Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств


Поговорка о том, что в семейном бюджете расходы на машину играют такую же роль, как расходы на армию в госбюджете, довольно распространена среди россиян. Похоже, в скором времени в семейных бюджетах российских автовладельцев появится еще одна расходная статья. А все потому, что с 1 июля 2003 года в России начнет действовать закон об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Это значит, что каждый владелец авто и мотоцикла будет обязан застраховать ответственность на случай аварии и, соответственно, раскошеливаться на страховые взносы.

О новом законе, его последствиях и проблемах, которых лишатся, а может быть, и приобретут российские автомобилисты вместе с полисом обязательного страхования автогражданской ответственности, пойдет речь в сегодняшней передаче. На мои вопросы ответит заместитель генерального директора Российского союза автостраховщиков Юрий Бугаев, вице-президент страховой компании "РЕСО-Гарантия" Игорь Иванов и адвокат Московской городской коллегии адвокатов Леонид Челяпов.

И мой первый вопрос ко всем участникам передачи. Так ли уж необходимо было в России принимать закон об обязательном страховании автогражданской ответственности, и какой от него толк?

Юрий Бугаев: Необходимость принятия такого закона и вообще обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств есть. Он важен и нужен, потому что защищает интересы потерпевших в результате дорожно-транспортных происшествий, тех лиц, которые получают большие потери и в имущественном плане, иногда это связано с жизнью и здоровьем, и компенсировать эти потери реально сегодня не могут многие автовладельцы. Поэтому, защищая потерпевших, он защищает и имущественные интересы самих виновников, может быть, дорожно-транспортных происшествий.

Марьяна Торочешникова: У меня вопрос к Игорю Евгеньевичу Иванову. Этот закон (на стадии его разработки и потом принятия в думе) очень активно лоббировали представители крупных российских страховых компаний, поэтому мысль о том, что на самом деле в первую очередь этот закон выгоден не обычным гражданам, а страховщикам, страховым компаниям, он просто напрашивается.

Игорь Иванов: Во-первых, я должен поблагодарить за то, что пропагандистскую работу страховщиков оценили как очень активное лоббирование. Если бы мы были настолько сильны в своих лоббистских усилиях и мощны, мы, наверное, пролоббировали бы этот закон лет 10 назад. Есть тезис, что нам это выгодно напрямую, что мы получим очень много денег и сильно обогатимся. Тезис очень спорный. Во всем мире страховщики на этом законе и на применении, и на продаже этих полисов не зарабатывают. Наоборот, подчас это работа либо в ноль, либо в убыток, потому что - такова международная практика, и это предусмотрено также и нашим законом - страховщикам не дадут продавать очень дорого, не дадут зарабатывать слишком много. Закон ограничивает наш максимальный доход, нашу прибыль пятью процентами.

Почему нам все-таки это надо, почему мы активно это поддерживаем? Дело в том, что во всем мире, и мы не являемся исключением, обязательные виды страхования являются локомотивом, который тянет за собой развитие всего в целом рынка страхования. Мы очень хотим, чтобы к нам 1 июля пришло как можно больше наших граждан, которые до сих пор не оценили эффективности страховой защиты, не понимают, зачем это надо. Пусть они увидят, как работает страховая защита.

Через некоторое время, и очень скоро, мы с огромным удовольствием предложим нашим клиентам другие полисы по другим видам. В конце концов мы подскажем им: если вы страхуете гражданскую ответственность, почему вы забываете страховать свою машину собственно от ущерба? Потому что обязательное страхование гражданской ответственности не поможет вам, если на машину упадет дерево в ураган, град ее искорежит или вы сами съедете в кювет, не справившись с управлением. То есть мы заинтересованы в законе, потому что это рычаг для развития всего рынка страхования в стране. Так было всюду, там будет у нас.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, я знаю, очень часто к вам за советом обращаются люди, которые уже являются владельцами полисов автострахования, страхования гражданской ответственности, но у них возникают какие-то проблемы, они не могут получить своих компенсаций. Мне было бы интересно услышать ваше мнение по поводу этого закона.

Леонид Челяпов: Россия - страна, специфическая во всех отношениях. Мне часто приходится вспоминать классика, который говорил, что Россия создана для того, чтобы предъявить миру урок, как не нужно жить. Вот это относится в полной мере и к страхованию, очевидно.

Закон, без всякого сомнения, нужен, без всякого сомнения, важен. И очень важен он в первую очередь, конечно, автовладельцу, потому что то, что происходит сейчас в судах, что сейчас происходит во внесудебной форме попыток возмещения причиненного ущерба и вреда, - это, мягко говоря, опять сугубо русская тема, связанная с угрозами и с, как говорят сейчас, "наездами", "приездами" и тому подобным. Закон мог бы и должен, как мне представляется, все эти проблемы разрешить. Но в рамках этого закона есть некоторые тонкие моменты, которые лично у меня вызывают, честно говоря, недоумение и сомнения. И прежде всего это касается гарантий, которые могут предложить страховщики потенциальным своим клиентам. В законе гарантий практически никаких нет. По крайней мере, я их не увидел.

И второе. Ответственность недобросовестных страховщиков тоже никак в этом законе не оговаривается. Я говорю это совершенно сознательно и определенно, поскольку в моей личной практике, профессиональной, достаточно большое количество обращений граждан, обманутых страховщиками. Был заключен договор страхования гражданской ответственности на очень приличные суммы, наступал страховой случай - и под разными предлогами страховые выплаты не производились либо производились в усеченном порядке, причем это связано было с невероятным количеством хождений, нервотрепок и тому подобное, то есть в недостойном порядке.

Я очень хотел бы надеяться, что вот фирма "РЕСО-Гарантия", которую представляет Игорь Евгеньевич, именно там и ведет страховое дело. Но я знаю массу других компаний, причем достаточно уважаемых, которые совершенно безобразным образом относятся к своим потенциальным клиентам.

Марьяна Торочешникова: Давайте продолжим этот разговор (и вы приведете пример из своей практики) после того как послушаем сюжет, подготовленный нашим корреспондентом Михаилом Саленковым. У меня после сюжета появятся вопросы ко всем участникам.

Михаил Саленков: Вечером 30 августа 2002 года Алексей Веденеев ехал за рулем "Нивы" по одной из улиц города Миасса Челябинской области. Неожиданно на дорогу перед машиной вышла корова. Спасая себя, автомобиль и жизнь животного, водитель резко свернул на встречную полосу, но, не справившись с управлением, переехал через дорожное ограждение и перевернулся. Сам Веденеев не пострадал, чего не скажешь об автомобиле.

Говорит представитель интересов водителя Лилия Гурьянова.

Лилия Гурьянова: В результате случившегося автомобиль был существенно поврежден, и оценщик вынес заключение, согласно которому ущерб составил 35442 рублей, который не возмещен.

Михаил Саленков: Эти деньги Веденеев решил взыскать с владелицы коровы, 70-летней Надежды Чураковой. Через 4 дня после происшествия он пришел к ней и предложил оплатить ремонт автомобиля, не доводя дело до суда. Чуракова отказалась, тогда Веденеев обратился к мировому судье с иском о возмещении материального ущерба. При этом он сослался на 1079-ю статью Гражданского кодекса Российской Федерации. В ней указано, что владелец источника повышенной опасности обязан возместить вред, причиненный этим источником. В данном случае им стала корова пенсионерки Чураковой. Так, во всяком случае, считает Веденеев и его адвокат.

Анна Полотова, адвокат Надежды Чураковой, думает иначе. И по ее мнению, Алексею Веденееву вряд ли удастся доказать свою правоту в суде.

Анна Полотова: Я вообще считаю это дело достаточно абсурдным, поэтому я за него и взялась. Требования истца полностью не обоснованы. Во-первых, потому что до сих пор ему никак не удалось доказать, что корова принадлежит ответчице, то есть именно этой бабушке; а во-вторых, корова в данном случае вообще никак не может быть источником повышенной опасности, это уж полный бред.

Михаил Саленков: Но и у стороны истца есть аргументы, подтверждающие правильность собственных доводов. Продолжает адвокат Лиля Гурьянова.

Лилия Гурьянова: Есть разъяснения пленума Верховного суда Российской Федерации номер 3. Его 17-й пункт гласит, что всякая деятельность, осуществление которой создает повышенную опасность, причинение вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, признается источником повышенной опасности. Неоднократно в судебном практике таковыми признавались собаки. И корова, я полагаю, полностью соответствует указанным признакам.

Михаил Саленков: Мировой судья провел несколько слушаний по этому делу, однако окончательное решение до сих пор не вынесено. По ходатайству Лилии Гурьяновой дело приостановлено, проводится автотехническая экспертиза. Если эксперты придут к выводу, что Веденеев мог избежать маневра и затормозить без причинения себе вреда, он будет признан виновным в ДТП и ничего не получит. Если же экспертиза установит, что водитель не мог предотвратить столкновение с животным, не выехав на встречную полосу, у Веденеева есть все шансы выиграть дело в суде. А Чураковой, вероятно, придется расстаться с коровой, чтобы возместить ему 35,5 тысяч рублей ущерба.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, Юрий Степанович, все-таки к автогражданской ответственности подобный случай никакого отношения не имеет. Если так, то приведите, пожалуйста, какой-то доступный пример действительно страхового случая, который покроется полисом обязательного страхования.

Юрий Бугаев: Даже возвращаясь к этому же примеру. Если бы он все-таки не свернул, а наехал на корову, то ему бы пришлось возместить убытки бабушке, и он бы был источником повышенной опасности, и в этом случае (при страховании его гражданской ответственности) бабушка за свою погибшую корову получила бы возмещение.

Леонид Челяпов: Я позволю себе не согласиться с этим. Я думаю, и в этом случае бабушка вряд ли что-нибудь бы получила, потому что если виновность не доказана в данном случае и он не имел технической возможности предотвратить столкновение с препятствием, он ничего не платит никому.

Игорь Иванов: А можно я скажу вам, что было бы, если бы этот закон был принят несколько лет тому назад и у этого водителя был бы этот полис обязательного страхования гражданской ответственности? Представитель ГАИ, ГИБДД, не вдаваясь в разбирательства глубокие и не анализируя ситуацию дотошно, без всякой экспертизы написал бы в протоколе, что виновен водитель этой машины, которая врезалась в корову, потому что у него есть полис. Страховая компания, девяносто девять и девять вероятность того, что она заплатила бы, не задаваясь никакими дальнейшими вопросами, потому что сумма невелика, ситуация абсурдна. И бабушка счастливая получила бы деньги за корову.

Но это если бы у нас с вами был действующий этот уже закон, если бы у него был такой полис. Это мы знаем по нашей практике, потому что когда приезжает представитель ГАИ, инспектор на место ДТП, как правило, он первым делом спрашивает: "У кого есть полис? Того и будем обвинять". Это сложившаяся практика. Когда будут полисы у всех, ситуация упростится, а выплаты пойдут рекой.

Марьяна Торочешникова: Сегодня мы разговариваем о новом законе об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Чтобы более серьезным стало продолжение, я хочу такую тему затронуть. Насколько мне известно, закон о страховании автогражданской ответственности устанавливает национальный уровень минимального страхового покрытия - сумму, на которую автовладелец обязан застраховать свою ответственность перед третьими лицами. И вот в этой связи у меня сразу вопрос к Юрию Степановичу. Какова вот эта страховая сумма для российских автомобилистов?

Юрий Бугаев: Законом сегодня установлен максимальный объем ответственности - 400 тысяч рублей, причем он делится, этот объем ответственности, по вреду, причиняемому жизни и здоровью граждан, и по ущербу, вреду, причиняемому имуществу третьих лиц. Эта сумма, безусловно, не сможет покрыть все расходы на случай крупных, серьезных аварий, особенно там, где будут затронуты жизнь и здоровье других лиц, где не один участник, пострадавший, может оказаться, но эта сумма покрывает большинство тех случаев, которые происходят в массовом порядке, и обеспечивает тем самым компенсацию потерю потерпевших лиц.

Шел выбор, какая должна быть оптимальная сумма компенсации при минимальных затратах страхователя. Сочетание это и определило минимальный объем ответственности, который установлен законом, и размер страхового тарифа, который обеспечивает возможность таких выплат.

Марьяна Торочешникова: Каков этот тариф? Потому что я помню, что когда разрабатывали закон, когда он проходил чтения в думе, многие, кто его поддерживал, говорили: "Ну что же вы так переживаете, взносы по полису не будут превышать стоимости полного бака бензина".

Юрий Бугаев: Так называемый базовый тариф, который предложит правительство, и, мы надеемся, этот документ находится, так скажем, в самых высоких кабинетах практически на подписи, - 1978 рублей - плюс-минус, он может корректироваться. Это базовый тариф, применяемый по всей территории страны, но с различными коэффициентами в зависимости от места наибольшей эксплуатации транспорта. В Москве, Санкт-Петербурге, центральных областях он будет повышаться. В глубинке, в сельских районах он будет существенно понижаться, и там размер базового тарифа будет приводиться рублям к пятистам, если уж брать самый отдаленный, самый глухой район, где на одной машине можно только какую-нибудь козу подцепить или корову.

Влияет на размер тарифа очень много факторов, и это предусмотрено и законом, и правилами страхования, которые тоже находятся на утверждении в правительстве. И он зависит как от модели машины, от характера ее эксплуатации, так и от водителя, его возраста, стажа и других обстоятельств. Ну и вот фактор территории, где он будет использоваться, это тоже влияет на размер тарифа.

Игорь Иванов: Водитель более мощной машины будет платить значительно дороже, чем водитель "Оки", например, или старого "Запорожца".

Леонид Челяпов: Хотя социальная опасность водителя "Запорожца" или "Оки" совершенно от этого не уменьшается.

Игорь Иванов: Да, естественно. Хотя наша статистика, страховщиков, не говорит о том, что на дороге водитель "Оки" может причинить меньше ущерба, чем водитель "Мерседеса" или "БМВ". Но именно потому, что это закон, который затрагивает интересы почти что трех десятков миллионов человек, законодатель пошел на этот компромисс вопреки страховой логике, вопреки нашей статистике, и водитель более мощной машины, как человек, предполагается, более обеспеченный, будет платить за свой полис дороже.

Марьяна Торочешникова: Игорь Евгеньевич, у меня такой вопрос, который, наверное, интересует многих радиослушателей. Будут ли они при наличии полиса добровольного страхования обязаны приобретать полис обязательного страхования? И второе, насколько эффективно добровольное страхование автогражданской ответственности, нужно ли оно в случае наличия полиса обязательного страхования?

Игорь Иванов: Закон предусматривает, что каждый автовладелец должен будет купить обязательно вот этот обязательный полис, потому что инспектор ГАИ не будет разбираться и сличать бланки, какие они, правильные или не правильные, левые или не левые, во-первых. Во-вторых, потому что правила обязательного страхования гражданской ответственности существенно отличаются от правил добровольного.

Теперь по второй части вашего вопроса, имеет ли смысл докупать помимо обязательного и добровольный. Как здесь уже звучало, в больших городах вот этого лимита, который предусмотрен законом, вполне очевидно, не хватит для покрытия всех страховых случаев, которые могут возникать. Мы вообще стандартно рекомендуем в Москве, Санкт-Петербурге покупать страховую защиту по гражданской ответственности не меньше чем на 10 или 20 тысяч долларов. Это будет доступно, и это, думаю, будет вполне разумным решением, если люди будут докупать дополнительный полис добровольного страхования ответственности.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, расскажите нам, пожалуйста, о той ответственности, которая ждет автовладельцев, не приобретших полис обязательного страхования гражданской ответственности.

Леонид Челяпов: Ответственность здесь очень простая, ему просто ездить не дадут. И все. Просто водитель не будет допускаться до управления автомашиной, то есть машину не будут выпускать на дорогу, грубо говоря, без такого полиса. И это правильно.

Марьяна Торочешникова: Мне бы вот на такой вопрос хотелось услышать ответ от всех. Автовладельцы очень переживают, что, имея на руках полис обязательного страхования гражданской ответственности, они не смогут передать право управления своим автомобилем по доверенности.

Леонид Челяпов: Нет, это не так, я вам сразу скажу за абсолютно всех. Потому что в договоре, когда заключается договор страховщиком, указывается, кому доверяется автомобиль.

Юрий Бугаев: Или не указывается вообще любой пользователь, имеющий законные основания сидеть за рулем этой машины.

Леонид Челяпов: Так что это вопрос простой.

Игорь Иванов: Это, кстати, отражается немножко в тарифе. Такой полис, где за руль может сесть любой, будет стоить чуть-чуть дороже. Не экономьте, и не переживайте потом, что вы доверили руль не тому человеку.

Марьяна Торочешникова: Я бы хотела подвести итог сегодняшней передачи. Юрий Степанович, можно ли сейчас уже прогнозировать, насколько хорошо будет действовать этот закон в России?

Юрий Бугаев: Только практика может подсказать, где был тот компромисс, который помешал, может быть, избрать и более высокий уровень обеспечения, и, может быть, более низкие тарифы, какие-то иные обстоятельства проведения страхования, в частности экспертиза проведения. Все это может показать только практика. Пока он не заработает, мы не можем говорить, что здесь плохо, что хорошо. И вот, собравшись втроем, мы будем иметь совершенно разные точки зрения по каждой строке этого закона.

Тем не менее, я думаю, он заработает, потому что желание у тех страховых компаний, которые готовятся подключиться к проведению этого обязательного страхования, есть и потенциал, и настрой, и возможности для этого. И мне думается, он заработает еще и потому, что есть все-таки понимание и у большинства автовладельцев, граждан, что такое страхование принципиально важно и необходимо.

Игорь Иванов: Тут ведь счастливым образом соединяются интересы и страховой компании, и нашего клиента - автовладельца, и человека, который идет по тротуару и не знает, что в следующую минуту, может быть, на тротуар вылетит кто-то, кто будет объезжать колдобину, яму, незакрытый люк, может его сбить с ног и искалечить. В общем, в этом и есть прелесть нашей работы в страховании, что это очень социальная работа, то есть мы, зарабатывая посильные какие-то деньги, несем людям безопасность, защищаем их финансовые интересы и помогаем им выкрутиться в трудных ситуациях.

Леонид Челяпов: Я тут припас изрядную ложку дегтя. Мне как адвокату прежде всего хотелось бы, чтобы этот закон предусматривал реальные гарантии для людей, которые страхуются, что они не будут иметь дело с недобросовестными страховщиками. Вот маленький совсем пример. Полтора года назад я представлял интересы народного артиста Стеблова. Его супруга столкнулась на трассе, на Рублево-Успенском шоссе, с машиной федеральной охраны президента, ФСО, машиной сопровождения Главной фигуры. Фигуру сопроводили до резиденции, машина сопровождения возвращалась обратно, произошла авария. Виновата водитель автомашины - супруга Евгения Юрьевича. А у нее гражданская ответственность застрахована, к счастью, была. Полтора года страховая компания под разными предлогами Федеральной службе охраны не платит гражданскую ответственность при наличии всех документов. И сейчас дело дошло до чего, представители юридической службы ФСО говорят: "Нам проще предъявить иск к причинителю вреда, чем ждать, ходить и унижаться перед страховщиками".

Поэтому, мне думается, должен быть отработан четкий механизм, который сводил бы на нет возможность вот такого манкирования взятыми на себя обязательствами, во-первых. И во-вторых, мне представляется, и мне бы очень хотелось надеяться на это, пользуясь как раз тем, что мы разговариваем с представителями ведущих компаний страховых и страхового бизнеса вообще в целом, я хотел бы, может быть, просить их как-то ориентировать работников страховых компаний на то, чтобы они проводили воспитательную работу со своими сотрудниками, которые должны быть направлены на интересы клиентов, а не на свои собственные.

Потому что жалуются очень многие, когда обращаются в страховые компании, сталкиваются с абсолютным равнодушием и ситуацией, когда людей, пострадавших, которые заплатили деньги, кстати говоря, страховой компании, их оценивают, как назойливых мух. Если страховая компания заключила договор и под этот договор получила какие-то деньги, то, соответственно, она является если не душеприказчиком, то, по крайней мере, представителем этого человека, который заплатил и надеется на то, что его интересы будут отстаиваться профессиональными страховщиками. Вот очень хотелось бы, чтобы это было именно так.

XS
SM
MD
LG