Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подведение итогов конкурса "Правосудие"


Марьяна Торочешникова: Сегодня мы подводим итоги конкурса на лучшую судебную победу, одержанную вами, нашими слушателями, над чиновниками всех рангов и мастей, государственными учреждениями, крупными банковскими и финансовыми корпорациями.

Признаться, объявляя о начале конкурса, я не ожидала получить такое количество писем. Дело дошло до того, что к 1 декабря, официальной дате завершения приема заявок, я едва успела все их прочитать, изучить и подготовить для представления членам жюри, в состав которого вошли видные российские юристы, выступавшие экспертами в нашей передаче. Не скрою, что нам было очень сложно выбрать победителя, просто потому - и мы это прекрасно понимали, - что каждому из вас победа досталась ценой невероятных усилий. Порой, прежде чем добиться правды в суде, вам приходилось обойти множество судебных инстанций, тратить время, нервы, деньги...

И тем не менее, победитель определен. Его имя вы услышите во второй части передачи.

Я отмечу также, что очень часто получала письма-близнецы - так я называю очень похожие судебные решения, присланные вами. Особенно много побед было одержано в судах всех инстанций по трудовым делам и делам, связанным с законодательством о защите прав потребителя, что, наверное, закономерно, так как это традиционно проблемные для России отрасли. Именно поэтому вопросы, связанные с разрешением трудовых споров, мы обсуждали в отдельной передаче. А вопросам защиты прав потребителей в этом году был посвящен целый цикл передач. Вы всегда можете прочитать их текстовые варианты на нашем сайте в Интернете.

Но вернемся к главной теме сегодняшней передачи - подведению итогов конкурса. Прежде чем объявить победителя, давайте вспомним некоторые истории, послужившие поводом для обсуждения в нашей передаче в 2003 году.

Михаил Саленков: Якову Никитину из Ростова-на-Дону удалось отсудить у компании "Аэрофлот-Дон" компенсацию за причиненный ему и его семье моральный вред по время туристической поездки в Италию. Поводом для обращения в суд стали некачественные услуги, предоставленные компанией. Городской суд обязал ответчика выплатить истцу и членам его семьи по 8150 рублей.

Яков Никитин: Конечно, я мог бы подать на большую сумму. Дело вовсе не в деньгах. Я готов сумму, выигранную в суде, отдать "Аэрофлоту" на его развитие. Дело в принципе. Я хочу показать другим людям, что они могут защитить свои права в суде.

Михаил Саленков: Татьяна Полубелова из Пскова в суде добилась от своего работодателя -муниципального предприятия "Псковлифтсервис" - выплаты процентов за задержку заработной платы. Предприятие выплачивало заработную плату работникам с задержкой в несколько месяцев и, по решению суда, обязано выплатить истице 827 рублей 74 копейки.

Татьяна Полубелова: Когда был назначен суд, работодатель, конечно, не соглашался с иском с моим. Но судья сказала, что нет, это совершенно законно, моральный вред законно вам выставлен. Если вы не согласитесь с расчетами Полубеловой - значит, я компенсацию морального вреда выставлю такую, какую она просит.

Михаил Саленков: А вот петербуржцу Григорию Флейшману пришлось пройти через несколько судебных инстанций, прежде чем добиться справедливости. В ноябре 1998 года на одном из перекрестков Петербурга он попал в аварию. Дорожных знаков, указывающих на то, какая из двух дорог главная, не было, и виновным в ДТП сначала посчитали Флейшмана. Однако в 2003 году на перекрестке дорожные знаки были установлены, а Григорий Флейшман "оправдан". На судебные разбирательства с ГИБДД у него ушло почти 5 лет.

Григорий Флейшман: Эксперт Брезякин признал, что на данном перекрестке действительно требуется установка недостающих знаков приоритета. Суд счел эту часть экспертного заключения наиболее существенной и удовлетворил мою жалобу на постановление ГИБДД и признал отсутствие моей вины. Одновременно была отменена и виновность второго водителя - Забродина.

Михаил Саленков: Жители домов возле одного из рынков города Рыбинска через суд спасли свой двор от стоянки большегрузных автомобилей. Строительство такой стоянки могло серьезно ухудшить экологическую обстановку. О своей победе нам рассказывал один из членов инициативной группы из жильцов Константин Пискун.

Константин Пискун: Мы, взяв решение суда, обратились вновь в администрацию Рыбинского муниципального округа, где и попросили на основании данного судебного решения расторгнуть договор аренды с рынком на строительство автостоянки.

Михаил Саленков: Инженер Сергей Мазанов достоин Книги рекордов Гиннесса - он судится уже четверть века. За это время он сумел выиграть несколько судов, сначала - о незаконном увольнении из Ульяновского конструкторского бюро приборостроения и взыскании с родного предприятия компенсации за вынужденный многолетний прогул. В годы советской власти эта компенсация была довольно незначительной. Когда Сергей Мазанов вышел на пенсию, он через суд сумел добиться ее многократного увеличения.

Сергей Мазанов: Больше был в Москве, чем дома. Безвылазно в Москве. Не было ни одного дня свободного, чтобы я не ходил по этим инстанциям, по этим чиновникам. Я прошел все ступени и Министерства юстиции, и прокуратуры, и судов.

Михаил Саленков: Электромонтер Каменского завода искусственного волокна Юрий Плужников отсудил у своего предприятия и позже - Пенсионного фонда России свое право на льготную пенсию. Как человек, занятый на вредном производстве, он имел на это полное право, но ему отказали сначала в отделе кадров, а потом - в местном отделении Пенсионного фонда. В итоге Юрий Плужников вышел на пенсию на три месяца позже положенного - столько времени он потратил на судебное разбирательство.

Юрий Плужников: Вначале, когда все это затевал, в принципе, я не верил, что суд может защитить меня. Мы же простые рабочие, не имеющие денег. Мне не приходилось никогда раньше обращаться в суд. То, что суд защищает права уже простых рабочих, я доволен и рад этому.

Михаил Саленков: Житель города Чебоксары Алексей Андреев дважды выиграл в суде. Сначала он заставил тольяттинский "АвтоВАЗ" вернуть деньги за некачественный автомобиль ВАЗ-2111: машина через три месяца заржавела из-за того, что не был оцинкован кузов. Разбираясь с "АвтоВАЗом", Алексей Андреев почтой отправил в Тольятти ценное письмо с исполнительным листом в местную Службу судебных приставов, но письмо не только не дошло до адресата, но и не вернулось отправителю. Андреев дошел до Верховного суда, который частично удовлетворил его иск.

Алексей Андреев: Мировой судья мне сначала отказал, районный судья тоже сначала отказал. Прошел я здесь, в Чувашии, все инстанции, и потом обратился уже в Верховный суд России. В конце концов направили на новое рассмотрение, и районный судья удовлетворил мой иск уже частично. Когда я был на приеме у членов Верховного суда Российской Федерации, они сказали, что это прецедент. Но я им сумел доказать: при чем здесь прецедент, каждый должен исполнять все свои функции надлежащим образом. Если бы это все требовалось, то такого бардака, какой сейчас творится в России, его не было бы.

Михаил Саленков: Москвич Сергей Мусатов в суде отстоял свое право называться гражданином Российской Федерации. В начале 2002 года он решил обменять старый советский паспорт на новый - российский. Однако начальник паспортного стола, сославшись на инструкцию руководства, выдать ему документ отказался и отправил за гражданством в ОВИР. Новый паспорт Сергея Мусатова, заметим, лежал у начальника паспортного стола в сейфе.

Сергей Мусатов: Я обратился в Генеральную прокуратуру со вторым уже заявлением, где просил отменить решение суда первой инстанции, после чего было дополнительное рассмотрение в Московской городской прокуратуре под руководством прокурора Авдюкова, который вынес протест для президиума Московского городского суда. В протесте сказано: Конституционный суд Российской Федерации от 16 мая 1996 года вынес постановление, что все граждане, ранее проживающие на территории Советского союза, самолично, по своему волеизъявлению не лишающие себя гражданства и не принимающие иного гражданства, иностранного, имеют право проживать за пределами России и всегда при этом оставаться гражданами Российской Федерации.

Михаил Саленков: Пчеловод Сергей Угодин из Чебоксар выиграл иск к правительству Чувашии, которое постановило изъять у него земельный участок в 11 соток, предоставленный ему во владение с правом наследования. Угодину пришлось пройти 4 судебных инстанции, и в конце концов суд постановил взыскать с казны Чувашской республики средства на возмещение убытков, понесенных пчеловодом в связи со сносом пасеки.

Сергей Угодин: Сейчас они мне говорят, что решение суда мы исполним, но мы в настоящее время направили в Президиум Верховного суда России надзорную жалобу. Такие вот факты говорят об издевательстве над простыми гражданами.

Михаил Саленков: 72-летней Виолетте Соколовой из Пятигорска, инвалиду второй группы, удалось одержать победу, не доводя дело до суда. Пенсионерка устроилась подрабатывать дежурной на кондитерскую фабрику, но в конце месяца вместо денег получила в качестве зарплаты несколько коробок конфет. Не добившись ничего своими силами от руководства фабрики, Виолетта Соколова обратилась в прокуратуру. И тут начальство пошло на попятный: прислало письмо и согласилось выплатить зарплату деньгами.

Виолетта Соколова: Сказать по жизненной ситуации, то права берут, потому что дать их - только на бумаге, только лишь в законодательных актах, во всех кодексах, подзаконных актах и так далее. Но чтобы ими пользоваться, их нужно брать. Если ты идешь и требуешь, настойчиво требуешь, и если тебя не пошлют подальше, если ты выстоишь, ты возьмешь все, всего же можно добиться. Меня возмущает фраза: а что мы сделаем? Нет, мы сделаем, если будет масса.

Марьяна Торочешникова: Итак, сегодня мы подводим итоги конкурса на лучшую судебную победу, одержанную вами, нашими радиослушателями, над чиновниками всех рангов и мастей, государственными учреждениями, крупными банковскими и финансовыми корпорациями.

Как я уже говорила, заявок на участие в конкурсе поступило великое множество, а суды, между тем, ежегодно рассматривают миллионы дел. У меня есть данные только за прошлый, 2002 год - тогда в российские суды поступило 5 миллионов заявлений.

Можно ли сейчас говорить о возросшем авторитете российского правосудия, готовы ли граждане отстаивать свои права и интересы в суде? С этим вопросом наш корреспондент Михаил Саленков обратился к прохожим на улицах Москвы.

- Смотря какие права нарушили. Суд - это последняя инстанция, как я понимаю. Если я не могу что-то исправить сам, своими силами, по крайней мере, если человеческую порядочность я не смогу найти, тогда остается суд. Я раньше не обращался в суд, но надеюсь, что он справедливый.

- Суда у нас такого, оптимального, нет, где вы можете получить свои права. Если в международный суд - в Страсбург или еще куда-то, - нет проблем. А здесь бесполезно - плати, не плати.

- Не доверяю российскому суду. Во-первых, это стоит денег. А во-вторых, нет надежды, что выиграешь. И это очень долгий процесс. Дай бог, не буду никогда этим заниматься. Как-то не веришь. Куда не кинешься, везде какое-то у нас бесправие, вроде мы какие-то незащищенные, тем более теперь, что касается работы, всего что угодно. Какая-то беззащитность страшная внутри.

- В нашей стране ничего невозможно сделать, потому что никто никаких прав не имеет. Мы все бесправные в нашей стране. В Америке - конечно, да. В Америке за любое нарушение закон за меня вступится. Здесь, к сожалению, нет. Ужасно! Все куплено, все коррумпировано. Очень много людей невиновных погибает, а те люди, которые действительно были подвержены каким-то преступлениям, они совершенно не защищены, то есть суд за них особо не берется до конца, то есть можно взятку дать любому судье - и все это дело закроют, и все.

- Смотря какой вопрос возникнет. Но я думаю, что, если я буду уверена, что наш суд меня защитит... в принципе, в любом случае я, наверное, буду отстаивать свои права. Все-таки на 50 процентов я верю, что, может быть, защитит меня суд.

- Я не верю. По судам не ходил ни разу и не верю я. Вообще, я государству не верю.

- Нет, наверное, не верю. Потому что у меня были случаи, когда в суд обращалась я просто по необходимости. Мне надо было прописать старенькую, слепую 90-летнюю бабушку к себе и продать ее квартиру - это было во времена, когда мы все резко обеднели. И мне надо было удостоверить наше с ней родство. Она человек старый, прошедший несколько революций и войн, документы о рождении утеряны, фамилии разные, поскольку мы женщины. Это было сложно. И вот я подавала суд, предоставляла все необходимые, что они говорили, документы, фотографии, письма и так далее. В общем, наш суд у меня оставил впечатление такое жуткое, это просто ужас. То есть просто сама хамская манера разговора судьи при этом и так далее. Через несколько заседаний они вроде бы вынесли решение - я это решение не смогла получить в течение двух лет.

- Все зависит от дела. Судя по мне, если меня это сильно заденет, будет на животрепещущие какие-то темы, то при наличии хороших адвокатов можно доверять суду.

- Конечно, если что-то такое произойдет, что нужно будет обратиться в суд, - да. У меня дочь юрист, поэтому я в принципе верю.

- Приложу все силы, чтобы до этого дело не дошло. Но вообще надежды на суд нет. Из того, что я знаю, это сплошь все стена просто.

- Честно сказать, даже об этом не думала никогда. Ну, если припечет - наверное. А куда же еще деваться? Наверное, пока не обожжешься, сначала попробуешь. Да, я доверяю российскому правосудию.

Марьяна Торочешникова: Судя по результатам этого небольшого опроса, можно констатировать, что далеко не все граждане готовы идти в суд, с тем чтобы отстаивать там свои права. Не в пример участникам нашего конкурса. Думаю, сейчас самый подходящий момент для того, чтобы объявить его итоги.

Итак, победителем конкурса передачи "Правосудие" на лучшую судебную победу стала жительница Москвы Валентина Ивановна Сильченко. Напомним ее историю.

Михаил Саленков: В далеком 1976 году москвичке Валентине Сильченко испортили жизнь, насильно отправив в психиатрическую лечебницу. Через 20 лет этим воспользовалась ее единственная дочь, чтобы отнять у матери трехкомнатную квартиру на Покровском бульваре.

Мы встретились с Валентиной Ивановной в одном из московских парков, недалеко от ее прежнего места жительства - той самой квартиры, которую дочь уже успела продать.

Валентина Сильченко: В 1976 году сосед, внештатный сотрудник милиции, ворвался ночью, в 12 ночи, и свои развратные действия хотел проявить. Я сопротивлялась, естественно. Были следы побоев, обратилась в милицию. И что бы вы думали? Меня вызывают, и мне предъявляют обвинение: хулиганская статья, 206-ая, часть какая-то.

Обманным путем, вроде бы на допрос куда-то, а сами свезли в психушку. Хотя в приемном покое врач говорит: "Никакая она не больная. Она просто нервная". Естественно, как будешь не нервной в таком состоянии? Заведующая сказала моим родственникам, что "хоть она и здоровая, но я ее пожалею, потому что ты не знаешь, что такое милиция, засадят тебя". И "пожалела", что называется, присвоив диагноз "параноидная шизофрения".

Михаил Саленков: В течение 22 лет Валентина Сильченко ежемесячно появлялась в психоневрологическом диспансере. В 1988 году эту обязанность с нее сняли, однако лишь 6 лет удалось ей прожить спокойно. Сразу после смерти мужа Валентины Ивановны дочь решила выгодно разменять квартиру в центре Москвы.

Валентина Сильченко: В 1994 году доченька моя единственная решила определить меня в психушку, завладеть трехкомнатной квартирой, дабы ее продать и жить за рубежом, в Голландии. Так вот, она с помощью психиатрии решила отделаться от меня, подкупив врача из 12-го ПНД. Приезжает в 8 утра с милицией для новой постановки на учет, чтобы отправить меня пожизненно в псих-интернат.

Самое интересное, что именно психиатры заставляли, чтобы я забрала свое заявление о том, что я хочу признать содержание меня здесь незаконным, и именно психиатры говорили: "Будем держать до тех пор в больнице, пока ты не заберешь это свое заявление".

Михаил Саленков: Валентина Ивановна обратилась в суд сразу по нескольким поводам. Первый - незаконный размен квартиры, в результате которого ей досталась комнатка в Медведково, возле Московской кольцевой автодороги, а дочь себе выменяла двухкомнатную квартиру. Эту квартиру дочь сдает, так как уехала к мужу на постоянное место жительства в Голландию. В удовлетворении этого иска Валентине Ивановне суд отказал.

Обжаловала Валентина Сильченко в суде и незаконное принудительное помещение ее в психиатрическую лечебницу.

Валентина Сильченко: Я подала иск против этого 12-го ПНД, в который меня заключили. В Бабушкинском суде судья Фортов принял объективное, справедливое решение. Таким образом, впервые в стране я выиграла суд против психиатрии.

Михаил Саленков: Кроме того, Валентине Ивановне удалось отменить два принятых ранее решения о признании ее недееспособной. Вот как прокомментировал эту историю адвокат Валентины Сильченко Владимир Меркулов.

Владимир Меркулов: По действующему законодательству, которое регламентирует порядок оказания психиатрической помощи, должны быть определенные условия и даже совокупность таких условий, чтобы человека принудительно - я подчеркиваю, не добровольно, а принудительно, против его воли - поместить в психиатрическое учреждение.

В данном случае не было никаких условий для помещения человека в психиатрическую больницу. Была подана жалоба, которая рассматривалась Бабушкинским судом больше двух лет. И наконец-то в решении была дана оценка законности решения врача-психиатра.

О степени обоснованности решения врача может говорить такой факт. Здесь, в решении, цитируются записи из медицинской карты: "Больная посещает собрания и митинги, пытается привлечь к себе телевидение. Социально опасна" - вот такой уровень аргументов врачей, именно эти наблюдения послужили основанием для принудительного помещения человека в психбольницу.

Михаил Саленков: Мы спросили Владимира Меркулова, что же было для него, как адвоката, самым сложным в этом деле.

Владимир Меркулов: Самым сложным было, честно говоря, переломить отношение суда к стороне заявителя. Потому что, как правило, основная проблема по таким делам состоит не в том, чтобы найти аргументы, а в том, чтобы изменить отношение суда. Суды, как правило, на все 100 процентов доверяют медицине, доверяют врачам, тем более доверяют психиатрам. Это как заколдованный круг, и в этом случае я считаю, что совершилось чудо.

По данным Гражданской комиссии по правам человека, общественной организации, которая помогает жертвам психиатрии, это первый случай за последнее время, когда подобная жалоба была удовлетворена.

Михаил Саленков: Говорил адвокат Владимир Меркулов.

Сейчас Бутырский суд Москвы рассматривает иск Валентины Сильченко о компенсации вреда, который ей был причинен незаконными действиями психиатров.

Марьяна Торочешникова: Судебную победу Валентины Сильченко комментирует юрист, представляющий интересы доверителей в Страсбургском суде Анна Деменева.

Анна Деменева: Это прецедент для России, безусловно, потому что, насколько мне известно, положительных решений в пользу заявителя по таким делам в принципе нет, это первая победа, которая одержана, которая известна в данном случае. Но в то же время я думаю, что, скорее всего, это не совсем случайность, потому что, когда российское правительство осознало, что такая проблема существует, что действительно есть тенденция недобровольной госпитализации не потому, что человек действительно болен, а потому что наша судебная система и наша медицинская система не приспособлены к тому, чтобы защитить не больного человека, наверное, скорее всего, судебные инстанции получили какие-то указания более внимательно относиться к этим делам.

Марьяна Торочешникова: Мы поздравляем Валентину Ивановну с тяжелой и заслуженной победой. Поздравляем и всех участников конкурса передачи "Правосудие".

И к этому осталось добавить, что уже в начале нового, 2004 года вы услышите передачи, темы которых подсказали наши радиослушатели, приславшие заявки на участие в конкурсе, - Владимир Алексеев из города Хотьково Московской области, Вадим Мальков из Санкт-Петербурга и Олег Исаев из Пензы. Они получат поощрительные призы.

Поощрительными призами также награждаются: Константин Пискун из города Рыбинска Ярославской области, Виктор Гончаров из Воронежа, Иван Лапин, хутор Большой Волгоградской области, Олег Логинов из Москвы, Михаил Галкин из Твери и Виктор Тишанинов из Воронежа.

XS
SM
MD
LG