Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый Арбитражно-процессуальный кодекс

  • Леонид Никитинский

Сегодня в студии гости: профессор Эдуард Николаевич Ренов - заместитель председателя Высшего арбитражного суда Российской Федерации и Ольга Хускивадзе, адвокат Московской городской коллегии адвокатов, кандидат юридических наук.

Подбор участников не случаен, ведь с первого сентября в стране вступает в действие новый Арбитражно-процессуальный кодекс. О нем мы бы и хотели поговорить.

Но сначала экспертам придется убедить наших слушателей, которые больше привыкли в нашей передаче к примерам из судов общей юрисдикции, что Арбитражный суд - это тоже не то, что за горами, что его решения могут оказывать влияние не только на жизнь каких-то "новых русских", но и простых людей. И здесь, в арбитражном суде, точно так же возможна "большая победа маленького человека", возможна победа бедного над богатым, слабого над сильным, гражданина над государством.

Какие-то примеры, может быть, с ходу из недавней практики, Эдуард Николаевич, можете привести?

Эдуард Ренов: У нас сейчас огромное количество споров, вытекающих из административных правоотношений. Это споры, когда предприниматель спорит с государством, это споры с таможенными органами, это споры с налоговыми органами. И количество этих споров у нас очень велико. И если говорить о статистике, то мы можем сегодня сказать, что предприниматели выигрывают в арбитражных судах по данной категории споров примерно 60-70 процентов. И тем самым суд защищает предпринимателя, порой и мелкого предпринимателя, от государственных органов.

Леонид Никитинский: Это уже что-то ближе к административной юстиции.

Эдуард Ренов: Я должен сказать, что административная юстиция в арбитражном процессе - это административное судопроизводство. И в новом АПК впервые административное судопроизводство начнет с первого сентября работать. Это практически реализация 118-й статьи конституции. Вы помните о том, что правосудие осуществляется посредством конституционного, уголовного, гражданского и административного судопроизводства. И количество дел в арбитражных судах по спорам, вытекающим из административных отношений, по спорам с государством, уже сравнялось со спорами по гражданским делам.

Леонид Никитинский: Ольга, вам приходилось принимать участие в такого рода делах?

Ольга Хускивадзе: Практика по административным делам у меня небольшая, а вот практика по спорам с налоговыми органами достаточная. И это касается в первую очередь небольших предприятий, для которых неправомерные, скажем так, санкции, небольшая проблема при огромных оборотах. А это касается индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица и представителей малого и среднего бизнеса, для которых каждые 10-20-30 тысяч санкций, которые пытается применить налоговая инспекция, неправомерны. Это серьезный удар по бизнесу. Этой категории граждан прямая дорога в арбитражные суды. Потому что равенство сторон - это залог возможного выигрыша по этой категории дел.

Леонид Никитинский: Будем надеяться, что нам удалось убедить слушателей в том, что арбитражные суды выполняют по отношению к гражданам те же восстановительные и защитительные функции, что и суды общей юрисдикции.

Теперь давайте обратимся к конкретному примеру. В нем, правда, путем долгих арбитражных споров так решить ничего и не удалось, пришлось прибегать к помощи конституционного суда. Этот пример даст нам возможность порассуждать о положительных и отрицательных качествах системы арбитражных судов.

С материалом из Нижнего Новгорода нас познакомит Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Точку в конфликте между нижегородским предприятием "Нижегородоблснаб" и местными налоговыми органами поставил Конституционный суд РФ. Предметом спора, который изначально разбирался в арбитражных инстанциях, стало формирование налогооблагаемой базы предприятия. Оно, торгуя бытовой техникой, осуществляло также ее гарантийный ремонт, включало стоимость ремонта в сумму своих затрат, и таким образом уменьшало налогооблагаемую прибыль. Рассказывает Евгения Гладкова, представлявшая интересы предприятия в судах.

Евгения Гладкова: Налоговый орган с таким подходом не согласился. Он исходил из того, что такое право предоставлено только предприятиям-производителям вот этой технической продукции. А предприятия торговли такого права не имеют и должны вести себя следующим образом: потребителю отремонтировать, формировать вот эту сумму потерь, связанную с этим гарантийным ремонтом, а потом эту сумму потерь предъявить предприятию, у которого они купили эти товары. У нас встал резонный вопрос. Сегодня мы вынимаем деньги из своего кармана. А возмещение вот это, оно может иметь место через очень долгий промежуток времени.

Любовь Чижова: Представители "Нижегородоблснаба", несогласные с требованиями налоговых органов, обратились в Арбитражный суд Нижегородской области. Суд первой инстанции встал на сторону налоговых органов, указав, что уменьшать размеры налогооблагаемой прибыли могут исключительно предприятия-производители. Предприниматели обжаловали это постановление в Федеральном арбитражном суде Волго-Вятского округа, и на этот раз решение было в их пользу. Однако кассационная инстанция, куда обратились представители налоговых органов, отменила это постановление. И тогда нижегородские предприниматели обратились в Конституционный суд России. Рассказывает Евгения Гладкова.

Евгения Гладкова: У нас появилось дело в полном объеме прошедшее все судебные инстанции. У нас оставалась последняя возможность апеллировать конституционному суду, поскольку для нас совершенно очевидно представлялось, что здесь имеет место нарушение конституционных прав данной организации. Мы донесли, на наш взгляд, до конституционного суда соль нашей проблемы, что это общая проблема всех добросовестных торговых организаций, которые, с одной стороны, вынуждены реагировать на требования потребителей, а с другой стороны, оказываются как бы в таком ущемленном положении по сравнению с предприятиями-производителями. И конституционный суд согласился с нашим взглядом на эту проблему. Простым, доступным, лаконичным языком он говорит, что если предприятие выполнило обязанность, возложенную на него законом, и понесло при этом определенные денежные потери, значит, на эти потери оно в праве уменьшить свою налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Любовь Чижова: Предприятие, основываясь на определении Конституционного суда, добилось повторного рассмотрения дела по вновь открывшимся обстоятельствам. На этот раз Арбитражный суд Нижегородской области вынес решение в пользу предпринимателей.

Евгения Гладкова: Мое отношение к правосудию улучшилось. Потому что если раньше я считала, что поход в конституционный суд сопряжен с какими-то трудностями особыми, то в данном случае он является иллюстрацией того, что, в общем-то, конституционный суд для нас оказался самой простой инстанцией, в которой мы и добились вот этой справедливости.

Леонид Никитинский: Эдуард Николаевич, вот Евгения Гладкова здесь больше хвалит конституционный суд, чем арбитражный суд. На ваш взгляд, почему не удалось установить истину по делу, правильно решить его еще на уровне арбитражных судов?

Эдуард Ренов: Конкретно по этому делу очень трудно сказать. Если мы получаем постановление конституционного суда, то, конечно, по вновь открывшимся обстоятельствам каждое конкретное дело пересматривается в соответствии с законом о конституционном суде. Вы ж слышали о том, что различные арбитражные инстанции тоже имели различную позицию, различную точку зрения на данное дело по данному конкретному примеру.

Леонид Никитинский: Ольга, у вас тоже есть какие-то комментарии?

Ольга Хускивадзе: Довольно сложно говорить о деле, когда мы его не видим. Не понятна правовая позиция. Но я думаю, что здесь дело в другом. Дело в том, что существует законодательный акт, определяющий состав затрат, которые уменьшают налогооблагаемую базу, и этим актом, а также инструкциями Министерства по налогам и сборам, руководствуется налоговая инспекция. А арбитражный суд ограничен в своих возможностях рассматривать дело по справедливости. Основанием для рассмотрения является закон, подзаконный акт, обычаи делового оборота. Я хотела бы выступить с защиту арбитражных судов. Думаю, что в данном случае арбитражные суды не имели возможности разрешить этот спор. Хотя повторяю: мы не видели дела, не знаем правовой позиции, на что ссылалась налоговая инспекция, на что ссылались представители этого предприятия, поэтому здесь можно только фантазировать.

Леонид Никитинский: Наш опыт общения с арбитражными судами говорит как раз в пользу арбитражных судов. Давно дискутируется идея объединения всех судов под одной крышей: и арбитражных, и общей юрисдикции, и военных, и всех прочих. Но, может быть, окончательную точку в этом споре ставит новый АПК, который только что принят и вступает в силу с 1 сентября. Мы хотели его обсудить, но прежде наш корреспондент Михаил Саленков зачитает короткую справку о новом кодексе.

Михаил Саленков: С первого сентября 2002 года в России начнет действовать новый Арбитражно-процессуальный кодекс.

Отдельные положения АПК (согласно Закону "О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации") начнут работать позже. Например, 36-я глава "Производство по пересмотру судебных актов в порядке надзора" вводится в действие с первого января 2003 года.

Основная концепция арбитражного судопроизводства не меняется, но изменена структура и внутреннее содержание нового кодекса. Этот документ устанавливает основные задачи и принципы осуществления правосудия арбитражными судами, которые разрешают экономические споры. Документ закрепляет подведомственность и подсудность арбитражным судам дел, установление и исчисление процессуальных сроков.

Новый АПК законодательно выводит из арбитражных споров суды общей юрисдикции. Его положения исключают возможность принятия решения разными судами - арбитражным судом и судом общей юрисдикции - по одному и тому же делу. Теперь все споры по акционерным обществам будут рассматривать только арбитражные суды, за исключением трудовых.

Рассматривать дела теперь можно в порядке упрощенного производства, появилось производство по делам об оспаривании решений третейских судов и производство о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов.

Повышается роль арбитражных судов в досудебном урегулировании споров между предпринимателями. Большое значение придается мировому соглашению. Предусматривается возможность урегулирования конфликта между сторонами при помощи посредника.

В соответствии с новым арбитражным процессуальным кодексом, теперь будет производиться автоматическая индексация присужденных денежных сумм.

Леонид Никитинский: Итак, Эдуард Николаевич, вы сами принимали участие в создании нового АПК и у вас, наверное, есть что добавить к этой сухой справке нашего корреспондента.

Эдуард Ренов: Прежде всего, хотел бы сказать, что кодекс вступил в силу с 7 августа, и именно с 7 августа все корпоративные споры решаются уже в арбитражном суде. Эти споры, если они находятся на производстве в течение двух недель, передаются из судов общей юрисдикции в арбитражные суды с согласия истца, с согласия суда. То есть кодекс уже вступил по рассмотрению корпоративных споров с 7 августа. С 1 сентября, здесь было правильно сказано, он вступает практически в полном объеме, а уж совершенно в полном объеме - с 1 января, когда вступит стадия пересмотра решений.

Леонид Никитинский: Что вам показалось наиболее важным выделить в этом кодексе?

Эдуард Ренов: Здесь много институтов. Но, прежде всего, здесь уже об этом сказали, это проблемы связанные с подведомственностью. Наконец, мы действительно ушли от положения, когда в стране один и тот же хозяйственный спор рассматривался в суде общей юрисдикции и в арбитражном суде. И у нас получалась такая очень странная картина. Одна сторона получала решение арбитражного суда, а другая сторона получала по этому же делу решение суда общей юрисдикции. Они приходили к судебному приставу, судебный пристав получал два исполнительных листа, и... вы понимаете, что происходило. Это ужасно. Наконец, к ведению арбитражных судов отнесены все споры, в которых участвуют иностранные юридические лица, иностранные граждане по экономическим спорам. Ну, конечно, я бы выделил такой очень крупный блок, один из основных блоков, он касается сугубо процесса. Это предварительное рассмотрение дела.

Леонид Никитинский: Что значит досудебные стадии решения спора?

Ольга Хускивадзе: Дело все в том, что для обычного хозяйствующего субъекта очень важно не бороться долго и нудно, а получить тот результат, на который он рассчитывает. Потому что каждый хозяйствующий субъект предполагает в своей хозяйственной деятельности определенный результат, не тот, который он может случайно получить или который он вынужден будет получить, а тот, на который он рассчитывает. Поэтому вопрос о досудебном урегулировании всех споров, он складывается из целого ряда обстоятельств. Во-первых, арбитражным судам подведомственны преддоговорные споры. На этой стадии уже можно урегулировать взаимоотношения между хозяйствующими субъектами таким образом, чтобы в будущем исключить ненадлежащее исполнение обязательств по договорам. Многие субъекты экономических отношений в договорах, в контрактах предусматривают претензионный порядок, даже в тех случаях, когда он законом не предусмотрен. Претензионный порядок урегулирования взаимоотношений. С моей точки зрения, арбитры с удовольствием (и кодекс, по-моему, тоже) относятся к урегулированию спора путем заключения мирового соглашения. Таким образом прекращается процесс. Это в любом случае дает возможность добровольного исполнения данного определения суда, если определением суда утверждается мировое соглашение и не задействует систему принудительного исполнения. То есть в любом случае это дешевле, быстрее и учитывает интересы сторон.

Эдуард Ренов: На первой инстанции Арбитражно-процессуальный кодекс вводит новую стадию - предварительная подготовка дела. Судья сегодня имеет право на этой стадии пригласить стороны, предварительно, еще не рассматривая дела. И стороны за это время, до начала основного заседания, должны представить доказательства. Судья видит сразу: добросовестная или недобросовестна одна из сторон. И потом уже судья, когда видит, что дело подготовлено, стороны подготовлены, доказательства собраны, он принимает определение о назначении дела к слушанию.

Ольга Хускивадзе: Постепенно Арбитражно-процессуальный кодекс становится все больше и больше похож на Гражданский процессуальный кодекс, говоря об этой стадии, как о стадии подготовки к рассмотрению дела так, как в ГПК. И постепенно для адвокатов, которые занимались практикой в общих судах, все более и более возникают знакомые ситуации, знакомые нормы в арбитражном процессе. Я просто хотела сказать вот о чем, я думаю, слушателям это интересно. Арбитраж в нашем понимании, в нашей стране - это не совсем то, господа, это суд, экономический суд.

Леонид Никитинский: Подождем до следующей передачи, это очень серьезная тема.

А в заключение: короткие судебные новости, которые пришли к нам из разных регионов России. С этими новостями нас ознакомит наш корреспондент Марьяна Торочешникова.

Марьяна Торочешникова: Пермская область. В Карагае семья, воспитывающая приемных детей, обратилась в суд с иском к местным органам образования. Они заявили, что выплачиваемые им сегодня средства на содержание детей не соответствуют федеральным нормативам, которые значительно выше. Карагайский суд удовлетворил иск. И местной казне пришлось возместить родителям 200 тысяч рублей.

Калининград. В результате обращения в суд двух граждан, проживающих в одном из общежитий Калининграда, здание площадью более 6 тысяч квадратных метров было возвращено в муниципальную собственность.

В 1992 году в соответствии с распоряжением Комитета по управлению имуществом администрации области общежитие было передано в собственность АООТ "Рефтрансфлот". Передвно бесплатно. В результате жильцы попали в зависимость от руководства коммерческой структуры. Они вынуждены были платить за проживание по устанавливаемым фирмой тарифам, которые значительно превышали муниципальные.

Спустя девять лет двое жильцов общежития, не смирившись с такой ситуацией, обратились в суд. Они потребовали признать заключенную в 1992 году сделку незаконной, "отобрать" здание у коммерческой структуры и вернуть его в муниципальную собственность.

Суд Балтийского района признал сделку ничтожной и постановил передать здание в муниципальную собственность. Ответчики обжаловали это решение. Однако областной суд оставил вердикт в силе.

Благодаря такому решению жители общежития, как и всех домов этого типа, получат право приватизировать и распоряжаться своим жильем, а также будут платить за его аренду и коммунальные услуги по утвержденным мэрией расценкам.

Тула. В Пролетарский суд города Тулы обратились две женщины с гражданским иском о признании их семейной парой. Возраст потенциальных супругов - около 40 лет. Учитывая деликатность вопроса, заседание было объявлено закрытым. Как выяснилось, признание прав понадобилось женщинам для решения квартирного вопроса: много лет они живут в общежитии. Судья Пролетарского суда, рассмотрев дело, в иске отказал. Данный случай (не отказа, а подачи иска) является первым в судебной практике Тульской области.

XS
SM
MD
LG