Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как выиграть иск к лечебному учреждению?


Гостья сегодняшней передачи нашим постоянным слушателям уже известна. Это адвокат Московской коллегии адвокатов "Адвокатское партнерство" Лада Алексеевна Орлова.

А тему нашей передачи я бы обозначила отнюдь не риторическим вопросом, а именно: как выиграть иск к медицинскому учреждению?

Но прежде чем начать разговор, предлагаю послушать сюжет, подготовленный нашим корреспондентом в Саранске Игорем Телиным.

Игорь Телин: Лариса Александрова еще в детстве во время игры сломала два ребра. А поскольку в те годы она жила в дальней деревне, то в городскую больницу не попала. Местный фельдшер сделал перевязку - тем и обошлось. Прошли годы, Лариса переехала в Саранск, вышла замуж, в семье родились двое детей.

Старая травма время от времени давала о себе знать. Обратилась она в больницу, врачи предложили сделать операцию. Лариса, посоветовавшись с мужем, согласилась. Операция прошла успешно, поврежденные ребра удалили. Женщина выписалась и после короткого реабилитационного периода снова вышла на работу.

Работала она воспитателем в детском саду и регулярно должна была проходить медицинское освидетельствование. Первая же флюорография выявила затемнение в легких, но анализы показали: туберкулеза у нее нет. Подозрение на онкологическое заболевание также не подтвердилось. В то же время состояние женщины стало ухудшаться: температура 37,5, появилась одышка. Терапевт в местной поликлинике неизменно ставил диагноз ОРЗ и выписывал больничные. Затемнение в легком объяснял спайками, появившимися после операции.

О том, как дальше развивались события, - версия комиссии по изучению качества оказанной медицинской помощи.

- Лариса Николаевна заболела острой респираторной инфекцией, наблюдалась у участкового врача. Держалась высокая температура. Через неделю впервые в анализе мочи был обнаружен белок, сократилось и выделение мочи. Больную с подозрением на геморрагическую лихорадку с почечным синдромом направили в инфекционную больницу. При обследовании диагноз не подтвердился.

Ее перевели в реанимацию республиканской больницы. Больная получила комплексное медикаментозное лечение в полном объеме. Ее 13 раз подключали к искусственной почке, но никакого эффекта. Причина этого, что на фоне острой инфекции развился злокачественный нефрит. Лариса Николаевна умерла.

Игорь Телин: Мужу Ларисы, Юрию, врачи предложили подписать бумагу о том, что родные отказываются от вскрытия - мол, зачем резать, все и так ясно, от чего умерла жена. Юрий бумагу подписал. Но тут один из врачей неожиданно заявил, что требует вскрытия.

Справка, написанная патологоанатомом, повергла мужа умершей в шок. Оказывается, причиной смерти стало инородное тело, оставленное во время операции по удалению ребер. Это инородное тело - марлевая салфетка. Именно она выходила на рентгеновских снимках темным пятном на легких.

Имея на руках это заключение, Юрий обратился в суд, требуя наказания виновных. Но кто в данной ситуации виновен - хирург, делавший операцию и оставивший в груди марлевый тампон, медсестры, которые были рядом и недосмотрели, терапевт, ставивший диагноз ОРЗ и выписывавший больничные, врачи других больниц, бывшие не в состоянии опознать в темном пятне на легком инородный предмет?

Юрий Александров: Почему так случилось? Почему врачи вообще так халатно относятся? Просто хочется докопаться до правды, почему у нас медицина до сих пор как-то относится к обычным людям, как к скотине, не знаю к кому. Хочется просто обнародовать, чтобы люди хотя бы знали, имели представление, к кому и для чего обращаются. В суд подал только из-за того, чтобы разворошить вот этот муравейник, в котором увязли все эти врачи, которые покрывают друг друга и не хотят признать свою вину.

Игорь Телин: Впрочем, эти слова относятся уже к последовавшим после обращения в суд событиям. Была создана комиссия по изучению качества оказанной медицинской помощи умершей больной. Главный хирург и главный терапевт республики, Владимир Ипатенко и Галина Иванова, считают, что марлевый тампон в районе легкого к смерти Ларисы отношения не имеет. Тем не менее, районный суд постановил выплатить компенсацию родственникам Ларисы Александровой.

Минздрав с этим решением не согласился, Верховный суд отправил дело на повторное рассмотрение. Началась обычная для подобных дел чехарда с многочисленными справками и исключающими друг друга выводами.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, вот вы специализируетесь на так называемых медицинских делах, весьма специфичных и, кроме того, очень сложных в плане установления причинно-следственной связи. Действительно ли так сложно установить, кто является виновником смерти больного?

Лада Орлова: Действительно, медицинские дела достаточно сложные. И устанавливать я бы не сказала виновность того или иного лица, а устанавливать причинную связь между какими-то действиями и последствиями действительно должны специализированные органы - суд, прокуратура, следствие.

В данной ситуации мне немножко непонятно, почему в сюжете ни разу не прозвучало такое понятие как "судебно-медицинская экспертиза". Все время говорится о каких-то комиссиях, которые проверяли качество оказания медицинской помощи. Может быть, именно поэтому в данном гражданском деле оказались взаимоисключающие справки и выводы. Может быть, именно поэтому происходит чехарда.

Все дело в том, что, если гражданин обращается в суд с гражданским иском, то суд обязан назначить судебно-медицинскую экспертизу для того, чтобы установить те обстоятельства, которые требуют специальных познаний в области медицины, в области судебной медицины. Судебно-медицинские эксперты должны быть независимы от тех учреждений, которые оказывали медицинскую помощь, и, возможно, оказали ее некачественно, что и повлекло вред здоровью либо, как в данном случае, смерть пациента.

Ответчиками по данному делу - это вот тот вопрос, с которого вы начали, - могут быть не конкретные физические лица и не органы здравоохранения, а юридические лица - те больницы, которые оказывали медицинскую помощь. Причем я здесь усматриваю, что должно быть два надлежащих ответчика по делу. Первый ответчик - это та больница, которая оставила тампон после операции. И вторая больница - которая не смогла своевременно и правильно диагностировать заболевание и причину возникших осложнений, и именно это повлекло смерть пациента.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, а вообще вот именно такие дела типичны?

Лада Орлова: Я так подозреваю, хотя я и не училась в медицинском институте (я в чистом виде юрист) что это случай настолько классический, что он наверняка описан в учебнике по судебной медицине. То есть оставление салфетки после операции - это классика. И врачи, совершившие такую ошибку, безусловно, должны нести ответственность - это врачебная ошибка. Но точно так же во всех учебниках - и по судебной медицине, и просто по медицине, по хирургии - наверняка, описаны симптомы и правила, каким образом можно это диагностировать. Поэтому я думаю, что у врачей были все возможности провести правильную диагностику, но этого сделано не было.

Марьяна Торочешникова: А насколько реально в таком случае добиться в суде компенсации морального вреда?

Лада Орлова: Ну, это не так сложно, потому что у меня, например, имеется выигранное гражданское дело, где точно так же, только при другой операции была оставлена марлевая салфетка, которая причинила вред здоровью. Слава богу, смерть пациента не наступила. Была взыскана компенсация - 50 тысяч рублей. Возможно выиграть такое дело, но опять же, еще раз повторяю, все будет зависеть от выводов судебно-медицинской экспертизы, которая должна будет установить, действительно ли была оставлена салфетка, если есть какие-то сомнения в этом, и какие последствия это повлекло. И вот если судмедэксперты установят, что да, действительно, имеется прямая причинная связь между наступившими неблагоприятными последствиями и неправильными действиями врачей, то возможно взыскать компенсацию. Другое дело - какого размера будет взыскана компенсация. Вот это уже вопрос отдельный.

Марьяна Торочешникова: Да, мы об этом очень много говорили в наших передачах.

Лада Алексеевна, а какими действиями медиков чаще всего оказываются недовольны ваши доверители? С чем к вам обращаются, прося представлять их интересы в суде?

Лада Орлова: Я бы подразделила такие обращения как бы по видам той медицинской помощи, которая оказывается. Самые частые обращения - это по пластическим косметическим операциям. Разделяют "пальму первенства" здесь еще стоматологические дела, то есть лечение зубов, протезирование, имплантация.

Марьяна Торочешникова: Это достаточно дорогие медицинские услуги.

Лада Орлова: Да, дорогие медицинские услуги, и именно по ним возмущенные потребители обращаются к адвокату. Потому, что, с одной стороны, не хотят прощать уплаченные деньги - это достаточно большие суммы, и лечение требуется дорогостоящее, чтобы исправить те ошибки, которые были допущены медиками.

А следующая категория - это бесплатные операции, полосные операции, хирургические, связанные с какими-то другими, не косметическими вопросами. Ну и изредка обращаются люди по поводу хамства в поликлиниках, по поводу того, что не оказывается медицинская помощь, когда она им требуется. То есть вот так я бы подразделила примерно на 4 категории, по которым чаще всего обращаются люди.

Марьяна Торочешникова: У нас есть звонок. Представьтесь, пожалуйста.

Слушатель: Меня зовут Борис, я из Москвы. Примерно в 1987 году я лежал в Клинике лечебного питания у профессора Лоренской. У меня была язвенная болезнь, довольно большая, то есть сантиметр на полтора. Меня готовили к операции по теме исследования у профессора Гринберга в 15-ой больнице. Этому должно было предшествовать 7 рентгенов до операции и 7 рентгенов после. Так как я моя военно-учетная специальность "противохимическая защита", я понимал, что мне лучевая болезнь гарантирована и я просто уже не выдержу. Но самое интересное, что, подготавливая к этой операции, мне давали желчегонные, чтобы у меня лимф был. Я даже помню это желчегонное, индийское, и помню этого врача. Вот сейчас я бы ему с удовольствием набил бы морду и профессору Лоренской тоже заодно, потому что они готовили человека фактически на смерть.

Марьяна Торочешникова: А вы пытались обращаться в суд с жалобами?

Слушатель: Нет. Я знаете как... Самое интересное, что я потом выздоровел, через 4,5 месяца, сам, когда сказал: плевать я хотел на всех врачей, которые меня лечат, на все лекарства, где я лежу и какие санаторные путевки мне дают. И у меня через неделю все закрылось.

Марьяна Торочешникова: Мне хотелось бы, чтобы Лада Алексеевна прокомментировала вот эту ситуацию, когда человеку назначают лечение, которое несопоставимо с какими-то жизненными показаниями, он оказывается недовольным результатами этого лечения, но потом не идет судиться, не идет требовать компенсации. На ваш взгляд, почему это происходит?

Лада Орлова: Потому что для того, чтобы выиграть гражданский процесс, нужно затратить достаточное количество времени - обычно это бывает не менее года, год примерно от момента подачи иска до какого-то результата. Кроме того, нужно потратить очень много нервов и, я бы даже сказала, денег, поскольку все-таки без помощи специалиста, без помощи адвоката, без консультации с независимыми экспертами практически невозможно выиграть такое дело, это очень сложно, потому что противник достаточно серьезный и вопросы достаточно серьезные решаются. Поэтому я прекрасно понимаю гражданина, который, выздоровев, вообще хочет забыть про эту ситуацию и не будет тратить свои нервы, деньги, свою жизнь на то, чтобы наказывать виновных врачей.

Марьяна Торочешникова: У нас есть еще один звонок. Говорите, пожалуйста.

Слушательница: Я попала в онкологию, причем до операции неизвестно было, что это такое. В результате операции поставлен диагноз, диагноз я свой знаю, но полной выписки о состоянии здоровья на момент проведенной операции я добиться не могу. Когда в том учреждении, где делали операцию, эту выписку послали по месту жительства, приходя к врачу по месту жительства, я обнаружила, что не записывают мои жалобы. Так же, как потом, отослав меня в то учреждение, где делали операцию, там тоже не записывают жалобы. Таким образом, они уходят от ответственности просто.

Марьяна Торочешникова: Ваш вопрос понятен. Лада Алексеевна, что можно посоветовать человеку?

Лада Орлова: Я бы сказала, что здесь сразу два вопроса содержатся. Статья 31-ая "Основ Законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан" говорит о том, что любой пациент имеет право не просто потребовать информацию о состоянии своего здоровья, не просто потребовать выписку о проведенном лечении, операции и так далее, но он имеет право даже потребовать копии всей медицинской документации, которая на него заведена в данном медицинском учреждении. Если это право пациента нарушается, я думаю, что имеет смысл жаловаться в вышестоящие органы здравоохранения - Департамент здравоохранения города Москвы и Минздрав Российской Федерации. Данные вопросы разбираются, и это медицинское учреждение может быть наказано, если оно нарушает право пациента на предоставление информации, это первое.

Что касается жалоб пациента, которые не записываются в медицинскую документацию, - это случай тоже классический. Это очень распространено: записывается только та информация, которая с точки зрения врачей либо является для них значимой, либо является для них выгодной с точки зрения того, как это все будет представлено в медицинской карте. То есть действительно они иногда, оправдывая свои действия, и переписывают медицинскую документацию заново, и вымарывают оттуда какие-то важные записи, и результаты анализов могут пропасть.

Что может сделать пациент? Если пациент видит, что медицинская документация ведется не надлежащим образом, в письменном виде он должен изложить все свои претензии, все свои жалобы и направить либо заказным письмом с уведомлением по почте в адрес учреждения, либо сдать администрации под расписку на копии. Другого пути, к сожалению, я не вижу.

Марьяна Торочешникова: Чтобы было подтверждение того, что администрация больницы действительно получила эти жалобы.

Лада Орлова: Да, конечно.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, вот мы здесь затронули вопрос о бесплатных медицинских услугах. Вот есть классический такой случай, маленький пример. Человека, не имеющего, например, московской регистрации, на "скорой помощи" доставляют в хирургическое отделение одной из столичных больниц. Здесь в течение трех-четырех дней обычно ему оказывают посильную медицинскую помощь, а на пятый, хотя очевидно, что человек еще не выздоровел, ему на руки выдают эпикриз (в лучшем случае) и желают счастливо оставаться за стенами клиники. Вот это законные действия врачей? Что можно порекомендовать человеку?

Лада Орлова: Я могу сказать однозначно, что любой человек, кем бы он ни являлся - гражданином Российской Федерации, лицом без гражданства, иностранцем, бомжем, бизнесменов, учителем, - независимо от того, что за заболевание у него было, если он был госпитализирован в медицинское учреждение, то выписан оттуда он может быть только при наличии показаний к выписке. То есть если то, в связи с чем он попал в это медицинское учреждение было устранено, как бы все действия в связи с этим были выполнены, - либо гражданин может быть выписан на долечивание дома, на амбулаторное лечение, либо он должен быть здоров.

Если же его не долечили, если все еще ему требуется стационарное лечение, независимо ни от каких обстоятельств выписан он быть не может. Потому что когда гражданин выписывается, тем самым медицинское учреждение подписывается под тем, что все, что ему можно было и нужно было оказать в стационаре, было сделано. Если на самом деле это не соответствует действительности, это нарушение, в связи с которым гражданин, естественно, может либо жаловаться в органы здравоохранения, либо предъявлять гражданский иск в суд, если такая выписка причинила какой-то ущерб.

В ту же секунду, когда вас выпихивают из больницы на улицу, колотить кулаками в дверь и кричать: "Пустите меня обратно!" - мне кажется, что это несколько нелепо будет выглядеть. То есть реально заставить медицинское учреждение, которое вас выписывает, выгоняет из своих стен, тут же принять обратно, наверное, невозможно. Наверное, это можно сделать только после того, как ваша жалоба дойдет до тех чиновников, в чьих силах разобраться в этом вопросе.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, в начале передачи я задала вопрос - мы, к сожалению, на него так и не успели ответить - как выиграть иск к медицинскому учреждению? Давайте, может быть, расскажем очень коротко, что конкретно нужно человеку делать, какие документы собирать, какие справки?

Лада Орлова: Ну, во-первых, если помощь оказывается за деньги, если это платная медицинская помощь, то с вами обязаны заключить договор об оказании платных медицинских услуг. Письменный договор должен быть заверен печатью медицинского учреждения и должен иметь подпись руководителя этого учреждения либо другого лица, которое уполномочено на заключение договора.

В договоре должно быть указано строго: что за услуга будет оказываться, на протяжении какого времени; сколько дней вы будете в стационаре, если это стационарное лечение; какова оплата, точная или предполагаемая, за данную медицинскую услугу; какова ответственность медицинского учреждения; какие осложнения возможны в результате этого лечения, потому что осложнения бывают неизбежные и осложнения бывают возможные, и желательно, чтобы они были разграничены.

Единственное, от чего я могу предостеречь, что часто встречается, - в договор включается фраза о том, что "пациент предупрежден о возможных осложнениях", при этом не перечисляется, о каких именно. И в случае возникновения этих осложнений гражданин обращается в суд, а ему говорят: "Ну, мы же вас предупредили о том, что возможны такие осложнения". При этом, что за осложнения, нигде не написано, но приходит врач, которого допрашивают в качестве свидетеля, и он рассказывает, о каких осложнениях якобы он предупредил пациента. Поэтому настаивайте на том, чтобы эти возможные или неизбежные осложнения были перечислены, если не в договоре, то, может быть, в приложении к договору, которое будет неотъемлемой частью этого договора, либо в медицинской карте, в другой медицинской документации - неважно где, лишь бы у вас это доказательство имелось. Если его нет, то учтите, что может прийти врач, который - честно глядя в глаза вам и суду, скажет, что он вас обо всем предупреждал, и перечислит именно те осложнения, которые возникли.

Вот по поводу еще платных услуг. Естественно, нужно еще обязательно взять квитанцию, или чек, или иной документ строгой отчетности, подтверждающий, какие деньги вы заплатили этому медицинскому учреждению. Потому что бывает так: деньги ушли, как говорится, "черным налом", а потом выясняется, что по прейскуранту для вас эта услуга стоит в 10 раз дешевле, и вы никогда в жизни не докажете, что вы заплатили большую сумму денег. Тогда вы сможете рассчитывать на очень маленькую компенсацию вот в том размере, который указан в прейскуранте.

А что касается всех пациентов, независимо от того, платная услуга или бесплатная, это вопрос о получении медицинской документации. Статья 31-ая "Основ Законодательства об охране здоровья граждан" указывает, что гражданин имеет право потребовать предоставления ему полной информации о состоянии его здоровья, о диагнозе, о проведенном лечении, о возможных вариантах медицинского вмешательства, о риске, который сопряжен с этим вмешательством, о возможных последствиях и так далее, и так далее. То есть там целый перечень той информации, которую гражданин имеет право потребовать.

Марьяна Торочешникова: Но вот женщина, которая нам звонила, сказала, что, как правило, этой статьи не выполняют, врачи не выполняют эту норму.

Лада Орлова: Выписки даются обычно, но, кроме выписки, мало кто знает из пациентов, что он имеет право просто потребовать ксерокопию либо от руки переписанную копию, заверенную данным медицинским учреждением, его истории болезни или медицинской карты, копии анализов. Медицинское учреждение не имеет права отказать в предоставлении такой документации. Если будет отказано, то это является грубым нарушением действующего законодательства и прав пациента, на это можно жаловаться, на это можно будет ссылаться при обращении в суд с иском, говоря о том, что вот еще и это право было нарушено.

Ну, обычно, практика показывает, что все больше и больше медицинских учреждений охотно выдают копии историй болезни, уже зная, что они обязаны это делать. Потому что раньше это вообще было тайной от пациента, и понятие "врачебная тайна" почему-то расценивалось не как тайна от посторонних лиц в отношении данного человека, а как тайна от самого пациента. На самом деле это не так, от пациента никаких тайн быть не может.

Марьяна Торочешникова: Лада Алексеевна, у нас буквально несколько секунд достается до конца эфира. Скажите, пожалуйста, а в какую сумму обычно обходятся услуги адвоката в защите по медицинским делам, хотя бы порядок?

Лада Орлова: Вопрос достаточно щекотливый, потому что разные бывают дела и разные трудозатраты адвоката. Обычно это бывает порядка 3 тысяч рублей за одно судебное заседание. Я сомневаюсь, что адвокат возьмет меньше этого за ведение такого дела. По крайней мере, в Москве.

XS
SM
MD
LG