Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто принудит замминистра исполнять решение суда


Сегодняшний выпуск передачи "Правосудие" полностью посвящен так называемому "турникетному вопросу". И хотя сама история разворачивается в Москве, вполне вероятно, что с подобной проблемой вскоре столкнутся жители многих российских городов.

Итак, несколько лет назад руководство Московской железной дороги положило начало новому этапу борьбы с безбилетниками, решив установить турникеты на входе и выходе с платформ пригородных поездов. Воплощать турникетную идею в жизнь МЖД начала еще в 1999 году, когда была установлена схема прохода к пригородным поездам через специальные турникеты. Эти машины считывают штрих-код с билета и затем открывают пассажиру доступ к платформе.

Причем в пользу установки турникетов приводились следующие доводы: появятся турникеты - не будет "зайцев", не будет "зайцев" - повысится качество обслуживания пассажиров. Связь между двумя этими утверждениями представляется весьма сомнительной, особенно тем, кто не понаслышке знаком с "сервисом" в московских электричках, в вагонах которых не только отсутствуют туалеты, но зачастую и оконные стекла.

А с марта 2001 года все пассажиры пригородных электричек стали подвергаться той же процедуре - пропуска билетика через турникет - уже и на выходе с перрона. Тогда руководство МЖД не без удовлетворения констатировало, что ловить и наказывать "зайцев" стало намного проще. Ведь если на выходе обнаружится, что кто-то решил сжульничать, купив билет до более дешевой зоны, а доехав, скажем, на две зоны дальше, ему придется покрыть разницу и заплатить штраф.

Как бы то ни было, но уже летом 2002 года на всех 9-ти московских вокзалах и 20-ти крупнейших станциях в Москве и области турникеты были установлены.

Реакция обычных граждан на это новшество не заставила себя долго ждать. Московская транспортная, а затем и городская прокуратура были буквально завалены жалобами пассажиров, и все они неизменно содержали требование признать установку турникетов незаконной.

Говорит старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов на транспорте прокуратуры Москвы Вячеслав Пустынников.

Вячеслав Пустынников: Нарушаются права и встречающих и провожающих. То есть человек не может проводить, беспрепятственно пройти через турникет на вход и, естественно, выйти обратно, то есть не может ни встретить, ни проводить. Ну и, безусловно, права потребителей нарушаются, естественно.

Пройдя через турникет на вход, отказавшись от поездки, человек не может выйти обратно - с него требуют билет на выход. Как бы в ловушку железнодорожников человек может попасть, и попадают - такие были у нас жалобы. В частности, они писали о том, что человек, выбросивший билет, подвергался затем штрафам, а если у человека нет денег, он, получается, должен сидеть на территории вокзала. То есть, пройдя через турникет на вход и оказавшись без денег, он никуда не может выйти. Такие нелепые ситуации железнодорожники создают.

Кроме того, многие пассажиры пишут о том, что существование турникетов, ограждений, решеток ущемляет их человеческое достоинство, как бы люди оказываются в "мини местах заключения", как писал пассажир Губин из Щелково. Человек чувствует себя в замкнутом пространстве, в электронном концлагере, то есть без этих транспортных карт ни войти, ни выйти и так далее.

Нарушаются обычные права граждан свободно покинуть территорию вокзала, станции, платформы, беспрепятственно. Турникеты на выход в метро, они не препятствуют свободному выходу пассажиров, то есть пассажир не обязан предъявлять никакого билета, он свободно выходит.

Марьяна Торочешникова: И реакции прокуратуры граждане, должно быть, удивились не меньше, чем самому факту установки турникетов, так как служители "ока государева", вопреки своему обыкновению, встали на сторону пассажиров.

Продолжает прокурор транспортного отдела Мосгорпрокуратуры Вячеслав Пустынников.

Вячеслав Пустынников: Прокуратурой была проведена проверка по обращениям граждан, после чего был подготовлен в конце 2000 года иск к Московской железной дороге о признании недействительной вот этой временной технологии - организации турникетного контроля. Иск рассматривался в Мещанском суде Москвы. После многочисленных судебных разбирательств, 30 октября прошлого года иск был удовлетворен. Решение суда вступило в законную силу 24 марта.

Суд принял решение демонтировать турникетные линии на выход и обязать Московскую железную дорогу прекратить автоматизированный контроль на выход. Только на выход, на вход мы такой вопрос не ставили, но не исключено, что и поставим.

Марьяна Торочешникова: Руководство Московской железной дороги, заняв в суде оборонительную позицию, категорически отказалось соглашаться с исковыми требованиями прокуратуры. Более того, здесь нам наотрез отказались прокомментировать сложившуюся ситуацию, и доводы в пользу турникетов пришлось озвучивать прокурору.

Вячеслав Пустынников: Основной их довод - это борьба с безбилетными пассажирами, с так называемыми "зайцами", и получение прибыли, и за счет этого, якобы, улучшается обслуживание пассажиров.

На самом деле не улучшается, а резко ухудшается, поскольку большинство пассажиров недовольно этим турникетным контролем на выход, он создает реальную угрозу их безопасности, как указал суд в своем решении. То есть из-за огромного скопления людей перед турникетами на выход создается угроза безопасности пассажиров, даже угроза терактов, давка, хищения. В случае возникновения пожаров, естественно, пожарная техника не может проехать к этим турникетам.

Марьяна Торочешникова: Это было мнение прокурора. А что же думают о перронных турникетах простые пассажиры, которым ежедневно приходится преодолевать эти, скажем так, нелегкие преграды? Выяснить их отношение к этим техническим новшествам наш корреспондент Михаил Саленков решил на Площади трех вокзалов в Москве. Именно Ярославский, Ленинградский и Казанский вокзалы столицы принимают наибольшее количество пассажиров.

- Я уже привыкла в Зеленограде с турникетом в автобус входить. Сначала было неприятно, а потом так привыкли... Единственное, на выходе на Киевском вокзале там так нехорошо сделали: нельзя выйти, турникеты не работают. Это на Киевском - очень неудобно, очень, особенно когда с электрички.

- С сумками приехали - проходить плохо через турникеты.

- Ну, неприятности, сумки когда тащишь большие. Потом, такая штука, когда не успеваешь купить билет. Штраф платишь - там же нет билета. А потом, как выходить, еще и на вокзале платить приходится, около 30 рублей получается.

- Конечно неудобно - задерживаешься. На работу спешишь, с работы спешишь - и это все тормозит, задерживает. Рассчитываешь же по минутам, а, получается, минут 10-15 тратишь, 20...

- Да лучше бы на выход не стояли. Потому что спешишь, быстрее, быстрее домой или на работу - и задерживаешься.

- В принципе, для меня никаких неудобств нет. Неудобства только для тех граждан, которые приезжие, они к этому не привыкли. А у нас в Зеленограде давно это уже практикуется, поэтому мы к этому очень привыкли. В часы-пик возникает давка лишь в тот момент, когда ты подходишь к турникету, а кто-то копается в кармане, не находя билета, - значит, уже начинаются какие-то неудобства.

- Возникает проблема: очередь, толпы, давка.

- Часто бывают неисправны эти турникеты. И бывает так, что опаздываешь на электричку из-за этого. Вставляем билеты, а они неисправны. Они нас задерживают, мы опаздываем на электричку. Тоже с детьми бывает морока, потому что для детей какие-то отдельные турникеты, которые еще надо найти, они даже нигде не обозначены.

- Турникеты? Ужасные неприятности. На работу идешь - такая пробка бывает... Начальство ругает - значит, неприятности на работе, прежде всего, в семье. Проще было бы взять билет, взял и пошел. На выход тоже неудобно. Меня сегодня по почкам ударили. Мне постоянно приходится... Я маленький, меня постоянно именно по почкам бьет.

- Туда пройдешь, а назад не пройдешь. Надо какую-то кассу искать, билет брать, чтобы назад пройти. И приходится просить. Уговариваю стою, а она говорит: "Проходи".

- Я редко езжу на электричке, но когда со старым человеком - это что-то ужасное. И при возвращении это еще большее неудобство. Мало того, что он медленно ходит, сами прекрасно понимаете, двигается уже... Ну, не знаю, это очень, очень... Я редко езжу, но приходится даже с двумя больными бабушками ехать - это просто страшная проблема. А на выходе тоже билет этот, талончик тоже надо компостировать, когда уже возвращаешься из поездки. Все равно очень много народу. Ты уже знаешь, что у тебя билет есть, ты идешь спокойно, а тут тебе надо в очередь какую-то. Мы привыкли... вернее, отвыкли, хорошо, что отвыкли от очередей.

- Вообще-то я на железной дороге работаю. Ну, конечно, доставляет неприятности. Для меня было бы лучше, если бы в каждом вагоне был кондуктор и обилечивал, как в транспорте городском. Когда провожаешь человека на платформу, когда встречаешь - с платформы-то не сойдешь никуда.

- Когда много народу, через них все перелезают, народ скапливается - и это очень плохо. Вот у меня молодой человек, например, когда турникеты, он не может проводить меня до вагона - плохо.

- На выход не имеют права ставить турникеты, потому что пассажир, вышедший из поезда, он уже не является пассажиром и не обязан сохранять билет. Мы перелезаем здесь, вот нас заставляют перелазить.

Много людей разбивают головы, когда перелезают турникеты. На самом деле, прыгают, спотыкаются об них...

- Вечная давка после того, как из электрички все выходят. Ну, не очень приятно, когда на тебя так надавливают.

Марьяна Торочешникова: Наш корреспондент Михаил Саленков, побывавший на московских вокзалах, убедился, что турникеты для "зайцев" не преграда. На его глазах множество людей просто-напросто перепрыгивали через искусственные препятствия. И это ставит под сомнение утверждения железнодорожников о том, что турникеты - единственный действенный способ борьбы с безбилетниками. Хотя в московской прессе и было опубликовано высказывание представителя Министерства путей сообщения России, что после установки турникетов выручка от продажи билетов на московские электрички выросла на треть.

Тем не менее, решение Мещанского суда о демонтаже турникетов никто не отменял, оно вступило в законную силу и должно исполняться. Однако руководство Московской железной дороги, похоже, решило игнорировать судебный акт. Неоднократно приставы-исполнители накладывали на МЖД штрафы за неисполнение решения суда размером и в 100, и в 200 минимальных размеров оплаты труда. Но воз и ныне там.

Говорит старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов на транспорте прокуратуры города Москвы Вячеслав Пустынников.

Вячеслав Пустынников: Я считаю, здесь в первую очередь погоня за извлечением прибыли за счет пассажиров. И, к сожалению, МПС поддерживает Московскую железную дорогу. Если бы было твердое указание МПС исполнить решение суда, они бы исполнили, но они ищут всяческие проволочки, не исполняют, рассчитывают, что избегут всякой ответственности. Это, безусловно, неуважение к суду, поскольку решение суда обязательно для исполнения всеми должностными лицами, гражданами, организациями, в том числе и Московской железной дорогой. Это явное неуважение к суду.

Московская железная дорога уклоняется от исполнения судебного решения, причем злостно уклоняется, в связи с чем 15 сентября этого года прокуратурой Москвы возбуждено уголовное дело в отношении начальника Московской железной дороги Старостенко Владимира Ивановича, которое находится в стадии расследования и сейчас поступило в прокуратуру из отдела дознания службы судебных приставов главного управления юстиции Москвы.

Ну, прогнозы делать преждевременно, поскольку дело еще в стадии расследования. Но если оно будет направлено в суд и если турникеты не будут отключены и демонтированы, я думаю, что обвинение будет настаивать на достаточно жестких мерах. По крайней мере, месяц-полтора у него есть, чтобы отключить эти турникеты (хотя бы отключить) и, может быть, приступить к демонтажу.

Поскольку об этом решении знает практически, можно сказать, вся страна, надежда у пассажиров появилась, что в связи с возбуждением уголовного дела, Московская железная дорога как бы одумается и прекратит осуществлять этот незаконный турникетный контроль.

Марьяна Торочешникова: Что ж, и мы воздержимся от прогнозов, хотя... Практика российского судопроизводства показывает, что угодных министерских начальников правоохранительные органы в конечном счете оставляют в покое. И при всем уважении к моему собеседнику из Московской городской прокуратуры, сомневаюсь, что господин Старостенко будет приговорен судом к двум годам реального лишения свободы - именно такое наказание предусматривает 315-ая статья Уголовного кодекса Российской Федерации, карающая злостных неисполнителей судебных решений.

Кстати, существует мнение, что совпадение сроков возбуждения уголовного дела против начальника Московской железной дороги Владимира Старостенко с периодом формирования управленческой команды создаваемого холдинга "Российские железные дороги" неслучайно. Как сообщил в интервью газете "Ведомости" источник в Федеральной энергетической комиссии, Московская и Октябрьская железные дороги всегда считались блатными, это трамплин к должности министра или первого замминистра путей сообщения. Учитывая эти обстоятельства, дело против Старостенко не что иное, как обострение борьбы различных группировок внутри МПС. Ведь нынешнего начальника Московской железной дороги принято считать представителем команды экс-министра путей сообщения, ныне опального Николая Аксененко. Однако в МПС России таких версий не разделяют, настаивая на том, что действия прокуратуры не имеют прямого отношения к министерству.

А пока в Москве пассажиры, прокуратура и суды тщетно пытаются избавиться от перронных турникетов, сметливые коллеги столичных железнодорожников приступил к монтажу ловушек для "зайцев" в Санкт-Петербурге и на Свердловской железной дороге. Но прокуратуры этих регионов пока не спешат вмешаться.

Говорит старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов на транспорте прокуратуры города Москвы Вячеслав Пустынников.

Вячеслав Пустынников: Ну, в других регионах ждут исхода того дела по турникетам в городе Москве. И тогда вот они решатся, что делать дальше. То есть будет ли исполнено судебное решение, будет ли привлечен начальник Московской железной дороги к уголовной ответственности или не будет. Если будет, естественно, я думаю, что и другие прокуратуры возьмутся.

Положительное решение суда есть. Железнодорожники, тем не менее, ссылаются на новый федеральный закон "О железнодорожном транспорте", где позволяется железнодорожникам контролировать вход и выход пассажиров, но ничего не говорится о турникетах. То есть турникеты - это самоуправные такие сооружения, которые сами железнодорожники придумали, установили.

Марьяна Торочешникова: Итак, остается ожидать развязки. Но вот еще что, в свете этой истории довольно странно выглядят намерения столичных властей в течение двух лет оснастить турникетами весь наземный общественный транспорт в Москве. Этот проект уже нашел свое воплощение в Зеленограде, где турникеты установлены в большинстве автобусов городских маршрутов.

А из заявления мэра Москвы Юрия Лужкова следует, что в столице турникеты будут появляться поэтапно, на отдельных маршрутах, и их введение не снизит комфортность проезда пассажиров. Однако и здесь возникает закономерный вопрос: а как будут реализовываться права приезжих льготников, не имеющих по вполне понятным причинам социальной карты москвича? Или им нужно будет прыгать через турникеты?

По словам старшего прокурора транспортного отдела Мосгорпрокуратуры Вячеслава Пустынникова, эта история также может стать предметом судебного разбирательства.

Впрочем, в Московской прокуратуре, похоже, сильно озадачились проблемами пассажиров, так как сейчас в Химкинском суде Москвы рассматривается иск столичных прокуроров к аэропорту Шереметьево. Нет, турникетов по дороге к самолету здесь нет, зато есть платный въезд на автостоянку, который, по мнению сотрудников прокуратуры, нарушает права пассажиров и встречающих. О том, какое решение вынесет суд, вы непременно услышите в нашей передаче.

А мы попросили прокомментировать турникетную историю юриста Международной конфедерации обществ защиты прав потребителей Диану Сорк. С ней встретился наш корреспондент Михаил Саленков.

Михаил Саленков: Как вы, ваша организация относитесь к установке турникетов на железнодорожных станциях?

Диана Сорк: Если рассматривать это как способ борьбы с безбилетниками, то это не самый лучший способ. Можно было бы найти что-то, что более безопасно для потребителей. Поскольку есть проблемы безопасности, мы относимся к этому отрицательно.

Михаил Саленков: Но есть ли здесь какое-то нарушение прав потребителей?

Диана Сорк: То, что стоят турникеты, - в этом никакого прямого нарушения нет. Кроме одного: практика показывает, что турникеты небезопасны для потребителей. И тогда здесь есть предмет для защиты интересов потребителей. Дело в том, что в час-пик, когда люди приезжают на работу и торопятся выйти со станции, возникает давка. И в этой давке могут пострадать потребители, могут пострадать пассажиры. И именно с этой точки зрения это небезопасно.

Во многих странах, на самом деле, есть турникеты при выходе из метро, при выходе с крупных станций. Это не делается одномоментно. Люди должны привыкнуть - и тогда для них, наверное, это будет менее опасно. Сейчас, пока электрички опаздывают, пока железная дорога не берется соблюдать собственные графики, не надо создавать барьеры для граждан, которые могут привести к ущербу жизни и здоровью.

Михаил Саленков: Сейчас, кроме тех турникетов, которые на железнодорожных станциях, устанавливаются турникеты в общественном транспорте. К вам поступали жалобы от граждан на то, что такие турникеты установлены или устанавливаются?

Диана Сорк: Нет, к нам не поступало таких жалоб. Но надо все-таки учитывать, что мы Международная конфедерация обществ потребителей, а установка турникетов - это все-таки проблема Москвы, и поэтому московские потребители, как правило, обращаются в общество потребителей города Москвы. Наверняка к ним были подобные обращения.

Михаил Саленков: Сейчас ситуация сложилась такая, что прокуратура обратилась в суд против Московской железной дороги, чтобы та демонтировала турникеты со станций. Решение суда, обязывающее Московскую железную дорогу эти турникеты демонтировать, уже вступило в законную силу. И, тем не менее, это решение не исполняется ответчиком.

Диана Сорк: То, что решение не исполняется, это недопустимо. На мой взгляд, это и есть наибольшее нарушение, потому что когда крупная организация показывает, что она не хочет уважать суд, что она не реагирует на вступившие в законную силу судебные решения, то что требовать от граждан? Они тем более не будут уважать суд и не будут исполнять судебные решения.

Михаил Саленков: Те турникеты, которые установлены на железной дороге и которые устанавливаются в общественном транспорте, каким-то образом к ним можно присоединить автомобильные стоянки, на которых тоже вы должны, чтобы въехать заплатить, получить талон, и чтобы выехать - этот талон вернуть, пропустить через специальное устройство, и если вы потеряли, то возникают некие проблемы? Это вот одно и то же или это абсолютно разные вещи?

Диана Сорк: Я думаю, что это немножко разные вещи. Установка турникетов - это неудачный способ борьбы с "зайцами". Если услугодатель не может нормально организовать свою работу, он не пытается решить проблему прямо, а он пытается искать какие-то способы усложнения ситуации. Вот это немножко разные проблемы.

Но проблема автостоянок безусловно есть. Даже в достаточно крупных аэропортах, на мой взгляд, есть предмет для работы прокуратуры, для защиты интересов потребителей. И, безусловно, этим надо заниматься.

Михаил Саленков: Ну, вместо турникетов, если их все-таки демонтируют, может что-нибудь ввести аналогичное железная дорога, что бы ей помогло сохранить вот эту вот защиту от "зайцев", защиту от людей без определенного места жительства, которые ночуют в вагонах и на станциях?

Диана Сорк: Защита от "зайцев" всегда существовала - это контролеры. Контролеры должны иметь возможность не только оштрафовать "зайца", но и продать билет. Вот в этом случае не будет никакой проблемы: если человек хочет купить билет в автобусе или в электричке - он может это сделать; если он хочет проехать "зайцем" - его оштрафуют.

Марьяна Торочешникова: С юристом Международной конфедерации обществ защиты прав потребителей Дианой Сорк беседовал Михаил Саленков.

Пока прокуратура и МЖД выясняют отношения в суде, гражданам приходится преодолевать железные турникеты. И хотя наша передача и называется "Большие победы маленьких людей", к сожалению, приходится констатировать, что многие судебные победы остаются только судебными, а решение суда - неисполненным.

XS
SM
MD
LG