Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ГАИ и автолюбители. На чьей стороне закон?


Марьяна Торочешникова: Со мной в студии начальник отдела административной практики Главного управления Инспекции безопасности дорожного движения МВД России Владимир Викторович Кузин и адвокат Московской городской коллегии адвокатов Леонид Юрьевич Челяпов. Полагаю, уже по составу гостей понятно, что разговор пойдет о разрешении судебных споров между автолюбителями и ГАИ.

Но, прежде чем начать разговор, давайте послушаем сюжет, пришедший к нам из Иваново. На мой взгляд, он послужит хорошей иллюстрацией к сегодняшней передаче. Рассказывает Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Последние 5 лет житель города Иваново дагестанец Сулейман Гусейнов практически живет на деньги, выигранные в судах у Российской автоинспекции. В его пользу судами разных инстанций было вынесено более 20 решений по заявленным искам. В качестве компенсации морального вреда Управление государственной инспекции безопасности дорожного движения выплачивает автолюбителю после каждой его победы то тысячу рублей, а то и 5-7, как суд решит.

Об одном из своих приключений рассказывает сам Сулейман Гусейнов.

Сулейман Гусейнов: В начале 1999 года работники ГИБДД обвинили меня в том, что я ехал без ремней безопасности. За нарушение, которого не совершал, я все-таки согласился заплатить им мзду, так как не хотел терять время и нервы, чтобы доказать свою невиновность, прекрасно понимая мощь и ту власть, которой обладает ГИБДД. На следующий день, как договорились, заплатить 30 рублей я не смог, так как не было денег. Отложили встречу на третий день, но я прямо отказался заплатить те 30 рублей, так как такое унижение для меня неприемлемо, да и наглость сотрудников ДПС не соответствовала их должностным обязанностям.

Я был вынужден обратиться в суд, где незаконное постановление было отменено. Ни одну мою жалобу, заявление, обращение в органы прокуратуры Ивановской области не рассмотрели положительно. Меня ни разу для дачи пояснений не вызывали. Не смогу я согласиться и с теми незаконными действиями, в которых меня хотят обвинить. Не могу простить те унижения и физическое насилие, которые пришлось испытывать. Если я не найду справедливости в России, то надеюсь найти ее в Страсбургском суде.

Михаил Саленков: О своем решении пожаловаться в Страсбург на Ивановскую автоинспекцию рассказывал Сулейман Гусейнов.

О том, как относятся к такой активной борьбе за свои права в Управлении ГИБДД Ивановской области, говорит капитан милиции, командир взвода Дорожно-патрульной службы Александр Вдовиченко. По его словам, в управлении уже разобрались с тактикой Гусейнова и больше не позволят ему обирать автоинспекцию.

Александр Вдовиченко: За мою практику 14-летнюю работы в ГАИ такой гражданин первый раз встречается. Тактика у него интересная. Он своими действиями специально провоцирует сотрудников ГИБДД. То есть в связи с конкретными нарушениями идет законная остановка его. Имея в наличии документы, которые он принципиально не показывает, добивается, чтобы его доставляли в РОВД, и моментально обращается в органы прокуратуры на незаконные действия.

Всяческая фальсификация идет, вплоть до того, что его избивают сотрудники ДПС прямо в центре города автоматами, как он тут написал, после чего, соответственно, он обращается в суд и выставляет иски моральные. Вначале все это проходило, скажем так, потому что мы были не готовы к встрече с такими людьми, которые бы жили финансово за счет органов правопорядка. Но он нас научил, и больше вопросы такие не проходили.

Буквально вчера, как мне доложили, его опять задержали сотрудники, опять за правонарушение. Задержали правомерно, привлекли понятых, все, как полагается, сделали. И опять он сразу написал бумагу в прокуратуру о незаконных действиях, то есть все повторяется. Но истина, она всегда вылезет.

Марьяна Торочешникова: Ну вот, это была традиционная победа маленького человека в суде.

И мой первый вопрос к Владимиру Кузину. Как руководитель отдела дознания и административной практики, вы наверняка знаете, как часто граждане обжалуют в судах незаконные, с их точки зрения, действия сотрудников ГАИ. А вот такие персонажи, как Гусейнов, вам попадались?

Владимир Кузин: Ну, вообще-то, в массовом количестве, конечно, не попадались. Это единственный экземпляр, и мы занимались тщательно этой проблематикой, я хорошо ее знаю.

Он с 1993 года начал жаловаться. 52 материала в отношении него было составлено на тот период времени, двадцать он обжаловал в суде. Удовлетворены они были практически только по формальным основаниям. То есть, наш сотрудник, к сожалению, некачественно составил материал, и это явилось основанием для отмены постановления с соответствующими выводами.

Абсолютно прав командир взвода, если сотрудники будут оформлять процессуальные документы в точном соответствии с требованиями закона, то, естественно, никаких выигрышей в суде у него просто быть не может.

Что касается в целом по стране по обжалованиям, я, к сожалению, не смогу сказать сколько постановлений сотрудников ГАИ обжалуются через суд, потому что это судебная практика, ее нам не представляют. Но, как вы знаете, в соответствии с законом, в случае несогласия с вынесенным постановлением, его сначала обжалуют в вышестоящей инстанции. То есть, в подразделении ГИБДД. Так вот, по цифрам, которые мы имеем, во втором полугодии 2002 года у нас было обжаловано порядка 10 тысяч постановлений. Если считать, что за второе полугодие было возбуждено чуть более 18 миллионов дел, то это составляет 0,1 процента всего-навсего, это не так много.

И я вам скажу честно, что в основном, конечно, обжалуются постановления, связанные с рассмотрением дел о ДТП. То есть человек не согласен с вменяемым ему нарушением правил дорожного движения, которое, соответственно, повлекло дорожно-транспортное происшествие. И это большей частью вызвано тем, что здесь возникают гражданские правоотношения, связанные с возмещением материального ущерба.

Когда между инспектором и лицом, которое якобы нарушило правила, возникают неприязненные отношения, когда инспектор, не может четко и аргументированно объяснить причину нарушения, зафиксировать ее, как нарушение скоростного режима, например - вот здесь как раз повод для обжалования. Поэтому в основном, конечно, жалобы вызваны, первое, несовершенством работы нашего инспектора, неподготовленностью в полной мере, ну и некоторыми нюансами, связанными еще с законом, который, введя презумпцию невиновности, поставил в очень сложное положение правоприменителя в лице инспектора.

Марьяна Торочешникова: Я хочу задать вопрос Леониду Юрьевичу Челяпову. У вас тоже ведь богатая практика ведения таких дел, только вы, как адвокат, стоите по разные стороны баррикад с Владимиром Викторовичем, если можно так выразиться. Скажите, а какие споры водителей и ГАИ можно назвать, типичными и самыми распространенными?

Леонид Челяпов: Без всякого сомнения, наверное, основной вал жалоб в суды, вышестоящие инстанции, в органы прокуратуры вызывает несогласие с решением органов ГИБДД по результатам разбора конкретного ДТП. И действительно, из этого проистекают гражданские правоотношения, возмещение вреда, морального и материального. И в этой связи, конечно, для участников аварии чрезвычайно важно, кого признают нарушителем конкретного пункта правил дорожного движения.

Но я хотел бы обратить внимание, как адвокат, практикующий по делам, связанным с дорожно-транспортными происшествиями, что, причина довольно большого вала жалоб по той тематике, о которой я сказал, вызвана не несовершенством законодательства, хотя об этом тоже можно говорить. Мы обсуждали новый кодекс в прошлом году, когда он вступал в силу, и я предполагал, что его применение вызовет множество нареканий. Поскольку сотрудников милиции поставили в сложное положение, возложив на их плечи совершенно несвойственные функции: вынесение определения, проведение разбирательств, даже не разбирательств, а судебных слушаний практически, которые облекаются в форму административного расследования.

К большому сожалению, качество подготовки сотрудников органов внутренних дел, которые ведут расследования дел об административных правонарушениях, оставляет желать много лучшего, если можно так сказать. Несовершенство работы, недостаточная, может быть, практика или недостаток опыта создают предпосылки для обжалования определения или постановления. Мне думается, что если бы дела о дорожно-транспортных происшествиях (административные дела) разбирались более квалифицированно, с учетом и презумпции невиновности, а сотрудники выездных служб ГИБДД, которые оформляют происшествия на месте, когда еще металл остывает, делали бы это более качественно, то жалоб было бы значительно меньше.

Возникают споры на пустом месте: плохо проведены замеры, что-то вообще не зафиксировали. Я могу пример привести, парадоксальный, на мой взгляд. В прошлом году произошла авария на Проспекте Мира. У "БМВ" 735-ой модели отлетело левое переднее колесо, оторвало его на ходу вместе с рулевыми тягами. Колесо вылетело на встречную полосу, а за ним вылетела и машина, естественно, и там произошло столкновение. "Собрал" этот водитель 4 автомашины. К счастью, без жертв обошлось, только механические повреждения. Было оформлено происшествие, но по каким-то причинам то, что колесо оторвалось, не было отмечено ни в одном документе в принципе. Прошло 1,5 года - и посыпались иски. И причем самое интересное, что на стадии разбирательства, когда водитель давал объяснения в ГИБДД, все это было зафиксировано - отрыв колеса - все это было записано в объяснениях. Но в схеме дорожно-транспортного происшествия, в протоколе осмотра ничего этого отмечено не было.

Марьяна Торочешникова: Просто забыли.

Леонид Челяпов: Да, просто забыли. В конечном итоге в суд была представлена справка о том, что водитель нарушил пункт 10.1 правил дорожного движения.

Владимир Кузин: Я хочу сказать как раз по пункту 10.1, раз уже зашел разговор об административно наказуемых делах, связанных с ДТП. На сегодняшний день жалобы рождаются именно из-за законодательства. Вы прекрасно знаете, по сравнению со старым кодексом, отменена ответственность за ДТП с материальным ущербом, за нарушение правил, повлекшее причинение материального ущерба. И вот в этой ситуации граждане не понимают этого.

Мы рассматриваем в рамках закона. Мы установили нарушение правил и вынесли постановление по наказанию, не рассматривая суть правонарушения.

Тот же самый банальный 10.1, ответственности в кодексе за него нет, поэтому выносится постановление о прекращении делопроизводства за отсутствием состава правонарушения. Гражданину это непонятно, потому что ему нужно получить с виновного лица деньги. Он подает иск в суд, суд запрашивает материалы, а судьи, к сожалению, тоже некомпетентны в этих вопросах. И получается замкнутый круг.

От нас забрали ту часть, которую мы худо-бедно, но отрабатывал. А на сегодняшний день, к сожалению, и граждане, и суды, и страховые компании попали в очень сложное положение. Кстати, проработав уже год по новому законодательству, многие начинают понимать, что, в общем-то, наверное, законодатель не совсем правильно поступил, отменив эту ответственность. Наверное, надо будет уже в новом составе Госдумы все-таки возвращаться по предложению правительства или кого-то другого, и как-то пересматривать процедуру.

Марьяна Торочешникова: Вы какую ответственность имеете в виду?

Владимир Кузин: Я имею в виду бывшую статью 118, часть 1 "Нарушение правил дорожного движения, повлекшее причинение материального ущерба".

Марьяна Торочешникова: Владимир Викторович, раз уж речь зашла о новом Кодексе об административных правонарушениях, в свое время, перед тем, как его принять и ввести в действие, все называли этот документ панацеей от всех бед...

Владимир Кузин: Кроме меня, подчеркиваю.

Марьяна Торочешникова: ...считали, что взятки тут же прекратятся, тут же ГАИ и водители начнут любить друг друга и все будет хорошо. Что показала практика, работает ли этот кодекс?

Владимир Кузин: Я хочу сказать, что кодекс, конечно, более прогрессивный по сравнению с прошлым. Он очень процессуально прописан, приближен к нормам Уголовно-Процессуального кодекса, поэтому каждое деяние, совершаемое гражданином, оно оформляется соответствующим процессуальным документом. Конечно, есть и обратная сторона медали. Инспектор, раньше составлявший один протокол, теперь, допустим, при задержании водителя в нетрезвом состоянии, должен составить 8 документов. Это и затягивает, и усложняет процедуры, но это совершенствование доказательной базы.

Да, мы предполагали, что установление наказания лица, совершившего правонарушение, без получения от него наличных денег в виде штрафа, каким-то образом уберет возможность получения взяток. Но следует констатировать, что этого не произошло. Это, наверное, только усугубило положение граждан, на мой взгляд, потому что они не могут в данный момент рассчитаться за совершенные правонарушения, когда он не только не оспаривают, а когда они согласны с наказанием. Возникает вопрос, связанный с переездом, уплатой в "Сбербанке", определением расчетного счета, потом требования приставов и судебных исполнителей по взысканию штрафа, и поэтому возникает много проблем.

Поработав год, и мы, правоприменители, и адвокаты в том числе, прекрасно видим многие несовершенные места этого закона, которые нужно, конечно, корректировать и устранять.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, вы согласны, что нужно вносить какие-то изменения в новый кодекс?

Леонид Челяпов: Я был согласен еще до того, как кодекс был введен. У меня такое впечатление складывалось, когда я впервые взял этого кодекс в руки, что его писали, по крайней мере, человек десять, которые, причем, друг с другом не общались вообще. То есть этом кодексе одни положения противоречат другим и так далее.

Я, правда, не знаю, какие 8 документов нужны для удостоверения алкогольного опьянения, но даже не в этом суть. Я знаю, что, например, по конкретным делам об административных правонарушениях отказывают, предположим, в возбуждении административного дела по пункту 2.1. Пункт 2.1 Административного кодекса -просто определяет понятие административного проступка. На самом деле, причины по которым должностное лицо может отказать в возбуждении административного дела, изложено совершенно в другой статье - 24.5. Тем не менее, процессуальные документы органов ГИБДД напечатаны типографским способом, и в них внесено это вот. И это уже ошибка изначальная.

Такое впечатление, что сотрудники сами очень путаются в этом кодексе. И немудрено, потому что я представляю, какой вал лежит на плечах сотрудников милиции в целом, и вот еще вот эта процессуальная путаница, которая никогда не была знакома сотрудникам низовых подразделений, потому что это вообще не их прерогатива была в свое время. Поэтому, конечно, кодекс должен быть модифицирован, без всякого сомнения.

Марьяна Торочешникова: Я предлагаю сейчас уйти немножко от теории и обратиться к практике, потому что именно это, наверное, интересно гражданам. Владимир Викторович, по-вашему, как должен вести себя водитель, не согласный с действиями инспектора ГАИ, и как ему добиться правды малой кровью, не доводя спор до суда?

Владимир Кузин: Вообще, этот вопрос к адвокату. Я, как правоприменитель, могу сказать, как инспектор должен оформить совершенное правонарушение так, чтобы правонарушитель не ушел от ответственности. А вообще, если встать на сторону гражданина, когда инспектор ГАИ, составляет протокол об административном правонарушении, гражданин просто должен высказать свое несогласие с ним и записать свое объяснение в том же самом протоколе, поскольку там есть соответствующие строки, где он указывает недостатки в оформлении, с чем он не согласен. Это в последующем может явиться основанием подачи жалобы в случае вынесения постановления о привлечении к административной ответственности.

Марьяна Торочешникова: Ну и высказывать тоже нужно, видимо, очень аккуратно, чтобы не вызвать неприязнь.

Владимир Кузин: Вообще в отношениях должна соблюдаться корректность, вне зависимости, водитель это или инспектор.

Леонид Челяпов: Это вопросы культуры на самом деле. У нас много говорят о том, почему водитель плохо ездит или почему у нас таким образом общаются люди друг с другом. Да потому, что очень низкая культура в цело. И я глубоко убежден что если бы культура была повыше, то и взаимоотношения были бы более корректными.

Естественно, при какой-то конфликтной ситуации люди более воспитанные не позволяют себе переходить ту грань, которая отделяет нормальные, человеческие, цивилизованные отношения от элементарного, простите, хамства. Это наблюдается и со стороны работников милиции, но бывает и со стороны водителей.

Марьяна Торочешникова: Леонид Юрьевич, дайте практический совет водителям, как им себя вести в случае, когда назревает конфликт с инспектором ГИБДД.

Леонид Челяпов: Первое: старайтесь не создавать эти ситуации сами, чтобы потом не возникало конфликтов с представителями власти.

Если все-таки определенная ситуация возникла и машина была остановлена, водитель был приглашен для, может быть, неприятной беседы, прежде всего я призываю всех соблюдать корректность. Водитель - за рулем. Инспектор находится на своем посту, он выполняет свою работу, - будем априорно предполагать, что инспектор этот добропорядочный человек, который просто исполняет свой служебный долг, - поэтому разговаривать нужно не на повышенных тонах. Это первое и, я считаю, абсолютное условие.

Второе, если составляются какие-нибудь процессуальные документы - процессуальные в рамках административного законодательства, значит если водитель с чем-то не согласен, он должен писать свои возражения. Нужно не отворачиваться с обиженным видом, не отказываться от подписи, как это многие сейчас делают, поскольку считают, что подписи нет - значит, соответственно, и нет никаких согласий с тем, что ему вменяется. Ничего подобного. Чем более подробно расписано несогласие, тем лучше. Если есть возможность заручиться свидетельскими показаниями, еще лучше, по крайней мере, записать каких-то очевидцев того, что произошло, чтобы потом можно было их показаниями воспользоваться в суде или в другом месте, где будет проводиться разбирательство. Так что любая подпись должна быть на документе, но ей должно предшествовать объяснение.

И еще раз подчеркиваю, - с этого нужно начинать и завершать этим - нельзя входить в конфликт. Многие начинают вспоминать все свои связи, рассказывают инспектору, что знают замминистра внутренних дел, настоящего или прошлого, или прокурора республики настоящего и так далее.

Марьяна Торочешникова: Это, наверное, очень раздражает инспекторов.

Леонид Челяпов: Это чрезвычайно раздражает инспекторов, и совершенно закономерно. Точно так же, как всевозможные ходоки, которые потом приходят к дознавателям, - это более чем бесит.

Как адвокат, могу посоветовать прежде всего апеллировать к закону и к доказательствам - это самые надежные союзники в данном случае. Если свою правоту вы отстаиваете на той доказательной базе, которая была создана в процессе осмотра, допустим, дорожно-транспортного происшествия или в процессе сбора доказательств каких-то, и эти доказательства вы используете, то это самый надежный союзник.

Я считаю, что все-таки закон нужно соблюдать и блюсти и сотрудникам милиции, и, соответственно, водителям, может быть, прежде всего.

Марьяна Торочешникова: Мне очень хотелось, чтобы до окончания передачи Владимир Викторович назвал фамилию того инспектора ГАИ, который был признан лучшим в России. Я знаю, недавно конкурс прошел в Кемерово.

Владимир Кузин: Я, к сожалению, не могу вам сказать фамилию лучшего инспектора, потому что уехал оттуда до подведения итогов. Я знаю, что первое место лучшего инспектора получил как раз представитель ГАИ Кемеровской области.

Марьяна Торочешникова: Остается только порадоваться, что в России есть еще такие добросовестные сотрудники, которые блюдут закон на российских дорогах.

XS
SM
MD
LG