Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

МВД РФ меняет имидж. Программа улучшения взаимоотношений граждан и милиции


Марьяна Торочешникова: У микрофона Марьяна Торочешникова. Сегодняшняя передача непосредственно связана с весьма интересной, на мой взгляд, конференцией, прошедшей на днях в Москве. "Улучшение взаимоотношений граждан и милиции", именно так назвали ее организаторы - Центр содействия правосудию при фонде ИНДЭМ. Однако обсуждали здесь преимущественно новые правила милицейской отчетности, утвержденные 1 января текущего года приказом министра внутренних дел Российской Федерации Бориса Грызлова. В приказе отражены основные критерии оценки деятельности милиции. Всего их 55.

До настоящего времени в МВД существовало более 100 различных форм отчетности, содержащих десятки тысяч показателей. Подписав этот приказ, министр внутренних дел России, образно говоря, определил правила игры для каждой службы своего ведомства. По мнению разработчиков новой формы отчетности теперь всем, начиная с рядового милиционера и до высокопоставленного милицейского начальника, будет проще организовать свою работу так, чтобы она стала более эффективной. Причем эффективной не в отчетах- на бумаге, а в жизни. О новой системе отчетности рассказывает заместитель начальника Главного организационно-инспекторского управления МВД РФ Владислав Волынский.

Владислав Волынский: Ни для кого не секрет, что система МВД гиперфункциональна, то есть очень много задач и функций, которые возложены системой на МВД и которые мы обязаны решать. В этой связи для надлежащего контроля годами, десятилетиями соответствующие службы разрабатывали свои формы отчетности, которые содержали определенные показатели. И абсолютно справедливое нарекание вызывает как у рядовых сотрудников милиции, так, наверное, и у граждан, что иногда в погоне за какими-то показателями наши сотрудники, к сожалению, не видят нормального живого человека. И вот эта вот процентомания, палочная дисциплина и другие синонимы, они имеют место. К сожалению. Вот одна из целей этой системы, о которой мы с вами говорим, в том, чтобы из всего многообразия форм отчетности, вычленить те, которые бы нацеливали сотрудников милиции на выполнение важнейших задач и функций. В частности, это регистрация и выявление преступлений, профилактика, раскрытие, расследование преступлений, охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности. Также там немаловажный этап - общественное мнение и социально-направленная функция, это обращение граждан. Мы рассчитываем, что в ближайшем будущем, когда к данной системе оценки привыкнут, в том числе и сотрудники, потому, что система внутренних дел - это такая же социальная система, в смысле инерционности. Тогда мы сможем наши усилия сосредоточить именно на этих важнейших задачах, которые выделены в системе оценки деятельности. Мы надеемся, что данная система будет побуждать сотрудников не укрывать преступления от учета, а, наоборот, регистрировать все. Именно поэтому мы из расчетных показателей убрали количество зарегистрированных преступлений, при расчете, скажем, пресловутого процента раскрываемости, когда количество зарегистрированных преступлений делилось на количество раскрытых, и у нас получался основной показатель для органов внутренних дел. Сейчас, убрав из расчетных показателей количество именно зарегистрированных преступлений, мы надеемся, что это нововведение наряду с другими позволит нам не только административными, но и организационными мерами побудить сотрудников регистрировать все заявления.

Естественно, регистрация ради регистрации никого не интересует. Поэтому мы будем принимать исчерпывающие меры, предусмотренные законом, по реагированию на каждое сообщение о преступлении.

Марьяна Торочешникова: А вот, что думает об этих нововведениях министр внутренних дел Росси в прошлом, а ныне депутат Государственной думы РФ Анатолий Куликов.

Анатолий Куликов: Я конечно доволен тем, что идет поиск оптимального варианта оценки или критерия деятельности милиции. Это уже очень хорошо. Должно быть два основных критерия. Первый - это внутриведомственный. Туда можно вложить все то, что считает необходимым министерство внутренних дел. Это ведомственный документ, и пусть оценивают, как они считают нужным. А вот самое главное направление - это оценка общественностью. С одним вопросом: "Доверяете ли вы своему поселковому или районному отделу, УВД области или края". Это должны проводить и органы внутренних дел, у них есть центры общественных связей, это должны все другие, это должно гражданское общество проводить. И институты, и кто угодно. Власть, в конце концов, муниципальная должна тоже проводить. Она заинтересована в том, чтобы безопасность была обеспечена на ее территории.

Марьяна Торочешникова: Лично мне с большим трудом верится, что изменение формы отчетности сможет повлиять на милиционеров. Что из-за этого приказа все они в одночасье станут лучше работать. И пусть у милицейских начальников самые благие намерения, но как бы им того не хотелось, просто невозможно заставить привыкших жить в прежних условия сотрудников милиции работать по-новому. Впрочем, в МВД это понимают. И сейчас, по словам Владислава Волынского, министерство совершенствует кадровую политику.

Владислав Волынский: Я вам назову штрихами только те шаги, которые приняты руководством министерства в данном направлении. Существенно усилена служба собственной безопасности. Сейчас все назначения, начиная от руководителя среднего звена, и кончая всеми руководителями в центральном аппарате, проходят серьезнейшие проверки. Как по линии управления собственной безопасности, так и по линии других правоохранительных органов и спецслужб.

Второе. Жесткая и принципиальная позиция руководства МВД об обязательной всесторонней и объективной проверке всех тех сигналов, которые поступают к нам в министерство. Вся эта работа проводится на системной основе и должен здесь сказать, что далеко не все сигналы, которые поступают к нам в отношении сотрудников, отличаются объективностью, и иногда, не буду этого скрывать, возникает желание свести счеты с добросовестными сотрудниками милиции, и здесь надо быть очень осторожным.

Естественно, было время, совсем недавно, года два-три назад, когда даже в высшие учебные учреждения системы МВД у нас был недобор. Не то что конкурс, у нас был недобор. Я уже не говорю про рядовой и сержантский состав. Никто не шел в милицию. При таких зарплатах, при таком материальном и социальном уровне защиты. Сейчас эта ситуация меняется в лучшую сторону, например, по прошлому году могу сказать, что в Московском институте МВД России конкурс был 2, а на некоторых факультетах 3 человека на место. В этом году пока сказать не могу, потому что все это еще формируется. Тенденция положительная есть. Сейчас, как вы знаете, не от хорошей жизни, руководство ГУВД Москвы приняло решение принимать опять в ограниченном количестве иногородних граждан на службу в милицию с предоставлением общежития и так далее. Делается максимально возможное, и по мере улучшения ситуации с материально-техническим и финансовым обеспечением, социальной защищенностью сотрудников, я думаю, эта ситуация будет также в лучшую сторону выправляться.

Марьяна Торочешникова: И все же, на мой взгляд, не выйдет никакого толка от этих перемен пока милиция не представляет авторитета для граждан. "Моя милиция меня бережет!" В России мало кто относится к этому слогану без здорового скепсиса. А жаль. И очень верно, на мой взгляд, отметил в своей статье политический обозреватель газеты "Известия": "Милиция сегодня - концентрированное выражение пороков и слабостей общества. Объяснение, что милиция по характеру работы и сталкивается с пороками, не годится. Потому что она призвана их пресекать и искоренять, а не защищать и множить, делая их существование нормой. Нормой права или нормой бесправия в зависимости от того на сколько "кредитоспособен" и селен тот, кто прибегает к услугам милиции. Парадокс ситуации в том, что милиционер сегодня царь и бог, и бесправное и никем и ничем не защищенное существо одновременно. На рынке, где торгуют сотни нелегалов- он бог, в кустах с радаром - царь, но пред машиной с российским триколором - он ничтожество, мешающее ехать на важную встречу. А перед хозяином рынка - инструмент, который помогает не тратиться на законную регистрацию рабсилы и решать вопросы с конкурентами, когда те возникают. Вопрос, кем является милиционер для непопадающего ни в одну из этих категорий, а их все же в стране еще много, защитником, проблемой, угрозой или просто представителем органов? Скорее он предстает в последних двух ролях, потому что простой обыватель и гражданин сегодняшней милиции не интересен". Конец цитаты.

Зато гражданам интересна милиция, не такая, какой видит ее журналист "Известий", другая, та, которая ассоциируется у нас с образами литературных и киногероев советских времен: Жеглова, Шарапова, Анискина, дяди Степы, наконец, а иначе чем объяснить существование различных программ содействия милиции, разработанных общественными организациями. Так, например, в Нижнем Новгороде Центр содействия правосудию при фонде ИНДЭМ начал эксперимент под названием "Первый контакт". Основная задача разработчиков проекта заключается в том, чтобы улучшить взаимоотношения граждан и милиции. Рассказывает Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Социологические исследования показывают, что большинство россиян отрицательно относятся к работе правоохранительных органов. 46 процентов граждан России в случае опасности не станут обращаться за помощью в милицию, а постараются решить проблемы своими силами. По данным ВЦИОМ, негативно оценивают действия сотрудников милиции 73% жителей России. При этом, у трети опрошенных граждан такое мнение формируется в результате общения со знакомыми, которые остались недовольны работой милиции, из газетных статей и телепередач. Многие из них в последние годы с сотрудниками правоохранительных органов не сталкивались, одни потому что, к счастью, им не было в том необходимости, другие - от того, что считают: "В милиции нам все равно не помогут, никого не найдут, нагрубят".

В то же время необращение в милицию с заявлением о преступлении, позволяет преступникам безнаказанно оставаться на свободе и подвергает опасности других граждан. Проект фонда ИНДЭМ "Первый контакт", по задумке организаторов, должен изменить сложившиеся в обществе стереотипы, создать новый, положительный образ сотрудника милиции. В трех районных управлениях внутренних дел Нижнего Новгорода открыты офисы помощи гражданам. Прошедшие специальную подготовку работники проекта, курсанты Нижегородской академии МВД, проводят экспериментальную регистрацию преступлений. С посетителями здесь обходятся внимательно, помогут написать заявление, дадут совет, как действовать дальше. Данные о правонарушениях, с жалобами на которые обращаются в милицию граждане города, вносятся в разработанную экспертами проекта форму-анкету. После этого информация заносится в компьютер и обрабатывается. Таким образом, создается база данных, которая облегчает работу милиции. Разработанная специалистами проекта форма-анкета, по мнению сотрудников ИНДЭМ может стать стандартной на всей территории России. Эта форма-анкета, подчеркивают в проекте "Первый контакт", не только облегчает процесс регистрации преступлений, но и позволяет милиции более оперативно реагировать на сообщения граждан. Оценка эффективности проекта "Первый контакт" будет дана после проведения социологического опроса среди работников милиции и простых граждан Нижнего Новгорода.

Марьяна Торочешникова: О возможности улучшения взаимоотношений граждан и милиции я беседую с заместителем начальника Главного организационно-инспекторского управления МВД России Владиславом Волынским. Судя по материалу, который мы только что услышали, общественные организации готовы помочь милиции вернуть былой авторитет. А вот как относятся к подобным гражданским инициативам непосредственно в МВД?

Владислав Волынский: Очень симптоматично и, наверное, очень правильно то, что у нас вопросы укрепления взаимодействия между правоохранительными органами, в частности между органами внутренних дел и населением, идет немножко с другой стороны. Вы прекрасно помните, сколько усилий прикладывали органы внутренних дел еще Советского Союза и России по укреплению данного взаимодействия: добровольные народные дружины, опорные пункты охраны правопорядка и т.д. Но, наверное, определенные проблемы настолько обострены и сейчас в обществе воспринимаются как очень актуальные, что вот возникают такие инициативы от населения. И то что делается в Нижнем Новгороде по укреплению взаимодействия, когда простые студенты, в том числе и слушатели милицейской академии, в дежурных частях органов внутренних дел по специально разработанным анкетам получают дополнительную информацию, при этом потерпевшие и заявители, к нему относятся по-человечески, ну, более, скажем так, внимательно и приветливо, нежели чем, к сожалению, сотрудники дежурных частей, при этом получают ту информацию, которую профессионалы, начальники райотделов и вышестоящих органов внутренних дел, оценивают как положительную для работы, для раскрытия конкретного преступления, для корректировки нарядов, то эту инициативу можно расценивать как положительную, и рекомендовать и поддерживать к повсеместному внедрению.

Естественно, с одной стороны, это приветствуется, а с другой - надо делать соответствующие выводы для сотрудников внутренних дел, для нашей системы, для сотрудников дежурных частей. Как разговаривать с гражданами. На наглядном примере. Одно дело - учебники, одно дело - теория, другое дело - практика. И понимать, опять же, наглядно какие результаты можно получить при несколько ином, более внимательном, более корректном, если хотите, профессиональном отношении к людям.

Марьяна Торочешникова: Да, но готовы ли в милиции к принятию такой помощи, насколько дружелюбно будут встречены инициативы, подобные Нижегородской?

Владислав Волынский: Наверное, какие-то такие проблемы есть, они не могут не быть, потому что для многих это впервые, в диковинку, и поначалу могут воспринимать как людей, которые мешают работать. Но я абсолютно убежден, когда через некоторое время те же сотрудники органов внутренних дел, на основании тех вопросов будут получать дополнительную, полезную для работы, информацию, я думаю, отношение не только изменится, но и они переймут некоторые подходы, к работе с заявителем, которые существуют и выработаны инициативной группой в рамках эксперимента.

Марьяна Торочешникова: Руководство МВД в последнее время много говорит о необходимости сотрудничества с гражданами, но в представлении многих российских граждан человек, помогающий милиции, - стукач. Помощь милиции вообще воспринимается как нечто неприличное, постыдное. Можно ли избавится от этих стереотипов?

Владислав Волынский: Я думаю, в этом направлении предстоит серьезная работа, в том числе и самих органов внутренних дел. Наверное, это исторически сложилось с точки зрения преобладания именно репрессивной направленности в деятельности органов. Потому что ничего хорошего от органов никогда не ждали. Если вмешивается милиционер, то помощь, как правило, очень редка для подавляющего большинства граждан. Наверное, это так. Вместе с тем сейчас поставлена задача министром внутренних дел, и она реализуется на практике, - больше социальной ориентированности в деятельности, в обслуживании населения. Естественно, никто из милиции не собирается делать благотворительную организацию, те задачи и функции, которые пред нами стоят, они будут неукоснительно выполняться. Но любые задачи и функции можно выполнять по-разному. И задача поставлена таким образом, чтобы, работая с населением, приобретать искренних сторонников милиции, искренних сторонников правопорядка. Потому что даже милиция, она же не сама по себе, никто не хочет, чтобы росла преступность, никто не хочет бояться за своих родных и близких, никто не хочет, чтобы взрывались дома, машины, террористы разгуливали на свободе, а одним из основных инструментов преодоления этого зла является милиция, органы внутренних дел. И без помощи населения, извините за банальность, за избитую фразу, нам никак не обойтись. Весь вопрос в том, чтобы преломить то мнение в общественном сознании, что милиции помогать аморально, неправильно, осуждаемо. Далеко не у всех это есть, но это существует, такая позиция. Я думаю, когда мы совместными усилиями, и граждане, и милиция пойдем навстречу, извините опять за банальность, друг другу в этом отношении, тогда реальность нашего взаимодействия, самое главное - плоды этого взаимодействия будут ощутимы, я думаю, это будет самым лучшим доказательством того, что мы двигаемся в правильном направлении.

Марьяна Торочешникова: По официальной статистике, в прошлом году возросло число удовлетворенных в судах исков граждан к МВД, граждан, требовавших компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями сотрудников милиции. Как можно расценивать данный факт? Это граждане в России стали более подкованы в правовых вопросах или милиция так плохо работает?

Владислав Волынский: Я бы ушел от таких полярностей: черное - белое, хорошее - плохое... Понимаете, изменилась страна, изменилось законодательство, изменилась милиция, изменились и граждане. Раньше таких правовых механизмов, наверное, и не было. Сейчас они, слава Богу, появились. Это хорошо со всех сторон. Это накладывает ответственность как на органы внутренних дел с точки зрения максимальной корректности, сверки с буквой закона всех своих действий. Потому что в ином случае органы внутренних дел, министерства будут нести не только моральные, но и материальные затраты. Совершенно нормальная мировая практика.

То же самое я бы хотел сказать и применительно к гражданам, в особенности к средствам массовой информации, когда они нередко, даже так скажу, огульно обвиняют, и по одному случаю делают глобальные выводы применительно ко всей системе. Наверное, взаимная ответственность в своих действиях, уважение, оно как раз и является тем путем, который позволит достичь того, чего мы хотим, чтобы у нас была равная ответственность как граждан перед законом, так и правоохранительных органов перед гражданами, при осуществлении правоохранительными органами своих задач и функций. Мне кажется, тогда исков будет меньше. Потому что это тоже новая ситуация, это надо понимать. Сейчас очень серьезно развивается правовая служба в системе МВД, руководство министерства этому вопросу уделяет серьезнейшее внимание. Много недостатков в нашей работе есть, и оценивать это можно, как ни парадоксально, только положительно, потому что это учит нас, я еще раз говорю, сотрудников органов внутренних дел, подходить более ответственно к каждому своему шагу, к каждой бумаге, которую мы подписываем, к каждому действию, которое мы совершаем.

Марьяна Торочешникова: То есть мы можем рассчитывать на то, что в недалеком будущем у нас появится такая милиция, которая будет реально защищать и охранять права граждан?

Владислав Волынский: Милиция у нас будет та, которую мы вместе с вами делаем. К нам приходят служить люди не с планеты Марс и не с Луны. Это граждане Российской Федерации, которые вместе с нами учатся в средней школе, служат в армии и потом выбирают осознанно, я надеюсь, и на всю жизнь, вот этот путь. Да, проблема есть, и, я думаю, совместными усилиями мы ее решим.

Марьяна Торочешникова: Заключил заместитель начальника Главного организационно-инспекторского управления МВД Владислав Волынский.

А я напомню, что в нашей передаче появилась новая рубрика "Адвокатская практика". Отныне каждый второй понедельник месяца лучшие московские адвокаты станут вашими консультантами по правовым вопросам. Звоните по телефонам в Москве: 961-33-33 и 974-22-22. В Санкт-Петербурге: 329-29-29, в Екатеринбурге: 76-17-62, в Томске: 55-55-22, в Самаре: 96-00-40 и оставляйте сообщение для абонента "Радио Свобода".

Также я напомню, что мы продолжаем конкурс на самую успешную победу в суде, одержанную вами, дорогие радиослушатели, над государственными органами, включая силовые структуры, финансовыми объединениями или просто начальниками ЖЭКов. Свои письма с копией решения суда, вступившего в законную силу, присылайте к нам по адресу: 127006, Москва, Старопименовский переулок, дом 13, строение 1; с пометкой "Правосудие". Не забывайте указывать свои координаты и телефоны для связи. О наиболее интересных победах мы расскажем в наших передачах. А в конце года будут подведены итоги конкурса, победители получат призы от радиостанции "Свобода".

XS
SM
MD
LG