Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гость в студии - Владимир Иванович Миронов. Часть 1

  • Леонид Никитинский

Сегодня у нас в студии гости: Владимир Иванович Миронов - доктор юридических наук, профессор, член Независимого экспертно-правого совета и Римма Федоровна Калистратова, также доктор юридических наук, профессор, начальник процессуального отдела Российской Академии Правосудия.

Мы продолжаем "гнуть свою линию", известную нашим слушателям, и коллекционировать положительные прецеденты ("Большие победы маленьких людей"), которые происходят в судах. При этом в сферу нашего внимания попадают самые разные правоотношения: гражданские, уголовные, административные, но почему-то реже всего трудовые. Вот это достаточно странно, потому что большую часть хронологической и правовой жизни гражданина занимают именно трудовые отношения. Так или иначе - все работают. Может быть, здесь стало меньше конфликтов или, может быть, люди стали реже обращаться за их разрешением? Владимир Иванович, может быть, вы, как специалист?

Владимир Миронов:

Знаете, в чем дело? Наш работник, как только пожалуется на работодателя, он сразу оказывается вне рамок организации. Поскольку потерять работу в наше смутное время смерти подобно, поэтому работники просто не рискуют вступать в трудовые конфликты. Я могу вам привести статистику, которую еще использовал при написании кандидатской диссертации. Мы взяли 1000 человек, которые были восстановлены государственными инспекциями труда на работе, и проверили через три месяца, сколько из них осталось на работе? На работе осталось 2 человека, 998 было уволено вновь. Если работник один раз обратился в суд, у него есть два пути: либо постоянно судиться с работодателем, поскольку работодатель со своим проигрышем никогда не смирится, либо уходить из организации.

Леонид Никитинский:

Давайте, для разгона послушаем сюжет, который связан с увольнением и с правами профсоюзов, который пришел из Ростова-на-Дону. С ним нас познакомит наш корреспондент Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова:

Лариса Павловна Евтушенко безупречно отработала на ростовском "Водоканале" несколько лет. Но в начале 2001 года она стала болеть, несколько раз брала больничный лист и долго лечилась. И когда руководству предприятия всё это изрядно надоело, они уволили Ларису Павловну, сославшись на статью 33 КЗоТ РФ (увольнение вследствие длительной болезни, более 4 месяцев) и острую производственную необходимость. Слово Ларисе Евтушенко.

Лариса Евтушенко:

17 мая приказ, меня с ним не ознакомили. Я выхожу 21 мая на работу. Один, второй... На третий день мне вдруг говорят, что я уволена.

Марьяна Торочешникова:

Лариса Евтушенко обратилась в Пролетарский суд с иском к муниципальному предприятию "Водоканал", требуя восстановить её на работе, оплатить вынужденный прогул, а также компенсировать моральный вред в размере 5 тысяч рублей.

Лариса Евтушенко:

Во-первых, я сама проработала 15 лет в исполкоме профсоюза и знаю эти законы. Меня должны были 17 мая ознакомить. Ни профсоюз не привлекли, ничего.

Марьяна Торочешникова:

Более того, в комментарии к Кодексу говорится, что нельзя уволить работника "по пункту 5 статьи 33 КЗоТ, если он уже приступил к работе после выздоровления, хотя его нетрудоспособность и продолжалась до этого более четырёх месяцев". К тому же для этого.

В конце концов, администрация предприятия обязана была известить работника об изданном приказе на увольнение ещё 17 мая, но почему-то не сделала этого. Как говорится в материалах дела, "судом установлено, что увольнение истицы было произведено ответчиком уже после её выхода на работу, что не соответствует требованиям закона". В ходе судебного слушания выяснилось, что на время болезни истицы исполнение её обязанностей было возложено на другую сотрудницу МУП, которая была переведена на должность инженера 1-й категории службы по эксплуатации водопроводных сетей после увольнения Евтушенко. "При таких обстоятельствах доводы ответчика о том, что увольнение истицы было вызвано острой производственной необходимостью, не могут быть приняты судом во внимание".

Одним словом, всё чётко указывало на то, что руководство муниципального предприятия "Водоканал" превысило свои полномочия и произвело увольнение Евтушенко с многочисленными нарушениями законодательства.

В конце 2001 года Пролетарский суд Ростова вынес решение восстановить Ларису Евтушенко на работе, взыскать с предприятия оплату за время вынужденного прогула в сумме 10779 рублей 58 копеек и компенсацию морального вреда в размере 1 тысячи рублей.

Лариса Евтушенко:

Новый начальник у меня появился. Я с ним переговорила, он говорит: "через полмесяца опять они будут "жевать"". Я взяла и уволилась, куда ж нервы трепать столько? Я не довольна, что мне заплатили. Я просила моральный вред 5 тысяч, а мне дали тысячу. Но мне судья сказала, говорит, если бы мы знали, что вы будете увольняться оттуда, мы бы заплатили полностью. Вот этим я недовольна.

Марьяна Торочешникова:

Это была Лариса Евтушенко бывшая сотрудница ростовского муниципального предприятия "Водоканал".

Леонид Никитинский:

Ну что ж, этот сюжет вполне попадает в нашу традиционную рубрику "Большие победы маленьких людей". Пожилая женщина победила крупную организацию в суде. Однако я хочу обратить внимание радиослушателей, чтобы они не запутались, что речь в этой истории шла о старом кодексе законов о труде. Нумерация статей там может совпадать, а содержание статей может быть уже другим. Вот у меня вопрос к нашим экспертам. Владимир Иванович, если бы дело слушалось не по старому, а по новому кодексу, исход оказался таким же или, может быть, каким-то другим?

Владимир Миронов:

Исход оказался таким же. Более того, непонятна вообще причина возникновения этого дела и увольнение. Есть конвенция №158 - "Прекращение трудовых отношений", которая вообще запрещает увольнять работника в период временной нетрудоспособности.

Леонид Никитинский:

Скажите, пожалуйста, а вообще основания увольнения по инициативе администрации сильно изменились на ваш вкус?

Владимир Миронов:

Конечно же, появились совсем смешные основания увольнения. Например, нарушение работником требований по охране труда. Всегда за охрану труда отвечал работодатель, а здесь работодатель пытается переложить требования по охране труда на работника.

Леонид Никитинский:

Не пытается, а уже переложил.

Владимир Миронов:

Да, переложил, получается. У нас появилась масса новых оснований, которые могут быть включены непосредственно в трудовой договор с руководителем организаций, главным бухгалтером организаций, членами исполнительных органов. Хотя это противоречит Конституции - части третьей, где сказано, что ограничение права свободы человека и гражданина может быть произведено только федеральным законом. Трудовой договор, увы, федеральным законом не является. А дополнительные основания - это очевидно ограничение прав человека.

Леонид Никитинский:

Я понимаю вашу позицию, но, с другой стороны, капитализм наступил, это - не социализм, это разные вещи все-таки. И в развитых капиталистических странах за кодекс законов о труде идет большая борьба, и все эти достижения становятся следствием длительных забастовок и, так сказать, это уже такие длительные социальные процессы. А у нас все немножко по-другому решается. Римма Федоровна, вот вы согласитесь со мной или нет, что все-таки неизбежно новое отношение между работодателями и работниками, в том числе в частных организациях, что они требуют новых подходов?

Римма Калистратова:

Конечно, и психология должна меняться. А мы очень часто живем прошлыми представлениями.

Леонид Никитинский:

Есть впечатление, что при обсуждении в Государственной думе новый КЗоТ был не столько законопроектом, в собственном смысле слова, но и предметом политических спекуляций. Как это повлияло на его содержание?

Владимир Миронов:

На мой взгляд, повлияло очень сильно, поскольку то, что мы получили в результате, оказалось гибридом непонятных идей, в результате которых наш работник вместо сорока часов работы в неделю получил пятьдесят шесть, причем за ту же заработанную плату. Поэтому, вместо того, чтобы развивать экономику, мы получили кодекс, который является явным тормозом этой экономики. Ведь когда есть возможность использовать бесплатный труд, никто не будет создавать новые рабочие места.

Римма Калистратова:

Я согласна с этой позицией. И я думаю, что, в принципе, может быть самое важное, что сейчас нужно делать - это пытаться улучшить законотворческую деятельность. Там очень много странного.

Леонид Никитинский:

Наш корреспондент Марьяна Торочешникова подготовила короткую справку о том, как принимался новый КЗоТ, и каковы его отличительные особенности от старого.

Марьяна Торочешникова:

Новый Кодекс законов о труде Российской Федерации принят 30 декабря 2001 года. Он вступил в силу 1 февраля 2002.

Вот что он теперь собой представляет.

Гарантированный отпуск в 28 календарных дней. Работодатель не имеет права требовать от сотрудника работы сверхурочно, работодатель обязан (за редким исключением) подписать с сотрудником бессрочный договор, после чего уволить неугодного сотрудника будет сложно.

Кроме того, новый КЗоТ требует от работодателя обеспечить повышение реального содержания зарплаты за счет ее индексации в связи с ростом цен на товары и услуги. И эта норма распространяется не только не бюджетников, но и на всех остальных наемных работников. Разница лишь в том, что для первых индексация проводится государством в централизованном порядке, а для вторых - через коллективные договоры и соглашения.

И, наконец, теперь можно отказаться от работы, если существует угроза здоровью или задержка зарплаты в течение 15 дней.

Есть приятные моменты и для работодателей. Теперь можно уволить сотрудника, например, с такой формулировкой: "несоответствие работника занимаемой должности и выполняемой работе" или "однократное нарушение работником трудовых обязанностей".

Правда, в этом случае профсоюз имеет право оспорить увольнение в Рострудинспекции.

И еще. В соответствии с новым законом, директор предприятия может сократить рабочий день на полдня ("чтобы избежать массовых увольнений"). И уменьшить зарплату.

Из нового трудового кодекса исключены главы о социальном страховании и защите от безработицы. Бюджетные организации теперь не могут регулировать зарплату по договоренности с коллективом. Государство не обязано заставлять работодателя выплачивать зарплату, если фирма разорилась. За "сверхурочные" вместо прибавки вам могут дать просто дополнительный отгул.

Если ранее женщин с ребенком до трех лет нельзя было посылать в командировки, то в новом варианте это возможно с их письменного согласия.

По мнению разработчиков закона, КЗоТ теперь в большей степени отражает реальности сегодняшнего дня. Благодаря появившимся в нем новым понятиям значительно расширяется правовое поле, на котором действует трудовое законодательство.

Новый кодекс, бесспорно, осложняет деятельность большинства профсоюзов. Хотя, с другой стороны, нормы такого КЗоТа потребуют повышения профессионального уровня и юридической грамотности профработников.

Леонид Никитинский:

Теперь я бы хотел услышать мнение наших гостей о той справке, которую мы только что слышали. Все ли здесь точно? Или могут быть и иные оценки КЗоТа?

Владимир Миронов:

Самый, на мой взгляд, больной вопрос - это вопрос заработанной платы, который наше правительство пытается решить и решить обещает только в 2012 году. Давайте, мы его в этой студии решим сейчас раз и навсегда. У нас есть статья 2-я трудового кодекса, которая гарантирует каждому работающему по трудовому договору заработанную плату достойную и обеспечивающую существование его самого и членов его семьи.

Леонид Никитинский:

Ну, это декларация.

Владимир Миронов:

Да, ради бога, пусть будет декларация, тогда мы возьмем статью 23-ю Всеобщей декларации прав человека и статью 7-ю Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, а дальше перекинемся к постановлению Верховного суда от 31 октября 1995 года о применении судами Российской Федерации Конституции при разрешении гражданских дел. Там четко сказано, что эти два международных документа являются источником права. Поэтому ответственно заявляю, что на сегодняшний день суды РФ обязаны выносить решение в пользу работников и взыскивать в пользу них минимальную заработанную плату - 1711 рублей. Никаких дополнительных законов для этого не требуется.

Леонид Никитинский:

Ну что ж, к Римме Федоровне вопрос, она же работает в Академии правосудия и видит современных судей. И что, на ваш взгляд, они будут применять конвенции международные или все-таки?..

Римма Федоровна:

Два тома решений Европейского суда разосланы всем судьям. Где-то в глубинке были случаи, когда мотивировка была прямо со ссылкой на эти документы. Но я вам еще раз говорю, что, в общем и целом, не только от судьи зависит, а зависит от исполнения, от экономики прежде всего. Почему плохо работает пристав, исполнитель? Ведь не только потому, что он не грамотный или какой-нибудь нехороший человек, а потому что в стране кризисное положение со всеми экономическими процессами. И до тех пор, пока мы здесь какой-то сдвиг в лучшую сторону не получим, все наши законы будут отставать или забегать вперед неоправданно.

Леонид Никитинский:

Какова будет впредь с учетом нового Кодекса роль профсоюзов?

Владимир Миронов:

Я думаю, сейчас профсоюзы, вместо того чтобы защищать каждого штрафованного работника, должны свою практику резко изменить. Сейчас Верховный суд культивирует одну категорию дел - это дела признаний нормативно-правовых актов не действующими, или не действительными. Эта категория дел позволяет признать любой акт, в том числе и работодателя, о наложении штрафов на работников не действующим. После этого этот акт уже не может применяться. Он не может быть издан вновь. И если работодатель это попытается сделать, то Государственная инспекция труда должна его штрафовать. Причем профсоюзу не надо брать работника за ручку и приводить в суд. Он должен обжаловать этот акт, защищая неопределенный круг лиц. Поэтому говорить, что у профсоюзов ухудшились возможности для защиты прав граждан?... Не ухудшились. Вот эта категория дел позволяет на сегодняшний день защищать права, не втягивая работника в конфликт.

Леонид Никитинский:

Время нашей передачи неуклонно близится к концу, а мы еще не послушали судебные новости, которые поступают к нам из регионов по каналам агентства судебной информации. С ними нас познакомит наш корреспондент Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова:

Ростов-на-Дону. В 1991 году Татьяна Котова была принята на работу главным бухгалтером опытного завода "Ростовский", преобразованный в 92 году в АООТ "Элта".

Между Котовой и администрацией предприятия был заключен контракт о предоставлении ей и её семье жилого помещения в течение трёх лет. В марте 1993 года генеральный директор "Элты" обратился в профком со служебной запиской о предоставлении семье главного бухгалтера домовладения по адресу 14-я линия, 60. Ещё через год был выдан ордер на указанное помещение, а в декабре 1994 года семья его приватизировала в установленном законом порядке.

Спустя три года руководство "Элты" оспорило правомерность административной стороны процесса, и решением Пролетарского суда от 24 июля 1997 года ордер на жильё и договор на передачу в собственность жилого помещения были признаны недействительными.

При этом суд отказал в иске АООТ к семье Котовых о выселении их из квартиры и постановил: "ответчик покинет жилое помещение только после того, как предприятие передаст ему в собственность трёхкомнатную квартиру". Прошло почти пять лет, в течение которых руководство уже ЗАО "Элта" так и не смогло исполнить волю суда. В середине прошлого года Котовы подали иск в суд, требуя от ЗАО "Элта" предоставить полагающееся им жильё. Суд удовлетворил это требование, исполнительный лист был выдан 14 августа 2001 года. Теперь разрешением судебного конфликта займётся судебный исполнитель.

Архангельск. Сотрудник милиции Александр Прусов в 2000 и 2001 году дважды направлялся в служебные командировки в составе мобильного отряда МВД РФ по охране общественного порядка на территории Чеченской республики. По возвращении в Архангельск ему дважды отказали в оплате сверхурочного времени. Тогда Прусов решил искать правды в суде и обратился к мировому судье своего округа о взыскании компенсации за сверхурочное время работы.

Представитель окружного отдела внутренних дел с иском не согласился на том основании, что сотрудникам ОВД РФ при выполнении задач во время командировок на территорию Северо-Кавказского региона выплачиваются так называемые "боевые" выплаты, предоставляются дополнительные отпуска и другие льготы и гарантии в соответствии с указами президента и постановлениями правительства России. Однако истцом были представлены справки с табелями учета рабочего времени, согласно которым он отработал сверхурочно в первую командировку 752 часа, во вторую командировку 776 часов.

Суд не принял во внимание доводы ответчика о том, что в отсутствии приказа начальника окружного отдела, в штате которого состоял истец, выдача табелей является незаконной. Табели учета рабочего времени оформлены как полагается, подписаны командирами отрядов МВД России, удостоверены печатями. Суд взыскал с отдела милиции в пользу Александра Прусова 10 800 рублей оплаты за сверхурочную работу в двух чеченских командировках в составе мобильного отряда МВД РФ.

Липецк. 65-летний пенсионер Петр Гугнин осужден по 207 статье уголовного кодекса (заведомо ложное сообщение об акте терроризма).

Этому предшествовали следующие события. Утром 12 ноября 2001года жильцы девятиэтажки на улице "60-тилетия СССР", обнаружили возле кнопки лифта на первом этаже записку следующего содержания: "Ваш дом заминирован". Обеспокоенные соседи вызвали милицию. Жильцы были эвакуированы, а из УВД прибыл кинолог с розыскной собакой. На всякий случай были задействованы пожарные и бригады скорой помощи.

Мины не нашли, но вопрос о том, кто так зло подшутил над жильцами дома, остался открытым. Записка с "предупреждением о взрыве" сохранилась, и оперативники решили на всякий случай взять образцы почерка у всех жильцов дома. Экспертиза дала интересный результат: записку писал житель этого же дома, пенсионер Гугнин.

Исследование личности "старичка - террориста" привело следователя в замешательство, ибо по жизни Гугнин характеризовался весьма положительно. До ухода на пенсию Петр Гугнин неоднократно награждался почетными грамотами, был активным рационализатором, наставником молодежи.

И предстал Гугнин перед судом, хотя вины своей так и не признал. Суд Октябрьского округа Липецка приговорил пенсионера к одному году лишения свободы условно. И обязал компенсировать сумму, потраченную оперативными службами на поиски несуществующей мины и предупреждение несостоявшегося взрыва.

Римма Калистратова:

Оптимистично, что все-таки из-за чеченской операции что-то получили реально. Потому что очень много есть сообщений о том, когда люди, рискуя жизнью в тяжелых условиях, потом не могут ничего добиться.

Леонид Никитинский:

Владимир Иванович, ваше мнение, пожалуйста.

Владимир Миронов:

Что касается оплаты сверхурочных работ, я рад за сотрудника, но должен вот что сказать нашим работникам, в плане информационного сообщения. Трудовой договор - это письменная сделка, поэтому все сделки, которые обеспечивают трудовой договор, в том числе и по учету рабочего времени, должны быть заключены в письменной форме. Поэтому табель учета рабочего времени, который ведется работодателем - это документ, который равен по доказательственной силе документам, которые ведет сам работник. Работник сам может самостоятельно учитывать свое рабочее время. Более того, если есть действующий профсоюз, он также имеет право вести учет реально отработанных работниками часов. И если работник представит свои данные учета, а данные учета работодателя будут занижены, то в данном случае суды должны руководствоваться теми доказательствами, которые будут представлены профсоюзом и работником. Поэтому надо просто сейчас понимать, что каждый переработанный час должен быть оплачен в повышенном размере.

XS
SM
MD
LG