Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10-летний юбилей Конституции


Марьяна Торочешникова: Со мной в студии - судья Конституционного суда Российской Федерации Анатолий Яковлевич Слива. А разговор в сегодняшней передаче пойдет о самом главном законе - законе, который гарантирует россиянам их права и свободы.

В этом году Россия отпразднует 10-летний юбилей Конституции. Ныне действующая Конституция - пятая в истории России, но первая, принятая всенародным голосованием.

Анатолий Яковлевич, расскажите нам, пожалуйста, как появилась Конституция, ныне действующая, и в чем ее принципиальное отличие от прежних четырех?

Анатолий Слива: В апреле 1993 года был известный всероссийский референдум, который состоялся по инициативе президента Ельцина, , - о доверии президенту, политике правительства, о доверии парламенту - Верховному совету. "Да, да, нет, да" - известные ответы на вопросы. . После этого образовался какой-то политический тупик. Референдум стали толковать и так и сяк. И тогда группа народных депутатов РСФСР, ученых, я в это время работал в государственно-правовом управлении президента - мы собрались в конце апреля, после референдума, и подумали: а что делать, как быть? И тогда возникла идея Конституционного совещания. Это Конституционное совещание должно быть достаточно представительным и должно включать в себя тех, кто против реформ или кто понимает их по-своему, и так далее.

Тогда буквально на коленке родился Фантастический проект указа президента - о Конституционном совещании, состоящем из пяти палат, представляющих и субъекты Федерации, и федеральную власть, и депутатов Верховного совета, и предпринимателей, и политические партии, которые были в то время, и даже зарождающееся местное самоуправление. Всего, больше 700 человек.

Этот указ был издан в начале мая 1993 года, и, что удивительно, проект Конституции в основе своей был готов уже в начале июля. Представьте себе, май, июнь, начало июля палаты работали в усиленном режиме. Все это проходило в Кремле, у каждой палаты- помещение. Кроме того, было научное обеспечение всей работы. Каждому из ученых была положена на стол с полметра высотой кипа пактов о правах человека, начиная с ООН 1948 года и до последних переведенных на русский язык. Причем было сказано: "Вы можете что угодно предлагать, но если предложите что-то расходящееся с этими пактами о правах и свободах, с международными стандартами, - лучше не предлагайте. Так мы сразу вышли на очень высокий стандарт конституционного материала.

Конечно, был самый начальный момент... Всегда, как говорится, кто же пишет первый вариант: в закрытой комнате два-три человека. Так и бывает. Поэтому первая структура Конституции, я помню, как она создавалась - два дня потребовалось на это. Это было поручение, кстати говоря, самого Конституционного совещания, палат. И мне пришлось с одним человеком за длинным столом в одном из самых больших кабинетов "раскладывать пасьянс": на отдельных карточках были написаны статьи Конституции из всех разных вариантов. И надо было предложить за двое суток структуру и разложить по главам и разделам статьи. И если я не ошибаюсь, мы тогда разложили, у нас получилось столько-то глав и на три статьи меньше, чем сегодня.

Марьяна Торочешникова: То есть почти в копейку.

Анатолий Слива: Почти в копейку. Вы скажете: вот они, гении, и сделали. Ничего подобного, просто мы уже понимали, что споров и дискуссий о содержании конкретных статей, о наборе прав и свобод, об их гарантиях, а особенно споров об организации власти (что такое президент, куда его посадить, с какими полномочиями, как он с парламентом будет и так далее, как палаты развести, и какова роль суда) не будет.

Марьяна Торочешникова: Анатолий Яковлевич, и все-таки согласитесь, что Конституция образца 1993 года была принята в спешке. И многие до сих пор склонны высказывать мнение о том, что граждане, которые в 1993 году проголосовали на всенародном референдуме за принятие этой Конституции, на самом деле ничего о ней не знали. Ведь никакой разъяснительной работы не велось, многие даже не видели текста проекта Конституции, прежде чем идти и голосовать за нее.

Исходя из этих посылок, можно ли утверждать, что ныне действующая Конституция легитимна?

Анатолий Слива: Она легитимна. И как конституционалист, и как специалист в области конституционного права я утверждаю, что это так. Вы понимаете, когда речь идет о естественных, неотчуждаемых правах человека - о праве на жизнь, о праве на судебную защиту, на выражение своих мыслей, - об этом люди знают, говорят тысячелетия уже, в том числе и в России.

Больше того, подобного рода нормы в том или ином виде, но совершенно с другой доктриной закреплялись и в предшествующих советских конституциях. Просто там эти права государство даровало гражданам, а в новой Конституции - и это ее главное и принципиальное отличие от всех прежних конституционных текстов, существовавших в России, в СССР, - провозглашается приоритет прав и свобод человека, примат их, и только потом государства. И в этом суть государства - признать эти права и защищать, обеспечивать их. Сначала человек появился на земле, а потом государство.

Марьяна Торочешникова: Хорошо. Анатолий Яковлевич, если исходить из того, что Конституция - это основной закон государства, этот основной государственный закон декларирует приоритет прав и свобод человека и гражданина, было бы вполне естественным предполагать, что вот теперь и суды, и судьи, и чиновники, и депутаты начнут руководствоваться этим основным законом - Конституцией - и никаких проблем, собственно, возникнуть-то не должно. Для чего же в таком случае нужен еще и Конституционный суд?

Анатолий Слива: Понимаете, Конституция - это достаточно емкий нормативно-правовой акт, учредительный, высшей юридической силы, но емкий. И если представить себе, что граждане, общество будут жить только по Конституции, не имея системы законодательства, регулирующего и контролирующего те же права и свободы человека и гражданина, организацию власти, экономические основы жизни, политическое устройство, - это невозможно. Поэтому любое государство имеет систему законов, от 10 тысяч наименований законов... Это естественно. Но можно так напринимать парламентами таких законов, которые превратят нормы Конституции...

Марьяна Торочешникова: ... в ничто.

Анатолий Слива: А законы будут содержать нормы, допускающие произвол или, по крайней мере, ограничивающие конституционные права и свободы, так что они будут выхолощены. И нам известны такие факты.

Я не знаю из социологических замеров, каким авторитетом пользуется Конституционный суд Российской Федерации. Но то, что... В наш же суд попасть непросто, надо гражданину пройти тяжелейшие круги мучений, моральных в том числе, чтобы прийти к убеждению, что тот или иной закон противоречит Конституции, что его права этим законом ущемляются. Он должен пройти иногда от мирового или от районного суда до президиума Верховного суда Российской Федерации. И только после этого, когда он убедится, что закон, применяемый в его деле, его конституционные права ущемляет, тогда сам он или с адвокатом садится и пишет конституционную жалобу в Конституционный суд.

В начале, насколько я помню статистику, в Конституционный суд поступало до 10 тысяч обращений в год. Но тогда большинство граждан просто узнали, что есть новая инстанция, куда можно пожаловаться, поплакаться и так далее. Я могу сказать, что сейчас мы видим, что около половины поступающих к нам конституционных жалоб граждан уже обоснованны, и число этих обращений нарастает. Например, если я не ошибаюсь, за прошлый год 16 тысяч обращений было в Конституционный суд, из них 98 процентов - от граждан.

Марьяна Торочешникова: И все они были приняты Конституционным судом к рассмотрению по существу?

Анатолий Слива: Далеко не все, многие получили отказ. Очень часто это отказ по форме, а по существу удовлетворение позиции жалобщика. Иногда мы в этих отказах говорим, что этот вопрос разрешен по другому делу, аналогичному, в отношении другого гражданина, и вы можете воспользоваться этим правом, мы распространяем эту позицию и в отношении вашего дела.

Марьяна Торочешникова: Анатолий Яковлевич. Очень часто Конституционный суд действительно встает на защиту граждан, действительно признает негодным то или иное положение закона или даже целый закон. И, тем не менее, этот вопрос не решается. Казалось бы, есть постановление Конституционного суда, которое имеет силу федерального закона, которое обязательно для исполнения, - и, тем не менее, его не исполняют.

Вот известный, уже набивший всем оскомину вопрос с регистрацией и пропиской. Конституционный суд объяснил, что регистрация имеет уведомительный характер, что она не носит характера обязательного, что граждане не обязаны регистрироваться теоретически, а воз и ныне там.

Анатолий Слива: Я вас понимаю. Но поймите и вы конституционного судью, который с вами беседует. Конституционный суд не несет обязанности ни по Конституции, ни по закону, обеспечивать исполнение своих решений. Это обязанность других властей. Властей, чьи акты признаны Конституционным судом не соответствующими Конституции.

Если это федеральный закон - значит, это обязанность Государственной Думы, Совета Федерации и Президента. Если это региональный акт - значит, это региональные власти - губернатор, мэр или Законодательное собрание субъекта Федерации.

Госпожа Блезинская - ей 89 лет, она живет в Москве - два года назад дошла до нас в споре с московскими городскими властями о праве собственности на земельный участок (24 сотки с небольшим), на котором находится ее в частной собственности дом. Причем домом и участком она и ее предки владеют и владели, в том числе, на праве собственности уже 200 лет. Я не буду рассказывать всю историю. Конституционный суд детальнейшим образом разобрался два года назад, принял постановление, в котором признал соответствующие положения закона города Москвы не соответствующими Конституции, а права гражданки Блезинской - подлежащими восстановлению в полном объеме.

Марьяна Торочешникова: И что?

Анатолий Слива: Два года прошло, вы только подумайте! Два года! И лишь буквально недели две назад появилось распоряжение и.о. мэра Москвы господина Шанцева, если мне не изменяет память, "О предоставлении или закреплении на праве собственности земельного участка за гражданкой Блезинской" - и там еще, кажется, она фраза есть - "для эксплуатации жилого дома". А если у нее другие потребности на этом участке есть? Вроде бы уже все, хотя, насколько мне известно, до конкретной реализации этого дела, до выдачи документа...

Марьяна Торочешникова: ... так и не дошло.

Анатолий Слива: Не дошло еще. Два года прошло.

Марьяна Торочешникова: А в то время ей уже 89 лет было.

Анатолий Слива: Ей 89 лет.

Марьяна Торочешникова: Анатолий Яковлевич, вот в этой связи кажется просто странным... У обычных судов, у судов общей юрисдикции есть такая структура, как служба судебных приставов-исполнителей. Почему же такого механизма нет у Конституционного суда?

Анатолий Слива: Ну, вы что предлагаете нам в этом случае идти с отрядом приставов в зал заседаний Государственной Думы, которые должны потребовать от депутатов принять поправку в закон?

Сейчас ситуация меняется, меняется к лучшему. Не так давно, год с небольшим назад, в сам закон о Конституционном суде внесены поправки, касающиеся новых гарантий, обеспечивающих реализацию наших решений. Там есть сроки сейчас.

Например, если закон признан не соответствующим Конституции и касается, скажем, экономической, финансовой, хозяйственной сферы и так далее, правительство в шесть месяцев должно, не позже, внести проект нового закона в Государственную Думу, Дума в двухмесячный срок должна его рассмотреть. Если региональный парламент отказывается выполнять решение Конституционного суда, менять свой закон, президент Российской Федерации сейчас, по закону, имеет право вынести предупреждение парламенту. Ну, при известных судебных гарантиях если это дело будет продолжаться дальше, то Президенту дано право его распустить. А если это касается акта губернатора в аналогичной ситуации, то также при определенных гарантиях его прав президент может его отстранить от должности.

Есть механизмы. Речь не о том, чтобы сегодня или завтра снимать мэра, губернатора, региональный парламент распускать. Но, простите, если это не ясно, то, наверное, властям надо один раз, по крайней мере, довести дело до снятия с должности соответствующего лица. В России, знаете, тоже прецедент хорошо действует в этом смысле.

Марьяна Торочешникова: Это да.

Анатолий Яковлевич, не так давно в нашей студии был Петр Баренбойм, который недавно написал книгу "Три тысячи лет разделения властей". Принцип разделения властей закреплен в российской Конституции, в том числе. Вот тогда Баренбойм очень сетовал на то, что сейчас в России положение с разделением властей становится хуже. Если несколько лет назад можно было говорить о том, что да, этот конституционный принцип соблюдается, то теперь все идет к тому, что власти все чаще и чаще о нем забывают.

Анатолий Слива: И согласен, и не согласен. Я бы этот принцип по-другому назвал. Это 10-ая статья Конституции, которая гласит, что государственная власть осуществляется в России путем разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Этот принцип гарантирует, что не будет средоточения монополии власти в одних руках, в одном органе. Противодействие этому принципу даже не только и не столько в самих структурах различных властей. Я думаю, что он имеет глубоко общественные, социальные корни, в сознании людей.

Но Конституционный суд десятки и десятки раз во многих и многих своих решениях проводит эту линию. Я могу вам сказать, что можно назвать не меньше сотни и даже больше решений Конституционного суда, в которых прямо и неоднократно подчеркивали, что вот здесь есть возможность воздействия, судебной власти - не формально по существу разбираться в деле, и так далее.

Мы многое сделали для укрепления судебной власти. Мы - я имею в виду судей и Конституционный суд России. Надо воспитывать у людей уважение к суду, я бы сказал, уважение на уровне даже трепета в хорошем смысле слова, без страха. Трепетное уважение, понимаеть, что там твоя крайняя стена, где ты получишь эту защиту.

Марьяна Торочешникова: Ой-ой-ой.

Анатолий Слива: Я понимаю ваши вздохи, но не зря же в мире то место, где вершится правосудие, в очень многих странах мира, и далеко не очень развитых в экономическом плане, вот эти места называются дворцами правосудия. А у нас в России "хижины правосудия" еще присутствуют в колоссальнейшем количестве территорий, городов.

Марьяна Торочешникова: Когда вы говорите о необходимости материального обеспечения судов, необходимости хороших зданий, это понятно. Но я думаю, что уважение людей к суду формируется не из-за того, что они видят, где эти суды сидят, а какие эти судьи. И стоит прийти в любой районный суд практически любого городка, прийти и увидеть даже не судью, а тех, кто работает в канцелярии суда. И у человека навсегда может пропасть и желание обращаться в суд, и уважение к судам и судьям, к их решениям, и к судебной власти в целом.

Анатолий Слива: Если бы вы мне сказали это, 10 лет назад, я был бы с вами согласен. А вот сейчас я с вами соглашусь в определенной части, не будем мерить проценты. Потому что у меня есть факты, аргументы, говорящие, что тенденция меняется. За последние 10 лет, за период действия нашей любимой Конституции, у которой, кстати, было очень много противников в 1993 году, но сейчас не выступает публично никто (самая крайняя оппозиция не выступает), так вот, за эти 10 лет число обращений в суды граждан, юридических лиц увеличилось на порядок.

Люди понимают, что парткома нет, что остается в любом случае, так сказать, последнее - это получить на руки судебное решение. Это факт. Это очень тяжелый процесс, очень длительный процесс, но мы это видим. Это переворот в истории России, могу вам сказать, - мирный, тихий, не насильственный.

Марьяна Торочешникова: ... правовой.

Анатолий Слива: И правовой!

Марьяна Торочешникова: Эта тема бесконечна, и каждый конкретный пункт Конституции можно обсуждать очень и очень долго. И все же, Анатолий Яковлевич, какие изменения вы назвали бы главными и наиболее значимыми, которые пришли в Россию вместе с новой Конституцией?

Анатолий Слива: Как бы ни относиться к процессу приватизации, к залоговым аукционам и прочему, что на слуху, колоссальнейшие изменения произошли в отношении собственности. Сегодня число собственников измеряется миллионами, свои права они на основе этой Конституции защищают в разных инстанциях, и в судебной системе прежде всего.

Фантастические изменения произошли в политической системе. Мы впервые имеем структуру, которую называем парламент. Как бы мы не относились, это зеркало, оно отражает нас, но у нас есть двухпалатный парламент, у нас есть "фабрика по производству законов". Как она работает - это другой вопрос. Но те 1,5 тысячи законов федеральных, которые приняты за 10 лет с изменениями, поправками и так далее, - это колоссальнейший прорыв вперед, колоссальный.

Есть развитие системы судебной защиты, судебной власти. Она становится все-таки на ноги. Должность судьи становится все более уважаемой. Но самое главное, что все эти и многие другие преобразования, прошли благодаря Конституции в мирных условиях (я выношу за скобки сейчас Чечню, хотя есть решение Конституционного суда по этому поводу), Конституция обеспечила это.

Более того, могу сказать, что это единственная Конституция на российской земле, в которую за 10 лет по существу не внесено никаких изменений и дополнений, ни одна запятая не изменена. Только субъекты Федерации там себя по-разному называли - вот и все поправки. И это очень хорошо.

У нас есть гарант Конституции - это Президент. У нас есть главный хранитель Конституции - это Конституционный суд и все другие суды. И главные субъекты, которые должны эту Конституцию знать, требовать ее исполнения, оказывать влияние на всю публичную власть, на всю бюрократию, если хотите, - это народ, это избиратели.

Я уверен, что благодаря этой Конституции все большая и большая часть нашего населения становится избирателями в подлинном, а не формальном смысле слова, которые делают осознанный выбор, определяя свою судьбу.

Мне кажется, что давно пора - и это дело исполнительной власти, прежде всего, президентских структур - ввести курс в общей школе нашей, обязательное преподавание курса Конституции Российской Федерации, в обязательном порядке. А в преддверии 10-летия, если будет услышан мой голос, я на месте исполнительной власти, не пожалел бы небольших денег, чтобы издать Конституцию (можно с комментариями, с решениями Конституционного суда, с толкованиями) таким тиражом, чтобы к 10-летию Конституции взять и сделать подарок каждой российской семье - бесплатно по почте в каждую семью.

XS
SM
MD
LG