Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дачный сезон


Со мной в студии адвокат московской городской коллегии адвокатов "Адвокатская палата" Лада Орлова.

С начала весны оживляются российские дачники. И хотя во дворах еще лежит снег, на подоконниках под лампами дневного света уже всходят помидоры, перцы и прочая растительность, культивируемая на грядках садоводов. А значит, можно говорить о том, что дачный сезон открыт. Но с началом сезона у многих дачников, членов садоводческих товариществ возникают проблемы, отнюдь не связанные с борьбой за урожай. Прежде чем продолжить разговор, давайте послушаем сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Пятигорске Ладой Леденевой.

Лада Леденева: Житель Пятигорска Василий Федорович Н. состоял в садоводческом кооперативе "Ветеран" 15 лет. За это время он построил на своем участке капитальный дом, а также облагородил 2 клочка земли, ранее бывших пустырем, а затем совершенно официально присоединенных к его участку решением общего собрания кооператива. 3 года назад Василий Федорович, бывший инженер, по неосторожности сделал председателю кооператива вполне обоснованное замечание по прокладке коммуникаций. С этого момента начались все беды героя этого репортажа. Вначале общим собранием кооператива было решено: бывший пустырь у хозяина отобрать. За решением последовал судебный иск. Дальше - больше. Под давлением председателя тем же собранием Василия Федоровича было решено и вовсе исключить из кооператива. Ветераном войны он, дескать, не является (хотя когда пенсионера принимали в кооператив, об этом никто и не вспоминал). За таким решением могло последовать постановление суда о сносе дома. По мнению защиты Василия Федоровича, доказать его правоту в суде было бы не сложно, да вот не выдержал человек того, как прежде доброжелательные соседи по участку воевали с ним в суде, а потом, не дожидаясь решения оного, сносили построенный им с таким трудом забор, вытаптывали ухоженный огород. Не выдержав нападок соседей и двухлетней судебной тяжбы, здоровый, жизнерадостный мужчина внезапно скончался от инфаркта.

По мнению юристов, один из псевдокозырей пятигорских садоводческих товариществ - общее собрание, не всегда компетентный, но достаточно мощный орган управления, а одна из бед - крайняя юридическая безграмотность их руководства. Именно по этой причине многие из кооперативов распадаются, другие ликвидируют искусственно за многочисленные нарушения.

Комментирует ситуацию независимый эксперт, практикующий юрист Татьяна Дятлук.

Татьяна Дятлук: Самая грамотная постановка вопроса, когда выборные органы назначают грамотного специалиста в качестве руководителя. Вот тогда действительно это абсолютно демократический путь управления. То есть есть постоянно действующий коллегиальный выборный орган, который непосредственно контролирует работу руководителя, и есть специалист, назначаемый по контракту, по трудовому договору, который действительно специалист в своей области и имеет все необходимые качества для руководства. Только в таком случае, как правило, хозяйство ведется надлежащим образом. Во всех остальных случаях, когда у руля выборные органы управления товариществом или кооперативом, создается столько чисто юридических проблем. Ненадлежащим образом выполняются требования законов о подобных товариществах, обществах и кооперативах. Отсюда и проблемы с их сворачиванием, закрытием, ликвидацией и т.д.

Лада Леденева: А что касается компетентности и непредвзятости общего собрания членов кооператива, по мнению Татьяны Анатольевны, любой грамотный функционер, хорошо знающий психологию толпы, в силах заставить такой коллектив проголосовать за практически любое удобное ему решение.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, я не прошу вас комментировать именно этот сюжет. Я хочу сразу задать вопрос. Какими законодательными актами, какими документами регулируется деятельность садоводческих товариществ и дачных кооперативов? Наделяют ли они действительно такой полнотой власти администрацию этих объединений, общих собраний или председателей?

Лада Орлова: Главным органом управления любым кооперативом является его общее собрание. И на самом деле здесь проблема заключается в том, что реальным рычагом власти общее собрание не является в том понимании, как это заложено по смыслу закона. То есть граждане, члены кооператива, имеют возможность голосовать и принимать те решения, которые действительно отвечают их интересам. На самом деле происходит так. Либо граждане в силу своей инертности просто не принимают участие в общем собрании. Это общее собрание может подолгу не проводиться, а после того, как граждане наконец-то собрались, и есть кворум, то вопросы решаются как бы на бытовом уровне. Действительно порой безграмотно идет совершенно бессмысленный спор, а в результате принимается именно то решение, которое интересно председателю кооператива, либо кучке людей в виде правления кооперативом. Зачастую бывает так, что решение общего собрания просто-напросто фальсифицируется. И очень трудно бывает доказать, что это решение подложно. Более того, доказательством подложности решения садоводы и не занимаются. То есть имеются какие-то решения, если конкретного гражданина это не касается, то он не пойдет в суд и не будет доказывать, что данное решение недействительно, что оно подложно, что оно сфальсифицировано.

Марьяна Торочешникова: Но это решение имеет силу?

Лада Орлова: Безусловно. В том то и вся беда что, несмотря на то, что имеется и Гражданский Кодекс РФ, который регулирует правоотношение в сфере гражданского оборота, имеется и конкретный закон РФ о садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан, самым высшим решением, если оно не противоречит общему законодательству, является решение общего собрания. И если общее собрание так постановило, неважно, кто на самом деле за этим стоит - один человек в виде председателя, либо действительно садоводы - неважно, это решение, поскольку не противоречит закону, оно должно выполняться данным кооперативом. Его, конечно, можно оспаривать в суде, зачастую так и бывает. То есть единственный действенный способ борьбы со своим собственным кооперативом - это предъявление иска в суд.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, как правило, какие права чаще всего нарушаются в садоводческих товариществах?

Лада Орлова: Чаще всего нарушается право собственности. Потому что кооператив, собственно, для того и создается, чтобы вести общее хозяйство, как-то совместно распоряжаться теми или иными материальными благами. И основной вопрос, как я понимаю, встает в том, как распоряжаться денежными средствами. Вот собираются членские взносы, собираются целевые взносы. Очень трудно конкретному садоводу, конкретному члену кооператива отследить, правильно ли они используются, почему с него берется та или иная сумма. Для этого правление и председатель обязаны отчитываться перед членами кооператива, каким образом идет использование этих средств. Но очень часто председатель объясняет так: "Какие договоры вы хотите, чтобы я вам представил? Сейчас все идет черным налом. Кто вам официально будет работать, заключать договоры? Я вот проплатил слесарю, проплатил бригаде рабочих. По договору со мной работать не хотят". Это неправильная позиция. Потому что на самом деле сейчас достаточно организаций, которые согласны работать по договору, просто это стоит дороже, но зато с них потом можно будет и спросить потом. В том случае, если результат работы окажется некачественным. Общее собрание должно постановить, каким образом правление будет отчитываться перед общим собранием, какие документы должны будет представлять на это общее собрание. На самом деле из этого есть еще один выход. Ведь любой член кооператива в праве выйти из этого кооператива.

Марьяна Торочешникова: У нас как раз есть сюжет, подготовленный нашим корреспондентом Любовью Чижовой, в котором рассказывается об истории, когда садовод решил выйти из садоводческого товарищества.

Любовь Чижова: Несмотря на уже вынесенное судебное решение, конфликт между Алексеем Орловым и правлением садоводческого товарищества "50 лет Октября" не исчерпан. Не понравилось Садоводу с многолетним стажем, а в товариществе он с 1979 года, как правление распоряжается деньгами, которые дачники ежегодно платят по уставу на различные хозяйственные нужды.

Алексей Орлов: Скажем, ремонтируется водокачка, протечка, это стоит 2-5 тысяч. Они нанимают бригаду за 45 тысяч. Бригада один день работает, заваривает эти дырочки, вваривает там кран, пустячные работы, и они платят 45 тысяч. Причем по некоторой информации, там была еще применена откатная схема. Бригаде они заплатили двадцать пять, себе - двадцать.

Любовь Чижова: Обеспокоенный тем, что его деньги расходуются по меньшей мере неэффективно и вовсе не на ремонт дорог, починку забора и водопровода, Алексей Орлов надумал изменить свои правовые отношения с садоводческим товариществом. Он решил из него выйти. Теоретически сделать это совсем не сложно. Достаточно заключить договор, который будет регулировать дальнейшие взаимоотношения дачника и садоводческого товарищества. Правление "50 лет Октября" предложило Алексею Константиновичу подписать типовой договор, предусмотренный на этот случай. Однако его условия никак не устраивали садовода, и он предложил свой вариант документа. Но правление настаивало на заключении типового договора, а потому Алексей Орлов обратился в Дмитровский районный суд Московской области.

Алексей Орлов: Формула искового заявления - принудить садоводческое товарищество заключить со мной договор на моих условиях. Сущность условия - это получение информации, подтверждающей расходы, подтверждающей хозяйственную деятельность, предоставление общей информации о состоянии дел, чтобы я мог отслеживать ситуацию.

Любовь Чижова: Но Дмитровский суд принял решение, фактически не изменившее правоотношений садового товарищества "50 лет Октября" и садовода Орлова.

Алексей Орлов: С судебным решением проблемы. Из формулы "заключить договор на определенных условиях" изъята вторая часть - условия. Осталось только принудить заключить договор. Хотя условия предлагалось обсуждать, но в заключении сказано "заключить договор", а на чьих условиях, дескать, условия не обсуждались, хотя именно в этом существо спора, есть разница - платить не глядя или платить, но при этом смотреть, за что.

Любовь Чижова: Вот как комментирует сложившуюся ситуацию член правления садоводческого товарищества "50 лет Октября" Анатолий Крылов.

Анатолий Крылов: Мы ему предложили финансовые документы - расходная часть, доходная часть, как обычно делается. И он отказался рассматривать эти финансовые документы. Он сказал: "Выпустите меня, я с вами не буду говорить". Об этом у нас составлен акт. Пожалуйста, копию акта мы вам можем предоставить. Если он считает, что мы работаем неэффективно, пусть какие-то органы приглашает. Природа обиды у нас такая. Товарищ Орлов у нас был сторожем, получал за это заработную плату, и когда мы выразили ему недоверие в его сторожевой деятельности как сторожа, наняли другого сторожа. После этого он затаил обиду, и пошел скандал с коллективом.

Любовь Чижова: Считает член правления садоводческого товарищества "50 лет Октября" Анатолий Крылов.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, у вас есть вот к этому сюжету?

Лада Орлова: Я бы хотела обратить внимание на такую странную вещь. Гражданин обратился в суд с иском о принуждении заключить договор с ним на пользование объектами инфраструктуры на определенных условиях. То есть исковые требования были совершенно четко определены. Его интересовали конкретно условия договора. Суд рассмотрел этот иск, но решение вынес такое, из которого видно, что суд просто самоустранился вообще от решения какого-либо вопроса. Суд вынес решение об обязательном заключении договора, ни слова не говоря о том, на каких условиях этот договор должен быть заключен.

Марьяна Торочешникова: И какой именно тоже?

Лада Орлова: И какой именно. Это привело к тому, что это решение суда оказалось фактически неисполнимым. Так, по сути, удовлетворенный иск совершенно не удовлетворил его требования.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, как, по-вашему, это типичный случай?

Лада Орлова: Случай типичный, в каком плане. Типичный он в том, что очень многие садоводы хотели бы отмежеваться от своего кооператива. Потому что кооператив ведет дела нецелесообразно, он безобразно порой тратит деньги своих членов. Поэтому очень многие люди хотели бы вести садоводство индивидуально, но при этом они не знают, как оформить взаимоотношения с кооперативом.

Марьяна Торочешникова: А как их оформлять?

Лада Орлова: Необходимо направить заявление с приложением проекта договора, который, конечно, лучше составить с помощью юриста.

Марьяна Торочешникова: Есть типовой вид договора?

Лада Орлова: Есть типовой договор, который предлагают председатели кооператива заключать таким лицам, которые желают вести садоводство индивидуально. Но этот типовой договор нарушает права садоводов. Там содержатся положения, заведомо ущемляющие интересы садоводов.

Марьяна Торочешникова: Например?

Лада Орлова: Там проводится такая мысль, что человек, который выходит из членов кооператива, как бы отказывается от доли в имуществе кооператива и имеет право на компенсацию ее стоимости. Но мы все прекрасно понимаем, что имущество в натуре и его стоимость, определенная непонятно как, когда и кем выплаченная, это совершенно разные вещи. Человек имеет право не отказываться от своей доли в совместном имуществе, он имеет право продолжать пользоваться этим имуществом. Например, если на совместные деньги была построена дорога или водокачка, то член кооператива, даже если он вышел из кооператива и стал вести садоводство индивидуально, вправе пользоваться этой дорогой, почему он должен от нее отказываться и получить за нее компенсацию? А дальше уже на коммерческих условиях заключают договор о пользовании этой дорогой. Он может наравне с остальными собственниками пользоваться этой дорогой и уплачивать только взносы на содержание дороги, на поддержание ее в надлежащем состоянии.

Марьяна Торочешникова: И при этом эти взносы не должны превышать той суммы, которую платят остальные садоводы?

Лада Орлова: Безусловно.

Марьяна Торочешникова: А еще какие-то нарушения вот в этом типовом договоре?

Лада Орлова: Самый главный недостаток этого типового договора, который я вижу, это то, что садоводов ущемляют в праве на информацию. Ведь очень важно, чтобы сторона договора предоставляла ту информацию, которая важна для исполнения этого договора. Например, там сказано, что садовод обязан оплачивать расходы за пользование объектами инфраструктуры. Но при этом противоположная сторона не берет на себя совершенно никаких обязательств по предоставлению расчетов этих взносов, по предоставлению документов, подтверждающих размер, обоснованность. Договор составлен настолько обще и предусматривает в основном обязанности садовода, что при исполнении этого договора садовод на практике становится ущемленным, потому что он не владеет информацией, он не может проверить, насколько обоснованно с него берутся те или иные деньги.

Марьяна Торочешникова: И куда они на самом деле расходуются.

Лада Орлова: И как они расходуются, и кто за это будет нести ответственность.

Марьяна Торочешникова: Насколько понятно из этого сюжета, который мы прослушали, садоводческие товарищества не очень охотно идут на заключение собственных договоров, не типовых.

Лада Орлова: Не хотят председатели кооперативов отвечать перед садоводами. Зачем это делать, если гораздо удобнее воспользоваться юридической безграмотностью садовода и заставить подписать его договор, с помощью которого, в общем, потом можно будет манипулировать. То есть можно обязать его оплачивать взносы, не объясняя причины, не объясняя их размера и т.д.

Марьяна Торочешникова: А можно ли здесь говорить, что в этом случае люди, покинувшие кооператив и решившие стать индивидуальными садоводами, находятся в более ущемленном положении, чем остальные члены?

Лада Орлова: Да. Если заключить неправильный, безграмотный с юридической точки зрения договор, то человек действительно становится ущемленным. Его права по сравнению с теми правами, которые он имел, хотя бы юридически, будучи членом кооператива, они гораздо меньше становятся. Потому что теперь он не может участвовать в общем собрании, он не может голосовать, он не может влиять на принятие решения. Он по типовому договору может вообще лишиться доли в совместной собственности, и таким образом он ставится фактически бесправным, он оказывается в ситуации менее выгодной по сравнению с остальными членами кооператива. Хотя если правильно этот вопрос с юридической точки зрения решить, прав у него должно стать наоборот больше. Он теперь не обязан подчиняться решению общего собрания, он выступает как самостоятельная единица, и его мнение противопоставляется мнению всего кооператива.

Марьяна Торочешникова: Каким образом можно добиться этого результата?

Лада Орлова: Я считаю, что только через суд. Хотя такой первый опыт обязания кооператива заключить договор на условиях договора пока что закончился ничем. Иск удовлетворен, но исполнить такое решение суда невозможно. Поэтому, я считаю, что этот опыт пока неудачный, отрицательный. Несмотря на это, я считаю, что единственный реальный, цивилизованный способ наладить отношения с кооперативом - это обраться в суд с иском о принуждении заключить договор на пользование объектами инфраструктуры на тех условиях, которые предлагает садовод. Но для этого садовод, прежде чем обращаться в суд с иском, должен направить в свой кооператив заявление о том, что он выходит из членов кооператива, намерен вести хозяйство в индивидуальном порядке и приложить грамотно оформленный проект договора.

Марьяна Торочешникова: Какие пункты обязательно должны быть предусмотрены в этом договоре?

Лада Орлова: Очень важно в договоре акцентировать внимание на то, что садовод, несмотря на то, что выходит из членов садоводческого товарищества, продолжает являться совместным собственником того имущества, которое было нажито в процессе совместного ведения хозяйства. Можно указать, что садовод в соответствии с принадлежащим ему правом совместной собственности, совместно с другими собственниками владеет, пользуется и распоряжается всеми объектами инфраструктуры, которыми владеет товарищество и другими объектами совместной собственности, и перечислить какие объекты в данном садоводческом товариществе имеются.

Марьяна Торочешникова: То есть на тех же условиях, на каких инфраструктурой пользуются другие?

Лада Орлова: Да, безусловно. Потому что здесь никакого ущемления права собственности закон не допускает в связи с выходом из членов садоводческого товарищества.

Второй раздел, который должен иметься в договоре, - это размер и порядок оплаты расходов за пользование объектами инфраструктуры. Здесь нужно предусмотреть, во-первых, порядок оплаты (то есть каким образом: в кассу, на расчетный счет, в течении каких сроков, чья инициатива должна быть в оплате, то ли выставляется счет, то ли гражданин по своей инициативе приплачивает эти деньги); должно быть обязательно предусмотрено, что по требованию садовода товарищество обязано предоставить для ознакомления платежные и иные документы, подтверждающие расходы, которые садовод будет оплачивать.

Марьяна Торочешникова: Это то право на информацию, о котором мы говорили.

Лада Орлова: Кроме того, в договоре можно предусмотреть, что если садоводческое товарищество не предоставляет такие документы, то садовод освобождается от оплаты этих расходов до тех пор, пока документы не будут представлены.

Марьяна Торочешникова: Вполне разумно.

Лада Орлова: Чтобы не платить деньги впустую, непонятно за что, не покупать кота в мешке. Ну и, конечно, должно быть указано, что размер расходов на содержание, эксплуатацию объектов инфраструктуры не должен превышать размер, установленный для других садоводов, которые являются членами товарищества. Данный договор должен быть рассмотрен на общем собрании кооператива, и общее собрание должно его либо утвердить, либо не утвердить. Если договор не утверждается, то садовод обращается в суд с иском. И там уже стороны спорят, ответчик будет доказывать, почему этот договор не годится, будут обсуждаться конкретные условия.

Марьяна Торочешникова: Таким образом, в принципе этот вопрос о выходе из садоводческого товарищества вполне можем решить миром, если правление идет навстречу и готово подписать договор на тех условиях, на которых вы хотите с ним заключить договор. В противном случае этот вопрос может решиться в суде. А как долго может разбираться подобное дело в суде?

Лада Орлова: Спор мог бы завершиться месяца за два-три. Собственно говоря, большие сроки Гражданско-процессуальным Кодексом РФ не установлены. Судебные дела должны рассматриваться примерно в такие сроки.

XS
SM
MD
LG