Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменения в гражданско-процессуальном кодексе

  • Леонид Никитинский

Леонид Никитинский: Сегодня в студии гости, уже знакомые нашим слушателям по прошлой передаче. Это наш давний друг Александр Иванович Федин, председатель Кассационной коллегии Верховного суда Российской Федерации, а также Ольга Хускивадзе, адвокат и член президиума Московской городской коллегии адвокатов, кандидат юридических наук.

В прошлой передаче мы обещали поговорить о грядущих изменениях в гражданско-процессуальном кодексе, который, если, Бог даст, будет принят до конца этого года. Ну а начнем мы с сюжета, который пришел к нам из города Иваново, и который очень ярок. С ним нас познакомит наш корреспондент Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Учитель труда и черчения 5-й средней школы города Иваново Феликс Павловский сумел через суд добиться выплаты компенсации за приобретение книгоиздательской продукции. По закону об образовании, каждому российскому учителю полагается ежемесячная компенсация в размере 150 рублей за литературу, которую он использует в своей работе. Ни Павловскому, ни его коллегам эти деньги не выплачивались с самого начала действия нового закона об образовании - с 1996 года. И тогда Феликс Павловский подал иск к Управлению народного образования и финансово-казначейскому управлению города Иваново.

Феликс Павловский: В тот момент, когда государство нам приоткрыло занавес демократии, этим моментом группа учителей нашей школы воспользовалась. Суть исковых требований заключалась в следующем. Нам, учителям, полагается за книгоиздательскую продукцию компенсация. Нам ее вообще никогда не платили.

Любовь Чижова: Как говорит Феликс Павловский, он и его коллеги решили действовать по закону, то есть идти в суд, когда поняли, что их опыт забастовок в решении их проблем положительных результатов не приносит. Вот что вспоминает Павловский о реакции на иск школьных учителей потенциальных ответчиков из финансово-казначейского управления.

Феликс Павловский: Ответчики были шокированы, они даже не скрывали своего негодования. А представитель финансово-казначейского управления называл наши иски дурацкими.

Любовь Чижова: В результате суд принял решение выплатить учителям компенсацию за книгоиздательскую продукцию с 96 по 98 годы. Однако сумма, указанная в решении суда, была ничтожно мала - 16 тысяч рублей. Учителя потребовали индексации платежей, и это решение было удовлетворено мировым судьей Второго судебного участка города Иваново Михаилом Тимофеевым. Вот что говорит об этом Феликс Павловский.

Феликс Павловский: Он отнесся к нашим исковым требованиям по книгоиздательской продукции очень скрупулезно, со вниманием. Лишних вопросов, которые провоцировали бы нам отказ, он этого не делал. Я думаю, что судьи, которые проработали много лет, уже у них притупилось чувство ответственности. А институт мировых судей действует около года в Иванове, там сидят молодые и порядочные. Мне бы хотелось, чтобы полномочия мировых судей были гораздо больше, и проблемы (все эти наши споры) они могли бы предотвратить, решить своей властью.

Любовь Чижова: После того как ивановские суды начали удовлетворять иски учителей, взыскав таким образом с государства более 50 миллионов рублей, деньги за книгоиздательскую продукцию выплачиваются ивановским педагогам ежемесячно. Однако на этом борьба ивановских учителей за свои права не закончилась. Теперь они намерены добиваться через суд реализации положения закона об образовании, о том, что зарплата учителя должна быть не ниже средней зарплаты работников промышленности.

Леонид Никитинский: Ну что ж, я хотел бы послушать мнение наших гостей.

Ольга Хускивадзе: Очень радостное сообщение. И радостно не то, что мировой судья вынес законное и обоснованное решение, а радостно то, что представители русской провинциальной интеллигенции наконец почувствовали...

Леонид Никитинский: ...что не забастовками надо решать вопросы?

Ольга Хускивадзе: Да. То есть у людей чувство собственного достоинства и правовая культура, не известно, правда, откуда взявшаяся, потому что у нас нет нужного курса правового образования, позволило им решить свою проблему, и не только для себя, но и для всех учителей данной области. И не только для учителей. То есть все люди, которые услышат об этом, может быть, они найдут возможность и силы для того чтобы защищать свои права. Чем больше людей будут защищать свои права, те, которые им предоставлены законом, тем быстрее в нашем государстве наступит то равновесие, которое нам, по-моему, уже давно необходимо.

Леонид Никитинский: Да, я разделяю ваш оптимизм. Действительно, решение такое, соответствующее концепции нашей передачи - большие победы маленьких людей. И впечатляет сумма - 50 миллионов! Для провинции это немаленькая сумма. А теперь, услышав это сообщение, может быть, и в других городах тоже начнутся аналогичные как бы лавинообразные явления. Но у меня к вам встречный вопрос. Вот первопроходец - учитель труда, он шел в одиночку. Почему без адвоката?

Ольга Хускивадзе: Не знаю, почему без адвоката. Я думаю, что ему было бы гораздо проще, и мировому судье, который только-только начинает еще свою практику, было бы гораздо проще сформулировать решение, если бы рядом с таким истцом был профессиональный представитель.

Леонид Никитинский: Вы лукавите, когда говорите, что не знаете. Денег не было, наверное, на оплату услуг адвоката?

Ольга Хускивадзе: Знаете, Московская городская коллегия до нового закона, который еще только вступит в силу, действовала на основании Положения об адвокатуре. И в этом положении было записано, что адвокаты оказывают юридическую помощь бесплатно достаточно большому количеству людей.

Леонид Никитинский: Что-то я в последнее время не слышал. По 49-й, по уголовной - да, а по гражданской?

Ольга Хускивадзе: А по гражданским делам я вам должна сказать такую вещь. По трудовым делам любой обратившийся к заведующему юридической консультацией (консультации есть во всех районах) мог получить квалифицированную помощь адвоката. Более того, поскольку интересы работника, как правило, защищались судом, то адвокат получал оплату с ответчика при удовлетворении требования истца.

Леонид Никитинский: Мы совсем забыли про Александра Ивановича. У вас тоже есть какие-то комментарии?

Александр Федин: Что касается основного требования Павловского о взыскании этих сумм, здесь никаких проблем не могло быть, поэтому адвокат на этой части требований, наверное, не нужен был. А в дальнейшем здесь говорится, что Павловский и учителя почувствовали свою защищенность и обратились еще с требованием о проведении индексации, которая, действительно, правильно применена, поскольку эти ничтожные суммы обесценились, естественно. Более того, если бы адвокат участвовал в этом деле, то он дошел бы, наверное, до еще одного требования. Здесь задержка выплаты денег, поэтому применима в принципе статья 395-я Гражданского Кодекса - "Проценты, как штрафная санкция за неисполнение денежного обязательства". То есть еще бы больше Павловский мог бы получить при помощи адвоката.

Леонид Никитинский: Поговорим еще об адвокатуре, прежде чем перейти к разговору о ГПК. Принят новый закон об адвокатуре. Вы нам можете, Оля, объяснить основные новации, принципы этого закона.

Ольга Хускивадзе: Новаций достаточно много. Закон долго был в процессе принятия (лет 6, или 7), и в той редакции, в которой он вышел, я считаю, что это закон очень добротный. Что здесь нового. Во-первых, государство признает адвокатуру как институт гражданского общества, как гарантию для обеспечения правосудия. То есть без адвокатуры сама функция государства по обеспечению правосудия невозможна. Адвокату предоставляется и гарантируется возможность осуществления своей профессиональной деятельности. Адвокат - это независимый консультант по правовым вопросам, скажем так. И адвокат - это тот человек, который профессионально занимается оказанием квалифицированной юридической помощи. В нашем гражданском судопроизводстве, например, допускается возможность участия истцов и ответчиков или заявителей без профессиональных представителей. Александр Иванович, я думаю, поддержит меня, если скажет, что судьям было бы гораздо проще, если бы в процессе судопроизводства участвовали профессионалы. Во-первых, быстро, во-вторых, профессионально. В-третьих, у судей было бы гораздо меньше проблем и эмоционального и технического порядка.

Александр Федин: Согласен с Ольгой в том плане, что для граждан, несомненно, оказание юридической помощи со стороны адвоката - это шанс защитить свои права. Но и для судей имеет большое значение: гражданин обращается один или же с адвокатом, потому что главная задача судьи, согласно УПК - это определить юридически значимые обстоятельства. А гражданин чаще всего понятия не имеет, какие обстоятельства имеют правовое значение. То есть помощь судье, конечно, от профессионала, от адвоката, который именно помогает, акцентирует на тех обстоятельствах, которые имеют правовое значение. И уже судье решать этот спор многократно легче, чем без адвоката.

Ольга Хускивадзе: И еще один момент. Адвокат может, например, оказывая юридическую помощь, сориентировать, то есть заранее понять - есть у человека право на защиту или у него нет, или человек заблуждается.

Александр Федин: И какова перспектива.

Ольга Хускивадзе: Ну и естественно, какая судебная перспектива. Достаточно большое количество дел просто не дойдет до судьи. Судье не нужно будет отказывать в приеме искового заявления, мотивируя свой отказ тем, что такое право не подлежит защите. Судопроизводство установилось много-много сот лет. Там есть свои правила игры. И на профессиональном поле должны играть профессионалы. Когда непрофессионал приходит на профессиональное поле и пытается сыграть, он заведомо проигрывает.

Леонид Никитинский: Все это хорошо - и новый закон об адвокатуре, и новый закон о статусе судей, и новый уголовно процессуальный кодекс. Но все-таки фундамент судебной реформы останется кривобоким пока в него не будет положен в качестве краеугольного гражданский процессуальный кодекс. Вы следите за проектом Александр Иванович? Какие там основные идеи, чем они отличают проект нового ГПК от старого?

Александр Федин: Да, мы следим. Конечно, очень большое значение будет иметь для правления правосудия новый ГПК. Какие новеллы в этом проекте? Вот проект, который принят к рассмотрению, это разрабатывалось Верховным судом и юридическим факультетом МГУ. Согласно этому проекту, некоторые принципиальные вопросы решаются таким образом. Мы всегда категорически возражали (в процессе своей деятельности) против того, чтобы законодатель выпячивал один закон одного и того же органа (федеральный, например, закон) по сравнению с другими законами. В частности, в действующем ГПК указано, что все другие процессуальные нормы, содержащиеся в других законах, должны соответствовать нормам, изложенным в ГПК. Мы категорически против этого. Не действует общая теория права, потому что по общей теории права действует тот закон, который более поздний принят. Я не говорю еще, что по теории есть еще специальный закон. ГПК называть специальным законом никак нельзя. В ГПК убирается вот это упоминание - на счет соответствия всех процессуальных норм других законов нормам, изложенным в ГПК. И, наверное, правильно. Если законодатель хочет возвысить один закон над другим, он переходит на федерально-конституционный закон. Федерально-конституционный закон применяется. Он выше уже по своему статусу. Вот это положение убирается, я считаю это правильным. Взять, например, законы избирательного права. Там процессуальных норм полно, и они имеют свою особенность. Они могут применяться автономно, помимо ГПК. Эта проблема разрешается таким образом. Вводится глава 24-я - это "Производство по делам о признании недействующими нормативно-правовых актов полностью или в части". На сегодняшний день уже несколько лет (года четыре) мы рассматриваем споры по нормативным актам министерств и федеральных ведомств, два года уже почти рассматриваем жалобы на нормативно-правовые акты РФ, сложные дела, конечно. И процедура должна быть специальная. Например, могу сказать, как мы создавали практику. Эта практика узаконивается в новом проекте ГПК. В законе говорится: если другой гражданин обращается с таким же требованием, судья должен рассматривать его. Ведь нормативный акт имеет публичный характер. Если Иванов обратился об оспаривании нормативного акта постановления правительства, следующий гражданин уже не в праве обращаться. Потому что этот акт действовал априорно. Он публичный характер имеет. Эта глава вносит возможность отказов принятия заявления, если по этому нормативному акту уже высказано суждение судом (решение).

Еще особенности. Раньше суд собирал доказательства, сейчас стороны собирают доказательства. Состязательный процесс, состязательность - принцип конституционный, он претворен в жизнь. Но в отношении нормативных актов обязанность суда - проверить соответствие закону.

Ольга Хускивадзе: Я хотела сказать, что изменилась статья вторая - "Задача гражданского судопроизводства". Если в ныне действующем кодексе задачами гражданского судопроизводства было правильное и быстрое рассмотрение разрешения споров, то в новом проекте это своевременное рассмотрение споров, восстанавливается как в арбитражном производстве два месяца. Мне кажется, это в нынешней ситуации невозможно, потому что в судопроизводстве у нас ведь две стороны. Если с одной стороны адвокат, а с другой стороны гражданин, они заведомо находятся в неравном положении. Потому что здесь - профессиональная подготовка и профессиональная позиция, а с этой стороны - гражданин, который может выступать и один в процессе, а судья индифферентен.

Александр Федин: Я поддерживаю такую точку зрения, что - нереальные сроки рассмотрения. В развитых демократических странах срокам рассмотрения дел в судах меньше уделяется внимания, чем у нас. Я считаю, что на первом месте должно быть получено правильное разрешение спора, именно правильность и законность. А уж сроки - это на втором месте. У нас действительно нереальные сроки устанавливают. Притом что сроки, которые в ныне действующем ГПК установлены, сплошь и рядом нарушаются судом. И чаще по объективным причинам.

Леонид Никитинский: Видимо, это и причина появления такой нормы в проекте, потому что на самом деле в судах дикая волокита.

Ольга Хускивадзе: Одним запретом ситуацию не разрешить.

Леонид Никитинский: Время нашей передачи походит к концу. Мы еще не слушали новости, которые к нам пришли по каналам Агентства судебной информации. С ними нас познакомит наш корреспондент Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Белгород. Принимая решение о защите чести и достоинства, суд сослался на общепринятые нравственные традиции сельских жителей.

24 мая 2000 года межрайонная газета "Наша жизнь", выходящая в поселке Ракитное Белгородской области, опубликовала материал журналистки Осенней "Она несет чужой крест". Конфликтные отношения родственников, живущих в одном селе, были представлены со слов одной стороны, и, в частности, в статье говорилось, что некая Водопьянова "забыла дорогу в дом мужа и его родителей - как отрезала", а также "схватила посудину с помоями и вылила на нее (на свекровь)".

Отрицательная героиня статьи - В. Водопьянова - подала в суд иск о защите чести и достоинства, требуя от газеты напечатать опровержение и компенсировать моральный вред.

Судья Ракитянского районного суда удовлетворил иск. Сведения о поведении Водопьяновой были признаны несоответствующими действительности. По мнению судьи, несоответствующее действительности утверждение о том, что В. Водопьянова облила свекровь помоями, следует считать "унижающим честь и достоинство Водопьяновой", поскольку такое поведение представляется безнравственным с точки зрения общепринятых традиций сельского населения.

Суд обязал редакцию "Нашей жизни" опубликовать опровержение, а также компенсировать Водопьяновой причиненный моральный вред - 3 тысячи рублей.

20 марта 2002 года областной суд оставил это решение в силе.

Ростов-на-Дону. Первомайский районный суд Ростова-на-Дону рассмотрел дело об убийстве, совершённом в состоянии алкогольного опьянения 22-летним Игорем Волощенко. И удовлетворил иск вдовы убитого о компенсации морального вреда и затрат на похороны.

Убийца 51-летнего Селихова был приговорен судом к пяти годам лишения свободы. В рамках уголовного процесса суд рассмотрел и гражданский иск вдовы Селихова. Приложив к своему заявлению квитанции и чеки, подтверждающие, что для поминальных обедов в день похорон и на 40 дней ею было потрачено в общей сложности 11тысяч 442 рубля, на покупку гроба - 1,5 тысяч рублей и так далее, вдова убитого просила взыскать с Волощенко 20 тысяч 360 рублей в качестве возмещения материального ущерба и 100 тысяч - морального вреда. Суд удовлетворил гражданский иск частично и взыскал с осуждённого 50 тысяч 360 рублей". По словам судьи, такое решение он вынес впервые за всё время своей профессиональной деятельности; обычно преступника наказывают лишь лишением свободы.

Калининград. Вынесен приговор ВИЧ-инфицированному осужденному, который, пустив себе кровь, набросился на сотрудников колонии и угрожал их заразить.

30-летний Алексей З. отбывал наказание за совершенные им кражи в калининградской колонии общего режима. Он заболел. Его поместили в Областную пенитенциарную больницу, расположенную на территории этого учреждения.

ВИЧ-инфекцию у молодого человека выявили до того, как он попал в колонию, и, естественно, его об этом проинформировали. Он был официально предупрежден и об уголовной ответственности за заражение ВИЧ-инфекцией, а также за "поставление в опасность заражения других лиц" (цитата из статьи 122 Уголовного кодекса РФ).

Однажды утром Алексей порезал себе шею. Не очень глубоко, кровь не фонтанировала, но все равно ее было много. Больничным работникам пришлось вести членовредителя в перевязочный пункт, чтобы обработать рану. В это время он набросился на сотрудников колонии, угрожая их заразить.

В результате было возбуждено уголовное дело по двум статьям УК: 122-й (заражение ВИЧ-инфекцией) и 321-й (дезорганизация деятельности исправительных учреждений). Алексей З. своей вины не признал. По заключению судебно-психиатрической экспертизы, З. вменяем, способен осознавать характер своих действий и руководить ими. Вердиктом областного суда к основному сроку ВИЧ-инфицированного заключенного добавлено 5 лет лишения свободы.

XS
SM
MD
LG