Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы разрешения коммерческих споров


Сегодня в студии гостья Ольга Николаевна Зименкова, президент Центра защиты прав человека имени Эрнеста Аметистова, кандидат юридических наук, профессор МГИМО.

Сегодня мы предполагаем поговорить о проблемах разрешения коммерческих (и не только) споров и конфликтов в рамках международного права. В понимании многих международные правоотношения - какая-то заоблачная даль, что-то настолько оторванное от реальности и от маленького человека, что практически недосягаема. Полагаю, что вы не согласитесь с подобными измышлениями, Ольга Николаевна?

Ольга Зименкова: Прежде всего нужно разграничить какие рассматриваются споры в международных судах. Существуют споры между государствами, которые рассматриваются в международном суде в Гааге, специально созданном для рассмотрения межгосударственных споров.

Марьяна Торочешникова: Это действительно заоблачная даль.

Ольга Зименкова: Да. Существует Европейский суд по правам человека в Страсбурге, который занимается конкретными проблемами отдельных людей, и это уже не заоблачная даль, тем более что Россия является советом Европы, и мы - члены конвенции по защите прав основных свобод. Поэтому это тоже не заоблачная даль. И, наконец, если мы будем говорить о тех спорах, которые могут возникать в области экономических отношений, то, конечно же, это тоже не заоблачная даль. Поскольку сейчас практически все российские предприниматели, предприятия имеют право заключать внешние экономические сделки, выходить на внешний рынок, и тем самым они вступают в мир хозяйственных отношений. И, конечно же, при заключении любой внешней экономический сделки экспортно-импортной всегда стороны надеются на хорошее, но, тем не менее, они на всякий случай думают о том, что делать, если произойдет спор между этими сторонами. И тогда надо думать о том, где такой спор можно разрешить. Поэтому это абсолютно практическая вещь.

Марьяна Торочешникова: Давайте, прежде чем продолжим разговор, послушаем традиционные судебные новости, которые к нам приходят из городов России и из-за рубежа. С ними нас познакомит Иван Трефилов.

Иван Трефилов: Санкт-Петербург. Ленинский федеральный суд Адмиралтейского района Петербурга отказал в иске юристу Игорю Шануренко, который тот предъявлял к ГУП "Петербургский метрополитен". Истец требовал отменить некоторые правила проезда в метро, которые, по его мнению, нарушают Закон "О защите прав потребителей".

В частности, Шануренко счел противоречащими законодательству запрет повторного использования магнитной карты ранее, чем через 10 минут, ограничение поездок, действующее на единые проездные билеты, а также отсутствие на карточках питерского метро информации о сроке годности и общем количестве поездок. Контраргументы представителей метрополитена сводились к тому, что у потребителя есть возможность выбора способа оплаты проезда. В итоге суд встал на сторону ответчика.

Калининград. Служба судебных приставов Балтийского района Калининграда вынесла постановление о наложении штрафа за неисполнение судебного решения на администрацию морского торгового порта Калининград. Его размер - 150 минимальных зарплат.

Предприятие наказано за неисполнение руководством порта решения суда о возвращении 22 незаконно уволенных докеров на свои рабочие места.

В соответствии с действующим законодательством, в случае повторного неисполнения требований судебного пристава, размер штрафа удваивается. А за злостное неисполнение судебного решения предусмотрена уголовная ответственность. В области уже создан подобный прецедент: несколько лет назад был осужден директор школы одного из районных городов, который упорно не желал принимать на работу незаконно уволенного и восстановленного судом сотрудника.

Иран. К штрафу в размере 190 долларов и условному отстранению от работы приговорил иранский суд тегеранского режиссёра Али Рафии. Суд постановил, что сцена из спектакля Али Рафии "Принц Энтеджаб", в которой персонаж заставляет больную жену выпить вино, дабы ускорить её смерть, пропагандирует алкоголь, запрещённый исламом.

Ссылка режиссёра на то, что он обличал употребление вина как инструмента убийства, не нашла понимания у судей. Ранее, под давлением цензуры, Али Рафии в постановке "Ромео и Джульетта" уже приходилось исключать сцены, в которых герои целуются, чтобы не нарушать религиозных предписаний, запрещающих физический контакт между мужчиной и женщиной в общественных местах.

В подборке использованы материалы информационной базы Интегрум.

Марьяна Торочешникова: Наши постоянные слушатели, наверное, обратили внимание, что сегодняшняя подборка новостей несколько необычная, и в нее включено сообщение из Ирана. Мы намеренно оставили его напоследок, чтобы вернуться к разговору о международных правоотношениях.

Ольга Николаевна, очевидно, что законы страны, в которой решается то или иное дело, влияют на его исход. Давайте предположим, что речь идет о споре двух граждан из двух различных стран с различным законодательством. А тогда каким образом, в соответствии с каким законодательством будет решаться их тяжба, их конфликт?

Ольга Зименкова: Этот вопрос связан с проблемой международной гражданской подсудности, если мы говорим о споре гражданско-правовом или семейном споре лиц, являющихся гражданами различных государств, или, скажем, даже апатридов, то есть лиц, не имеющих гражданства. Прежде всего, в этом случае нужно обратиться к нормам международного права и выяснить, существуют ли какие-нибудь международно-правовые конвенции, договоры, соглашения в этой области. В первую очередь это договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, которые обычно заключаются между двумя государствами. То есть это двусторонние договоры. В России заключена целая серия таких договоров. И вот эти договоры и определяют порядок рассмотрения споров в суде одной или другой страны по законодательству соответствующей страны. Если отсутствуют международно-правовые нормы, в этом случае, конечно же, сложнее решается вопрос, потому что нужно определять в какой компетентный суд необходимо обращаться. Правило здесь общее таково: обращаются в суд местонахождения ответчика, и он, как правило, и будет считаться компетентным судом, хотя тут есть целый ряд исключений. Нельзя забывать и о том, что, конечно же, различные правовые системы очень влияют на выбор международной подсудности.

Марьяна Торочешникова: Прежде чем продолжить разговор, я предлагаю послушать сюжет, который даст нам дополнительный повод для беседы о международном праве. Этот сюжет пришел к нам из Калининграда, и с ним нас познакомит Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Вернуться домой, получить заработанные деньги, а также избавиться от недобросовестного работодателя российским морякам помог датский суд.

Экипаж калининградского траулера "Салус", прибывший в порт датского острова Борнхольм, более 9 месяцев не получал полагающуюся по контракту заработную плату. Впоследствии выяснилось, что контракты были "липовыми".

Историю моряков рассказывает руководитель Калининградского регионального отделения российского профсоюза моряков Вадим Мамонтов.

Вадим Мамонтов: Люди были набраны на судно буквально по обману. Всем обещали, что на борту судна, находящегося в Борнхольме, будут индивидуальные трудовые контракты. Когда они приехали туда, контракты действительно были. Были они подписаны от лица польской фирмы. Но штука вся в том, что такой польской фирмы в природе не существует. То есть работодателем выступает неизвестно кто. По сути, им явился и заявил себя таковым российский гражданин, калининградский предприниматель господин Зайцев, директор "Балтик-виз".

Любовь Чижова: Когда моряки выяснили, что их хозяин именно Зайцев, они предъявили ему свои претензии о невыплате денег. Однако Зайцев повел себя, мягко говоря, некорректно: он появился на борту траулера с двумя людьми, которых на морском жаргоне называют "гориллами", судовладельцы нанимают их для усмирения строптивых моряков.

Вадим Мамонтов: Когда "гориллы" и Зайцев оказались на борту судна, началось просто репрессирование экипажа, то есть одного из матросов, Александра Большакова, избили, заклеили ему рот лейкопластырем, вывернули карманы и бросили связанного и окровавленного в каюте.

Любовь Чижова: К счастью, за судьбой своих российских коллег следили в датском профсоюзе моряков. Вызванная на траулер полиция арестовала Зайцева и его помощников. Датский профсоюз моряков помог россиянам сформулировать исковые требования к судовладельцу и найти хорошего адвоката. В результате Зайцев был осужден на 8 месяцев тюремного заключения, а его бойцы - на 2 месяца. Свои сроки они отбывают в комфортабельных датских тюрьмах. Кроме того, суд острова Борнхольм принял решение о выплате зарплаты морякам, исходя из минимальной европейской зарплаты их коллег - 460 долларов в месяц, с учетом отпускных - 570 долларов. Суд обязал Зайцева продать траулер и расплатиться с моряками за все 9 месяцев, которые они не получали зарплату. В самом ближайшем будущем экипаж вернется в Калининград, однако без двух матросов, которых избивали помощники Зайцева. Моряки, опасаясь мести в скором времени освобождающихся российских уголовников, попросили в Дании политического убежища, и оно им, скорее всего, будет предоставлено, как и работа на датских траулерах. Вадим Мамонтов, довольный помощью датских профсоюзов и решением датского суда, считает, что и российский суд в подобном случае встал бы на сторону моряков.

Вадим Мамонтов: У нас есть множество подобных примеров, я не буду о них упоминать. Просто, хочу сказать, что наши суды, именно в Калининграде тоже работают достаточно оперативно. Но у нас есть такая проблема, как исполнение решения суда. Возникает проблема, но она тоже решается. По части нашего судопроизводства, как оно стоит на защите прав простого работяги, я ничего плохого сказать не могу.

Любовь Чижова: Это был руководитель калининградского отделения российского профсоюза моряков Вадим Мамонтов.

Марьяна Торочешникова: Мы услышали очередной пример большой победы не одного "маленького человека", а целой группы "маленьких людей", которые оказались на чужбине и, казалось бы, могли опустить руки, лишь бы домой вернуться. Но им удалось в суде отстоять свои права, и тут речь шла об исполнении решения. Надеюсь, решение будет исполнено, и они все получат причитающееся им зарплаты. Ольга Николаевна, а у вас есть комментарии к этому?

Ольга Зименкова: Тут, как говорят юристы, нужно было бы разбираться. Из этой информации не очень ясно, кто все-таки является судовладельцем. Прозвучало, что это судовладелец российский, хотя непонятно, почему траулер оказался в Дании, почему именно туда набиралась команда. Но если предположить все-таки, что это владелец российский, то на российских моряков распространяется полностью российское законодательство, трудовое законодательство и все остальное законодательство. Кроме того, при найме моряков, на них распространяется конвенция международной организации труда № 179 о найме и трудоустройстве моряков. Правда, тут я могу сказать, что, к сожалению, Российская Федерация до сих пор в этой конвенции не учувствует МОТовской, но, наверное, датский суд, принимая решение, тем не менее принял ее во внимание. Если бы такой спор рассматривался в российском суде, и это подтверждает руководитель профсоюза, решение было бы аналогичным. Но в отношении исполнения, мне кажется, что здесь оно пройдет быстрее, в Дании, потому что судно арестовано. А из стоимости этого судна будет выплачена заработная плата.

Марьяна Торочешникова: Теперь я хочу предложить "перескочить" совершенно в другое правовое поле, если можно так сказать. Мы в одной из наших прошлых передач говорили об арбитражном правосудии в России.

Но у меня сложилось впечатление, что в нашей стране несколько путают эту терминологию. И, насколько я слышала, в других странах отдельная арбитражная система вообще не существует. А под словом арбитраж, такой как "стокгольмский", "лондонский", подразумевается как раз вообще-то третейская процедура, но, правда, она достаточно строго урегулирована.

Ольга Зименкова: У нас есть такая путаница в терминологии, потому что наш государственный арбитраж называется так традиционно, хотя, по сути, это специализированный суд или специализированная система судов для рассмотрения споров в области предпринимательской деятельности.

Марьяна Торочешникова: Иными словами, экономическая?

Ольга Зименкова: Экономической деятельности. Но поскольку эта система тянется из советских времен, так будем говорить, то сохранилось это наименование, сейчас мы говорим о предпринимательской деятельности. Тогда Госарбитраж занимался рассмотрением споров между социалистическими предприятиями, других споров он не рассматривал. То есть есть, конечно, такие суды, но они носят специальный характер, и они называются судами, а не арбитражами. Поэтому даже наши иностранные коллеги в этом случае часто путают наше понятие государственного арбитража с международным коммерческим арбитражем.

Марьяна Торочешникова: А вот, кстати, раз уж речь зашла о международном коммерческом арбитраже. В начале передачи мы говорили о том, что сейчас предприниматели вступают в договорные отношения, вступают с иностранными фирмами, иностранными компаниями. А каким образом они решают свои проблемы? Каким образом они решают споры? Это подведомственно международному арбитражу или они могут решить это в нашем государственном арбитражном суде, например?

Ольга Зименкова: В принципе они могут рассматривать и могут, по крайней мере, подчинить рассмотрение своего спора и судов третейскому международному коммерческому арбитражу и сейчас, до этого тоже, могут договориться о том, что такой спор будет рассматриваться в судах государственного арбитража. Что касается третейского разбирательства, то здесь надо отметить, конечно, его значительные преимущества, его давнишнюю историю. Ведь, собственно говоря, коммерческий арбитраж возник в Западной Европе еще в XIII веке, когда предприниматели, коммерсанты не хотели обращаться в государственные суды, в суды общей юрисдикции, а обращались в специально созданные ими третейские суды. Выбирали арбитра, которому они доверяли, он рассматривал дело, и они добровольно исполняли это решение. И, конечно же, предприниматели, прежде чем решать вопрос, куда им следует обращаться, они должны заключить так называемое соглашение, решить для себя: куда же они все-таки пойдут за разрешением спора.

Марьяна Торочешникова: На чем должны основываться предприниматели? Как им будет лучше? Где быстрее, где эффективнее?

Ольга Зименкова: Есть несколько основополагающих принципов, действующих в системе международного коммерческого арбитража, который обычно принимается во внимание. Прежде всего, это экономичность рассмотрения таких споров. Потому что арбитражные сборы и расходы в коммерческом арбитраже бывают ниже, чем государственные пошлины в государственных судах. Кроме того, всегда принимается во внимание быстрота рассмотрения споров. Действительно, установлены сокращенные сроки по сравнению с государственными судами. Кроме того, стороны сами могут избрать арбитра. Каждая из сторон избирает того арбитра, которому она доверяет. И еще один немаловажный фактор. Все споры в коммерческом арбитраже всегда рассматриваются при закрытых дверях. Потому что арбитраж сохраняет коммерческую тайну. Решения их не публикуются.

Марьяна Торочешникова: Как исполняются решения коммерческого арбитража? Есть ли гарантии, что оно будет исполнено, как, например, если есть решение Московского городского арбитражного суда. Там есть определенная гарантия, есть исполнительные листы. Волей неволей сторона должна будет исполнить решение. А в этом случае?

Ольга Зименкова: В отношении признания и исполнения иностранных арбитражных решений уже давно действует конвенция, она называется Нью-йоркская конвенция признания исполнения иностранных арбитражных решений 1958-го года. Советский Союз участвует в ней с 60-го года. И Россия, как правопреемница СССР, тоже является участницей этой конвенции. Нью-йоркская конвенция предусматривает, что решение иностранных арбитражных судов признаются и исполняются судами. Но при этом конвенция предусматривает, что это будут суды общей юрисдикции, которые признают и исполняют.

Марьяна Торочешникова: Я слышала о том, что некоторые недобросовестные участники договорных отношений намеренно указывают, что в случае возникновения какого-то спора или конфликта, это дело будет рассматривать именно государственный российский арбитражных суд. С чем это связано, Ольга Николаевна?

Ольга Зименкова: Связано это вот с чем. Прежняя редакция арбитражно-процессуального кодекса и новая редакция предусматривает, что стороны могут обращаться за рассмотрением своего спора (по соглашению) в государственный арбитраж. При этом нашему предпринимателю надо понимать, что если, скажем, это решение будет исполняться за границей, то тогда, поскольку это все-таки государственный суд, это не арбитражный суд в понимании третейского суда, нужно будет специально обращаться в государственный суд стороны исполнения этого решения и стребовать то, что обычно в континентальной Европе называется экзекватурой. То есть проходить как бы заново рассмотрение этого дела на предмет его исполнения. Это достаточно дорогостоящая процедура, которая занимает много времени. На решение государственных арбитражных судов не распространяется Нью-йоркская конвенция 58-го года о признании, исполнении иностранных арбитражных решений. Вот тут и есть эта самая заковырка. Скажем, если это решение исполняется на территории РФ, оно будет исполнено, действительно, с нашего российского ответчика будет взыскана какая-то сумма или он будет обязан какое-то имущество передать. А если ответчик находится за границей, то, пожалуй, это будет сделать весьма сложно. Возможно, но сложно и дорогостояще.

Марьяна Торочешникова: Таким образом, нашим российским предпринимателям нужно порекомендовать в договорах указывать, что их споры с заграничными партнерами будет решать международный арбитраж.

Ольга Зименкова: Надо еще выбирать какой это будет орган, какой арбитраж, потому что это может быть и указ, это может быть и другой какой-то иностранный арбитражный институт, естественно, это уже дело самих партнеров решать.

Марьяна Торочешникова: То есть вы агитируете предпринимателей, чтобы они обращались в международный арбитраж или в третейские суды для решения своих конфликтов?

Ольга Зименкова: Я никого не хочу агитировать, это словечко из советской терминологии. Я просто думаю, что действительно это хороший способ разрешения международных коммерческих споров. И надо просто хорошо подумать о том куда, в какой орган обращаться. В частности, во МКАС, есть и другие арбитражные институты, не надо и о них тоже забывать.

XS
SM
MD
LG