Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поправки к Закону "О гражданстве РФ"


В прошлой передаче мы обсуждали проблемы, связанные с пенсионным обеспечением бывших советских граждан, ныне не имеющих никакого гражданства. И в попытках прояснить ситуацию непременно возвращались к Закону о гражданстве.

О необходимости изменения этого закона говорилось со времен его принятия. Но не далее как на прошлой неделе президент внес для рассмотрения в Государственной Думе ряд поправок к этому закону.

Итак, Закон о гражданстве, поправки к нему и ситуацию, сложившуюся вокруг приобретения российского гражданства, мы обсуждаем с заместителем председателя фракции СПС в Государственной Думе Борисом Надеждиным и руководителем правозащитной организации "Восход" Евгением Бобровым.

Борис Борисович, что же это за поправки. И имеют ли они, на ваш взгляд, принципиальное значение?

Борис Надеждин: Я искренне рад за президента России Путина, который выполнил обещание, данное в мае, когда зачитывал свое послание и говорил о том, что закон "О гражданстве" нарушает права огромного количества людей, что его нужно менять. Поправки, которые внес президент, принципиально упрощают получение гражданства России миллионам людей, в первую очередь нашим бывшим соотечественникам.

Марьяна Торочешникова: Вы можете привести какие-то конкретные примеры?

Борис Надеждин: Их довольно много, этич ситуаций, когда жизнь людей становится проще в смысле получения гражданства. Но самое главное следующее. Первое, пятилетний срок проживания в России для получения гражданства России, который по закону необходим, теперь отсчитывается не со дня получения вида на жительство (которого ни у кого не было в 2002 году), а со дня регистрации по месту жительства в стране.

Дело в том, что существуют миллионы людей, которые после 1992 года (например, в 1995, 1999) въехали в страну с советским паспортом. Кстати, у многих из них были вкладыши о гражданстве, выданные в консульствах в Казахстане, на Украине, в Молдове и так далее.

По закону, который, к сожалению, был принят два года назад, им говорят: "То, что вы живете в стране 5 или 10 лет, никого не интересует. С 2002 года вставайте в очередь за видом на жительство (а это от 1 года до 3 лет) и потом еще 5 лет живите до получения возможности обращаться за гражданством". Теперь же, в соответствии с поправками, им говорят: "Все, 5 лет вы уже живете - завтра идите и получайте российский паспорт".

Вторая ситуация. Переведена в категорию упрощенного порядка приема в гражданство - без требования пятилетнего проживания в стране вообще - целая категория лиц. Это, скажем, те, у кого есть родители, проживающие в России. Это, скажем, те, кто имел гражданство СССР, живет в республиках бывшего СССР и не получил там гражданство. Таких людей особенно много в Прибалтике, кстати.

И наконец, принципиально новая и абсолютно правильная норма, упрощенный порядок приема в гражданство устанавливается для тех ребят молодых, - а очень важно, чтобы в страну молодые приезжали, - которые получили образование в Российской Федерации. Проще говоря, студенты - граждане стран, например, Украины, Белоруссии, Молдовы и так далее, получившие образование в российском вузе, могут быстро получить российское гражданство, что очень правильно. Ну и еще есть ряд категорий, о которых я могу долго говорить.

Кстати, принципиально новая вещь. Одновременно вносятся поправки в закон "О воинской обязанности и военной службе", позволяющие молодым ребятам из стран СНГ служить по контракту в российской армии и через три года службы по контракту получать российское гражданство. Это тоже правильно.

Марьяна Торочешникова: Хорошо, что вы остановились на этом моменте, потому что, насколько мне известно, Евгений и его организация инициировали проведение правовой экспертизы вот этих поправок президентских. И как раз последние поправки их очень озадачили.

Евгений Бобров: По действующему законодательству, иностранные граждане и лица без гражданства не могут служить в российской армии. Кроме того, они не могут даже работать в российской армии либо в воинских органах, учреждениях на должностях гражданского персонала. И поэтому, мы пришли к выводу, что президентский законопроект противоречит уже действующим законам.

Но поскольку в закон "О воинской обязанности и военной службе" вносятся изменения, то, наверное, это противоречие будет устранено.

Вместе с тем, я хотел бы остановиться на отрицательной стороне момента. А именно, президентский законопроект предлагает повторно принимать в гражданство гражданам бывшего СССР, которые родились на территории России и получили гражданства новых независимых государств. Дело в том, что этот законопроект в корне меняет концепцию закона "О гражданстве", ранее действовавшего, по которому эти лица признаны полноправными гражданами Российской Федерации. И поскольку подавляющее большинство этих лиц - более 99 процентов - письменно от своего российского гражданства не отказывались, они в полной мере его сохраняют.

Закон есть закон, его надо исполнять. Если строго придерживаться смысла закона, то этим лицам надо выдать российские паспорта без повторного принятия в российское гражданство, потому что они свое российское гражданство не утратили.

Марьяна Торочешникова: Борис Борисович, вы согласны с этими замечаниями?

Борис Надеждин: Я только с одним позволю себе не согласиться. Все правильно сказал мой коллега, но мы не могли принять такой закон "О гражданстве", который автоматически дает гражданство России всем тем, кто родился в России. Может быть, это звучит и хорошо - кто родился, тот гражданин, - но мы не могли принять такого закона по простой причине. Существует огромное количество людей (это миллионы людей), которые родились в России, но давно отсюда уехали, и многие из них могут жить не только в странах СНГ, но где угодно: в Австралии, в Америке, в Африке. Если мы их объявляем де-юре без их заявления гражданами России, мы попадаем в конфликт с другими государствами, для которых они свои граждане.

А для тех, кому действительно нужно российское гражданство, в поправках президента делаются вполне реальные упрощения.

Марьяна Торочешникова: На ваш взгляд, насколько велика вероятность того, что эти поправки будут приняты депутатами?

Борис Надеждин: Стопроцентная вероятность. Я обеими руками "за". Тем более, что 90 процентов того, что внес президент, - это как раз мои поправки к закону "О гражданстве", которые были провалены при его принятии два года назад центристским большинством.

Сейчас они, конечно же, возьмут под козырек, проголосуют единогласно - и закон с радостью будет принят парламентом.

Марьяна Торочешникова: Говоря о поправках, мне хотелось бы, чтобы мы вспомнили об обычных людях и о ситуациях, с которыми они сталкиваются ежедневно.

Думаю, что имеет смысл обсудить в нашей передаче еще одну тему, непосредственно связанную с законом "О гражданстве". Как известно до 31 декабря 2003 года все граждане России - теперь уж, думаю, лучше говорить "все люди, считающие себя гражданами России" - все они должны обменять свои советские паспорта на новые российские.

И каждый месяц с момента начала обмена паспортов СССР на новый российский паспорт только в петербургское отделение Российского Комитета адвокатов в защиту прав человека обращаются до 40 человек, которым неправомерно отказывают в выдаче нового документа. И порой действия работников паспортно-визовых служб противоречат всем нормам законов и доходят до абсурда.

Один из ярких примеров - изъятие ранее выданного вкладыша, подтверждающего принадлежность к гражданству Российской Федерации, без составления надлежащих актов об изъятии и сопутствующих документов. Особенно кощунственно выглядят такие действия по отношению к ветеранам Великой Отечественной войны, которые защищали Россию и перед которыми Российское государство до сих пор в долгу.

Именно такой случай произошел с 90-летним Константином Донченко, проживающим в Петербурге. Рассказывает наш корреспондент Татьяна Валович.

Татьяна Валович: Константин Сергеевич Донченко родился в 1912 году в Омске. В 1931 приехал в Ленинград, где закончил консерваторию. В 1939 был призван в армию и со своей совсем не военной профессией музыканта служил до 1946 года в Дальневосточном военном дивизионе бронепоездов, участвовал в боях. Награжден Орденом Великой Отечественной войны II степени.

После войны вернулся в Ленинград и продолжил обучение в аспирантуре Ленинградской консерватории, а по окончании был направлен во Львовскую консерваторию Украинской ССР. Это назначение и сыграло, как выясняется теперь, трагическую роль в сегодняшней судьбе Константина Сергеевича.

После выхода на пенсию и в связи с ухудшением здоровья в 1991 году Константин Сергеевич, профессор Львовской консерватории, вернулся в Петербург, где жила его дочь. Однако из-за систематических приступов астмы оформить постоянную прописку смог только в 1993 году.

В 1997 году, в соответствии с новым законодательством, в 71-ом отделении милиции Петербурга Константину Сергеевичу был выдан вкладыш о принадлежности к российскому гражданству, и он не подозревал, что при обмене старого паспорта СССР на новый российский столкнется с какими-либо трудностями.

Константин Донченко: У меня отобрали вкладыш. Никакого гражданства у меня нет, в то время как я русский человек. Я родился в Сибири, в Омске. Я не могу ходить уже, неходячий больной, как говорят врачи.

Татьяна Валович: Константин Сергеевич инвалид второй группы. Ему было тяжело говорить - астма. И беседу о сложившейся ситуации я продолжила с его дочерью Мариной Константиновной, которая ходит по инстанциям, чтобы получить паспорт для отца.

Марина Константиновна: Мы подали в суд документы, потому что я консультировалась с юристами, и мне сказали, что есть возможность подтвердить факт постоянного проживания папы с помощью свидетелей. Надо было собрать довольно большой пакет документов, я все это сделала. Но судья, надо сказать, в общем, довольно недоброжелательно отнеслась к этой идее и сказала: "Да, конечно, свидетели... Но вы же знаете, свидетели могут сказать все что угодно, а мне нужен документ письменный, чтобы доказать, что папа на 6 февраля 1992 года проживал здесь постоянно".

Татьяна Валович: Тогда Марина Константиновна обратилась в петербургское отделение Российского Комитета адвокатов в защиту прав человека, к адвокату Ольге Цейтлиной.

Марина Константиновна: Мы составили жалобу на милицейские действия, в результате которых у папы отняли вкладыш. Но заместитель начальника УПВС по России сказал, что это был правильный шаг со стороны милиции. Притом, что у отца нет ни одной чужой печати, то есть все российское. Он родился в России, он никогда не был гражданином Украины, паспорт не менял на украинский. У него только паспорт СССР вот этот, старый.

Боюсь, что до конца года мы не успеем получить новый паспорт, и тогда отец лишится пенсии, во-первых, и всех вспомоществований по медицинской части: ни в больницу его не возьмут, ни полис я ему не смогу оформить заново, ни в поликлинике... То есть все, абсолютно все сразу человек теряет, он становится никем.

Марьяна Торочешникова: Вот такая история пришла к нам из Санкт-Петербурга. И я уверена, что это не единственный, не прецедентный случай.

Борис Борисович, вы можете как-то прокомментировать сложившуюся ситуацию?

Борис Надеждин: Ну, что уж тут комментировать, я бы этот сюжет просто ставил бы на ночь конкретно гражданину Виктору Иванову, заместителю руководителя администрации президента, который и сделал такой закон, продавил этот совершенно безумный закон два года назад. Пусть он послушает и подумает, что с ним станет, когда ему 90 лет будет.

Но, к счастью, президент принял правильное решение, и на странице 4 поправок президента написано буквально следующее - я просто прочту, потому что тут все ясно: "В гражданство России принимаются в упрощенном порядке, без соблюдения всех условий и без предоставления вида на жительство ветераны войны, состоявшие в гражданстве СССР и проживающие на территории России".

То есть в данном конкретном случае, когда мы за этот закон, я надеюсь, быстро проголосуем, уважаемый Константин Донченко может просто прийти - и ему вернут и вкладыш, и новый паспорт дадут сразу, моментом.

Марьяна Торочешникова: То есть осталось только ждать, когда же Государственная Дума примет эти поправки.

Борис Надеждин: Да, потому что по действующему этому, ужасному, антинародному закону, не побоюсь этого слова, ему действительно не могут дать российский паспорт.

Марьяна Торочешникова: Евгений, насколько мне известно, вы отслеживаете судебную практику по такого рода делам, сложившуюся на всей территории Российской Федерации. Понятно, что эта ситуация типична, но везде ли судьи отказываются устанавливать в судах факт проживания на территории Российской Федерации по заявлениям свидетелей?

Евгений Бобров: Да, в некоторых судах судьи действительно отказываются заявление об установлении факта проживания. Но поскольку существуют руководящие разъяснения Верховного суда, то при обжаловании таких незаконных определений вышестоящий суд их отменяет и дела такие рассматривает.

Что касается Константина Донченко, то все его проблемы с действующим законодательством давным-давно разрешены. В постановлении Конституционного суда от 16 мая 1996 года, номер 12п (по делу Смирнова), рассмотрена аналогичная ситуация. И Конституционный суд пришел к выводу, что те граждане, к которым относится Константин Донченко, - которые не принимали гражданство иностранного государства, но имеют советский паспорт, - приобрели гражданство Российской Федерации в момент своего рождения.

Марьяна Торочешникова: Хорошо, а чем же тогда можно объяснять вот такое отношение представителей правоохранительных органов к этим гражданам? Ну что, это просто незнание законов или...

Евгений Бобров: Да, я бы хотел сказать, что это именно незнание закона, потому что для уроженцев Российской Федерации не требуется выяснять, проживал ли человек постоянно на территории России на 6 февраля 1992 года. И потом, работники паспортных служб и вышестоящих органов смотрят всегда только на наличие прописки. Даже если бы Константин Донченко не родился в России, то он все равно является гражданином Российской Федерации с 1992 года, потому что постоянно проживал.

Постоянное проживание не тождественно наличию прописки на территории России, оно может быть установлено судом на основании других документов. Он здесь, наверное, лечился, получал пенсию.

Борис Надеждин: Я просто прокомментирую слова господина Боброва. Конечно, решение Конституционного суда - это очень мило, но есть реальность. Реальность: сходите в ОВИР и посмотрите, на что там ссылаются. Поэтому реально проблему невозможно решить, особенно когда вам 90 лет, в Конституционном суде.

Проблема решается вот сейчас, к счастью, когда президент внес поправки - и эти трудящиеся ОВИРа возьмут под козырек. Вот так она быстрее решиться намного.

Марьяна Торочешникова: Хорошо, а как же быть обычным людям-то, пока еще нет этих поправок? С одной стороны, было бы разумно им сказать: берите старый закон, берите решение Конституционного суда, которое имеет силу закона, и несите его в ОВИР.

Борис Надеждин: Это такая тяжелая юридическая дискуссия... Но я могу сказать следующее, Конституционный суд дал толкование старого закона и "Закона о соотечественниках". Когда был принят новый закон, этот ужасный, в 2001 году, то фактически эта тема закрылась, и вся система МВД смотрит на этот действующий закон. Потому что Конституционный суд толковал другой закон, который был признан утратившим силу.

Это такая дискуссионная юридическая заморочка. Я вас уверяю, что с точки зрения человека, стоящего в очереди в ОВИР, Конституционный суд - это, конечно, инстанция хорошая, но несколько далеко расположенная обычно и рассматривающая дела годами.

Евгений Бобров: Полностью согласен с Борисом Борисовичем. Дело в том, что проблема неисполнения законодательства, действующего в момент приобретения этими лицами российского гражданства, безусловно, очень остра. Но, тем не менее, даже если бы старый закон действовал не 10 лет, а 10 секунд, то это бы ничего не поменяло: человек признан гражданином Российской Федерации старым законом и новый закон на него не распространяется, потому что он уже гражданин России.

Марьяна Торочешникова: Хорошо, но чтобы путаницу не создавать и чтобы люди, которые слушают сейчас нашу передачу, у которых нет в настоящий момент российского паспорта, а есть проблемы, связанные с приобретением российского гражданства и с обменом старого паспорта СССР на паспорт нового образца, - что вот им конкретно нужно делать, как им стать все-таки гражданами России, подскажите, пожалуйста.

Борис Надеждин: Есть два решения у этих людей. Решение первое - кстати, вполне возможное только для молодых, сильных людей - судиться за свои права в рамках действующего закона, выигрывать суды, добиваться правды.

Но, в любом случае, будут приняты Госдумой вот эти правки, которые внес президент, по моему прогнозу они вступят в силу не позднее января-февраля, - и тогда не нужно будет ходить в суд. Конечно, будет некоторая задержка, пока дойдет до ОВИРа инструкция и так далее, и так далее, но, тем не менее, можно просто еще потерпеть два, три, четыре месяца - и все будет нормально. К сожалению, я быстрее не могу сделать это.

Марьяна Торочешникова: Насколько мне известно, сейчас активно обсуждается вопрос о том, чтобы штрафовать с 1 января 2004 года всех тех людей, которые до сих пор не обзавелись новым российским паспортом. Насколько будет это законно, учитывая и то, что поправки новые ступят в силу только, наверное, в январе 2004 года, и, может быть, многие в силу отсутствия этих изменений в законодательстве так и не смогут получить новый российский паспорт. И можно ли вообще человека штрафовать из-за отсутствия у него гражданства?

Борис Надеждин: Ну, штрафовать человека за отсутствие гражданства невозможно абсолютно, это ерунда какая-то полная. Если люди, которые, например, принципиально не хотят иметь никакого гражданства, их довольно много в мире существует. Я уверен, что нет никакого другого решения, как после принятия закона, который внес президент, просто отменить 1 января 2004 года как крайнюю дату замены паспортов. Другого решения просто нет.

Отдельно есть вопрос: а имело ли право правительство России устанавливать такую дату? Ибо паспорта советские имели некоторые сроки действия, которые как бы внезапно были сокращены. Одно дело, когда вам 14 лет и вы первый раз в жизни получаете паспорт российский. Другое дело, когда вам 90 лет, вам 20 лет назад выдали советский паспорт со словами, что это на всю жизнь. Так, может, не надо горячку-то пороть?

Марьяна Торочешникова: Евгений, ваше мнение?

Евгений Бобров: 25 сентября этого года мы подали в Верховный суд жалобу о признании незаконным Постановления правительства России, которое ограничивает срок действия советских паспортов 31 декабря 2003 года. Дело в том, что ни федеральные законы, ни указы президента не уполномочивали правительство устанавливать окончание срока действия советских паспортов. Дело в том, что только при наличии паспорта возможно реализовать основные неотчуждаемые права человека - это и семейные, и имущественные, и избирательные, и экономические, и любые другие.

Прекращение срока действия паспорта существенно ограничивает дееспособность наших бывших соотечественников либо граждан России, по тем или иным причинам не успевших обменять старые советские паспорта на российские.

Марьяна Торочешникова: Решение суда еще не вынесено?

Евгений Бобров: Еще не вынесено, мы только обратились в Верховный суд.

Марьяна Торочешникова: Борис Борисович, вот мы говорим сейчас об этой дате - 1 января 2004 года. А какой смысл был ограничивать именно этой датой выдачу новых российских паспортов? Что преследовало правительство, какие интересы? Наверняка же у этого есть какая-то политическая, экономическая подоплека. Чего ради такой срок?

Борис Надеждин: Ну, давайте так. На всякий случай скажу, что одновременно с законом "О поправках в Закон "О гражданстве" президент внес Закон "Об основных документах, удостоверяющих личность гражданина", - паспортах. До сих пор паспортная система в стране существует на уровне решений президента и правительства - это не закон.

Конечно, очевидно, любое государство, в том числе российское, хочет, чтобы у его граждан были паспорта с надписью именно "Российская Федерация", с двуглавым орлом в качестве герба и со всеми атрибутами российской государственности. Поэтому сама по себе идея - постепенно изъять советские паспорта и выдать российские - абсолютно правильна.

Более того, правильно был указан некий срок, ибо если бы срок не был указан никакой, то наши граждане никогда бы и не пришли в милицию. А зачем? Но жизнь устроена так, что огромное количество граждан, в том числе вот эти самые старики, въехавшие после 1991 года, оказались в ситуации невозможности получить паспорт, потому этот срок нужно как минимум переносить.

Я абсолютно уверен, что по итогам принятия Закона "О гражданстве" и Закона "Об основных документах, удостоверяющих личность", будет срок увеличен, по крайней мере для тех, у кого были объективные трудности с получением паспорта - у кого вкладыш отобрали, и так далее.

Но я при всем при том чуть-чуть, хотя это мне несвойственно, встану на защиту трудящихся в ОВИРах. Дело в том, что есть категории граждан, у которых другого типа проблемы: они не могут "просохнуть" после очередной выпивки и так далее и просто не ходят, не выполняют свои гражданские обязанности - вот таких надо штрафовать. Если гражданин - разгильдяй, пьяница, хулиган и так далее, надо его за шиворот приводить и, как это сказать, обеспечивать паспортом.

Евгений Бобров: Я бы хотел еще посоветовать иностранным гражданам и лицам без гражданства из числа граждан бывшего СССР, не имеющим регистрации по месту жительства на 1 июля 2002 года, быстрее обратиться в ОВИРы и получить разрешение на временное проживание. В соответствии с вносимыми президентом поправками к Закону о гражданстве, вы сможете подать заявление на приобретение российского гражданства в упрощенном порядке без предъявления вида на жительство, до 1 января 2006 года.

XS
SM
MD
LG