Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судебная защита прав инвалидов в РФ


Марьяна Торочешникова: В своих программах мы неизменно рассказываем о тех победах, которые одерживают в судах "маленькие люди" - простые российские граждане. Хотя "маленькими" их можно назвать весьма условно, потому что зачастую именно благодаря их вмешательству изменяются федеральные законы.

В сегодняшней передаче мы также поговорим о судебных победах, на сей раз, сузив круг победителей. Речь пойдет о защите прав инвалидов.

Со мной в студии гость - Александр Петрович Титаренко, руководитель региональной Общественной организации инвалидов "Диалог - социальное партнерство".

Александр Петрович, не секрет, что материальное положение инвалидов оставлять желать лучшего, и потому зачастую они просто отказываются идти в суды, чтобы отстаивать там свои права, не рассчитывая выиграть дело без адвоката. Насколько мне известно, ваша организация оказывает правовую помощь как раз таким людям. А как это происходит, на безвозмездной, возмездной основе?

Александр Титаренко: Наша организация выросла из группы взаимопомощи инвалидов - это когда люди на неформальной основе помогают друг другу, разумеется, безвозмездно. Сейчас мы просто оформились как юридическое лицо, теперь оказание бесплатной помощи закреплено в уставе организации, и мы этим руководствуемся в повседневной жизни.

Марьяна Торочешникова: А почему вы решили заняться столь нерентабельным делом? Ведь понятно, что у вас работают не только правозащитники-альтруисты, но наверняка и профессиональные юристы, которым нужно на что-то жить.

Александр Титаренко: Так исторически случилось, что, еще когда у нас не было организации, один инвалид первой группы обратился к другому инвалиду первой группы с просьбой помочь в составлении искового заявления в суд. У этого инвалида был уже некоторый опыт судебный. И поскольку получился положительный результат, то эта практика была продолжена. Другие инвалиды узнали об этом и стали обращаться.

Кроме того, у нас есть юрист, который окончил вуз по специальности "право и организация социального обеспечения". Он у нас также работает добровольцем, на безвозмездной основе, кроме того, что он еще работает в коммерческой структуре по своей специальности юридической.

Марьяна Торочешникова: То есть все началось фактически с дружеской консультации.

Александр Титаренко: Совершенно верно, с дружеской консультации, неформально.

Марьяна Торочешникова: И теперь сколько людей обращаются к вам за помощью? Насколько я понимаю, к вам обращаются не только за консультациями правовыми, но вы и представляете интересы граждан в судах.

Александр Титаренко: Да, раньше мы оказывали такие услуги, безвозмездные, только членам организации, а сейчас нам звонят и приходят к нам люди, совсем и не члены нашей организации, а просто узнали, что существует такая организация "Диалог - социальное партнерство", она успешно решает вопросы в судах.

Например, по итогам 2002 года мы вели 25 гражданских дел, из них завершено 15 дел, и из них только по двум делам не вынесены положительные решения, то есть, не удовлетворены наши исковые требования или наши жалобы.

Марьяна Торочешникова: Но они не вступили еще в законную силу?

Александр Титаренко: Не вступили в законную силу, и теперь эти дела будет рассматривать Мосгорсуд. А вообще, на 20 дел у нас 19 выигрышных. И это с учетом того, что у нас почти все дела ведут не профессионалы, а люди, у которых просто сложилась так жизненная ситуация, что им необходимо решить вопрос именно в суде, то есть никакой другой орган его решить не сможет.

Марьяна Торочешникова: Вашей судебной практике можно позавидовать, она как раз ложится в рамки названия нашей передачи - "Большие победы маленьких людей", в известном смысле "маленьких", конечно.

Как вы думаете, есть ли какие-то причины, которые мешают инвалидам - ведь мы сегодня об этих гражданах говорим - обращаться в суды?

Александр Титаренко: Хотя в Конституции Российской Федерации и указано, что государство защищает права граждан посредством судебной процедуры, но на практике инвалидам, конечно, объективно созданы определенные препятствия.

Во-первых, для того чтобы обратиться в суд, надо знать, как написать жалобу или исковое заявление, надо знать процедуру, владеть положениями Гражданско-процессуального кодекса. Обычные граждане для преодоления этих трудностей могут обратиться к профессиональному адвокату. Чего не скажешь об инвалиде, получающем инвалидную пенсию, которая, как мы знаем, в Российской Федерации не очень велика... То есть, тут еще заложен барьер финансовый, ценовой. Ведь не секрет, что минимальная сумма, с которой можно прийти к коммерческому адвокату и получить устную консультацию, составляет 500 рублей.

Марьяна Торочешникова: Но это в Москве.

Александр Титаренко: В Москве... А чтобы написать исковое заявление, тут уже счет идет на тысячи. А 2-3 тысячи - это месячная пенсия инвалида.

Кроме того, я не сказал еще о том, что для инвалидов-опорников существуют барьеры как бы и физические, по доступности. Абсолютное большинство зданий судов не оборудовано пандусами, подъемниками на второй, третий этаж - вот в этом плане барьер.

И, конечно, психологический барьер. Это, наверное, самое главное препятствие, с которым встречается инвалид. Он считает, что он человек маленький (как указано в названии вашей передачи), и ему очень трудно включиться в эту огромную, сложную судебную машину и привести ее в действие своим заявлением и добиться результата.

Марьяна Торочешникова: А с другой стороны, можно ли говорить о том, что инвалиды вызывают у судей сострадание и это обеспечивается какой-то процент того, что дело будет выиграно в суде? Или, наоборот, идет отторжение какое-то у судей?

Александр Титаренко: Честно говоря, когда некоторые инвалиды в суде пытаются привлечь внимание судей и работников судов (потому что там не только судьи, а секретари, работники архивов, канцелярий) к своему статусу инвалида, человека с ограниченными возможностями, то - от судей я, конечно, такого не слышал, а от других работников судов я слышал, и довольно часто, - они отвечали русской народной поговоркой: "в суде и в бане все равны". То есть идите, товарищ инвалид первой группы, в самый конец очереди и ждите, пока я, канцелярский работник, обслужу всех здоровых людей, стоящих впереди.

Это, конечно, не очень корректно. Инвалидам здесь можно ссылаться вот на что. В одном из постановлений пленума Верховного суда дана рекомендация всем судам: если гражданин, обратившийся в суд, является пенсионером, инвалидом, то суды должны более внимательно рассматривать его дело. Ну, в моей практике, тоже обширной, я, честно говоря, не встречал какого-то особого к себе отношения судей, нет. На деле эта рекомендация, я могу это утверждать, не выполняется.

Марьяна Торочешникова: Я сейчас предлагаю перейти от теории к практике. И для этого давайте послушаем сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Пятигорске Ладой Леденевой.

Лада Леденева: 72-летняя Виолетта Соколова - инвалид второй группы по хроническому заболеванию. Чтобы получать небольшую прибавку к более чем скромной пенсии, женщина решила согласиться на предложение немного подзаработать, тем более что работа оказалась несложной - дежурство на автопарковке у ворот Пятигорской кондитерской фабрики по 2 часа в день.

Однако первая же зарплата вызвала у Виолетты Андреевны недоумение: вместо обещанных 400 рублей ей выдали несколько коробок конфет сомнительного качества. Как оказалось, по закону руководство фабрики вправе выплачивать работнику заработную плату продукцией, но в размере, не превышающем 20 процентов, и только по письменной просьбе - заявлению.

Виолетта Соколова: То есть продукцией, вразрез законодательству. Потому что по моей просьбе могут мне выплатить заработную плату продукцией- 20 процентов, не более. А нам полностью. Причем продукция была отвратительного качества.

Лада Леденева: На сегодняшний день на Пятигорской кондитерской фабрике "ЭКОН" работают около 50 инвалидов, благодаря которым предприятие получает налоговые льготы. Зарплату им выдают конфетами, и, похоже, такая ситуация устраивает всех.

Однако Виолетта Соколова решила восстановить справедливость. Для начала она попыталась обратиться к директору фабрики Анатолию Плющенко. Но не тут-то было. Только через три месяца обивания чиновничьих порогов работница фабрики попала к директору на прием.

Виолетта Соколова: В отделе кадров мне пропуск не дают туда, говорят: "Идите на проходную". А меня с проходной даже выгнали. Вот когда меня даже из проходной выгнали: "Идите, даже около проходной не стойте" - вот тогда меня, конечно, это шокировало, и я вынуждена была добиваться, искать его как депутата. Я говорю: "Я к нему как к депутату хочу пройти. Это мой депутат, которого я избирала". И я три месяца не могла пройти к директору на территорию фабрики, хотя я там числюсь.

Так вот, у него общественная приемная. Я обошла весь исполком, администрацию нашу - никто ничего не знает, вообще у него нет кабинета там. Потом через представителя, Катренко, я узнала, что он у себя на производстве ведет прием. Звоню секретарю его - такое хамское отношение, что дальше некуда, бросает трубку. Я говорю: "Он вообще-то у вас работает?" То есть не хочет вообще встречи давать.

И вот когда меня его помощник лично провел через проходную и я встретилась все же с директором фабрики, реакция, знаете, моментальная: "А вы недорабатываете..." - начинается с этого. Я говорю: "Ну, тогда нам говорить не о чем, я пришла к вам с другим".

Лада Леденева: Тогда женщина-инвалид обратилась в прокуратуру.

Виолетта Соколова: И, значит, мне присылают письмо, что вы будете получать заработную плату в денежном эквиваленте. А зачем это надо было решать три-четыре месяца, когда это можно сделать в течение пяти минут?

Лада Леденева: Не дожидаясь суда, Виолетте Соколовой удалось отстоять свои права.

Виолетта Соколова: Сказать по жизненной ситуации, права берут. Потому что дать их могут только на бумаге: в законодательных актах, во всех кодексах, подзаконных актах и так далее. Но для того чтобы ими пользоваться, их нужно брать. Если ты идешь и требуешь, настойчиво требуешь, и если тебя не пошлют подальше, если ты выстоишь, - ты возьмешь все. Все же можно добиться.

Меня возмущает фраза: "А что мы сделаем?". Нет, мы сделаем, если нас будет много.

Марьяна Торочешникова: Вот этот сюжет очень хорошо ложится в формат нашей передачи - "Большие победы маленьких людей". Правда, он несколько отличается от обычных наших историй уже тем, что был решен в досудебном порядке, что, - согласитесь со мной, Александр Петрович, - наверное, большая редкость.

Или у вас есть хорошая практика решения спорных вопросов, возникающих между инвалидами и какими-то организациями, в досудебном порядке?

Александр Титаренко: Да, есть, конечно. Например, к нам обратился инвалид первой группы, которому вследствие операции были назначены лекарства в количестве 12 или 15 препаратов, которые он должен был принимать ежедневно по жизненным показаниям. В одной из поликлиник он не смог получить препарат. Ему сказали: "Вот эта компания, которая поставляет, у нее на складе этого нет". 5 дней нет, 10 - нет, 15 - нет. Инвалид, конечно, написал туда письмо с нашей помощью, потом написал исковое заявление в суд.

Поскольку здесь было нарушено право инвалида на бесплатное обеспечение лекарственными препаратами, установленное законом "О социальной защите инвалидов" Российской Федерации, эти права были нарушены, что принесло ему физические и нравственные страдания, он потребовал компенсации морального вреда и возобновления обеспечения лекарственными препаратами.

Когда этот инвалид пришел в суд, то встретил там юриста этой коммерческой организации, фармацевтической. Юрист предложил решить дело миром, не доводя до судебного решения. Отвез инвалида на машине в центральный офис организации, представил его руководителю организации, который распорядился удовлетворить его исковые требования на месте. После этого на машине его отвезли в суд, где он написал заявление...

Марьяна Торочешникова: Об отзыве иска.

Александр Титаренко: С тех пор прошло три года - и этот инвалид обеспечивается лекарствами без проблем.

Марьяна Торочешникова: С одной стороны, это очень хороший пример, и организация себя весьма порядочно повела в этой ситуации. Но с другой стороны, согласитесь, что другие люди, нуждающиеся в получении - если мы говорим о конкретном деле - лекарственных препаратов, они не всегда могут дойти до суда. И не каждого встретят, приветят и выдадут ему наличные деньги, извинятся и будут обеспечивать.

С этой точки зрения, может быть, судебная практика гораздо выгоднее, потому что другие аптеки будут уже напуганы судебным решением?

Александр Титаренко: Может быть, и так. Но досудебное решение имеет, конечно, свои преимущества.

У нас есть еще один пример. Обратилась к нам женщина, инвалид первой группы, что нарушается ее право на бесплатное санаторно-курортное лечение. Она является инвалидом, так называемым, ведомственным, как говорят в Москве. Она раньше работала в ГУВД Москвы и получает пенсию от Министерства внутренних дел.

Прежде чем обращаться в суд, мы с этой женщиной съездили в Медицинское управление ГУВД Москвы и побеседовали с заместителем начальника. Мы сообщили о том, что есть закон прямого действия, который устанавливает о право инвалида первой группы на бесплатное получение путевки в санаторий, а вот есть действия одной из поликлиник, которая не удовлетворяет законные требования инвалида первой группы о бесплатном санаторно-курортном лечении, а предлагает приобрести путевку за 18 тысяч рублей в Подмосковье. Мы этому начальнику четко обрисовали свою позицию по этому вопросу и сказали, что будем обращаться в прокуратуру города Москвы, кроме того, можем пригласить его в качестве ответчика в суд.

Марьяна Торочешникова: Если вопрос благополучно не решится мирно?

Александр Титаренко: Да. Чиновник, конечно, сказал: "Не надо меня пугать". Но, извиняюсь, здесь мы не угрожали ему, мы не говорили, что "мы тебя в подворотне встретим", еще что-нибудь.

Марьяна Торочешникова: Закон есть закон.

Александр Титаренко: Мы ему просто процитировали закон и спрогнозировали дальнейшее развитие ситуации.

Результат был такой: через два дня мне позвонила эта женщина и сказала, что ее пригласили в поликлинику, выдали путевку и сказали: "Приходите к нам на следующий год". Сейчас уже третий год без вопросов человек отдыхает, оздоровляется. Бесплатно и без судебных решений.

Марьяна Торочешникова: Если возвращаться к разрешению споров в судебном порядке, с какими жалобами в вашу организацию чаще всего обращаются инвалиды? Какие права инвалидов чаще всего нарушаются государственными органами, коммерческими организациями? Где больше всего проблем?

Александр Титаренко: Много дел, конечно, когда обращаются с нарушением тех или иных прав инвалидов, установленных законами. Вот о бесплатном лекарственном обеспечении я сказал, о бесплатном санаторно-курортном лечении здесь было сказано. Есть еще право на бесплатное транспортное обслуживание, то есть бесплатный проезд в транспорте общего пользования.

Например, в Москве есть автобус 623-го маршрута, и часть этих автобусов имеет на своем номере 623 букву "К" или "Т", они являются коммерческими - и с инвалидов и пенсионеров берут деньги за проезд. Никакого законного обоснования для этого нет. Мы по этому поводу сейчас готовим исковое заявление в суд, поскольку наша переписка, которая идет уже год с этим автобусным парком, она ни к чему не приводит.

Есть проблемы и с коммунальными услугами. Сейчас вот отменили льготу, с 1 января, по 50-процентной оплате телефона. Причем вопрос этот все-таки решается для пенсионеров, которые состоят на учете в Собесах Москвы, имеющих гражданскую пенсию, а все ведомственные пенсионеры - от МВД, Министерства обороны и прочих ведомств - по ним вопрос вообще не решается. И, насколько я понимаю, он может решиться только в суде, поскольку закона никто не отменял.

А у нас есть прецеденты, когда дело доходило до Верховного суда, есть постановление даже пленума Верховного суда, где сказано, что... Вот часто чиновники ссылаются на отсутствие финансовых средств, что они не могут обеспечить эту льготу, потому что нет из федерального бюджета поступлений, а в постановлении пленума четко сказано: отсутствие механизма финансирования льгот не является основанием для их не предоставления. То есть, написано в законе: бесплатно то-то и то-то - предоставляйте.

Марьяна Торочешникова: И где хотите, там деньги и берите.

Александр Титаренко: Где хотите, там и берите, хоть из своей зарплаты, уважаемые чиновники.

Марьяна Торочешникова: Александр Петрович, скажите, пожалуйста, как вести себя инвалиду, который столкнулся с какой-то проблемой правовой и хочет решить вопрос в суде. Вот что ему нужно делать, куда обращаться, какие документы подготовить предварительно?

Александр Титаренко: Суд рассматривает дела по доказательствам, которые представлены. Если представить одно заявление или жалобу, конечно, вопрос не будет решен. То есть главное - это система подготовки доказательств. Это самое главное, без этого просто и не надо обращаться.

Для этого следует обратиться к чиновнику с заявлением о том, что нарушаются такие-то ваши права, - обратиться официально, обязательно письменно, обязательно заказным письмом, обязательно с уведомлением о вручении, - и через месяц получить его ответ. И в его ответе будет изложена, правовая позиция, то есть: ваши права нарушаются потому-то и потому-то - и дальше идет анализ правовой позиции чиновника. Если это не соответствует закону, тогда пишется заявление, а вот эта отписка чиновника прилагается как доказательство к делу. Без этого обращаться в суд, конечно, не надо.

Ну и желательно, конечно, чтобы заявление написал человек, который имеет опыт в этом деле.

Марьяна Торочешникова: Александр Петрович, в начале передачи вы достаточно хорошо разрекламировали нам деятельность своей организации, рассказав о том, сколько выигрышных дел приходится у вас на общее количество. В принципе, можете ли вы сейчас говорить, что в России есть хорошо сложившаяся система правосудия и возможно добиться правды в суде?

Александр Титаренко: Если проявить настойчивость, то, как вы говорите, правды добиться можно почти всегда. Наш опыт это подтверждает. У нас есть положительные решения по таким делам, за которые профессиональные юристы думают, браться или нет.

Например, у нас есть положительный опыт решения дела о выписке, или, как сейчас говорят, снятии с регистрации бывшего члена семьи, инвалида первой группы. Но для этого понадобилось около трех лет и настойчивость инвалида, потому что, когда он обратился в консультацию, к профессиональным юристам, к адвокатам, они ему сказали: "Что выписать из трехкомнатной квартиры, московской, бывшего члена семьи? - Вы готовьтесь, дорогой товарищ, на очень большую сумму в долларах США - это будут услуги адвоката. И плюс к этой сумме еще готовьте тоже очень большую сумму, она пойдет не адвокату, - как он выразился, - а для повышения вероятности положительного решения вопроса в суде". Причем стопроцентной гарантии этот адвокат не обещал.

В таких условиях инвалид первой группы посчитал свою пенсию и понял, что адвокат ему просто не по карману. Пошел в магазин, купил несколько книжек юридических - Процессуальный кодекс, Жилищное законодательство и прочее, прочее - и стал их изучать. И в течение трех лет с четырьмя судебными решениями вопрос был решен.

Марьяна Торочешникова: Александр Петрович, вот вы выигрываете дела в судах. А расскажите, какой у вас секрет, что у вас так все получается хорошо, что такие, неперспективные на первый взгляд, дела вдруг оказываются успешно выигранными?

Александр Титаренко: Нас еще в детстве учили, что, если хочешь, чтобы было что-то сделано, иди и делай сам. Это, в общем-то, правило американских менеджеров, но нас тоже этому учили. Если человек очень сильно захочет что-либо сделать, он этого обязательно добьется. Причем это вот - очень сильно захотеть - это не значит лежать на диване, в потолок поплевывать, покуривать: вот я хочу это, я хочу то. Это значит - вложить туда свое время, свои нервы, свои, вероятно, средства, отодвинуть в сторону практически все остальные дела и заниматься только этим. Тогда успех, в общем-то, гарантирован.

XS
SM
MD
LG