Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право на альтернативную гражданскую службу

  • Леонид Никитинский

Леонид Никитинский: Сегодня у нас в студии - гости, уже знакомые нашим слушателям по прошлой передаче - представитель законодательного органа - депутат Государственной думы от фракции ЛДПР Алексей Валентинович Митрофанов, а также Карина Акоповна Москаленко, член Московской городской коллегии адвокатов, руководитель Центра содействия международной защите. Тема сегодня - достаточно специальная, и я думаю, что передача пойдет немного по другому, менее мирному, сценарию, чем в прошлый раз.

Итак, чтобы обозначить тему, давайте послушаем сюжет, который на этот раз подготовлен на базе московских материалов. С сюжетом нас познакомит наш корреспондент Любовь Чижова.

Леонид Никитинский: Жителю Москвы Юрию Беляеву удалось через суд доказать свое право на альтернативную гражданскую службу. Этому предшествовало почти пятилетнее хождение по военкоматам и судам. С 1996 года Юрий регулярно являлся в военный комиссариат Академического юго-западного округа столицы и делал заявления, что военная служба для него не приемлема. Рассказывает Юрий Беляев. Юрий Беляев: Я - сторонник гражданской альтернативной службы, прежде всего, потому что мы живем в ХХI веке. А ХХI век - это то время, когда меняются ценности, меняются приоритеты, и основной силой становится интеллект, а не оружие. И к этому каждый из молодых должен готовиться. Отстаивать такую точку зрения очень важно. И очень важно не просто ее отстаивать, но и учиться воплощать ее в жизнь.

Леонид Никитинский: 29 ноября 1999 года Юрий обратился в Черемушкинский межмуниципальный суд Москвы с жалобой на неправомерное решение призывной комиссии. Юрий Беляев: Я обратился в суд с жалобой на действие призывной комиссии, которая игнорировала мои заявления, в которых я просил ее предоставить мне альтернативную службу. И в своих жалобах я просил признать действие призывной комиссии неправомерными и предоставить мне альтернативную службу.

Леонид Никитинский: Черемушкинский суд Москвы в удовлетворении жалобы Юрия Беляева отказал. Кроме того, в июне 2001 года в отношении Беляева было возбуждено уголовное дело по 2 части 328 статьи УК РФ за уклонение от службы в армии. В своем обращении в Московский городской суд Юрий Беляев просил отменить приговор Черемушкинского суда, так как считал, что уголовный закон в отношении него применен неправильно. Мосгорсуд отменил приговор своих коллег и прекратил дело за отсутствием в действиях Беляева состава преступления, на что сам Юрий даже и не рассчитывал. Даже после вынесения положительного для него вердикта и признания его права на альтернативную гражданскую службу Юрий Беляев считает российское правосудие несправедливым.

Юрий Беляев: На самом деле решение суда меня не удовлетворило, как человека, потому что, как и обвинительное решение районного суда первой инстанции, так и оправдательное решение Московского городского суда второй инстанции, они были приняты каким-то кулуарным спонтанным образом, не основывались на доказательной базе, это все решалось непонятным мне методом. Поэтому ощущения, что совершилось правосудие, у меня нет.

Леонид Никитинский: Итак, определим тему нашей сегодняшней передачи - это "Право на альтернативную гражданскую службу". Этой теме уже без малого 10 лет, вопрос ведет свою историю с 1993 года, с того момента, когда в Конституции было закреплено право на такую службу. Но с тех пор Государственная Дума не могла принять закон об альтернативной гражданской службе. Давайте послушаем, что думает по этому поводу адвокат и правозащитник Карина Акоповна Москаленко.

Карина Москаленко: Есть гарантия закона, есть гарантия Конституции, есть вообще конституционное право быть иным. Люди имеют право иметь разные убеждения. И если эти убеждения противоречат вообще принципам несения воинской военной службы и принципам ведения войны в любой форме, кроме, скажем, оборонительной войны. Надо, чтобы эти люди имели право на альтернативную гражданскую службу, но именно на гражданскую службу. Ведомство ведь все время хочет забрать ведение вопроса в свои руки и определять все-таки в рамках военного ведомства, как будет человек проходить службу. И, кроме того, хотят создать настолько невыносимые условия и настолько кабальные условия этой гражданской службы, чтобы уже никто не захотел туда идти.

Леонид Никитинский: Алексей Валентинович, у вас какая-то иная точка зрения на это?

Алексей Митрофанов: Невозможно было получить абсолютно либеральный закон в интересах, скажем, правозащитных организаций, пацифистов, - как что-то потеряли и военные в этой истории. А почему военные вообще держатся за призыв? Армия в виде обязательного призыва имеет инструмент давления в целом на общество. Потому что этот вопрос касается всех. Вот у любого человека (у министра, у депутата, у инженера) есть дети. Эти дети могут пойти в армию, могут не пойти в армию и т.д. И это - способ и тема, в связи с которой, вы сталкиваетесь с военным ведомством. То есть вы вынуждены что-то определить в своей жизни, и это, конечно, удавка. Вы к человеку в погонах придете, к военному комиссару или к кому-то - и, таким образом, армия имеет рычаг давления на общество. Если это уйдет из военного ведомства, чем армия будет пугать гражданское общество и вообще общество, и зачем она вообще нам всем будет нужна, как ведомство? Оно будет заниматься своими боевыми вопросами, а им так не хочется. Они же хотят влиять.

Леонид Никитинский: Прежде чем продолжить обсуждение этой темы, мы представим слушателям справку, которую наш корреспондент подготовила о принятии закона об альтернативной гражданской службе. С этой справкой нас познакомит наш корреспондент Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: 19 июня 2002 года Государственная дума РФ приняла во втором чтении проект Федерального закона "Об альтернативной гражданской службе".

В соответствии с законопроектом АГС в России должна быть введена с 1 января 2004 года.

Правозащитники находят такой закон чрезвычайно жестким и не учитывающим интересы общества. Левые и центристы, напротив, полагают, что принятый документ отражает веление времени.

Что же ждет призывников со вступлением в силу этого закона об АГС?

Срок альтернативной гражданской службы составит 3 года на военных предприятиях и в воинских частях и 3,5 года в гражданских учреждениях. Для студентов, соответственно, 18 и 21месяц. Кроме того, парламентарии проголосовали за экстерриториальный принцип прохождения альтернативной службы. Это положение закреплено в четвертой статье закона, гласящей, что "граждане проходят альтернативную службу, как правило, за пределами территории субъектов Российской Федерации, в которых они постоянно проживают". Один нюанс. Чтобы выполнить этот пункт Закона, государству придется взять на себя заботы о питании, проживании, одежде "альтернативщиков", а это повлечет рост расходов на содержание армии.

Призывник должен будет доказывать свои убеждения, дающие ему право на альтернативную службу. При этом именно военкоматы будут решать, действительно ли юноша пацифист и потому не может служить в армии. А затем, лично военный комиссар решит, куда именно направить юношу, пожелавшего проходить АГС.

Он же ставит юношу после прохождения АГС на воинский учет.

И, наконец, тем, кто уже проходит альтернативную службу в регионах по решениям судов или в качестве эксперимента (Нижегородская и Пермская области), этот срок зачтен не будет.

По мнению правозащитников, страна получила один из самых репрессивных вариантов закона об АГС, фактически наказывающий призывника за его убеждения. Третье чтение законопроекта мало что изменит, по сути, так как в нем допускается только лингвистическая правка.

Юристы-правозащитники, наверняка, попытаются доказать, что этот закон противоречит Конституции. Согласно основному закону гражданин не обязан никому доказывать свои убеждения, но именно эту процедуру альтернативщики должны будут проходить перед членами призывной комиссии.

Алексей Митрофанов: Конечно же, этот закон такого переходного плана, то есть он успокаивает военных. И, кстати говоря, никто не обратил внимания, что этим законом военные как бы сняли вопрос (это тоже ловушка, в которую попало общество) о кадровой армии. Ведь изначально вопрос ставился: "Ребят, вот давайте кадровую армию на уровне Путина и все. Ведь есть же законы в альтернативной службе, есть призыв. Значит, читай, что про кадровую армию вообще давайте не разговаривать". Тут тоже своя игра политическая шла. Но, конечно же, это тяжелый закон, и он привлечет, может быть, по нашим оценкам процентов пять, не более, тех, кто может служить. Конечно, мне кажется, что неправильно, что не зачли эксперимент в Нижнем Новгороде и в Перми. Государство - ведь это не только Государственная Дума и президент, это еще и мэр города, который разрешил. Для простого человека это и есть власть. Что ему? Президент он по телевизору только. Они сказали - "да". Кириенко, как руководитель Поволжского округа контролировал это все. Они-то думали, что власть с ними. А потом власть говорит: "Не, не... Это, что вам эти здесь сказали - ерунда. Мы вот по-другому решили". То есть это вообще удивительная совершенно история такая в нашем духе, в духе обманутых вкладчиков, пирамид, ну просто "классика" такая наша.

Леонид Никитинский: Пожалуйста, Карина Акоповна, ваше мнение.

Карина Москаленко: Как руководитель Центра содействия "Международной защите", я вам скажу, что не только Конституция, но и международные акты в рамках ООН позволяют человеку не доказывать свои убеждения. Но я хочу спросить, как представителя законодателя, Алексея Валентиновича, за что ребят приговорили именно к 3 или 3,5 годам? Почему за то, что ты отказываешься служить по своим убеждениям, по каким-то своим мотивам, но согласен выполнять другую ответственную важную нелегкую работу, почему за это тебя должны вырвать из семьи не на два года, а почти на три, четыре года, почему?

Алексей Митрофанов: Чтобы не делать альтернативную службу более привлекательной для молодого человека, у которого есть выбор сейчас.

Карина Москаленко: Ну, хотя бы паритет оставить, если это будет нелегкая, но гражданская служба.

Алексей Митрофанов: Понимаете, вот сейчас военному ведомству и государству в целом, конечно, нужна армия. Пока мы не можем резко перейти в новое состояние, нам нужно время какое-то. И, конечно, здесь есть момент возвышения интересов государства над интересами личности, что бывает в этой жизни.

Карина Москаленко: Что отрицается вообще концепцией прав человека. У меня следующий вопрос, почему военное ведомство командует альтернативной гражданской службой.

Алексей Митрофанов: Оно командует не этим, оно говорит, что, если вы, ребята, сделаете там два-два формулу, то мы потеряем, скажем, 50 процентов нынешнего и так хилого призыва. Вот чем они нас пугали. И нам нужно было найти, что-то посередине, между тем, чтобы закон вообще не прошел и вариантом, который хоть чуть-чуть устраивает всех.

Карина Москаленко: Я - о другом командовании, о чисто административном. Военком делает то-то, военком определяет это, но вопросами гражданской службы не военком должен командовать. И последний вопрос. Где селить ребят будут? В казармах?

Алексей Митрофанов: Эти вопросы пока не отрегулированы, и я думаю, что здесь возникнут вопросы финансирования этой темы, но мне кажется, что специальный замысел многих - сделать все так, чтобы первоначально темы эти "подвисли". То есть вообще многие вопросы были бы неясны, а раз так, то и служба реально особенно не происходила бы.

Леонид Никитинский: И к чему же это приведет тогда?

Алексей Митрофанов: Это приведет к тому, что каждый шаг в направлении либерализации будет даваться нам большим трудом и кровью. Что естественно. Мы сейчас ломаем традиции, которые складывались столетиями. Как вы думаете. Консервативная машина, огромный слон - военное ведомство, научить слона танцевать - это огромная работа. Это надо трудиться и трудиться, чтобы слон отступил чуть-чуть. Потом он будет дальше и дальше, но это очень трудно.

Карина Москаленко: Это верно. Так же - как верно, что мы не соберем больше 5 процентов на таких условиях. И я, как мать, своего сына неизвестно куда не отправлю. И еще. Вот у меня есть сын и дочь. Почему я за дочь должна не волноваться, и почему я за сына должна волноваться? Вот мы говорим о том, что существует равноправие, у нас оно в Конституции закреплено.

Алексей Митрофанов: Вы хотите, чтобы женщин забирали - хорошо. Мы выступим с такой инициативой. Кстати, женщины с автоматом выглядят очень сексуально. Я видел в разных странах, очень сексуально смотрятся с автоматами.

Карина Москаленко: Вот насчет сексуальности я не спец, а вот что касается равноправия - в этом я считаю себя все-таки специалистом. Я готова видеть и мужчину, и молодую женщину в профессиональной армии на добровольных началах. И я не готова видеть в принудительной армии ни молодого мужчину, ни молодую женщину.

Алексей Митрофанов: Вы знаете, все очень хорошо, но мы забываем о главной задаче армии. Если мы говорим все время, как о боге, о кадровой армии, но кадровая армия не выиграла ни одной войны. Возникает вопрос. А зачем нам вообще кадровая армия, если она ничего не выиграла? Первый наш опыт кадровой армии. Может быть, я согласен, через какие-то годы мы получим этот отстроенный механизм и т.д. надо начинать, но первый опыт показывает, что они - шпана (контрактники). Они собрались, убежали, то, другое, не так все просто.

Карина Москаленко: А регулярная армия, вы знаете, какими приезжают ребята? Вот говорят, Буданов здоров или не здоров. Вот мне приходилось защищать ребят после Афганистана, приходится защищать ребят после Чечни. Ведь посмотрите, какие дикие преступления они совершают, мне их безумно жалко, но еще больше мне жалко жертв. И мы с вами - потенциальные жертвы. Потому что они возвращаются с этих полей, они абсолютно сломлены, они вышиблены из нормальной жизни.

Леонид Никитинский: Мы ушли с вами от вопроса об альтернативной гражданской службе.

Алексей Митрофанов: Но это связанные вопросы, это цепочка связанных вопросов.

Леонид Никитинский: Все вопросы связаны, но время передачи ограниченно, и нам еще остается послушать судебные новости из регионов. И на этот раз мы эти новости специально подобрали специфические. И с ними нас познакомит наш корреспондент Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Калининград. Житель поселка Романово Зеленоградского района Калининградской области Эдуард Мыслицкий добился в суде права на альтернативную гражданскую службу.

Эдуард, по его словам, имеет убеждения, которые не позволяют ему брать в руки оружие. Поэтому он обратился в военкомат с просьбой направить его на альтернативную гражданскую службу. Однако ему в этом было отказано.

Тогда студент-заочник Калининградского госуниверситета обратился за помощью в общественную организацию "Молодежь за демократию и реформы", членом которой он является. Там ему помогли составить исковое заявление в суд. В своем иске Эдуард ссылался на статью 59 Конституции РФ, закрепляющую право гражданина на альтернативную гражданскую службу. А также на статью 28 часть 1 закона РФ "О воинской обязанности и военной службе", в которой говорится, что в перечисленных случаях призывные комиссии обязаны направить человека на альтернативную гражданскую службу.

Зеленоградский районный суд признал право призывника на АГС, причем вынес это решение, основываясь на перечисленных законах. Решение суда вступило в законную силу. Это единственное "положительное" для альтернативщиков решение, вынесенное в Калининградской области. Подобные иски поступают в калининградские суды во множестве, но их не удовлетворяют. Теперь в судебных процессах призывников обязывают доказывать, что они верующие (проверяют знание закона Божьего и т. д.), или имеют пацифистские убеждения. А это мало кому удается.

Великий Новгород. Кассационная инстанция хоть и не отменила, но смягчила приговор, вынесенный судом первой инстанции пацифисту Андрею Доценко, приговоренному за уклонение от прохождения военной службы к реальному лишению свободы.

6 июня 2002 года Окуловский районный суд, в порядке кассации, рассмотрел дело по обвинению 20-летнего программиста Андрея Доценко в совершении преступления, предусмотренного 328 статьей УК РФ - уклонение от службы в армии.

К моменту судебного разбирательства в районе было достаточно известно об убеждениях Доценко и его антивоенной деятельности. О том, в частности, что в начале 2000 г. он организовал региональное отделение организации "Антифашистское молодежное действие" и стал инициатором проведения в райцентре акций под девизом "Я не хочу ненавидеть!"

Это не повлияло на приговор суда под председательством Александра Желудева, пришедшего цитата к "твердому убеждению вины подсудимого в уклонении от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы". Несмотря на сугубо положительные характеристики, а также на то, что государственный обвинитель Виктория Александрова просила ограничиться условной мерой наказания, суд приговорил Доценко к реальному сроку лишению свободы - 1 год в колонии поселении. Лидер окуловских пацифистов был взят под стражу прямо в зале суда.

Судебная коллегия по уголовным делам Новгородского областного суда рассмотрела кассационную жалобу Андрея Доценко 27 июня. Не затрагивая вопрос о квалификации действий осужденного, коллегия пришла к выводу, что приговор райсуда подлежит изменению, поскольку "исправление Доценко возможно без направления в места лишения свободы". Реальное лишение свободы заменено штрафом в размере 10 тысяч рублей.

Спустя 21 день, проведенный в следственном изоляторе Новгорода, Андрей Доценко в тот же день вышел на свободу с намерением добиваться в Верховном суде РФ своего полного оправдания.

Пермская область. В Соликамском городском суде завершился судебный процесс по делу начальника Кушмангорской исправительно-трудовой колонии № 23 полковника Расима Зинатуллина. Бывший начальник колонии признан виновным в использовании служебного положения в личных целях и взяточничестве. Судья Иван Швецов приговорил Зинатуллина к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Осуждённый был взят под стражу в зале суда.

Зинатуллин отпускал заключённых в отпуска за взятки деньгами. За обещание устроить досрочное освобождение одному из заключённых Зинатуллин получил в подарок новый автомобиль "Форд". Незаконная деятельность бывшего начальника колонии обнаружились, когда находившиеся в незаконных отпусках заключённые стали совершать новые преступления.

Леонид Никитинский: Первые два примера противоположного свойства в одном случае оправдали, так называемого альтернативщика, а в другом случае осудили, как раз ставят не точку, а многоточие в нашем разговоре об альтернативной службе. Если у участников есть желание еще что-то добавить к этому, то пожалуйста.

Карина Москаленко: Когда судья приходит к глубокому убеждению об отсутствии у другого человека убеждений, то он совершает надругательство, по-моему, над вообще принципом судебного разбирательства. Такие дела мы твердо решили доводить до европейского суда по правам человека.

Алексей Митрофанов: К сожалению, судьи судят, исходя из своих личных политических и иных убеждений.

XS
SM
MD
LG