Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Органы прокуратуры

  • Леонид Никитинский

Леонид Никитинский: Сегодня в студии гости, уже знакомые слушателям по прошлой передаче: Гасан Борисович Мирзоев - депутат Государственной думы РФ, Президент Гильдии Российских Адвокатов, доктор юридических наук. Алла Христофоровна Казарина - доцент кафедры Общих проблем прокурорского надзора Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, старший советник юстиции. И Нина Матвеевна Яжинова - начальник Управления по надзору за исполнением законов и законности правовых актов прокуратуры Кемеровской области, старший советник юстиции.

Прошлая наша передача была посвящена адвокатам (в свете нового закона об адвокатуре), а эту, напротив, мы посвятим органам прокуратуры - их традиционным процессуальным противникам. Хотя, как мы увидим из конкретной истории, и прокуроры часто выступают в роли защитников, то есть как бы адвокатов, отстаивая интересы граждан, в том числе и в суде.

Давайте послушаем этот сюжет, который подготовила корреспондент Радио Свобода в Хабаровске Марина Ильющенко.

Марина Ильющенко: Анатолий Гусевский - инвалид Великой Отечественной войны, председатель Совета ветеранов войны и труда Хабаровского масложиркомбината решил выяснить: правильно ли ему начисляется пенсия?

Анатолий Гусевский: Наше старшее поколение верит, как говорится, государству, местным властям и, грешным образом, государственным служащим. Но 1 февраля 1998 года мне не начислили пенсию по новому законодательству: федеральный закон от 21 июля 1997 года. 1 февраля мне должны были пересчитать. У меня индивидуальный коэффициент 1,32. Мне было положено, и все меня заверяли в том, что будет пересчет. К сожалению, мне этого не сделали. Этот случай заставил меня заняться этими делами, тем более, что я председатель Совета ветеранов.

Марина Ильющенко: После этого Анатолий Гусевский принялся за углубленное изучение законов, связанных с пенсионными выплатами.

Анатолий Гусевский: Углубленное изучение потребовало очень много времени. Глубокий анализ позволил сделать вывод, что здесь уже напрашиваются несколько исковых требований по нарушению пенсионного законодательства. Первое. Обсчет повышения пенсий, это статья 110 пункт "Г". Участнику Великой Отечественной войны начисляется повышение пенсии в размере 100 процентной минимальной пенсии по старости. Она индексировалась в течение ряда лет, и, в общем-то, получилось, что я вышел иском по этой статье на 1800 рублей. Это начисление повышения пенсии с 1 мая 2000 года по 1 мая 2001 года, то есть за год.

Марина Ильющенко: Нужно заметить, что по фактам нарушения пенсионного законодательства прокуратурой Хабаровского края 18 декабря 2000 года в адрес директора Департамента социальной защиты населения администрации края Щепанова вносилось представление. Называлось оно "Об устранении нарушений федерального закона "О государственных пенсиях в РФ"". В нем предлагалось пересчитать участникам Великой Отечественной войны, в том числе господину Гусевскому Анатолию Гавриловичу, ранее начисленные пенсии. Пенсии начислялись комитетами социальной защиты населения Индустриального и Краснофлотского районов города Хабаровска. Однако 25 января 2001 года в прокуратуру поступил ответ на представление, подписанное Щепановым, в котором требования прокурора признаны необоснованными. И все же Анатолий Гусевский продолжал отстаивать свои права. И почти через два года добился правды.

Анатолий Гусевский: Хабаровская прокуратура поддержала мое обращение в суд, даже вышла с самостоятельной инициативой. Я - в Индустриальный суд с иском, а она вышла в Центральный суд. Я относительно себя раньше вышел, а она вышла относительно всех инвалидов Великой Отечественной войны и всех пенсионеров, в том числе и матерей, потерявших кормильца, и вдов военнослужащих, все подпадают сюда. После всех похождений, два раза прошел районный краевой суд, там, в конце концов, этот иск был удовлетворен.

Леонид Никитинский: Очень интересный сюжет. Я хочу подчеркнуть, что он целиком укладывается в концепцию нашей передачи: большие победы маленьких людей. Здесь уместно подчеркнуть, что этот заслуженный ветеран "пробил головой стену" собственными силами. На адвоката у него, возможно, не было денег, а прокуратура подключилась уже на последних стадиях его битвы. Хотя это тоже не плохо. Я бы послушал мнение прокуратуры. Алла Христофоровна?

Алла Казарина: У нас, в отличие от многих правовых систем, существует такое направление прокурорской деятельности, которое один из представителей США (когда знакомился с этим направлением) назвал "бюро жалоб простого человека". Анатолию Гавриловичу как участнику Великой Отечественной войны, если бы он обратился в прокуратуру изначально, а сам не пытался вникнуть в сложности этого дела, должна была бы быть непременно оказана юридическая помощь бесплатно. Ежегодно в прокуратуру РФ обращаются сотни тысяч граждан. Например, в прошлом году это была 361 тысяча. Только по линии общего надзора.

Леонид Никитинский: Нина Матвеевна, взгляд из Кемерово. Этот человек получил бы реальную помощь, если бы он обратился?

Нина Яжинова: Безусловно. Больше того, я приведу пример юмористического плана. В прошлом году в моей почте появилось письмо от председателя нашей коллегии адвокатов, в котором он препровождал в органы прокуратуры области жалобу женщины, ветерана войны. Женщина эта писала о том, что она немощная, что у нее мизерный пенсионный достаток, что сама она не может защитить свои интересы в суде (она пыталась взыскать с предприятия торговли, продавшего ей какой-то некачественный телевизор). Она пыталась взыскать ущерб в свою пользу и просила, обращаясь к местным адвокатам, оказать ей бесплатную помощь, представлять ее интересы в суде.

Наши адвокаты разъяснили этой женщине, что лучше, профессиональнее и бесплатно окажут помощь ей в органах прокуратуры Кемеровской области, поскольку, к сожалению, адвокаты не имеют возможности работать бесплатно на такую категорию, как мы называем: "социально незащищенных".

Леонид Никитинский: Гасан Борисович, это, по-моему, камешек уже в ваш огород.

Нина Яжинова: Это не камешек, это факт.

Гасан Мирзоев: Дело в том, что, во-первых, прокурор получает зарплату, и для нас (адвокатов) было бы хорошо, если бы все эти бесплатные дела вели прокуроры. Но дело заключается в том, что, к сожалению, отдельные прокуроры в субъектах федерации не всегда становятся на защиту интересов простого человека. Что касается приведенного случая, я убежден, что если бы он обратился в адвокатуру, то ему, безусловно, оказали бы ту же самую помощь. Это их прямая обязанность.

Алла Казарина: Наметилось противостояние систем, наконец-то.

Гасан Мирзоев: Почему противостояние? Здесь нормальный вопрос. Я считаю, что прокуратура у нас действительно должна быть на своем месте. Она должна отвечать сегодняшним требованиям экономики, обеспечения безопасности, обеспечения именно надзорных функций. В соответствии с посланием президента России.

Леонид Никитинский: Алла Христофоровна, вы, насколько я понимаю, как раз заведуете кафедрой общего надзора. Объясните, что это такое? В рамках судебной реформы постоянно ведется дискуссия о том, не следует ли вообще этот общий надзор упразднить?

Алла Казарина: Прокуратура начинала свою деятельность в России 280 лет тому назад именно с общенадзорной функции, выражаясь современным языком. Этот институт работает на защиту интересов простого гражданина. У нас несколько функций в общем надзоре, несколько обязательных направлений деятельности, которые регламентированы ведомственными приказами.

А если Гасан Борисович говорит, что есть отдельные злоупотребления, даже не отдельные, а, может, много, то, к сожалению, мы сейчас имеем очень много примеров недостойного поведения в любой профессиональной среде. Поэтому я не хочу брать под защиту и тех прокуроров, которые идут с иском в интересах какого-то конкретного юридического лица, предпринимателя, но - смею вас заверить, что оценку этому в прокуратуре дают надлежащую. С этим в прокуратуре борются.

Леонид Никитинский: Давайте послушаем мнение представителя Кемеровской области. Это для нас редкий гость из провинции. Алла Христофоровна настолько широко обрисовала функции общего надзора, что, мне кажется, это или просто неисполнимо, или носит выборочный характер. А выборочный характер может привести к тому, о чем говорит Хасан Борисович, то есть к субъективным подходам.

Нина Яжинова: Я могу согласиться с тем, что наш надзор носит выборочный характер. В моей работе, в работе управления, которым я руковожу, основная масса - это работа с обращениями граждан. В прошлом году из числа рассмотренных в области жалоб почти 7 тысяч нашли удовлетворение. Я могла бы привести примеры аналогичные хабаровскому, который прозвучал в вашем сюжете. Я могу привести примеры, когда прокурор осуществляет защиту интересов большого количества населения, даже не из своей практики. Сейчас на курсах, общаясь с коллегами, я знаю, что прокуратура Читинской области защитила интересы жителей небольшого поселка, который расположен вблизи вредоносного рудника. По медицинским и прочим санитарно-гигиеническим исследованиям оказалось, что именно из-за непосредственной близости с этим рудником происходят массовые онкологические заболевания, врожденные уродства детей. И через Генеральную прокуратуру прокурор Читинской области вошел с представлением в Минатом, и на сегодняшний день в бюджет этой области уже включено финансирование на переселение всех жителей этого поселка, конечно, поэтапное пока переселение, но ведь вопрос решен. Ведь включить в бюджет финансирование для такой социально значимой задачи - это большой труд. И в данном случае он оказался по силам прокурору.

Леонид Никитинский: Гасан Борисович, я бы попросил вас прокомментировать ситуацию как депутата Государственной думы. Вокруг чего тогда дискуссия? Я не понимаю, на чем основываются позиции тех, кто против общего надзора?

Гасан Мирзоев: Сами посудите, вот сейчас уже Нина Матвеевна говорит, что если бы в рудник не вмешались...

Понимаете, это все функция контроля. А там где контроль, извините меня, это что - это функция органов чего? Управления. Я считаю, что прокуратура не должна вмешиваться в функцию органов управления и обеспечивать этот контроль. Контроль - это не удел прокуратуры. Надзор - да. Наблюдение и надзор за законностью - да. Петр I, создавая прокуратуру, называл ее "государевым оком". Она и должна быть государевым оком. А, извините меня, сфера контроля - у нас есть Министерство юстиции, есть Госстандарт, есть министерства и ведомства, которые обязаны обеспечивать именно контроль. Прокуратура должна выполнять свою функцию в соответствии с законом о прокуратуре. Я считаю, что все-таки придет время, и, как это записано и сказано президентом страны в его послании Федеральному Собранию, будут пересмотрены в соответствии с требованиями времени и функции прокуратуры. Я считаю, что, с точки зрения чистоты правового положения прокуратуры, ей не нужен этот общий надзор, вот в таком ракурсе. Когда два предпринимателя или два человека спорят, вдруг на стороне одного из них выступает прокурор? Попробуй победи такую сторону! Все должны быть равны перед законом.

Леонид Никитинский: Я чувствую, что у представителей прокуратуры есть возражения.

Алла Казарина: Почему надо менять то, что работает сейчас? Пусть оно само поможет людям и отомрет, если оно не нужно. Но мы рассматриваем сегодня общий надзор прокуратуры как механизм компенсаторный, восполняющий недостатки государственной системы по защите прав граждан. И правозащитная функция для прокуроров, действующих на этом направлении надзорной деятельности, она главная и определяющая.

Нина Яжинова: Только ремарка. Мы не пытаемся заполнить собой, простите, вообще все щели, которые только существуют в нашем обществе. Мы работаем только там, где не срабатывает какой-то механизм. А мы видим проблемы маленького человека, который сам себя защитить не может.

Леонид Никитинский: Спасибо. А теперь послушаем подборку судебных новостей из регионов России, чтобы затем коротко их обсудить.

Марьяна Торочешникова: Архангельск. Октябрьский суд Архангельска рассмотрел первый в практике судов области иск заместителя областного прокурора к акционерному обществу "Архэнерго" о признании действий по ограничению подачи тепловой энергии противоправными.

Иск прокурора основывался на фактах отключений горячего водоснабжения в поселке Первых пятилеток. Предприятие "Архгортеплосети" неоднократно ограничивало циркуляцию теплоносителя на жилой фонд этого микрорайона, оставляя без горячей воды всех жителей, в том числе и тех, кто исправно за нее платил.

Судья Олег Алексеев решил, что ОАО "Архэнерго", имея достаточно правовых возможностей для защиты своих интересов на рынке оказания услуг по продаже теплоносителя, в то же время злоупотребляет своим правом монополиста путем ограничения или полного отключения горячего водоснабжения. В результате страдают законопослушные граждане, исправно оплачивающие коммунальные услуги и имеющие неотъемлемое право на получение этих услуг. Кроме того, суд указал, что обладание правами и свободами не означает возможности ничем не ограниченного произвола при их осуществлении или злоупотребления ими.

Ростов-на-Дону. Своим решением суд подтвердил, что несвоевременная компенсация расходов никак не может служить основанием для отказа в предоставлении льгот.

Начиная с января 2001 года, ростовский Департамент жилищно-коммунального хозяйства и энергетики отказывал ростовчанину Полохину - участнику Великой Отечественной войны и бывшему военнослужащему, имеющему более 20 лет выслуги, в предоставлении 50 процентной скидки по оплате за коллективную антенну. Свои действия "коммунальщики" объясняли отсутствием бюджетного финансирования на возмещение расходов, связанных с предоставлением данной льготы. Ветеран обратился в прокуратуру Октябрьского района Ростова с жалобой. Вслед за этим из прокуратуры последовало заявление в суд в интересах Полохина с требованием обязать Департамент ЖКХ и энергетики реально предоставить вышеупомянутую льготу. Изучив материалы дела, суд удовлетворил требования прокурора в полном объёме и восстановил Полохина в его правах.

Новосибирск. Новосибирский областной суд приговорил к четырем годам лишения свободы условно бывшего доцента кафедры теоретической и прикладной физики Новосибирского государственного аграрного университета Станислава Викулова.

Викулов признан виновным в получении от студентов 57 взяток. Как было установлено в суде, получать взятки преподавателю помогали четверо студентов, которые также оказались на скамье подсудимых и были признаны виновными в пособничестве. Они тоже приговорены к условному наказанию.

По данным следствия, группа студентов предлагали другим студентам из своего вуза за деньги получить положительную оценку по экзамену физики, не сдавая его. У желающих они брали зачетки, в которые доцент кафедры проставлял отметки. Суммы взяток варьировали от ста до четырехсот рублей, в зависимости от того, какую оценку желали студенты. Противоправную деятельность преподавателя аграрного университета сотрудники правоохранительных органов пресекли летом 2001 года.

По решению суда Станислав Викулов лишен права занимать преподавательские должности в государственных учебных заведениях в течение ближайших трех лет. Кроме этого, он должен будет вернуть государству свыше 13 тысяч рублей - именно такую сумму, как установил суд, доцент получил от студентов в качестве взяток.

Леонид Никитинский: Обсудим эти новости. Первое слово дамам. Что вам показалось наиболее интересным, важным и принципиальным.

Алла Казарина: Вот эта практика с отключением, когда добросовестные граждане выполняют свои обязанности, она же повсеместно идет. Выступая на нашем "круглом столе" начальник отдела Генеральной прокуратуры как раз давал указания всем прокурорам, присутствующим на этом заседании, вмешиваться во все эти дела, не принимать во внимание отсутствие денег, недостаток финансирования и всего остального. Прокурор судит обо всех происходящих в стране событиях только с точки зрения исполнения закона. Если это требование прописано в законе, то прокурор должен на это реагировать.

Леонид Никитинский: Гасан Борисович, вас убедили эти решения?

Гасан Мирзоев: Да. Вы понимаете, в чем дело? Я думаю, мы здесь, может, не совсем точно понимаем позицию. Сейчас Алла Христофоровна хотела сказать, что общий надзор - это самобытность, это присуще нам как бы исторически. Надо сохранить наше российское, если хотите, еще дореволюционное, то хорошее, что было, кстати, начиная с 1864 года, но применительно к сегодняшним условиям, к нашим договоренностям в Совете Европы.

XS
SM
MD
LG