезде судьи дадут отчет о своей работе за последние 4 года, полных перемен. Достаточно сказать, что в эти годы были приняты и начали действовать новые процессуальные кодексы - Уголовный, Арбитражный, Кодекс об административных правонарушениях, Таможенный кодекс, Земельный. Внесены серьезные изменения в Закон о статусе судей. Одно только перечисление всех этих документов может занять все время сегодняшней передачи.

За четыре года, прошедшие с прошлого Съезда, преобразовалась и сама система судопроизводства: появились мировые суды, в большинстве регионов включилась в работу суды присяжных. В Чеченской республике вновь начали действовать суды общей юрисдикции.

Наконец, шестой Всероссийский съезд судей примет Кодекс судебной этики в разработке которого на протяжении этих четырех лет участвовали сами судьи.

Каждый из стоящих в повестке дня Всероссийского съезда судей вопросов может стать и станет предметом обсуждения в отдельной передаче. Но сегодня, накануне съезда, я с помощью наших региональных корреспондентов попробую представить вам общую картину того, что происходит в российских судах сегодня.

О том, как изменились суды и судьи Ижевска, рассказывает Надежда Гладыш.

Надежда Гладыш: Надо отдать должное, за каких-нибудь 10-15 последних лет суды общей юрисдикции города Ижевска заметно посолиднели: расселились в более просторные помещения, отремонтировались, обзавелись оргтехникой. Сегодня не приходится часами стоять, чтобы подать заявление. Значительную часть нагрузки взяли на себя мировые судьи. На первый план теперь выходят другие вопросы: насколько высок сегодня авторитет судебной власти среди населения, выполняют ли суды свою функцию регулятора гражданско-правовых отношений?

Мой личный журналистский опыт - а в судах по заданию редакции приходится бывать довольно часто - говорит, что судейская машина работает пока не безупречно. Наряду с примерами скрупулезного и квалифицированного рассмотрения дел бывали и случаи предвзято вынесенных решений, уклонения от ответов на, казалось бы на поверхности лежащие спорные вопросы. Коллеги-журналисты из провинциальных газет хорошо знают и такой бич редакции, как особого сорта ходатаи, которые, не найдя решения своих проблем в суде, начинают обивать пороги редакций. Можно сказать, здесь мы имеем дело с браком в судейской работе.

За последние годы складывается и судебная практика, в которой ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации выступают средства массовой информации и журналисты. Немалый опыт хождения по судам накопил Сергей Щукин, главный редактор ижевской общественно-политической газеты "День".

Сергей Щукин: Иногда доходит до абсурдных вещей. Недавно у нас был цикл статей, связанных с городской тематикой, с теми злоупотреблениями, которые происходят на уровне мэрии. И я сам не знал этого судью, но столкнулся с тем, что есть конкретный судья, причем председатель районного суда города Ижевска, Белоусов, который совершенно беспредельные выносит решения. Когда я их прочитал, я не знаю, как это вообще может происходить! На мой взгляд, такие случаи порочат всю судебную систему. И на мой взгляд, конечно, должны быть какие-то механизмы чистки рядов судей. Нынешняя ситуация не дает никаких механизмов для проведения санации, то есть если ты сталкиваешься с беспределом со стороны судьи, то к кому апеллировать?

Надежда Гладыш: Другой мой собеседник - Владимир Кулябин - представляет судейское сообщество Ижевска. Он председатель самого крупного не только в Ижевске, но и в Удмуртии районного суда - Октябрьского суда удмуртской столицы. Кроме того, он один из трех делегатов от Удмуртии на Всероссийский съезд судей. Вот что, на его взгляд, является насущной проблемой сегодняшнего российского судопроизводства.

Владимир Кулябин: У каждого судьи в производстве ежедневно находится до 35-60 и больше гражданских дел, до 15-20 уголовных дел. Судьи за эти нормативы бьются уже, наверное, с начала 90-х годов, но, к сожалению, пока таких четких нормативов не существует.

Надежда Гладыш: Вспоминая времена не столь отдаленные, Владимир Кулябин отметил как серьезный прогресс и то, что нынче председателю суда не приходится самому счищать снег с крыши здания суда; что судебные канцелярии уже не требуют с граждан приносить с собой бумагу, чтобы написать заявление, и конверты, чтобы отправить им же по почте повестки о дате судебного заседания.

Марьяна Торочешникова: Корреспондент Свободы Надежда Гладыш, рассказывая о работе ижевских судей, отметила, что именно учреждение института мировых судей существенно помогло судам общей юрисдикции. Они физически не могли справляться с тем количеством дел, которые до того находились в их производстве. Но кто поможет самим мировым судьям? В большинстве российских регионов зачастую они вместо того, чтобы вершить правосудие, вынуждены буквально бороться за выживание. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Нижнем Новгороде Олег Родин.

Олег Родин: Мировые судьи Сормовского района Нижнего Новгорода прославились судебным процессом против местной администрации, которая в течение четырех лет, вопреки действующему законодательству, не предоставляла для судопроизводства необходимого помещения. Вместо положенных по закону 120 квадратных метров на каждого судью в реальности судебные процессы проходили в крохотных комнатках площадью по 7-8 метров, где не всегда было место даже для адвокатов и прокурора. А в тесных коридорчиках ожидающие в очередях участники процессов от духоты теряли сознание, также возникали ссоры и потасовки. Об этом рассказывала судья Елена Развозова.

Елена Развозова: Мы не можем принять всех граждан - от этого, естественно, страдают сроки рассмотрения дел. И граждане проявляют недовольство, вплоть до того, что престарелые люди падают в обмороки, возникают различные потасовки. С привлечением судебных приставов разбираемся, и отвлекаемся, и нервозность у граждан присутствует.

Олег Родин: О сложной ситуации с помещениями для мировых судей говорили и адвокаты. Вот мнение Андрея Гадяева.

Андрей Гадяев: Ведь помещения, которые идут для судей, они почему-то выделяются, допустим, предпринимателям под разлив лимонада, например, или, допустим, для производства, для свечного завода. Я не шучу, это так на самом деле.

Олег Родин: За мировых судей вступились нижегородские правозащитники. На специальной конференции, посвященной судопроизводству в России, председатель Нижегородского Общества прав человека Нина Таганкина заявила о том, что судьи стыдятся условий, в которых им приходится работать.

Нина Таганкина: Например, прокурор присутствует - он должен стоять, потому что есть место только для двух стульев, а больше двух уже стоят. Поэтому судья сказала: "Мне стыдно надевать мантию, мне стыдно вешать какую-то государственную атрибутику в этом кабинете, потому что я считаю, что это будет насмешка над правосудием.

Олег Родин: Как рассказала Нина Таганкина, в судах подчас нет денег даже на канцелярские принадлежности.

Нина Таганкина: На одном из участков мирового судьи висит такое объявление: "Всем гражданам, приходящим к судье, иметь 25 почтовых марок разного достоинства на сумму 20 рублей, 5 конвертов, 10 листов бумаги. Это реалии, что у нас в мировой юстиции.

Олег Родин: И это при том, что на мировые суды сейчас приходится все больше дел, о которых говорила судья Ольга Макарова.

Ольга Макарова: Разделы имущества, разводы, признание права собственности на недвижимость, на земельные участки, вытекающие из ущерба, причиненного в результате ДТП, дела, связанные с вступлением в права наследования.

Олег Родин: Все, что смогла предложить администрация Сормовского района, это помещение неиспользуемого за ненадобностью детского сада, наполовину занятого общежитием и кондитерским цехом. Так пояснил Андрей Кохба, глава районной администрации.

Андрей Кохба: Есть помещение детского садика, которое сейчас пока не востребовано. В одном крыле временно размещено общежитие для командированных. Сейчас там частный кондитерский цех. Середина этого помещения абсолютно их устраивает.

Олег Родин: Судьям передали часть помещений детского сада, но они воспринимают это как временное обиталище, не вполне пригодное для отправления правосудия. Так заявила судья Елена Развозова.

Елена Развозова: Для суда помещение не выделено. Мы сидим здесь временно. Как говорится, ничего нет более постоянного, чем временное. Уже прошел достаточный срок, чтобы решен был этот вопрос.

Олег Родин: К тому же здесь обнаружились проблемы с отоплением, температура в комнатах иногда понижалась до 4-5 градусов. Но работники принимали посетителей и в таких условиях.

Работник суда: Очень плохо работаем. Замерзаем, руки мерзнут. Граждане тоже замерзают. Сегодня было 5 градусов, а в данный момент до 4-х, понизилась уже.

Олег Родин: Мировые судьи были вынуждены даже временно сократить прием заявлений от граждан, о чем поведала Ольга Подгорнова.

Ольга Подгорнова: Работать мы все равно будем, поскольку у нас нет возможности прекратить эту работу. Люди ходят, люди нуждаются в судебной защите. Мы прекратили прием граждан, то есть новые заявления мы не принимаем, за исключением заявления о взыскании алиментов, то есть что касается каких-то выплат, жизненно важных. Все остальные заявления мы не принимаем.

Олег Родин: А число конфликтов, требующих судебного разбирательства, не убывает.

Марьяна Торочешникова: Проблемы, о которых рассказал корреспондент Свободы в Нижнем Новгороде Олег Родин, знакомы большинству мировых судей, работающих в российских регионах. Возможно, после шестого Всероссийского съезда судей если не все, то многие из них удастся решить.

Удастся ли судейскому сообществу сохранить свою независимость - вот главная интрига этого съезда. По мнению судей, власть хочет их подчинить. Свидетельство тому - недавние высказывания спикера верхней палаты российского парламента Сергея Миронова, предложившего новый порядок формирования Высшей Квалификационной коллегии судей и назначения директора Судебного департамента. Если об идее с ВККС мы уже не раз говорили в наших передачах, то на предполагаемых изменениях в порядок назначения главного судебного завхоза стоит остановиться.

Сегодня за материальное обеспечение судов отвечает судебный департамент при Верховном суде Российской Федерации, он финансируется отдельной строкой в бюджете и полностью оплачивает все счета судов. Именно судебный департамент ведает зарплатами судей, распределением квартир, ремонтом помещений и покупкой канцтоваров. Директора судебного департамента судьи выбирают сами, так что, по крайней мере, в материальном плане они сохраняют независимость от чиновников. Председатель Совета Федерации Сергей Миронов, видимо, решил исправить это "недоразумение" и предложил внести в закон поправку, которая предусматривает, что генерального директора судебного департамента назначать должен: президент России.

О реакции судей на эти предложения, тех надеждах, которые они возлагают на предстоящий съезд, рассказывает корреспондент Радио Свобода на Ставрополье Лада Леденева.

Лада Леденева: Ставропольский край делегировал на Всероссийский съезд группу судей постоянной сессии краевого суда на Кавказских Минеральных Водах. С вопросом о том, каких решений ставропольские судьи ждут от Съезда, я обратилась к главе делегации - первому заместителю председателя краевого суда Михаилу Тащилину.

Михаил Тащилин: Ну, что мы ждем, все судьи, от Съезда: Прежде всего - укрепления независимости финансирования нашего, ресурсного обеспечения. Чтобы были деньги на повестки, чтобы правосудие осталось в приличных зданиях, чтобы мы могли обеспечить доступ граждан к рассмотрению дел и прочее. Этого мы ждем. Мы зависим, конечно, от бюджета. Второе, мы зависим от того, кто будет в последующем этими деньгами распоряжаться. Вот вы знаете, что в течение многих лет мы добивались, чтобы мы вышли из системы Министерства юстиции Российской Федерации и образовали свой Судебный департамент при Верховном суде Российской Федерации.

Вот в последнее время выступал председатель Совета Федерации и внес предложение о том, чтобы забрать этот Судебный департамент из структуры органов судейского сообщества и передать его администрации президента Российской Федерации. И второе предложение - чтобы Высшая Квалификационная коллегия судей, которая сегодня существует, она избиралась бы не Съездом судей, не нами, судьями, для того чтобы мы сами могли чистить свои ряды, а чтобы она образовывалась указом президента Российской Федерации или Советом Федерации, то есть чтобы мы были под законодательной и исполнительной властью.

Это просто-напросто прямой путь к диктатуре, путь к тому, что после этого многие судьи будут работать с оглядкой и будут "угадывать" настроение чиновника, как ему принять решение, дабы кормить свою семью, жить нормально и прочее. Если обществу нужен судья, то он должен быть независим. А если ему нужен чиновник, тогда не нужно говорить о независимости судей.

Лада Леденева: Иные настроения в преддверии Всероссийского съезда судей у ставропольских правозащитников. Говорит глава отделения Общественной организации "Северный Кавказ против коррупции", практикующий юрист Анатолий Голец.

Анатолий Голец: Лично я от этого съезда ничего не жду по такой причине. Значит, был Дмитрий Николаевич Козак председателем комиссии по судейской реформе, по административной реформе. Делала очень много это комиссия, и ставился вопрос о создании независимых административных судов. Потому что на сегодняшний день только гипотетически существует механизм обжалования неправомерных действий должностных лиц, государственной власти, органов местного самоуправления и их нормативно-правовых актов. Я считаю, что если бы ему удалось довести дело до конца, то он вошел бы в историю как реформатор. Но, к сожалению, Дмитрия Николаевича "бросили" на более горячий участок работы, и можно наблюдать тенденцию, что эта работа сворачивается.

Лада Леденева: Не секрет, что на сегодняшний день судебная система на Ставрополье в целом и в Пятигорске в частности мало чем отличается от системы правосудия в остальной российской глубинке. Это и бесконечная волокита в нарушение всех процессуальных норм, и неуважение суда к гражданам, обратившимся за защитой своих прав и свобод, нарушение назначенных сроков судебного разбирательства, несвоевременное оповещение о них, изготовление решений в большим опозданием, которое приводит к необходимости судебного восстановления сроков кассации, и известная степень коррупции.

Как грустно шутят журналисты, в частности, в Пятигорске существует неписанная презумпция виновности в отношении средств массовой информации. Независимую прессу судят даже за цитаты из официальных пресс-релизов, причем подобные разбирательства длятся месяцами. Тогда как, по мнению краевых судей, не только независимый суд, но и независимая пресса являют собой основу российской демократии. Остается надеяться, что очередной Съезд судей примет решение, способствующее не только укреплению судебной власти в стране, но и реализации демократических прав и свобод простых граждан в российских регионах.

Марьяна Торочешникова: И сами судьи на шестом Съезде займутся нормотворчеством. Им предстоит утвердить и принять Кодекс судейской этики, работа над которым велась последние 4 года. Среди авторов этого документа были и судьи из Чувашии. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Чебоксарах Дмитрий Лишнев.

Дмитрий Лишнев: Председатель Верховного суда Чувашской республики Петр Юркин принимал самое активное участие в разработке Кодекса судейской этики. По мнению члена Совета судей России, неукоснительное исполнение требований кодекса позволит судьям в полной мере соответствовать ныне принятому к ним обращению - "Ваша честь". Вот что об этом рассказывает сам Петр Юркин.

Петр Юркин: Кодекс судейской этики - это не новость для судейского сообщества. На базе Кодекса чести Совет судей России, членом которого я являюсь, разработал новый Кодекс судейской этики. Повышается ответственность судей за свои действия, вплоть до привлечения к дисциплинарной ответственности за те или иные неправильные поступки. С принятием Конституции Российской Федерации суды стали самостоятельной ветвью власти - это однозначно.

Дмитрий Лишнев: А вот вице-президент Адвокатской палаты Чувашии, депутат республиканского парламента и сам в прошлом судья Виктор Ильин придерживается на сей счет иного мнения.

Виктор Ильин: Судьи стали более зависимыми от системы исполнительной власти, от вышестоящих начальников - председателя Верховного суда, заместителей и так далее. У меня порой создается впечатление, что они вообще бесправные существа. Когда я был судьей, я избирался, и действительно, я чувствовал за своей спиной всегда при осуществлении правосудия народ. А сегодня они никто, на сегодняшний день они зависимы от чиновников, которые их подбирают, которые установили систему их назначения, такую колоссальную. И в то же время, чтобы судью отстранить от исполнения своих обязанностей или прекратить его полномочия, точнее, это может сделать Квалификационная коллегия. И в итоге от этих членов Квалификационной коллегии, председателя Квалификационной коллегии они в полной зависимости находятся.

В кулуарах судьи жалуются, честно говоря. "Мы сейчас, - говорят, - абсолютно ничего не можем, ни один вопрос в свою пользу мы не можем решать. Как сказали сверху - так и действуем". Вот и все. Это ненормальная вещь.

Дмитрий Лишнев: Ну, а те, кто вынужден обращаться в суды за защитой своих прав, оценивают судебную систему с иных позиций. Вот что думает о современном состоянии судебной власти учредитель регионального отделения Общероссийского движения "За права человека", известный в Чувашии правозащитник Владислав Алексеев.

Владислав Алексеев: Сегодня невозможно попасть к судье высокого ранга. Приняли новый Гражданский процессуальный кодекс. Сроки в кассационных инстанциях затягиваются годами, в результате нарушается право граждан России на судебную защиту.

Марьяна Торочешникова: О необходимости подготовки нового кодекса, устанавливающего этические правила поведения судьи в профессиональной и во внеслужебной деятельности судьи говорили еще на пятом Всероссийском съезде. Однако работа над ним началась лишь в июле 2002 года. Сегодня это вполне законченный документ. В частности, он устанавливает общие требования, предъявляемые к поведению судьи, и правила поведения судей.

Согласно положениям кодекса, судья обязан соответствовать своему высокому званию, в любой ситуации он должен сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы причинить ущерб репутации и поставить под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия.

При исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия судья должен исходить из того, что признание соблюдения и защита прав и свобод человека определяют основной смысл и содержание деятельности органов судебной власти.

Судья должен проявлять терпение, вежливость, тактичность и уважение к участникам судебного разбирательства. Судье следует требовать аналогичного поведения от всех лиц, участвующих в судопроизводстве, включая прокуроров и адвокатов, в той степени, которая соответствует их роли в состязательном процессе.

Это лишь некоторые цитаты из проекта Кодекса судебной этики, который судьям предстоит принять на Всероссийском съезде. Возможно, с введением его в действие отношение людей к судьям и судам изменится, они станут больше уважать судей и доверять им. А что сегодня томичи думают о судах? Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.

Мелани Бачина: Николай Игнатьев узнал о том, что он больше не возглавляет Имущественное казначейство Томска, из газеты. На его место мэр назначил депутата Евгения Кротова, который до этого был в оппозиции и обвинял мэра и казначейство в коррупции. В январе этого года история закончилась для депутата Кротова новой должностью и примирением с мэром, для бывшего главы казначейства Игнатьева - судами. 24 ноября бывший директор Имущественного казначейства Николай Игнатьев в очередной раз проиграл дело. Вот как он на это отреагировал.

Николай Игнатьев: Я обратился с иском в Советский народный суд - проиграл его. Обратился в областной суд - проиграл его. Обратился в Коллегию областного суда - также проиграл. Ну, и для того, чтобы мои действия были логичны, дальше я обратился в Президиум областного суда, который сегодня и состоялся. Само решение Президиума областного суда для меня было настолько неожиданным, что я, конечно, шокирован этим вопросом. Я считаю, что этот вопрос связан с некоторыми силами городской администрации.

Мелани Бачина: Сами судьи сегодня признают, что власть всегда на них давила. И десяти лет судебной реформы в России недостаточно, чтобы избавиться от наследия советского правосудия, считает Сергей Антонов, председатель Томского областного Совета судей.

Сергей Антонов: Попытки воздействия на судебную власть всегда были. Надо отдать должное нашим руководителям государства и правительства. В Конституции прямо написано, что судебная власть является независимой. И кто бы сегодня ни пытался как-то присоединить куда-то судебную власть, каким-то образом оказать воздействие, это будет нарушение, прямое нарушение Конституции Российской Федерации. С моей точки зрения, это скажется негативно на всей судебной системе России. На сегодняшний день становление судебной власти в России произошло уже, но отдельные элементы еще требуют совершенствования.

Мелани Бачина: Сергей Антонов рассматривает разные дела - уголовные, административные, гражданские. Говорит, что все-таки в последние годы томичи стали чаще обращаться в суды для решения своих проблем, и это много значит лично для Сергея Антонова. Он уверен, что люди начинают больше доверять судьям.

Правозащитники Томска уверяют в обратном: люди по-прежнему боятся идти в суд. Говорит Борис Крендель, правозащитник.

Борис Крендель: Россияне не хотят обращаться в суд. Я упорно много лет советую людям решать проблемы в суде, а не каким-то иным способом. Возьмите все русские сказки, пословицы, песни: суд наедет, расспросы, тошнехонько: В суд ходить испокон веков боялись. В нормальной стране люди в суд и не ходят, адвокат должен ходить в суд. Но на адвоката уважаемые россияне денег не имеют. Без адвоката в суде делать нечего. Степень коррумпированности адвокатов - это тоже проблема.

Мелани Бачина: Николай Игнатьев, уволенный с поста директора Томского казначейства, сдаваться не намерен. Проиграв все томские суды, он намерен обратиться в Верховный и добиться справедливости.

Николай Игнатьев: Я обращаться в Верховный суд обязательно буду. Мое дело взято на контроль в Конституционном суде, оттуда уже есть запросы.

Мелани Бачина: Борис Крендель, томский правозащитник, приводит некоторые цифры, полученные социологами из фонда "Общественное мнение": 67 процентов граждан России считают, что большинство судей берут взятки. Эта цифра, говорит Борис Крендель, пока лучше всего характеризует отношение россиян к судебной системе.

Марьяна Торочешникова: Социологи признают, что опытом личного участия в судебных разбирательствах обладают лишь 30 процентов опрошенных. Однако отметают обвинение судей в том, что негативное мнение остальных россиян сформировалось исключительно под влиянием "клевещущих за деньги" журналистов. Мнение о неэффективности работы судов обосновывается главным образом тем, что судьи в представлении граждан используют государственную систему права для личного обогащения и поддержки частных клановых интересов.

Впрочем, у российских судей есть все возможности для того, чтобы разрушить этот негативный образ. И открывающийся в Москве Всероссийский съезд судей вполне может стать отправной точкой для начала работы судей над укреплением авторитета судебной власти.

XS
SM
MD
LG