Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нотариат, как превентивное правосудие


Марьяна Торочешникова: Выступая перед делегатами шестого Всероссийского съезда судей, президент России Владимир Путин заявил о необходимости развивать институт досудебного рассмотрения споров и конфликтов. В большинстве стран именно на нотариусов возложены обязанности досудебного урегулирования конфликтных ситуаций. А готов ли к этому российский нотариат? На этот вопрос сегодня ответят эксперты в студии. Это президент Федеральной Нотариальной палаты России Евгений Клячин и нотариус города Москвы Алексей Сафонов. Кроме того, я попрошу их рассказать о том, что же изменится после 1 января 2005 года, когда вступит силу новая глава Налогового кодекса, которая значительно минимизирует тарифные ставки на оплату нотариальных услуг.

И первый мой вопрос, Евгений Николаевич, к вам. Готов ли, по-вашему, нотариат взять на себя обязанности по досудебному урегулированию споров и конфликтов?

Евгений Клячин: Мы, вообще-то, этим и занимаемся, потому что назначение нотариуса во всем мире - правильно вы подчеркнули - состоит в том, чтобы способствовать тому, чтобы не было споров между людьми. Законодательство наше предполагает, что вполне можно обойтись без суда. Когда нет спора между людьми и существуют какие-то обязательства взаимные, можно вполне обойтись без судебной процедуры, прибегнув к такому испытанному средству, как совершение исполнительной надписи нотариуса.

Марьяна Торочешникова: Давайте попробуем конкретный пример какой-то разобрать, чтобы людям было понятно, о чем идет речь.

Евгений Клячин: Конечно. Вот берет человек деньги в долг в банке, допустим, и не отдает по какой-то причине. Ну, есть желание отдать, но нет возможности, нет денег. В этом случае кредитор, банк, имеет возможность прийти к нотариусу (должен иметь возможность прийти к нотариусу), и поскольку отсутствует спор, должник не возражает, нотариус совершает исполнительную надпись.

Марьяна Торочешникова: А эта исполнительная надпись уже отправляется:

Евгений Клячин: А исполнительная надпись - в этом-то особенность - должна иметь силу исполнительного документа, чтобы не нужно было кредитору прибегать к судебной процедуре. Сегодня такая возможность у нас есть, и мы можем совершать исполнительные надписи, но после этого все равно требуется идти в суд и пройти ту же самую процедуру. Совершенно непонятная ситуация.

Марьяна Торочешникова: То есть смысла просто нет.

Евгений Клячин: Абсолютно верно. Но именно потому, что нет силы исполнительного документа у нотариального акта. Мы об этом говорим давно, и не только по исполнительным надписям. Есть такая процедура, допустим: нотариус может опротестовать вексель. Векселедатель сказал: "Я выплачу по этой бумаге миллион рублей". Тот, у кого вексель на руках, имеет право получить на условиях, оговоренных в этом векселе, эти деньги. Не платит векселедатель деньги - идет человек к нотариусу, нотариус совершает акт о протесте векселя. И все равно надо идти опять в суд, хотя бы для того, чтобы получить судебный приказ. Совершенно бессмысленная процедура - нет спора.

Алексей Сафонов: Но все равно это быстрее делается, чем в судебном разбирательстве, и дешевле, без пошлины.

Евгений Клячин: Да, это имея в виду получение судебного приказа, да. Но все равно деньги-то платить надо, все равно суд должен спросить у должника, не возражает ли он. А если он возражает, то опять процедура судебного разбирательства. А если бы нотариальное опротестование векселя имело силу исполнительного документа, акта протеста, то, естественно, все это происходило гораздо быстрее. И результат-то ведь один и тот же получается: кредитор получает от должника деньги. Но процедура совершенно не гибкая, громоздкая, затратная очень, и действительно суды занимаются не тем, чем они должны заниматься.

Марьяна Торочешникова: Алексей Вениаминович, а как вы считаете, если бы у нотариусов появились такие полномочия реально, то насколько бы разгрузились суды города Москвы, например?

Алексей Сафонов: Понятно, что разгрузились бы, и достаточно серьезно. Но я хочу еще один момент подчеркнуть. Представьте, что должником выступает какой-нибудь из банков, не физическое лицо, а банк. И если к назначенному времени деньги не возвращаются этим банком, то начинается судебная процедура. А суд у нас открытый, и представьте, что будет на следующий день в прессе, когда объявят о том, что такой-то банк не может возвратить деньги. А деньги могут просто зависнуть где-то на один-два дня. И как только, допустим, в "Коммерсанте" появится статья о том, что такой-то банк не возвращает деньги, значит, толпы вкладчиков бегут туда, снимают деньги - и банк банкротится.

Марьяна Торочешникова: Похожая ситуация была летом этого года.

Алексей Сафонов: Да. А у нас, нотариусов, закрытый процесс, то есть тайна совершения нотариального действия. То есть эти два банка приходят - кредитор и дебитор - и говорят: "Вы знаете, мы договорились о том, что, да, сейчас мы не можем эти деньги вернуть, но дайте нам два дня, давайте дополнительное соглашение составим. И тогда, если вдруг я деньги не возвращаю, - тогда уже исполнительная надпись, и я возвращаю деньги так, как положено. И вот тайна совершения нотариальных действий может сохранить этот банк, в том числе, и для вкладчиков, в том числе, и для государства.

Марьяна Торочешникова: А в итоге выиграют граждане.

Алексей Сафонов: Конечно.

Марьяна Торочешникова: А нотариусы обращались с какими-то предложениями, инициативами к руководству страны?

Евгений Клячин: Да. В общем-то, не очень большие изменения нужны для того, чтобы запустить этот механизм. Есть закон об исполнительном производстве, и там из всего, что делает нотариус, только соглашение об уплате алиментов сегодня имеет силу исполнительного документа. Поэтому здесь достаточно записать в законе об исполнительном производстве, внести изменения в этот перечень - и цель будет достигнута.

Марьяна Торочешникова: Понятно, что от этих изменений в первую очередь выиграют нотариусы, естественно. Потому что у них появится больше клиентов, к ним будут больше обращений, и, естественно, увеличатся их доходы. А гражданам это насколько будет выгодно?

Евгений Клячин: Гражданам это тоже выгодно, безусловно, потому что процедура нотариальная в любом случае менее затратна для граждан, для организаций, чем обращение в суд. Потому что при подаче искового заявления, при рассмотрении судебных дел тоже выплачивается государственная пошлина, размеры которой гораздо больше, чем нотариальный тариф.

Марьяна Торочешникова: В России существуют как частнопрактикующие нотариусы, так и государственные нотариусы. Многим людям непонятно принципиальное отличие между ними. Мы об этом говорили в одной из прошлых передач, но давайте просто напомним.

Алексей Сафонов: Дело в том, что я, как частный нотариус, несу имущественную ответственность за совершенное нотариальное действие, а государственный нотариус, работающий в государственной конторе, не несет эту имущественную ответственность, за него отвечает государство. То есть в случае, если суд признает сделку, которую нотариус удостоверил, частнопрактикующий нотариус, ничтожной, тогда нотариус будет возмещать вред, который он причинил. Это принцип очень эффективный, он заставляет нотариуса работать хорошо. Каждый нотариус знает, что он всем своим имуществом ответит, если он что-то неправильно сделает. А сделки, удостоверяемые нотариусами, представляют и порой могут достигать очень внушительных цифр, и, естественно, любой нотариус не хочет потом из своего кармана расплачиваться, возмещать такой ущерб.

Марьяна Торочешникова: А государственный нотариус?

Алексей Сафонов: Над ним такого "дамоклова меча" нет.

Евгений Клячин: Вред должен возмещаться, конечно, просто мы знаем, насколько трудно получить что-то от государства, даже если государство виновато в лице своих сотрудников. А частнопрактикующий нотариус никуда не денется - или он не будет работать, или он все-таки все меры примет к тому, чтобы возместить ущерб. Но у нас каждый год по несколько таких случаев бывает, когда, к сожалению, допускаются ошибки, и вред такой возмещается.

Алексей Сафонов: Кстати, законом предусмотрено, что если имущества не хватает, нотариус частнопрактикующий обязан застраховать свою деятельность профессиональную. И даже если этой страховки не хватает для покрытия ущерба, причиненного нотариусом, тогда он отвечает уже остальным имуществом своим.

Марьяна Торочешникова: Дадим возможность Дмитрию из Петербурга задать вопрос.

Слушатель: Вот ваш пример с должниками неубедителен. Деньги взяты в долг добровольно - значит, и отдаваться должны так. А вы предлагаете карательные процедуры, минуя суд. Ведь деньги - всего лишь инструмент. И источником права является опять же у вас не человек, а закон.

Алексей Сафонов: Мне не совсем понятен вопрос. Ведь когда человек дает деньги, он вступает в договорные отношения: я согласен отдать тебе эти деньги при условии, что ты мне их вернешь к такому-то назначенном сроку. И когда стороны подписывают этот договор - значит, они соглашаются на те условия, которые прописаны в договоре. И если одна из сторон нарушает эти условия - значит, в этом случае вступает в силу закон.

Марьяна Торочешникова: И они не смогли договориться.

Евгений Клячин: И мы именно предлагаем отказаться от судебных процедур, потому что здесь все ясно. Мне не очень понятен тезис относительно карательных каких-то процедур. Мы же говорим о том, когда бесспорное взыскание. Если действительно должник говорит: "Да я таких денег никогда не брал", тогда да, тогда суд должен разбираться. Но мы-то говорим о том, когда всем совершенно все очевидно. Надо просто иметь документ, который бы позволил списать деньги со счета, перевести их на другой счет.

Алексей Сафонов: И притом вот эти обязательства возврата денег, они же прописаны в самом договоре, что, да, я согласен в связи с тем, что я эти деньги получил, если я не верну их, то в этом случае наступает внесудебный либо судебный порядок, и взыскание будет в принудительном порядке происходить. И под этим они ставят свои подписи.

Марьяна Торочешникова: Я думаю, что многим слушателям просто непонятно, действительно, какова же роль нотариата, в чем здесь превентивное правосудие проявляется.

Евгений Клячин: Если стороны заключают договор, вот здесь уже участие нотариуса позволяет так урегулировать отношения между людьми, что у них потом не возникнет оснований спорить.

Марьяна Торочешникова: Ирина из Москвы дозвонилась на Радио Свобода.

Слушатель: У меня два вопроса. Первый вопрос такой: отличаются ли тарифы для малоимущих слоев населения, инвалидов, пенсионеров от обычных тарифов? И второй вопрос такой. К нотариусам в нотариальных конторах и так очень большие, непробивные очереди. Если добавиться еще досудебное разбирательство, то народу наверняка прибавится, и насколько вообще возможно тогда будет практически обратиться к нотариусу?

Алексей Сафонов: Проблема с очередями связана с тем, что не все нотариусы Москвы обладают правом ведения наследственных дел. Из 650 нотариусов Москвы около 300 только ведут наследственные дела - там и группируются эти очереди. Как только с Министерством юстиции на территории Москвы будет решен вопрос о том, чтобы наследственные дела вели все нотариусы Москвы, эти очереди, я уверен, будут ликвидированы.

Марьяна Торочешникова: На пейджер к нам пришел вопрос, который вам может показаться очень наивным, но все-таки я вас попрошу ответить: "Имеют ли право частные нотариусы заверять завещания?"

Евгений Клячин: Обязательно, да. Люди, когда говорят - государственные нотариусы, частные нотариусы, и те и другие, что они делают, последствия абсолютно одинаковы для граждан. По правовому статусу нотариусы вправе не только завещание, а доверенности и все остальное заверять. Все многообразие работы, которое ведет нотариус, - это все записано в наших законах, в Основах законодательства о нотариате, в Гражданском кодексе.

Марьяна Торочешникова: Мы говорили о нотариате как превентивном правосудии, а сейчас я попрошу рассказать о том, что же изменится после 1 января 2005 года, когда вступит в силу новая глава Налогового кодекса, которая значительно минимизирует тарифные ставки на оплату нотариальных услуг. Думаю, что для большинства слушателей это как раз хорошая новость. И нам обязательно нужно ответить на вопрос Ирины, которая дозвонилась к нам, о том, существуют ли льготы при оказании нотариальных услуг.

Евгений Клячин: В прошедшую пятницу в Москве состоялось внеочередное собрание президентов нотариальных палат субъектов Российской Федерации. И одним из поводов для того, чтобы провести внеочередное собрание, был как раз тот закон, который принят и который вступит в силу с 1 января. Почему мы вынуждены были собраться? Даже не потому, что начали считать свои доходы и говорить, как мы будем работать и как все плохо будет для нотариата. Кстати, если для нотариата плохо, так и для граждан плохо. Потому что если сегодня все-таки мы еще говорим о каком-то дефиците этой услуги (перед этим отвечали на вопрос, почему очереди), то завтра эта проблема может в геометрической прогрессии возрасти. Потому что если нотариус не будет самофинансируем, если вот эта "радостная новость" для наших слушателей обернется тем, что закроются нотариальные конторы в результате, то я не думаю, что это будет хорошо.

Но мы еще вынуждены были собраться потому, что так отвратительно написан закон, что возникает масса противоречий, несогласованностей в законе. Так написаны отдельные положения, что они дают повод для неоднозначного толкования.

Марьяна Торочешникова: А вы можете конкретный пример привести?

Алексей Сафонов: Ну, хотя бы, как там написано, удостоверение учредительных документов (и копий с них) - 500 рублей. Задают вопрос: а за что - за страницу или за один документ? Потому что копии не удостоверяются, копии свидетельствуются, и тариф взимается за одну страницу этого документа. И вот задаешь вопрос, и на него ответа нет.

Евгений Клячин: Многократное упоминание удостоверения доверенности, причем законодатель пошел по какому-то странному пути: в ряде случаев называют госпошлиной удостоверение доверенности, в ряде случаев называют нотариальным тарифом.

Марьяна Торочешникова: Давайте здесь уточним. С 1 января 2005 года доверенности должны будут обязательно заверяться у нотариусов, или останется и простая письменная?

Евгений Клячин: Смотря какие доверенности. Если вы имеете в виду доверенности на автотранспорт, то пока остается необязательным их нотариальное удостоверение. Хотя почему-то - опять же одно из противоречий - в Налоговом кодексе размеры госпошлины за удостоверение доверенности на автотранспорт упомянуты в числе обязательных нотариальных действий. В ряде случаев совершенно непонятно:

Если говорить по размерам, для любого юриста совершенно очевидно, что, допустим, удостоверить договор и удостоверить доверенность - это совершенно разное дело. Конечно, договор удостоверить гораздо сложнее, ответственнее.

Если возвращаться к первой части нашего разговора, что нотариус работает под полную имущественную ответственность, нам предлагается с нового года взыскивать тариф за удостоверение договора ипотеки - 200 рублей. Хотелось бы мне знать, из каких средств нотариус будет обеспечивать возмещение возможного ущерба, не превращается ли тезис, вот этот наш принцип имущественной ответственности в простую профанацию.

Алексей Сафонов: И какое нотариальное действие сложнее - договор ипотеки или автомобильная доверенность, которая почему-то обозначена в 400 рублей, госпошлина?

Марьяна Торочешникова: А теперь все-таки расскажите, существуют ли льготы для граждан при оказании нотариальных услуг?

Евгений Клячин: Льготы вообще-то существуют. Они существовали и существуют сейчас, и предусмотрены эти льготы в новом законе. Например, те же участники войны получают нотариальную помощь, любое нотариальное действие для них бесплатно, независимо от того, это договор, завещание. По наследственным делам очень много льгот. Если человек получает в наследство квартиру, в которой он проживает и в которой проживал наследодатель, он тоже получает бесплатно свидетельство о праве на наследство в этом случае. Перечень этих льгот действительно достаточно большой.

Марьяна Торочешникова: И тем не менее, на том собрании нотариусов, которое вы упомянули, возник спор вокруг того, оставлять ли льготы при оказании нотариальных услуг или не оставлять. Почему? И есть ли риск, что этих льгот не будет?

Евгений Клячин: Так ведет себя законодатель, ставит в такие условия наших граждан и нотариусов. В чем здесь проблема? Нотариус частнопрактикующий получает доходы, организует свою деятельность только от тех тарифов, которые он получает за совершенные нотариальные действия. Законодатель сейчас, предусмотрев возможность применения льгот, тем не менее, никакой компенсации нотариусу не предлагает. То есть я веду наследственное дело полгода, я веду переписку, я анализирую правоустанавливающие документы, по которым принадлежало имущество умершему, я выясняю круг наследников, они подтверждают, что они являются наследниками, то есть это большая, кропотливая работа, которая ведется иногда по полгода, иногда больше, - в результате я не получаю ни копейки. Но это прямое нарушение Конституции.

Марьяна Торочешникова: А государство должно возмещать эти расходы, закон это предусмотрел?

Алексей Сафонов: Понимаете, государство меня, как нотариуса, обязало предоставить эту государственную льготу. Но почему-то эту льготу оно предоставляет не за счет себя, государства, а за счет меня. То есть эту льготу государство поручило мне предоставить гражданину, обратившемуся ко мне, но ту сумму, на которую эту льготу я предоставил, оно у меня, государство, не списывает.

Марьяна Торочешникова: То есть и никаких налоговых послаблений нет:

Евгений Клячин: Никаких. Если сейчас, по действующему закону, мы еще исключали из своего дохода ту сумму, которую не получили, и на эту сумму уменьшали налогооблагаемую базу, то с нового года и этого делать нельзя будет. И тогда у нас остается два пути: мы или не будем предоставлять льготы, либо мы просто пойдем в Конституционный суд. Потому что государство гарантировало в основном законе, что всякий труд должен оплачиваться. У нас он оплачиваться не будет, поэтому, естественно, вполне обоснованно стоял вопрос, что если государство не предлагает никаких компенсаций, то мы не сможем предоставлять эти льготы.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. И чего же ждать людям скорее от нотариусов после Нового года? Ждать, пока нотариусы обратятся в Конституционный суд и будут оказывать нотариальные услуги по льготным тарифам, или ждать того, что нотариус им откажет?

Евгений Клячин: Я думаю, что нотариусы при таком урегулировании вопросов не будут эти льготы предоставлять. Но, естественно, бывают разные жизненные ситуации. Я, например, почему-то почти на 100 процентов уверен в своих коллегах, что если действительно придет инвалид, участник войны, то какой тариф, какие взыскания здесь могут быть? А вот такие непонятные льготы, - скажем, по наследованию, - которые существуют порой совершенно необоснованно, я думаю, мы их применять не будем. Пусть нас рассудит Конституционный суд.

Марьяна Торочешникова: На пейджер пришел вопрос: "Каков порядок обжалования действия или бездействия нотариуса при совершении сделки?"

Евгений Клячин: Если нотариус вдруг отказывает вам в совершении какого-то действия (а нотариусы обязаны в ряде случаев отказать, когда это действие противоречит закону, когда нет достаточных оснований, нет подтверждающих документов и так далее, то есть нотариус не только вправе, но и должен отказать), и если гражданин с этим не согласен, он может потребовать от нотариуса вынесения постановления об отказе в совершении нотариального действия. Это постановление может обжаловаться в суд, и суд будет уже смотреть, прав был нотариус или неправ. И, кроме того, любое совершенное нотариальное действие тоже может быть в таком же порядке обжаловано в суд.

Алексей Сафонов: Причем отказ в совершении нотариального действия рассматривается в суде в порядке особого производства. И на ваше заявление я обязан в течение трех дней вынести постановление об отказе, а у вас в течение десятидневного срока есть возможность в суде все это оспорить. Это гораздо быстрее, чем в общеисковом порядке происходит.

Марьяна Торочешникова: Еще один вопрос на пейджер. "Как помогает государство сохранять архив нотариусов? Ведь наследственные дела и другие могут возникнуть и через 10 лет", - Лидия спрашивает. Государство помогает архив нотариусов сохранять?

Евгений Клячин: Да, это очень большой и очень серьезный вопрос, который остается за пределами внимания нашей общественности:

Алексей Сафонов: И государства.

Евгений Клячин: : и государства, да. Потому что раз нотариус ведет архив, архивные дела - это очень важно, очень ответственно, и действительно, те архивы нотариальные, которые существуют, они могут помочь людям, через десятки лет защитить свои права. Но, к сожалению, сейчас во многих регионах, во многих субъектах Федерации государство устранилось от этой проблемы, и занимаются ведением архивов только нотариальные палаты.

Марьяна Торочешникова: То есть государство не помогает.

Алексей Сафонов: Пока нет.

Евгений Клячин: Ну, где-то помогает, а где-то нет.

Алексей Сафонов: По Москве я этого не чувствую.

Евгений Клячин: Хорошо, что нотариальные палаты взяли на себя это дело, хотя нотариальный архив - это государственная собственность.

Алексей Сафонов: Опять же, возвращаясь к закону о госпошлинах: Я должен хранить завещание 75 лет за 3 доллара. Есть такая реальная возможность - за 3 доллара 75 лет хранить эти документы, причем не один, а каждый?

Марьяна Торочешникова: Еще один вопрос на пейджер: "Почему нотариус отказался заверить документ без исходящего номера - уведомление об отказе в регистрации из паспортного стола?"

Евгений Клячин: Нотариус свидетельствует не любую копию, а только в том случае, если документ не противоречит закону. Вот если он противоречит, нотариус:

Алексей Сафонов: Там должен быть исходящий номер, титульный бланк, дата выхода документа, подпись должностного лица с расшифровкой его фамилии и печать.

Марьяна Торочешникова: Давайте послушаем Вадима из Долгопрудного. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: У меня такой конкретный вопрос, касающийся различий между частными и государственными нотариусами и, в частности, лимита ответственности. Очевидно, что если совершает какую-то ошибку государственный нотариус, за ним стоит государство со своими практически безграничными финансовыми возможностями, в смысле ответственности. А каков лимит ответственности частного нотариуса, и в каких документах это можно посмотреть? В фирме, например, существует уставной капитал, а у нотариуса частного?

Евгений Клячин: Мы уже говорили о том, что у нотариуса частнопрактикующего полная имущественная ответственность, то есть ограничений нет. Для того чтобы гарантировать эту ответственность, он должен страховать свою деятельность, и чем выше сумма, на которую он застрахован, тем лучше. У нас есть случаи, когда нотариусы страхуют свою ответственность в сумме, эквивалентной миллиону долларов, поэтому, конечно, основным источником возмещения должна быть страховая сумма. Кроме того, у нотариуса есть свое имущество, и он действительно отвечает всем своим имуществом. Поэтому каких-то ограничений: Я с вами поспорил бы, кстати, у государства действительно неограниченные финансовые возможности, но у государства и неограниченная безответственность, я бы сказал. Поэтому, если кто-то пытался получить возмещение от государства, то знает, как это было трудно сделать. Я же, например, со своей стороны, в защиту нашего сообщества могу сказать, что ни одного случая, когда бы взыскан был ущерб с нотариуса и чтобы это решение было не исполнено, - таких случаев просто нет.

Алексей Сафонов: Плюс я еще хочу добавить, что в ряде региональных нотариальных палат существует еще и коллективная ответственность - страхование. Помимо того, что нотариус страхует сам персонально свою профессиональную ответственность, еще и палата коллективно страхует деятельность каждого нотариуса.

Марьяна Торочешникова: А человек конкретный, который обратился к нотариусу, может узнать, посмотреть этот полис, на какую он сумму?

Евгений Клячин: Конечно.

Алексей Сафонов: В любой нотариальной конторе висит (должен висеть) приказ о назначении на должность нотариуса, лицензия этого нотариуса и страховой полис, где написан лимит его ответственности. И я рекомендую совершать нотариальные действия, более-менее значимые, именно у тех нотариусов, у которых как можно больший этот лимит ответственности.

Марьяна Торочешникова: Борис из Петербурга тоже дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, задавайте вопрос.

Слушатель: Раньше существовало положение, что некоторые документы, в частности копию паспорта, нельзя было заверить у нотариуса.

Евгений Клячин: Сейчас можно.

Алексей Сафонов: Отменен, да, этот запрет.

Слушатель: И вообще никаких таких документов не будет, да, которые нельзя заверить?

Алексей Сафонов: Документы, выданные органами государственной власти, подлежат копированию.

Евгений Клячин: Только помнить надо то, что нотариус не засвидетельствует копию документа, который противоречит действующему законодательству.

Алексей Сафонов: Если там есть какие-то ошибки, помарки.

Евгений Клячин: И по содержанию если он противоречит закону, он не будет свидетельствовать такую копию.

Марьяна Торочешникова: Спасибо за ответ. И еще один вопрос пришел к нам на пейджер: "Есть ли где-либо перечень действующих нотариусов?"

Евгений Клячин: Да, конечно, есть. У нас есть сайт Федеральной Нотариальной палаты (www.notariat.ru), там всех действующих нотариусов можно найти.

Алексей Сафонов: Нотариусы России стоят в едином реестре Министерства юстиции.

Марьяна Торочешникова: И мне все-таки хочется получить ответ еще на один вопрос, пришедший на пейджер: "Неужели нотариусы не понимают, что 75 лет - это срок, который никогда он не выполнит сам, отвечая за документы, не сможет сохранить документы как частник? Значит, пострадают люди, которые заплатили за это нотариусу? Ведь наследственное дело может длиться не только десятилетиями, но и столетиями. Юристы и нотариусы, прекрасно это понимая, не стремятся улучшить закон в пользу граждан".

Алексей Сафонов: Мои полномочия как нотариуса могут быть прекращены в связи со смертью либо в связи с другими обстоятельствами. В этом случае мой нотариальный архив, архив моей нотариальной конторы, передается тому нотариусу, кто занял должность по конкурсу вместо меня, на мою освободившуюся должность. И на нем лежит обязанность сохранения того архива.

Евгений Клячин: Передаваться должны архивы из поколения в поколение.

Марьяна Торочешникова: То есть граждане все-таки защищены в этом случае.

Евгений Клячин: Конечно.

XS
SM
MD
LG