Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В студии юрист Международной конфедерации обществ потребителей Диана Сорк


Марьяна Торочешникова: Со мной в студии гостья, уже знакомая нашим слушателям. Это юрист Международной конфедерации обществ потребителей Диана Михайловна Сорк. И прежде чем начать разговор, предлагаю послушать сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Пятигорске Ладой Леденевой, он-то и обозначит тему сегодняшней передачи.

Лада Леденева: 13 марта 2001 года некий пятигорский предприниматель взял в аренду первый этаж старинного особняка, ныне жилого многоквартирного дома по улице Дзержинского, 40. Через две недели полдома рухнуло. Как установила экспертиза, это произошло из-за грубых нарушений в ведении ремонтных работ. Шесть семей скитались по общежитиям и гостиницам несколько месяцев. Затем состоятельный предприниматель, хоть и с нарушениями жилищного законодательства, но квартиры пострадавшим все же купил.

По факту обрушения дома было заведено уголовное дело. Однако, не дожидаясь окончания следствия, местные власти выставили дом на аукцион. Несмотря на определенный экспертизой ущерб - 3,5 миллиона, цена лота составила 63 тысячи рублей.

Сегодня жители уцелевшей половины дома номер 40 попадают в свои квартиры прямо с улицы. Для этого с торца здания на втором этаже прорубили дыру и подвели к ней хлипкую деревянную лестницу с жестяными перилами. А новые хозяева, выкупив то, что осталось от разрушенной части дома, затеяли стройку. Однако, как оказалось, чтобы подогнать к руинам автокран, нужно разобрать еще три уцелевшие квартиры, которые мешают подъезду строительной техники. Говорит жительница уцелевшей части дома Надежда Лукьянченко.

Надежда Лукьянченко: Предложили две квартиры, у меня пять человек, нас расселить в две квартиры из маневренного фонда. Вот я, муж и трое детей. Одна квартира в начале улицы - Теплосетная, 3; вторая квартира - Теплосетная, 61. Когда мы сходили и посмотрели: "Теплосетная, квартира 3" вообще не существует уже 10 лет. Получается, для чего нам предложили квартиру, которой не существует? А та квартира, куда мы сходили, там сарай: две маленьких комнатки, наверное, метров по 6, кухни нет, общий кран холодной воды во дворе, который не работает, им не пользуются, и туалет где-то на горе там.

Лада Леденева: Говорит жилец квартиры номер 6 Сергей Литвиненко.

Сергей Литвиненко: Говорят, что отселят, а предложили пока наиболее худший из худших, наверное, вариантов. Во-первых, этот маневренный фонд - землянка, потолки там такие, что я захожу - нагибаюсь, в полах щели. Там никаких условий: ни кухни, ни ванны - ничего нет, просто комната. Это на Колхозной площади, Колхозный переулок, номер уже не помню, 4 или 5.

Лада Леденева: По закону, за обрушение дома отвечает подрядчик. Однако Пятигорский суд еще два года назад по ходатайству ответчика назначил повторную экспертизу причин обрушения, которая не завершена до сих пор.

По словам юристов, ныне действующий Гражданский кодекс достаточно четко оговаривает права и обязанности сторон - участников строительных или ремонтных работ, заказчика и подрядчика, в том числе ответственность за материальный ущерб, причиненный в ходе строительства. Однако закон не оговаривает сроки экспертизы, их определяет экспертная комиссия, работу которой контролирует суд. В случае назначения повторных или специальных экспертиз судебный процесс может затянуться на довольно длительный срок, пояснили мне в Пятигорской гильдии адвокатов.

Тем временем, жильцам, чьи квартиры мешают новой стройке, грозят судом.

Надежда Лукьянченко: Еще мне грозят судом, мне! В чем я виновата? Что я не отселяюсь в предлагаемое мне жилье? Это они мою безопасность хотят сохранить, безопасность моих детей!? Вот такая у нас зыбкость. Мы когда спим ночью, едет машина - у нас все трясется. Смотрите, вот светится. Вот там, внизу, уже подвесной потолок "Игровых автоматов". А вот здесь прогиб идет, здесь сантиметров десять, может, больше даже. И вот мы год ходим, просим: "Укрепите".

Лада Леденева: Все, чего сегодня требуют жильцы полуразрушенного дома, - либо признать его аварийным и предоставить им новые квартиры, либо укрепить полуразрушенные стены, пол и потолок. Однако ни того, ни другого не происходит уже два года. А почти столетнее здание, пережившее фашистскую оккупацию и времена застоя, но не выдержавшее косметического ремонта, сегодня буквально трещит по швам.

Марьяна Торочешникова: Эта история, конечно, не совсем вписывается в рубрику "Большие победы маленьких людей", потому что пока ни о какой победе говорить не приходится. И вот судебная тяжба длится уже два года, в течение которых мучаются и люди, ни в чем не повинные. Этот сюжет приближает нас к очень наболевшей для многих теме, теме ремонта.

Говорят, что ремонт невозможно закончить, его можно только прекратить. Многие склонны проводить ассоциации между началом ремонта и мировой катастрофой. Наверняка и нашим слушателям приходилось бороться с нерадивыми рабочими, подвизавшимися поклеить обои за 3 дня и растянувшими этот процесс на недели, а то и месяцы. Итак, сегодня мы поговорим о правовой стороне вопроса, а именно о защите прав потребителей строительных и ремонтных услуг.

Диана Михайловна, часто ли в Конфедерацию обществ потребителей обращаются граждане, недовольные качеством услуг ремонтных и строительных бригад?

Диана Сорк: Да, довольно часто. Как правило, с ремонтными проблемами обращаются по сезону. В мае обычно начинают строить дачи, и к сентябрю начинается вал звонков, связанных с некачественными постройками. А с проблемами ремонта квартир обращаются все время.

Марьяна Торочешникова: Ну и какие основные жалобы, основные претензии граждан, если говорить непосредственно о ремонте, пока не о строительстве?

Диана Сорк: Если говорить о ремонте, то, как правило, строители не выполняют принятых на себя обязательств. Они нарушают сроки строительства, они не очень квалифицированно делают ремонт, и многие работы потом приходится переделывать. Очень часто, чтобы экономить, нанимают приехавшие из других государств бригады строителей, при этом не подписывают каких-либо договоров. Поэтому доказать каким-то образом, что именно эти строители проводили ремонт в этой квартире, потом оказывается очень сложно.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются многие люди, делающие ремонт, одна ошибка - когда нанимают бригаду строителей и ей поручают приобретение материалов. Это совершенно недопустимо, потому что строители, чтобы сэкономить, получив от хозяина деньги, покупают самые дешевые и порой некачественные материалы. И это проявляется, как правило, не сразу, а после того, как ремонт уже завершен и этих строителей найти невозможно. Оказывается, что трубы проложены не те, которые планировались, и срок их службы не тот, на который рассчитывал хозяин квартиры, и все это вылезает через год, через два. И в этом случае защитить себя почти невозможно.

Марьяна Торочешникова: Кстати, если говорить о правовой стороне вопроса, то имеет ли смысл составление каких-то договоров с этими ремонтными бригадами, это гарантирует качество услуг? Или здесь можно надеяться только на добрые слова и на то, что потом суд каким-то образом решит дело в вашу пользу?

Диана Сорк: Суд-то, конечно, решит это дело в пользу гражданина, если есть договор. Но исполнить такое решение потом будет очень и очень сложно. Поэтому лучше заключать договор с фирмой, которая давно действует на рынке. Это вовсе не означает, что работа будет выполнена качественно. Вполне вероятно, что работы будут выполнять те же бригады, но отвечать за их работу будет фирма, которая давно существует на рынке, и вряд ли из-за одной квартиры будет скрываться.

Марьяна Торочешникова: Есть ли какие-то обязательные пункты, которые имеет смысл предусмотреть в этом договоре, чтобы потом не было проблем с отстаиванием своих прав в суде или даже в досудебном порядке?

Диана Сорк: Конечно. Во-первых, нужно четко сформулировать задачу, то есть полностью описать все работы, которые вы поручаете строителям. Если в договоре написано, что строители должны сдать готовый объект, то нужно обязательно объяснить, что такое готовый объект, потому что строители и потребители понимают это по-разному.

Особенно часто эта проблема возникает с установкой окон. Когда устанавливают окна, строители не заделывают подоконники, оставляя там щели, они установили окна и ушли. Как правило, это и не входит в их обязанности, если это специально не оговаривалось. Они выполнили работу по установке окон. Но потребитель рассматривает готовый объект как окно, к которому ему больше не нужно подходить со строительными материалами и не нужно больше тратить на это деньги.

Поэтому обязательно нужно описать, что имеется в виду под готовым объектом, какие конкретные работы будут выполнены этими строителями, каким образом будет производиться приобретение и доставка материалов, в какие сроки, кто и каким образом будет их доставлять. Естественно, нужно оговорить, когда будут завершены работы по ремонту и какую ответственность несет строительная бригада за нарушение этих сроков. Когда составляется договор и когда строители еще должны по окончании ремонта получить часть суммы, а в договоре предусмотрена неустойка, допустим, 30 долларов в день за каждый день просрочки, они понимают, что каждый день просрочки - это просто неполучение этой суммы, и стараются все-таки выполнить работу вовремя.

Марьяна Торочешникова: Предположим, что человек, затеявший у себя дома ремонт, заключил договор с некоей строительной фирмой или ремонтной бригадой, правильно его оформил, все предусмотрел, тем не менее работы были выполнены некачественно или не в срок, или какие-то появились претензии. С какими проблемами приходится сталкиваться таким людям, заказчикам, недовольным качеством ремонтных услуг, в случае, если нет никакой возможности решить дело полюбовно, и они приходят в суд?

Диана Сорк: Проблема только одна - найти этого подрядчика. Если с подрядчиком заключен договор, даже если это частная бригада и указаны паспортные данные, можно найти этого человека, то в этом случае идти в суд имеет смысл, потому что решение, как правило, выносится в пользу потребителей, если претензии обоснованны, и дальше встает вопрос исполнения решения. Если фирма существует, то исполнить решение можно. Если бригадир или человек, подписавший договор, реальный и известно место его жительства, у него есть имущество, то тоже исполнить решение можно. Но в остальных случаях просто не стоит тратить на это ни время, ни деньги.

Марьяна Торочешникова: Хочу вернуться сейчас к пятигорскому сюжету. Вот там, пытаясь каким-то образом урегулировать вопрос с жильцами и с квартирами, кто прав, кто виноват? По ходатайству ответчика суд назначил экспертизу. Можно ли как-то это ускорить. И вообще, как формируется доказательная база?

Диана Сорк: Прежде всего зафиксировать то качество ремонта, которое оставили после себя строители. Особенно в тех случаях, когда потребитель не готов ждать завершения суда и готов закончить ремонт сам, пригласив другие бригады. Нужно провести обследование этой квартиры, вызвав специалиста в строительстве. Таких специалистов сейчас довольно много, они составят заключение, где опишут эту квартиру, укажут, какие недостатки были, и это заключение может быть использовано в суде как доказательство.

Марьяна Торочешникова: Кроме того, наверное, и какие-нибудь видео- и фотоматериалы.

Диана Сорк: Да, могут быть видеоматериалы, фотоматериалы. Новый Гражданско-процессуальный кодекс допускает использование этих материалов. Можно также заручиться показаниями свидетелей, который подтвердят, что именно эта бригада делала ремонт в этой квартире. От экспертизы в суде отклониться практически невозможно. Если одна из сторон считает, что такая экспертиза необходима, суд ее назначит. И действительно, она может продолжаться довольно долго, особенно в таких случаях как в Пятигорске

Есть много спорных моментов в этой ситуации: от косметического ремонта вряд ли столетний дом мог обрушиться, от капитального - да. Поскольку уже вмешались власти, которые дают квартиры людям, вполне возможно, что там есть некая вина и коммунальных служб. И я так понимаю, что речь идет о предоставлении маневренного жилого фонда на период капитального ремонта этого дома, и люди туда вернутся, исходя из сюжета. Поэтому действия властей здесь вполне адекватны. Они действительно в целях безопасности имеют право через суд выселить людей, которые не желают покидать помещение, и обязаны предоставить им пригодное для проживания жилье. Поскольку это временный жилой фонд, здесь обязательно только соблюдение санитарных норм.

Отдельный вопрос со строителями и с тем человеком, который начал этот ремонт. Если он виноват, то все издержки будут возложены на него.

Марьяна Торочешникова: Да, но совершенно неизвестно, когда этот вопрос решится, когда будет установлено, кто прав и кто виноват. Потому что экспертиза все еще длится и длится, вот уже два года суд не приходит ни к какому решению. Можно как-то повлиять на сроки экспертизы?

Диана Сорк: Нужно понять, почему экспертиза до сих пор не произведена и не завершена, и может ли это экспертное учреждение вообще провести эту экспертизу. Скорее всего, проблема именно в этом, что они не могут найти нужных специалистов, которые проведут эту экспертизу. И тогда можно обратиться с ходатайством к суду, назначить экспертизу в другом учреждении, которое выполнит ее за более короткие сроки.

Марьяна Торочешникова: Обращаясь с исками о возмещении материального ущерба, причиненного строительной или ремонтной бригадой, имеет ли смысл заявлять требование компенсации морального вреда?

Диана Сорк: Если обращаться в суд с иском к фирме строительной, тогда да, конечно. Закон о защите прав потребителей предусматривает компенсацию морального вреда. Если же речь идет об отношениях между двумя гражданами, которые не являются предпринимателями, то тогда закон о защите прав потребителей на эти отношения не распространяется, а действующий Гражданский кодекс не предусматривает право требовать компенсацию морального вреда.

Марьяна Торочешникова: Насколько перспективны такие иски с заявлениями, в том числе с требованиями компенсации морального вреда? Какие суммы, как правило, удовлетворяются? Были ли какие-то особо замечательные истории?

Диана Сорк: Иски, конечно, перспективные. Суммы морального вреда в России не очень большие. А истории, конечно, были.

Одна из историй примерно 1996 года. Потребитель заключил договор на ремонт своей квартиры. Ему должны были установить дверь, и, учитывая, что он маленького роста, он попросил глазок дверной врезать на уровне своего роста. По какой-то причине строители забыли об этом, и при установке двери глазок был сделан стандартный. Для того чтобы каждый раз посмотреть, кто пришел, человеку приходилось вставать на стульчик, и каждый раз вспоминал он о том, что он маленького роста, и для него это были очень большие психологические проблемы. Он обратился в суд, и суд присудил сумму, примерно в 10 раз превышающую стоимость этой двери, в качестве компенсации морального вреда. И объяснил суд это столь частым напоминанием об имеющихся проблемах, с которыми человеку приходится сталкиваться.

Марьяна Торочешникова: Практика судебная с 1995-96 года, конечно, изменилась. Если раньше могли вынести бешеную сумму компенсации морального вреда за плохой холодильник, то сейчас уже даже за вред здоровью платят какие-то крошечные суммы.

Диана Сорк: Сейчас все очень зависит от того, кто обращается в суд для защиты своих интересов. Многие наши политики получают компенсацию морального вреда в миллионных суммах, особенно когда речь идет о средствах массовой информации.

Марьяна Торочешникова: Давайте, Диана Михайловна, вернемся к теме нашей передачи. Мы говорили о ремонте, здесь вроде бы все ясно. Механизм защиты своих прав в суде в случае строительства тот же самый?

Диана Сорк: Механизм абсолютно одинаков всегда. Сначала предъявляется претензия. Если эта претензия в досудебном порядке не удовлетворена, то в этом случае потребитель обращается в суд. Он может потребовать либо устранения всех строительных недостатков за счет фирмы, либо оплаты убытков, связанных с приглашением другой строительной бригады, либо расторжения договора и возврата денег за ремонт. Для этого ему нужно представить доказательства того, что работы выполнены некачественно. При этом причину дефектов должен доказывать не потребитель, а фирма. Потребитель должен доказать, что в его квартире имеются строительные недостатки. А фирма, если не хочет отвечать за эти строительные недостатки, должна доказать, что эти недостатки возникли не по ее вине.

Марьяна Торочешникова: Многие ли такие дела доходят до суда? Или они на уровне претензий решаются?

Диана Сорк: Большинство решается на уровне претензий. Но процентов 15 все равно доходит до суда.

Марьяна Торочешникова: Можно ли какие-то сравнения делать того, что было, скажем, лет 5-6 назад и сейчас?

Диана Сорк: Да. Лет 5-6 назад большинство дел доходило до суда. Были совершенно анекдотичные случаи, когда в квартире довольно состоятельного человека делался ремонт, ремонт делали некачественно, и выяснялось, что этого человека поддерживает, так скажем, криминальная группировка. И фирму поддерживает криминальная группировка. И встретились две криминальные группировки, и решили, что они пойдут в суд, и как решит суд - так и будет. Такие ситуации тоже были. И суд тогда решил, действительно, в пользу потребителя, и дело закончилось очень неплохо.

Сейчас, к сожалению, в суд не часто обращаются. Может быть, потому что не очень доверяют. Может быть, потому что боятся вот тех самых экспертиз, которые могут на 2-3 года задержать разрешение вопроса.

Марьяна Торочешникова: Может быть, это, напротив, показатель того, что фирмы сознают свою ответственность и готовы пойти навстречу потребителю?

Диана Сорк: Не всегда. Процентов тридцать потребителей просто отказываются от защиты своих прав, боясь суда и не очень доверяя. Даже не столько суда, сколько ожидания, потому что они купили квартиру для того, чтобы жить, а не для того, чтобы два-три года отстаивать свои интересы.

Марьяна Торочешникова: Кроме того, думают: "Что время-то зря тратить, и деньги, и нервы".

Диана Сорк: Конечно.

Марьяна Торочешникова: Если опять же возвращаться к строительству, то какие здесь основные проблемы?

Диана Сорк: Больше недостатков в жилых домах. С загородными домами, как правило, нарушаются сроки строительства. А в жилых домах... Это сложно объяснить. Вероятно, потому что нет персональной ответственности перед заказчиком, когда строится жилой дом.

Марьяна Торочешникова: То есть неизвестно еще, кто будет хозяином этих квартир.

Диана Сорк: Конечно. Когда производится ремонт, все равно происходит персональная встреча заказчика и строителей, и они все-таки, как правило, ожидают, что их порекомендуют своим друзьям, и пытаются что-то сделать. Но когда строится жилой дом, очень много строительных недоделок: стены неровные, полы сделаны некачественно, сантехника установлена неизвестно как.

Вот живой пример. У нас сейчас третий год в суде рассматривается дело, в котором строители перепутали стояки горячего и холодного водоснабжения: они в холодный врезали горячие краны, а в горячий - холодные. И некоторое время, пока эта проблема не разрешилась, в доме по ночам текла только горячая вода, только кипяток, а днем - только холодная вода. Сейчас в Белгороде у нас рассматривается дело, где пошла трещина по наружной стене дома, и люди боятся там жить. Несмотря на ее устранение, через 6 месяцев она появилась снова. И таких вещей в строительстве возникает довольно много.

Марьяна Торочешникова: Подводя итог передачи, можно какой-то дать универсальный совет гражданам, учитывая, что мы выяснили, что это, оказывается, сезонные вопросы, сезонные проблемы? Вот сейчас, с началом строительно-ремонтного сезона, какой-то универсальный совет.

Диана Сорк: К любому сезону надо готовиться. И нельзя просто так, сегодня решив, что вы завтра будете строить, пойти и выбрать первую попавшуюся фирму. Нужно обязательно поспрашивать своих знакомых, кто строил и с какими проблемами столкнулся. Если проблемы только сроков, а качество всех устраивает, то, может быть, с этой фирмой стоит иметь дело, оговорив как-то проблему сроков в договоре.

Главное - выбрать фирму, которой вы доверяете. И после этого уже можно будет разрешить все оставшиеся проблемы без суда.

Марьяна Торочешникова: А я напоминаю, что мы продолжаем принимать заявки на участие в конкурсе передачи "Правосудие: большие победы маленьких людей" - конкурсе на самую успешную победу в российском суде, одержанную вами над государственными органами, включая силовые структуры, финансовыми объединениями или медицинскими учреждениями. Свои письма с копией решения суда, вступившего в законную силу, присылайте к нам по адресу: 127006, Москва, Старопименовский переулок, дом 13, строение 1; с пометкой "Правосудие". Не забывайте указывать свои координаты и телефон для связи. О наиболее интересных победах мы расскажем в наших передачах. А в конце года будут подведены итоги конкурса, победители получат призы с символикой нашей радиостанции.

XS
SM
MD
LG