Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как судейское сообщество России фильтрует свои ряды. Кодекс судейской этики РФ


Марьяна Торочешникова: В сегодняшней передаче мы обсудим только что принятый Кодекс судейской этики. Что это за документ и какой от него практический толк? Станут ли судьи теперь порядочнее и легче или, наоборот, сложнее будет избавиться от взяточничества в судах? И вообще, как судейское сообщество России фильтрует свои ряды?

Ответы на все эти вопросы сегодня я надеюсь получить от председателя Высшей Квалификационной коллегии судей Валентина Кузнецова.

Но прежде, Валентин Васильевич, я попрошу вас рассказать, что такое Высшая Квалификационная коллегия судей, для чего она нужна, и кто, собственно, в ней состоит?

Валентин Кузнецов: Высшая Квалификационная коллегия судей - это орган судейского сообщества. А орган судейского сообщества в силу закона является одной из гарантий судейской независимости, гарантией, которая позволяет судам и судьям принимать решения, не зависимые от чьего-либо мнения, от чьего-либо внимания, от чьих-то интересов, для того чтобы любое решение было законным и обоснованным.

Марьяна Торочешникова: Валентин Васильевич, я хочу просто определиться. Чем конкретно занимаются квалификационные коллегии судей и Высшая Квалификационная коллегия судей?

Валентин Кузнецов: Квалификационные коллегии судей дают заключения о возможности рекомендации гражданина на судейскую должность - первая и основная наша задача.

Марьяна Торочешникова: То есть своего рода отдел кадров, получается, такой.

Валентин Кузнецов: Это выше, чем отдел кадров, потому что прекратить полномочия судьи любого уровня может только Квалификационная коллегия судей либо субъекта Федерации, либо Высшая Квалификационная коллегия по кругу тех лиц, заключение на должности которых она и дает. Это вопросы, связанные с дисциплинарной ответственностью судей: либо прекратить полномочия, либо предупредить судью. Это одна из задач квалификационной коллегии.

И третье - это проведение квалификационной аттестации судей, для того чтобы проверить, насколько судья справляется со своими полномочиями, с задачами, которые стоят перед ним, для того чтобы потом решить вопрос о присвоении ему более высокого класса. И вопросы, связанные с награждением судей. Раньше эти вопросы решали квалификационные коллегии субъектов; сейчас, в силу закона, все вопросы, связанные с награждением судей, решает только Высшая Квалификационная коллегия - она рекомендует президенту принять соответствующий указ.

Марьяна Торочешникова: То есть, иными словами, основное, принципиальное отличие между обычными квалификационными коллегиями судей и Высшей Квалификационной коллегией судей состоит в том, судей на какие должности вы представляете, да?

Валентин Кузнецов: Абсолютно правильно.

Марьяна Торочешникова: То есть в вашем ведении находится Высший Арбитражный суд, Верховный суд Российской Федерации:

Валентин Кузнецов: Председатели, заместители председателей краевых, областных, верховных судов республик, арбитражных, апелляционных судов - это наша компетенция. Все остальные, если что-то связано с деятельностью неправильной судьи районного суда, обращаться нужно не к нам, а нужно обращаться в соответствующую квалификационную коллегию судей.

Марьяна Торочешникова: А теперь, Валентин Васильевич, расскажите, пожалуйста, с чем чаще всего обращаются граждане? Граждане же тоже могут обратиться в Высшую Квалификационную коллегию судей, да? Вот с какими жалобами чаще всего они обращаются?

Валентин Кузнецов: Работа судьи сложная и требует и ответственности при принятии решений, и должного поведения вне рамок судейской деятельности. Жалуются в основном на волокиту, потому что, к сожалению, суды не всегда принимают вовремя решения. Иногда жалуются на неправильно принятое судом решение, видят в Квалификационной коллегии, скажем так, вышестоящую судебную инстанцию, что ошибочно. Мы такие жалобы не вправе рассматривать, и мы объясняем это гражданам, которые обращаются с таким вопросами. Есть другой порядок, чисто судейский. Меньше, но, к сожалению, тоже есть - неправильное поведений судей в быту.

Марьяна Торочешникова: Неправильное поведение - это какое?

Валентин Кузнецов: Скажем, судья где-то:

Марьяна Торочешникова: Выпивает?

Валентин Кузнецов: : высказался не совсем корректно в отношении гражданина - и это стало предметом разбирательства Квалификационной коллегии. Может быть, не исключено, что где-то и выпил.

Марьяна Торочешникова: А в таких случаях кто жалуется? Те, кто наблюдает это, соседи что ли?

Валентин Кузнецов: Или соседи, или кто наблюдает, или кто, скажем так, морально пострадал от этого. В любом случае эта жалоба подлежит проверке, и если факт такой находит подтверждение, председатель суда либо судейское сообщество обращается в квалификационную коллегию судей, для того чтобы судью можно было наказать за это недостойное поведение.

Марьяна Торочешникова: А много жалоб на недостойное поведение судей в ходе самих судебных процессов?

Валентин Кузнецов: Не много, но есть такие факты. Жалуются, потому что судья и в судебном заседании должен быть примером достойного поведения. Бывает, что судья в процессе одергивает участников судебного заседания, ведет себя некорректно - такие примеры:

Марьяна Торочешникова: Иногда ругаются судьи - и такое бывает, и по матушке, и по батюшке.

Валентин Кузнецов: Да, видели по телевизору, было такое. Такие судьи, конечно, должны быть наказаны, безусловно. И в том кодексе, который принят на Съезде, записано, что судья должен быть корректным в отношении всех участников судебного разбирательства.

Марьяна Торочешникова: О кодексе мы чуть позже поговорим, а сейчас я вас попрошу подробнее рассказать о том, каким образом происходит разбор жалоб, и могут ли люди участвовать, наблюдать за этим процессом. Но давайте сначала послушаем Дмитрия из Петербурга, который дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Как я понял, корпорация судей решает, кому отдать предпочтение. Но зависимость от самой себя - худший вид зависимости, так как в области закона и следования ему это все происходит. И вообще, я думаю, что после Макиавелли этике надо свое место определять - после права, а не до него.

Марьяна Торочешникова: Вот такое мнение высказал Дмитрий из Петербурга. Я попрошу вас прокомментировать, Валентин Васильевич.

Валентин Кузнецов: Во-первых, судьи на себе не замкнуты, хотя бы по той простой причине, что представители общественности - это не судьи, это те люди, которые напрямую не соприкасаются с судами. Они как раз и призваны, чтобы снять видимость корпоративных интересов. Ведь если сравнить советское время, сколько судей были наказаны, и то, что сейчас, - у нас полномочий за 4 года лишились 196 судей.

Марьяна Торочешникова: 196 судей лишены:

Валентин Кузнецов: : полномочий. И еще 513 были наказаны в дисциплинарном порядке.

Марьяна Торочешникова: А это о чем говорит? Это говорит о том, что квалификационные коллегии работают хорошо и наказывают, или о том, что они работают плохо, представляя к должности таких судей?

Валентин Кузнецов: Вы знаете, здесь двояко - и хорошо, и плохо. Хорошо то, что квалификационные коллегии не замыкаются сами в себе. Плохо, что даже слишком жестко относятся к своим коллегам. Раньше, если гражданин не получал удовлетворение в квалификационной коллегии субъекта Федерации, он вправе был обратиться к нам, и коллегия могла пересмотреть это решение.

Марьяна Торочешникова: Высшая Квалификационная коллегия.

Валентин Кузнецов: Да, Высшая коллегия, не напрямую, а через председателя Верховного суда или Высшего Арбитражного суда. И такие обращения были, и Квалификационная коллегия пересматривала. Сейчас у нас таких полномочий нет ни у Квалификационной коллегии, ни у руководителей судов. Раньше можно было обратиться к генеральному прокурору с вопросом о даче согласия о возбуждении дел в отношении судей.

Марьяна Торочешникова: Уголовных дел?

Валентин Кузнецов: Естественно. Сейчас у генерального прокурора такой возможности не имеется. Судейское сообщество, не кто-нибудь, обратилось к законодателям, чтобы вернули тот порядок, который существовал, чтобы можно было пересматривать решения квалификационных коллегий судей, и если имел место факт проступка, но квалификационная коллегия по каким-то причинам не приняла решение о наказании судей.

Марьяна Торочешникова: То есть сами судьи хотят изменить.

Валентин Кузнецов: Да, сами судьи хотят навести порядок в своем доме. Вот теперь вопрос к законодателям - как скоро это будет сделано.

Марьяна Торочешникова: Иван Иванович из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Вот я получил, вернее купил газету "Тверская, 13", и там сказано, что Судебный департамент "питается" от субъекта - Москвы. То есть сейчас вопрос к вашему уважаемому члену коллегии:

Марьяна Торочешникова: Председателю.

Слушатель: : к председателю: они зарплату получают из федерального бюджета или из бюджета города Москвы?

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ваш вопрос. Скажите, пожалуйста, откуда получают зарплату члены Высшей Квалификационной коллегии судей?

Валентин Кузнецов: Зарплату члены квалификационной коллегии судей - ни Высшей, ни иной - за свою работу как члены квалификационной коллегии ни от кого нигде не получают. Единственное, судья, если он занимается работой в органах судейского сообщества, член Совета судей или член квалификационной коллегии, за ним сохраняется заработная плата по месту своей работы. Никаких денег никакой департамент нам не доплачивает, тем более Москва. Никаких денег мы не получаем.

Марьяна Торочешникова: То есть, я правильно поняла, например, судья был избран членом квалификационной коллегии судей - он так и продолжает оставаться судьей и одновременно ведет какую-то работу в квалификационной коллегии?

Валентин Кузнецов: Я скажу про себя. Я - судья Верховного суда России, завтра у меня судебный день, завтра я буду рассматривать дела уголовные, проверять законность и обоснованность принятых иными судами решений. И я получаю зарплату как судья Верховного суда.

Марьяна Торочешникова: То есть из федерального бюджета.

Валентин Кузнецов: Конечно.

Марьяна Торочешникова: Валентин Валентинович из Петербурга дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Я инвалид второй группы. Мне завещали родители имущество, у меня есть завещание. Но наш суд, Колпинский райсуд, не дает это завещание реализовать. Я обращался с заявлением на судей, чтобы их лишили полномочий, потому что это криминальные судьи. Поддерживает этих судей председатель районного суда Апраксина. Так вот, я спрашиваю: как мне поступать? Я обращался и в наш городской суд, и в Верховный суд России. Такое впечатление, что наши заявления никто не читает, а просто переписывают решение, определение предыдущего суда, суда первой инстанции. Как нам быть, как поступать?

Марьяна Торочешникова: Да, спасибо за ваш вопрос.

Валентин Кузнецов: Во-первых, вопрос, который был задан, он задан не по адресу. Мы не судебная инстанция, и мы не можем сказать, прав суд, который принял решение по интересующему слушателя вопросу, или не прав.

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, что слушатель больше недоволен не тем: что, то есть, понятно, что он недоволен тем, что ему отказывают в пересмотре его дела, но он также недоволен тем, что судьи не мотивируют этот отказ.

Валентин Кузнецов: Любое решение должно быть мотивировано, и чем правильнее и точнее оно мотивировано, тем меньше будет потом жалоб у граждан, тем меньше будет недовольство у общества судебной системой.

Марьяна Торочешникова: А отсутствие такой мотивировки может послужить поводом для обращения в квалификационную коллегию судей? И будут ли обращать на это внимание члены квалификационной коллегии?

Валентин Кузнецов: Если будет установлена заинтересованность судьи в принятии такого немотивированного решения, наверное, да. Но по конкретному вопросу нужно обращаться все-таки в судебные инстанции. Поэтому и существует надзорное производство - нужно добиваться правды в судах.

Марьяна Торочешникова: А вот когда граждане жалуются на судей, они должны чем-то подкреплять свои жалобы, какими-то доказательствами?

Валентин Кузнецов: Обязательно. Голословное обвинение не может быть рассмотрено, потому что кто-то не согласен с решением, например - а по каким-то, немотивированным причинам прекращать полномочия судьи тоже ведь не дело. У нас 11 миллионов дел рассмотрено, - наверное, уж 11 миллионов будет несогласных.

Марьяна Торочешникова: Недовольных.

Валентин Кузнецов: И мы будем по этим основаниям судью полномочий лишать? Наверное, нет. Любое обвинение в отношении судьи должно быть мотивировано и доказано.

Марьяна Торочешникова: Только что принят Кодекс судебной этики. Что за это за документ и какой от него практический толк? Станут ли теперь судьи порядочнее и легче или труднее будет избавиться от взяточничества в судах. Кстати, говоря о взяточничестве, незадолго до Всероссийского съезда судей в средствах массовой информации были опубликованы результаты социологических опросов, и они были не самыми утешительными. Приводились следующие цифры: или 80 процентов жителей больших городов не доверяют судам и считают, что судьи недобросовестны и берут взятки, по другим результатам - 60 процентов граждан не доверяют судам или считают, что судьи берут взятки, они недобросовестны. После этого Верховный суд Российской Федерации обратился во ВЦИОМ, тот провел еще один опрос - и 50 процентов россиян не доверяют судам и судьям. Скажите, пожалуйста, Валентин Васильевич, ведь у судебной системы нет отдела собственной безопасности, как в органах милиции. А каким образом выявляются факты взяточничества в судебной системе, и как вы с этим боретесь?

Валентин Кузнецов: Отдел собственной безопасности в судебной системе - это квалификационные коллегии судей. И когда становится известно, что судья замешан в чем-то криминальном (это касается не только взяточничества), эти факты становятся достоянием не только квалификационной коллегии, но и тех органов, которые обязаны этой работой заниматься. Когда поступают такие обращения или жалобы, они направляются либо по линии Федеральной службы безопасности, либо по линии прокуратуры, для того чтобы в установленном законом порядке была проведена проверка и принято решение по возбуждению дела в отношении тех судей, которые, скажем так, были нечестны с гражданами и обществом.

По опросам общественного мнения, если интересует мое мнение, я бы относился к ним осторожно. Потому что когда спрашивали у людей, доверяют они судам или не доверяют, они отвечали: "Не доверяем". - "Почему? Вы в судах когда-то были?" - "Нет, мы в судах не были". - "А откуда у вас такая информация?" - "Из средств массовой информации, люди говорят". Но все это не конкретно. А конкретные цифры говорят о том, что за 4 года Высшая Квалификационная коллегия судей дала согласие на возбуждение уголовных дел в отношении пяти судей: за халатность, вынесение заведомо неправосудных актов, нарушение правил дорожного движения, должностной подлог и две недели назад - за причинение вреда здоровью средней тяжести.

Марьяна Торочешникова: То есть судья причинил вред здоровью?

Валентин Кузнецов: Ну, это ситуация, скажем так, семейная. Якобы муж с женой поссорился и причинил ей вред здоровью.

Марьяна Торочешникова: А муж - судья?

Валентин Кузнецов: Муж - судья Липецкого областного суда. Жена просила прекратить, говорила, что она сама виновата и телесные повреждения она получила в результате своей невнимательности и неосторожного поведения судьи. Но мы не суд, мы должны только дать возможность органам, которые вправе заниматься проверкой, провести проверку и решить вопрос, возбудить уголовное дело в отношении судьи или не возбудить.

Марьяна Торочешникова: Скажите, Валентин Васильевич, а вы по каждому факту проводите проверку, по каждому обращению? Когда гражданин жалуется, что какой-то судья берет взятки, вы проверяете достоверность этих сведений?

Валентин Кузнецов: Мы проверяем, но не лично. Мы - судьи, мы выполняем свою судейскую работу. Здесь мы занимаемся тем, что направляем, если факты существуют, допустим, в Генеральную прокуратуру: проверьте, решите вопрос, обратитесь в Квалификационную коллегию и получите согласие, судья будет привлечен к ответственности.

Марьяна Торочешникова: А люди при этом на руки получают какое-то извещение, сообщение о том, что "ваша жалоба рассмотрена, приняты такие-то меры?

Валентин Кузнецов: Мы сообщаем о дальнейшем движении жалобы. Мы говорим, что такая жалоба направлена в такой-то орган. Ответ вы должны получить.

Марьяна Торочешникова: Вот такой вопрос пришел к нам на пейджер. "Куда обратиться, если судья нарушает Процессуальный кодекс, отказывается вызывать свидетелей, ни в чем не разбирается?" - Мусатова Зинаида Ивановна спрашивает.

Валентин Кузнецов: Нарушение требований закона, имеется в виду процессуального, влечет отмену судебного акта. Нужно обжаловать это решение в судебном порядке.

Марьяна Торочешникова: А жаловаться на самого судью имеет ли смысл за то, что он игнорирует просто отдельные положения процессуального законодательства?

Валентин Кузнецов: Жаловаться на судью можно, жалуются все, даже в том случае, если судья принимает правильное решение. В конкретном случае, не зная существа дела, никто никакой рекомендации не даст. Прав судья или неправ - это решит вышестоящая судебная инстанция при рассмотрении жалобы на тот судебный акт, который судья вынесет по этому делу.

Марьяна Торочешникова: Понятно. Григорий Павлович из Пензенской области дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: У меня вопрос такой будет. В последней газете "Аргументы и Факты" есть маленькая таблица, где написано: "Олейник сплавил неизвестно куда 450 миллионов долларов, осужден на три года и сразу амнистирован. Деньги не найдены". И ниже написано: "Один гражданин украл пустой бидон из-под молока - получил 3,5 года тюрьмы. Другой гражданин украл 7 мешков сахара - получил 7,5 лет тюрьмы". Я прошу вашего гостя без дипломатии прокомментировать вот этот вопрос.

Марьяна Торочешникова: Да, и такие вопросы очень часто задают слушатели. Валентин Васильевич, в истории российского правосудия есть и приговоры к восьми годам условно:

Валентин Кузнецов: Вообще, это вопрос немножко не по адресу, вопрос касается назначения наказаний в Российской Федерации, насколько они справедливы или нет. Не всегда они справедливы, но на то и существует вышестоящая кассационная инстанция, на то и существует право гражданина обжаловать решение суда, если оно является либо чрезмерно мягким, либо необоснованно суровым. Для того и существует система судов. И Квалификационная коллегия к этому вопросу никакого отношения не имеет.

А если спрашивать меня как судью, а не как гостя вашей передаче в том качестве, в котором я приглашен, наверное, тут есть вопросы, связанные с назначением наказания. И в некоторых странах существует целая система, позволяющая назначить справедливое наказание, исключая субъективизм. Вот если мы такое сделаем, тогда гражданину будет понятно, любому, почему один получил 9 лет лишения свободы условно, а другой получил 3 года лишения свободы за то, что, извините, украл какую-то несчастную курицу.

Марьяна Торочешникова: Сейчас этого нет?

Валентин Кузнецов: Пока нет.

Марьяна Торочешникова: Теперь я предлагаю поговорить о Кодексе судейской этики. Есть здесь такая статья - четвертая - "Обязанности при осуществлении правосудия". В ней написано, что судья при исполнении своих обязанностей по осуществлению правосудия должен исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют основной смысл и содержание деятельности органов судебной власти. Вот возможно ли это втолковать судьям?

Приведу простой пример. Человек обращается в суд с иском к больнице, врачи которой во время операции забыли в брюшной полости тампон. Больница, в принципе, иск признает, но говорит: "Вы знаете, он просит 300 тысяч рублей, а у нас нет таких денег. Мы - больница, мы бедные и несчастные". И судья тогда, руководствуясь принципами разумности и справедливости, выносит решение, что, да, давайте ему заплатим 10 тысяч компенсации. Вот в этом случае разве он соблюдает и защищает права и свободы человека и гражданина, обратившегося в суд?

Валентин Кузнецов: Нужно смотреть, законное решение или незаконное принято судом. Конечно, для гражданина желательно получить тот ущерб, который он сам для себя отмерил. Задача суда и судьи - разобраться, насколько этот ущерб причинен по вине органа или организации, и второе - насколько он существенный, как он должен быть компенсирован. Поэтому говорить, прав судья или неправ, может только вышестоящая судебная инстанция.

Марьяна Торочешникова: Но речь-то не идет о правоте или неправоте судьи конкретного. Речь идет о том, как судьям втолковать, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют основной смысл и содержание деятельности органов судебной власти.

Валентин Кузнецов: Судья обязан принимать решение на основании закона. Устраивает оно кого-нибудь или не устраивает - вопрос другой. Если судебное решение неправильное (должны были взыскать 300 тысяч, а взыскали 1 рубль), и это незаконно, то оно должно быть отменено. А если взыскали то, что положено, при чем здесь судья? Судья не в интересах конкретного лица работает, а он работает в интересах закона.

Марьяна Торочешникова: Кроме всего прочего, в Кодексе судейской этики есть положение, в котором написано, что судья обязан быть беспристрастным, не допуская влияния на свою профессиональную деятельность со стороны кого бы то ни было, в том числе своих родственников, друзей или знакомых.

Валентин Васильевич, а возможна ли ситуация, когда интересы одной из сторон в судебном процессе представляет родственник судьи (например, адвокат является сыном судьи)? Как на эти факты, когда они выявляются, реагирует Квалификационная коллегия судей?

Валентин Кузнецов: Могут такие ситуации быть, и, к сожалению, они имеют место. И в этом случае необходимо в первую очередь решить вопрос о незаконности судебного решения, поскольку судья не может быть судьей в своем деле или деле своих родственников. Второе, если факты такие становятся известны квалификационной коллегии судей, и они находят подтверждение, этот судья, имея в виду, что он заинтересован был в принятии решения в интересах своего родственника или знакомого, должен быть наказан.

Марьяна Торочешникова: В принятом Кодексе судейской этики так и не закреплено положение об обязательном декларировании доходов судей, что предлагал сделать председатель Высшего Арбитражного суда Вениамин Яковлев. Как вы думаете, почему делегаты Съезда отклонили это предложение, почему судьи не захотели сейчас декларировать свои доходы?

Валентин Кузнецов: Это не совсем так. Это записано в решении Съезда. В Конституции написано: "Судья должен быть честным, беспристрастным:", и все остальное, что прописано в кодексе, есть в нашей Конституции. А это уже механизм - как это осуществить. У нас любой претендент на должность судьи, даже если он действующий судья и идет на вышестоящую должность, он обязан представить перечень документов, в том числе и высказываются по его кандидатуре не только соответствующие органы правоохранительные, но и налоговая инспекция. И какое имущество, нас тоже интересует. Если у него есть хорошая новая иномарка:

Марьяна Торочешникова: Откуда?

Валентин Кузнецов: Первый вопрос - откуда? Может быть, потому и конкурс у нас небольшой по некоторым регионам, потому что у нас все эти вопросы не остаются без внимания. Президент сказал, что это будет внесено в закон. Будет закон, и судья обязан выполнять его, и он должен на всеобщее обозрение представить свое имущество, на что он живет, для того чтобы можно было посмотреть, насколько он честен в этом отношении. А в решении Съезда записано, что каждый судья должен представлять такую декларацию о доходах и о расходах заодно.

Марьяна Торочешникова: Предлагаю послушать Илью Ароновича из Москвы. Пожалуйста.

Слушатель: У меня вопрос к гражданину председателю. Если я правильно понял, участие в формировании квалификационной комиссии принимает Совет Федерации наверху и внизу - кто-то, видимо, еще. Не кажется ли вам, что сегодня, когда есть большой перекос в сторону исполнительной власти, формирование этих коллегий, которое осуществляется не партиями, а вот такими органами, как Совет Федерации (который в значительной степени сформирован исполнительной властью), приведет к тому, что все вопросы, которые ваша Квалификационная коллегия будет рассматривать с точки зрения тех или иных политических сторон, - вопросы о нарушениях на выборах и так далее - они будут отклонены? Это первый вопрос. И второй вопрос у меня такого рода. Вот эти декларации, они будут раз в год представляться или будут представляться, положим, когда человек переходит на вышестоящую должность?

Марьяна Торочешникова: Итак, пожалуйста, Валентин Васильевич, в порядке поступления тогда. Первый был вопрос, касающийся формирования Высшей Квалификационной коллеги судей. Как вы считаете, правильно ли то, что 10 представителей общественности утверждаются или назначаются Советом Федерации?

Валентин Кузнецов: Они назначены в соответствии с законом. А раз закон существует, он правильный, пока он не отменен и не изменен. Будет другой порядок - будет другое формирование представителей общественности.

Марьяна Торочешникова: А что касается деклараций о доходах судей?

Валентин Кузнецов: Мне представляется, что должно быть не при назначении на должность единовременно или при переназначении, а должно быть ежегодно.

Марьяна Торочешникова: Декларирование доходов. Ну, и последний вопрос, который пришел к нам на пейджер: "Валентин Васильевич, судьи нарушают законы и никакой ответственности не несут, а вышестоящие инстанции переписывают формулировки предыдущих судов. Как быть в таком случае? Я писал даже президенту".

Валентин Кузнецов: Судьи ответственность несут. Я уже сказал, 200 судей полномочий своих лишились, почти 600 наказаны в другом порядке. Судьи несут ответственность.

XS
SM
MD
LG