Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд присяжных

  • Леонид Никитинский

Леонид Никитинский: Сегодня в студии гости: Владимир Иванович Радченко, первый заместитель председателя Верховного суда Российской Федерации и Мара Федоровна Полякова, руководитель Независимого экспертно-правового совета, кандидат юридических наук.

Одновременно с новым Уголовно-процессуальным кодексом, о котором мы подробно говорили в наших прошлых передачах, во всех субъектах Федерации начнут действовать суды присяжных. Владимир Иванович, судейское сообщество и судебная система в целом к этому готовы?

Владимир Радченко: Что касается профессиональной подготовки наших кадров, то здесь никаких проблем нет. Есть проблема технического порядка. Потому что суд присяжных более требовательный к чисто технической стороне дела. Нужны соответствующие по площади помещения залы судебного заседания, нужны соответствующие комнаты для присяжных заседателей, чтобы их изолировать и т.д. Вот с этой точки зрения, далеко не все здания наших субъектов Федерации соответствуют указанным требованиям. Мы сейчас в первую очередь, конечно, Судебный департамент при Верховном суде РФ предпринимаем все меры для того, чтобы все-таки суметь обеспечить хотя бы минимальные условия для начала работы судов присяжных.

Леонид Никитинский: Спасибо. Я имел в виду как раз менталитет. Для меня ваш ответ прозвучал довольно неожиданно, я не задумывался об этой стороне вопроса. Хотя она очевидна и, действительно, мы очень часто говорим в наших передачах, что работа судов упирается как раз в то, что там денег на марки не хватает.

Владимир Радченко: Этот этап, слава Богу, мы прошли. Сейчас на марки хватает, на коммунальные условия хватает, но здесь нужны разовые капиталовложения. Вы сами понимаете, это надо сделать. Возможно затратить один раз, но на протяжении короткого времени, к сожалению, сразу. Вот в этом возникает проблема.

Леонид Никитинский: Между тем, институт суда присяжных вызывает большие споры как за рубежом, где он собственно и родился, так и у нас в стране. Что является главным аргументом в этих спорах, Мара Федоровна, дороговизна, может быть, громоздкость судов присяжных? Чем аргументирует противник?

Мара Полякова: Что касается дороговизны, то мне представляется, что этот суд менее дорогое удовольствие, чем суды общей юрисдикции. Я специально занималась этим вопросом, и мы просчитывали стоимость работы по конкретному делу, которое годами кругами ходит по различным судебным инстанциям, по прокурорским надзорным инстанциям. В суде присяжных очень часто решение бывает "здесь и сейчас". В то же время, мне кажется, постановка вопроса "дорого или не дорого" не совсем правильная. Потому что правосудие такая высокая ценность, что те затраты, которые будут вложены в ближайшее время в суд присяжных, они себя оправдают.

Леонид Никитинский: Споры не исчерпываются только этим, конечно. Наш корреспондент Марьяна Торочешникова подготовила историческую справку о судьбе судов присяжных в России.

Марьяна Торочешникова: Суд присяжных - суд, разбирающий и разрешающий уголовные, а в некоторых странах и гражданские дела с участием присяжных заседателей.

Классическим вариантом суда присяжных является такая организация судебного разбирательства дел, при которой суд четко подразделяется на две части: одну составляют судьи-профессионалы, а другую непрофессионалы (присяжные). Первые, при рассмотрении уголовных дел, наделены правом решать вопросы права (вопросы, требующие юридических познаний), в том числе о юридической квалификации содеянного подсудимым и мере наказания, а вторые - вопросы факта (об установлении или не установлении виновности подсудимого в совершении преступления).

Традиционно, родиной суда присяжных считается Англия раннего Средневековья. Точная дата, когда такой суд собрался впервые, неизвестна, но первым документальным подтверждением факта существования суда присяжных являются ордонансы английского короля Генриха II, в одном из которых (1166 г.) предписывалось отбирать жюри из числа подданных по 12 человек от каждой сотни жителей крупных населенных пунктов и по четыре человека от деревень. Первоначально эти 12 человек подбирались из окружения обвиняемого и являлись одновременно и судьями, и свидетелями.

К середине XIX века, когда велась подготовка российской реформы 1864 года, суд присяжных переживал период своего расцвета и относительно широкого признания. Он считался лучшей по тем временам формой суда, поскольку обеспечивал привлечение к отправлению правосудия представителей народа. К нему и обратили свои взоры российские реформаторы.

Введение такой формы судебного производства в России актами, утвержденными Указом от 20 ноября 1864 года, было встречено неоднозначно. Одни восторженно хвалили его как одно из проявлений демократизма государственного устройства тех лет, а другие высказывали сомнения и критиковали, порой довольно остро.

При рассмотрении конкретных дел этот суд состоял из трех судей-профессионалов и 12 присяжных заседателей. Последними могли стать российские подданные, которые отвечали установленным законом требованиям.

Специально образовывавшиеся комиссии заблаговременно составляли списки всех, кто в данной местности мог быть вызван в суд в качестве присяжных. Председательствовавший судья и приглашавшийся для этого священник приводили их к присяге (отсюда их наименование). Дав присягу, они начинали участвовать в разбирательстве дела.

Основной функцией присяжных того времени, как и в наши дни, было принятие решения по вопросу о том, виновен или невиновен подсудимый в совершении преступления, в котором его обвиняли.

В случае признания подсудимого виновным они могли высказать свое суждение относительно того, заслуживает или не заслуживает он снисхождения при определении меры наказания. На основании решения присяжных судьи-профессионалы выносили приговор. Если он был обвинительным, то в нем назначалась конкретная мера наказания. Другими словами, судьи-профессионалы и присяжные заседатели принимали свои решения раздельно.

Судьба российских судов присяжных сложилась неудачно. К началу Первой мировой войны, а затем и событий 1917 г., когда дореволюционная судебная система была сломана до основания, он более или менее прочно обосновался лишь в центральных губерниях. Его не смогли внедрить на большей части территории Российской империи

На смену суду присяжных во многих странах пришли суды в иных составах. Немаловажным фактором для оценки современного состояния суда присяжных является то, что он не вводился или был упразднен в подавляющем большинстве стран мира.

Будущее суда присяжных неопределенно. Даже в Англии и Соединенных Штатах Америки вокруг него идут горячие споры. Его сторонники доказывают, что присяжные - это черпаемый в народе оплот против правового бюрократизма. Противники - настаивают на том, что эта система неудобна и громоздка, а также, что современные юридические сложности выходят за пределы компетентности большинства присяжных.

Вместе с тем, в России после большого перерыва, начавшегося в 1917 году, вновь стали прилагать усилия по реставрации суда присяжных. Наконец, 1 ноября 1991 года в статье 166 Конституции РСФСР появилось положение о возможности рассмотрения уголовных дел судами такого рода.

Данное конституционное предписание получило реальные очертания после издания Закона РФ от 16 июля 1993 г., положившего начало постепенному введению Суда присяжных в России. С 1 ноября 1993 г. практически начали действовать такие суды в первых субъектах Российской Федерации: Ивановской, Московской, Рязанской и Саратовской областях, Ставропольском крае, а с 1 января 1994 г. еще в четырех - Ростовской и Ульяновской областях, Алтайском и Краснодарском краях. Первый процесс состоялся 15 декабря 1993 г. в Саратовском областном суде.

В наши дни с участием присяжных уголовные дела могут разбираться только в тех краевых, областных и городских судах, в отношении которых имеются специальные решения законодателя, и только по ходатайству подсудимого, привлекаемого к ответственности за преступление, наказуемое лишением свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненным лишением свободы или смертной казнью.

Современный суд присяжных во многом схож с тем, который существовал до 1917 г. Но есть и отличия. Например, в его состав входит не три судьи-профессионала, как это было раньше, а один. Но объемправ присяжных в принципе сохранился тот же. Пока удельный вес уголовных дел, рассматриваемых с участием присяжных, незначителен.

В соответствии с новым Уголовно-процессуальным кодексом России, к 2004 году суды присяжных будут действовать во всех 89 субъектах РФ.

Леонид Никитинский: Вот что меня особенно удивило в этой справке. Оказывается, больше 100 лет назад в России вокруг суда присяжных плелись примерно те же самые споры, которые ведутся сегодня. И поразительно, что не смог утвердиться суд присяжных во многих губерниях тогдашней России. И сегодня мы фактически наблюдали ту же ситуацию в ходе затянувшегося на 10 лет этого эксперимента. Каковы все-таки прогнозы, Мара Федоровна?

Мара Полякова: Те возражения, которые сегодня существуют, они от недостаточной информированности, от недостаточного знания и понимания того, что в этих судах происходит. Очень часто ругают суды присяжных за оправдательные приговоры. Чаще всего оправдательные приговоры, фактически, были связаны с браком в работе следствия. И ругать присяжных за оправдательный приговор, это то же самое, что ругать отдел технического контроля за брак на предприятии, скажем. Не было отдела технического контроля, не было брака или было бы меньше. Появился отдел технического контроля, стало больше брака. То же самое, мне кажется, и с судом присяжных.

Леонид Никитинский: Владимир Иванович, вы - первый заместитель председателя Верховного суда, много лет проработали в судебной системе. Кому как не вам понимать недостатки и преимущества судов присяжных? С законом, который такие суды ввел повсеместно, не поспоришь, но, если честно сказать, вы лично, ваша позиция, вы сторонник или противник судов присяжных?

Владимир Радченко: Ну, вообще-то, я сторонник. Хотя, с другой стороны, надо отметить, что по целому ряду причин далеко не все однозначно в судах присяжных.

Леонид Никитинский: И не случайно, видимо?

Владимир Радченко: Тут, наверное, можно сказать таким образом. Нет идеальной формы правления. Знаменитые слова Черчилля: "демократия - это ужасная форма правления, но другие еще хуже". Здесь и про суд присяжных можно сказать, но свои недостатки есть у каждой системы. Когда они уходят в совещательную комнату, остаются без помощи профессионала, они должны дать ответ: виновен, не виновен, есть ли смягчающие обстоятельства или нет? Они должны удерживать в голове всю сумму фактов, которые они перед этим выслушали. И здесь, конечно, вероятность какой-то ошибки имеет место, но такие же ошибки бывают у профессионала. Мы в Верховном суде, чем занимаемся, когда судья надзорную практику, кассационную практику реализуем? Мы исправляем ошибки профессиональных судов. Это естественный процесс, люди судят.

Леонид Никитинский: Вы знаете, я один раз присутствовал от начала до конца на суде присяжных, на одном из первых судов присяжных в Саратове. Меня там поразило больше всего вот что. Люди совершенно меняются, оказавшись на скамье присяжных. Если взять среднюю выборку, там они все кричат, что надо расстреливать, карать, так сказать жестче, жестче! Как только человек оказывается перед необходимостью сделать выбор и сказать свое слово, что вот этот человек виновен, и его надо на 15 лет посадить, у него совершенно меняется психология. Вот это, мне кажется, чрезвычайно важно.

Владимир Радченко: Просыпаются чувства гражданской ответственности. Это многие судьи мне говорили, которые работают с присяжным заседателем. Кстати, я скажу, среди тех судей, которые реально председательствовали в суде присяжных, настроение такое: "Только там я себя чувствую настоящим судьей".

Леонид Никитинский: Скажите, Владимир Иванович, а вы не могли бы рассказать о статистике, которая касается судов присяжных, особенно о статистике приговоров? Я имею в виду статистику отмены приговоров.

Владимир Радченко: Я думаю, что здесь отмена приговоров, в общем-то, не имеет в данном случае принципиального значения по одной большой причине. Конечно, там отмена несколько выше, чем, допустим, по судам, которые рассматриваются обычным судом (стандартным судом). Но тут надо иметь в виду, что ведь и категория дел, которые рассматриваются судом присяжных - это, пожалуй, одна из самых сложных, если не самых сложных. У нас 9 процентов отменено обвинительных приговоров, и половина оправдательных приговоров отменена.

Леонид Никитинский: Мы вернемся к проблеме оправдательных приговоров, это особый разговор. Мне кажется удивительным, что как за рубежом, так и в России, как сто лет назад, так и сегодня, и противники, и сторонники судов присяжных пользуются одним и тем же аргументом - большим количеством выносимых этими судами оправдательных приговоров.

Причем они трактуют это по-разному. То есть сторонники говорят, что это торжество правосудия и демократии, а противники говорят, что это - преграда на борьбе с преступностью, которая становится все более профессиональной. Скажем, такие дела, как заказные убийства, вяжутся очень сложные цепочки посредников. Присяжные нуждаются в том, чтобы им предъявлялись прямые улики. А в этих делах они как раз настолько запутанные, что ничего наглядного для присяжных здесь нет. К этому мнению надо бы тоже прислушаться. Пожалуйста, кто хочет прокомментировать?

Мара Полякова: Если нет для присяжных "наглядного", то, значит, нет и для профессионалов. Потому что все, в чем могут разобраться профессионалы, могут разобраться и присяжные. Для этого профессионалы и присутствуют в суде, для этого они представляют доказательства. Должны они представить их таким образом, чтоб это было понятно любому здравомыслящему человеку. Обвинять присяжных в том, что они потворствуют преступности, наверное, это будет абсолютно несправедливо. Это зрелые люди. Мне очень много приходилось тестировать этих людей, общаться с ними. Они руководствуются здравым смыслом, своим представлением о справедливости по отношению к конкретному человеку. Они так же, как мы не хотят, чтобы на улицах грабили и убивали. Поэтому они совершенно не заинтересованы отпускать на свободу людей, которые совершили преступления. И для любого здравомыслящего человека это очевидно.

Леонид Никитинский: То есть они поднимаются до сознания судьи, в принципе?

Мара Полякова: Конечно.

Леонид Никитинский: Известно, что очень много приговоров, которые вынесены на основании оправдательных вердиктов присяжных. Правильно я выражаюсь?

Владимир Радченко: Да.

Леонид Никитинский: После этого обжалуются, отменяются и часто меняют свой знак на противоположный. Объясните, пожалуйста, достаточно сложный механизм отмены решения суда присяжных и объясните, какой смысл в решении жюри "маленьких людей", я намеренно использую нашу терминологию "маленькие люди", то есть просто обычные граждане, какой смысл вообще в этом жюри, если профессиональные юристы могут его обойти и затем его отменить?

Насколько мне известно, в других странах решения жюри, относительно "виновен - не виновен" является окончательным, и тут уже сделать ничего не сможете.

Владимир Радченко: Леонид, я не могу оспаривать наше законодательство. Мы судим и работаем по закону. Наш закон предусматривает возможность отмены любого приговора, основанного на вердикте присяжных, включая и оправдательный. Но это дело законодателя. Что касается причины отмены, то я бы хотел согласиться с Марой Федоровной. Почему? Причиной и отменой этих приговоров является не то, что мы не согласились с позицией суда присяжных. Дело в том, что из-за ошибок судей, профессиональная подготовка, чтобы работать с судом присяжных, нужна гораздо более высокая, были допущены нарушения, которые помешали присяжным сформировать правильный вердикт. Ну, например, из-за того, что присяжные в перерывах общались и курили вместе со сторонами и т.д. Они теряли объективность, общаясь с прокурором, общаясь с адвокатом, с подсудимым. Вот такие вещи, то есть нарушения, которые допущены самим судьей. Либо постановка вопросов, когда судья, он же ставит вопросы.

Мара Полякова: Это наиболее распространенная причина.

Владимир Радченко: Это наиболее распространенная вещь, это целое искусство уметь ставить вопрос.

Леонид Никитинский: Не наводящие?

Владимир Радченко: Да, мы и обвинительные вердикты, кстати, по этим же мотивам отменяли, из-за того, что профессионалист при постановке вопросов был не на должном уровне. Поэтому вот это надо иметь в виду, что мы все учимся: и суды присяжных учатся, и Верховный суд учится.

Леонид Никитинский: И народ главное, сами присяжные учатся.

Владимир Радченко: Да, поэтому, если мы сейчас снизим планку требовательности, мы получим халтурную ситуацию, при которой могут пострадать многие невиновные люди.

Леонид Никитинский: Время нашей передачи приближается к концу. По традиции мы послушаем судебные новости, которые к нам поступают из различных регионов России. С ними нас познакомит наш корреспондент Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Архангельск. Зимой 2002 года мэрия Архангельска составила списки жилых домов, больше остальных задолжавших "Архэнерго". Перечень "злостных неплательщиков" был опубликован в местной прессе, а в трех десятках домов из "черных списков" было отключено горячее водоснабжение.

Жительница одного из этих домов, добросовестно оплачивавшая коммунальные услуги, обратилась в Октябрьский суд Архангельска. Она требовала взыскать с мэрии компенсацию морального вреда, так как испытала унижение и стыд, когда ее записали в должники. Размер компенсации истица оценила в 2 000 рублей.

Изучив материалы дела, суд Октябрьского района пришел к выводу, что решение об отключении ряда жилых домов от горячего водоснабжения согласно плану мероприятий, определенных мэром города, было незаконным. Так как в случае, когда стороной по договору является бытовой потребитель энергии, Гражданский кодекс РФ (ст. 546) не допускает одностороннего отказа от исполнения обязательств.

Суд взыскал с мэрии Архангельска в пользу добросовестной квартиросъемщицы компенсацию морального вреда, снизив его размер до 300 рублей

Липецк. Суд Советского района Липецка рассмотрел дело двух обвиняемых в надругательстве над Государственным флагом Российской Федерации. 7 ноября 2001 года во время митинга КПРФ Олег Парщиков и Игорь Мариновский демонстративно сожгли государственные флаги России и США. На следующий день оба "поджигателя" были задержаны правоохранительными органами и в порядке административного производства оштрафованы за хулиганство на 50 рублей каждый. Однако прокуратура возбудила и уголовное дело. Обвиняемым грозило наказание до года лишения свободы, но суд назначил Парщикову и Мариновскому условные меры наказания (девять и шесть месяцев соответственно).

За столь мягкое наказание поджигатели обязаны суду. "Фемида" истолковала их действия как покушение на надругательство над Государственным флагом, так как было установлено, что на митинге были сожжены не настоящие государственные флаги, а их бумажные макеты.

Калининград. Женщина - инвалид, способная передвигаться только с помощью коляски, обратилась в суд с иском к мэрии Калининграда, в котором потребовала оборудовать пандусом дом, где она живет.

Инвалид I-ой группы Татьяна Ш. проживает в многоквартирном доме по ул. Борзова в Калининграде. Из-за отсутствия в доме пандуса женщина была лишена возможности свободно передвигаться, а значит, полноценно жить. Она неоднократно обращалась в администрацию Центрального района и мэрию Калининграда с просьбами об устройстве в доме пандуса, но ее обращения услышаны не были.

Женщина обратилась в суд, требуя обязать мэрию оборудовать дом пандусом или переселить ее в другой дом, где возможно его устройство.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворить иск.

Своим решением он обязал мэрию Калининграда и администрацию Центрального района города "обеспечить гражданке Ш. и другим инвалидам, проживающим в доме № 105 по ул. Борзова, возможность свободного пользования жилым домом путем устройства пандуса согласованной конструкции".

Решение суда уже выполнено, и Татьяна Алексеевна получила свободу передвижения.

Леонид Никитинский: На мой взгляд, интересные новости, и я прошу наших гостей прокомментировать их.

Владимир Радченко: Те примеры, особенно дела, которые отнесены к категории гражданских дел, они очень характерны для нынешней ситуации. Сегодня, как вы удачно сказали, "маленький человек" все чаще и чаще находит защиту в судах. Кстати, у нас где-то рассмотрено порядка двухсот тысяч таких исков, по России степень их удовлетворяемости приближается к девяноста процентам.

XS
SM
MD
LG